Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Журналы, газеты, блоги
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Владимир Ясиевич
Архитектура Украины на рубеже XIX-XX веков

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ТРАДИЦИЙ

Национальные традиции в архитектуре исследуемого периода являются отражением не только профессиональных, но и глубокипх социальных явлений. Сущность национального вопроса при капитализме определена в трудах В. И. Ленина [5], который высказал тезис о двух исторических тенденциях в национальном вопросе: это - рост национального самосознания и освободительного движения, с одной стороны, и тенденция к сближению наций в результате развития экономических и культурных связей между ними - с другой. Он подчеркивал историческую обусловленность национализма угнетенных народов: "Вам придется базироваться на том буржуазном национализме, который пробуждается у этих народов, и не может не пробуждаться, и который име ет историческое оправдание" [3, е. 330].

Исходя из этих ленинских положений, в трудах советских ученых, в частности Ю. С. Яралова [ 139], Е. И. Кириченко, Е. А. Борисовой [18, 58] проблема национальных традиций в архитектуре подробно исследована на материалах русской архитектуры XIX-XX вв.; в работах А. Г. Молокина [79], М. П. Цапенко [133], В. В. Чепелика [135] эти проблемы рассматриваются на материале украинской архитектуры.

Изучение этой проблемы показывает, что национально-романтические тенденции в архитектуре Украины были аналогичны тенденциям, получившим развитие в начале XX в. в Европе, в частности в Польше (закопанский стиль), в России (неорусский стиль), в Чехословакии (разновидности закопанского стиля), в Финляндии и др. Развитие национальных тенденций в профессиональной архитектуре европейских народов и прежде всего тех, которые испытывали на себе национальное угнетение, носило общий характер и обуславливалось общими социальными причинами.

Почвой для развития национально-романтических тенденций в художественной жизни Украины XIX в. был рост национально-освободительного движения, завершение формирования русской и украинской буржуазных наций [52, т. 3, с. 575]. Развитие украинской национальной литературы, музыки, театра, изобразительных искусств в XIX в. сопровождалось ростом интереса к истории, фольклору, этнографии и памятникам прошлого. На Украине сохранилось немало памятников древнерусской архитектуры, которая являлась истоком архитектуры трех братских народов и произведений украинского зодчества - XVII-XVIII вв.

Жилой дом усадьбы Г. П. Галагана в с. Лебединцы на Ч ерниговщине (1854-1856, архит. Е. И. Червинский). Интерьер.

Интерес к архитектуре прошлого первым проявил Т. Г. Шевченко, начав издание историко-этнографической серии "Живописная Украина" (1843), большую роль также сыграли этнографические работы Д. И. Яворницкого, издания художников С. И. Васильковского и Н. С. Самокиша "3 українсько! старовини" [21] и др. В исследованиях памятником истории и народной архитектуры С. А. Таранущенко, П. Соколова, В. Г. Кричевского, Г. Г. Павлуцкого, А. П. Новицкого, К. Н. Жукова, Г. К. Лукомского, Н. Шумицкого, К. Широцкого был поставлен вопрос об украинском национальном стиле, в частности о его генезисе, сущности и особенностях. Одни ученые искали истоки национальной украинской архитектуры в Византии, другие - в архитектуре Востока, третьи отмечали общность украинской деревянной архитектуры с русской, четвертые утверждали своеобразие и несводимость украинской архитектуры к стилям и формам архитектуры у других народов, наконец, пятые указывали на родство украинской архитектуры с западноевропейской.

Теоретическая разработка проблемы в начале XX в. не привела к позитивным результатам, поскольку искусствоведение не имело еще научно обоснованной марксистской методологии и не накопило достаточного количества фактов. Но попытки теоретического решения этой проблемы были полезны.

Проблема национальных особенностей архитектуры, выражавшаяся в дилемме выбора источника стилизации: народной деревянной архитектуры или так называемого "украинского барокко" XVII-XVIII вв. по-разному трактовалась архитекторами как в России, так и на Украине. Истоки русских национальных традиций русские архитекторы видели в древнерусской и византийской архитектуре, народном зодчестве, псковско-новгородских памятниках, в архитектуре XVII-XVIII вв. и русском классицизме конца XVIII в.

Украинский (неоукраинский) стиль *. Практически начало поискам национального стиля в
* Наряду с терминами "украинский" и "неоукраинский стиль", принятыми автором как аналогичные "русскому" и "неорусскому" стилям, некоторые авторы применяют термин "украинский модерн", что искажает правильное понимание этого направления (Прим. В. Я.). Вернуться  в текст
архитектуре Украины положило строительство украинским просветителем Г. П. Галаганом "домика-особняка" в народном стиле в с. Лебединцы (1854-1856, архит. Е. И. Червинский), который стал сноеобразным протестом против зданий "холодного классицизма", возводимых в то время в помещичьих усадьбах. Это была деревянная, крытая соломой хата-мазанка, на дне половины с большим выносом кровли, белыми стенами, крыльцом-ганком и изразцовой печью. Ее скошенные проемы дверей и окон и украшенная резьбой балка-сволок "с надписью "Дом сей сооружен для оживлення предания о жизни предков в памяти потомков" должны были выражать идею преемственности и народности. Т. Г. Шевченко, который выполнил эскизы интерьеров, определил дом, как "барскую, но хорошую и достойную подражания затею".

Вторым примером национально-романтических исканий на Украине являются два жилых дома, построенные архит. А. Э. Ягном в 1878-1886 гг. в усадьбе Рахмановых в с. Белоречица на Черниговщине, впервые описанные М. П. Цапенко [133]. Обнаруженные нами фото и обследования в натуре *
* Главный дом усадьбы разрушен во время войны, второй - для приезжих - сохранился и обследован автором в 1980 г. Вернуться  в текст
показывают, что в этом произведении несколько эклектично смешаны формы русской (XVII-XVIII вв.) и украинской народной архитектуры. Первый этаж сохранившегося дома был каменным, второй - деревянным, дом имел высокую черепичную крышу, выступающие мансарды и "ганок". Форма проемов разная (шестигранные скошенные и прямоугольные с типично русскими наличниками и сандриками). Белые оштукатуренные стены украшены красочными майоликовыми вставками и наличниками. Главный дом был аналогичен по формам и стилю, но трехэтажный. Вход в него решен в виде крыльца с шатровым покрытием. Некоторые формы напоминают о повалуше - элементе русских теремных дворцов XVII в.

Бывшая усадьба Рахмановых в с. Белоречици на Черниговщине (1878-1881, архит. А. Э. Ягн). Главный жилой дом и дом для гостей.

Примером раннего обращения к национальным народным мотивам на западноукраинских землях был комплекс резиденции митрополита в Черновцах (1869-1875), созданный по проекту и под руководством выдающегося чешского архитектора и ученого Йозефа Главки. Выполняя заказ буковинской митрополии, автор вынужден был ориентироваться на официальную романско-византийскую трактовку форм, принятую в православной церкви. В то же время он попытался отразить мотивы местной народной архитектуры, этнографические черты народных писанок, резьбы, вышивки. Это особенно ярко видно в орнаментике, высокой крыше, покрытой цветной майоликой, напоминающей буковинские ковры, а также в декоре интерьеров, в частности в росписях мраморного зала (художники К. Иобст, К. Свобода, Е. Максимович) и резном дубовом потолке красного зала. В то же время в этом здании, так же как и в домах в Белоречице, ощущается свойственное историзму стремление к точности цитирования оригиналов - некоторая сухость проработки деталей и смешение разных стилистических форм.

Дома Галагана и Рахмановых, а также митрополичий комплекс в Черновцах свидетельствует об относительно ранних попытках решения проблемы национальных традиций в архитектуре Украины. Они созвучны таким явлениям в русской архитектуре, как "Погодинская изба" в Москве (1850-е roды), творчество В. А. Гартмана, И. П. Ропета. теоретические концепции В. В. Стасова о народности в архитектуре *.
* Проблема генезиса русского стиля подробно исследована в трудах Е. А. Борисовой [21] и Е. Н. Кириченко [58]. Вернуться  в текст

В отличие от России, где поиски подлинно народных истоков стиля не прерывались в течение всего XIX ст., на Украине лишь в начале следующего века возродился интерес к национальным традициям в архитектуре, который привел к формированию нового направления - неоукраинского стиля.

В 1902 г. был утвержден проект губернского земского дома в Полтаве архит. А. И. Ширшова, но вскоре земство обратилось к акад. архитектуры В. Н. Николаеву, который представил новый проект и ренессесансных формах. По этому проекту уже началось строительство, когда худож. С. И. Васильковский выступил с критикой его и высказал необходимость использования для подобного здания национального стиля.

Приемы декоративно-художественного решения зданий неоукраинского стиля:
а - балкон жилого дома во Львове (1906, архит. И. И. Левинский); 6 - настенная роспись особняка в Харькове (1911 - 1912, худож. Н. С. Самокиш).
Приемы оформления окон и дверей в Киеве (по обмерам архит. В. В. Чепелика):
в, е - жилой дом на ул. Кудрявской, 9а (1912-1913, архит. П. В. Мазюкевич); г - городское училище (1909 - 1911); д, ж - школа в пер. Белинского (1910- 1912, архит. В. Г. Коробцов); з - жилой дом на ул. Полтавской, 4а (1907-1908).

В 1903 г. был объявлен конкурс, на котором из пяти проектов два были выполнены в ренессансных формах, один - в "северорусских", один - в стиле "средневеково-флорентийских аббатств" и один - "в южнорусском" стиле (архит. В. Г. Кричевский). Именно по этому последнему проекту в 1903-1908 гг. было построено здание земства (ныне Полтавский краеведческий музей), ставшее эталоном неоукраинского стиля [116].

Путь в архитектуру В. Г. Кричевского (1872-1952) несколько необычен. Он не получил специального архитектурного образования, но работал помощником в мастерских известных харьковских зодчих И. И. Загоскина и А. Н. Бекетова и выполнял самостоятельные работы. Он занимался живописью, изучал историю Украины в Харьковском университете, произведения народного искусства и архитектуры в натуре, обследовал Харьковскую, Черниговскую, Киевскую и особенно Полтавскую губернии, обмеряя и зарисовывая образцы народной архитектуры. Таким образом, к моменту объявления конкурса В. Г. Кричевский был наиболее подготовлен для проектирования в "южнорусском" (или украинском) стиле.

Губернское земство в Полтаве (1903-1908, архит. В. Г. Кричевский). Курортный зал в Миргороде (1917, худож. А. Г. Сластион).

Поскольку план здания был определен фундаментами, автор сосредоточил усилия на объемно-пространственной композиции, оформлении фасада и интерьеров. Высокие четырехскатные крыши, крытые черепицей, с большим выносом и башни главного корпуса, увенчанные шатровыми покрытиями, определили оригинальный силуэт и пространственность композиции. В здании использованы скошенные проемы (главный вход, окна второго этажа), из иконостасов XVIII в заимствована форма витых колонн в наличниках окон. В интерьерах применена но-вая форма балясин, напоминающая украинские куманцы. Керамические вставки с изображением гербов городов Полтавщины на фасаде как бы уточняют исторический конгекст здания и придают ему красочный колорит. Совместно с худож. Н. С. Самокишем архитектор использовал народные орнаменты, выполненные в цветной майолике и росписях, которые создают прекрасный колорит и уникальный по своей художественной выразительности образ.

Творчески решено внутреннее пространство. Объем лестничного холла, наполненный лучами света, льющегося сверху из-под стеклянного потолка, ажурные формы ограждений лестницы, облицованные темно-красной и коричневой плиткой панели, голубой фон баз колонн в сочетании с белыми плоскостями стен, яркие орнаменты на белых стенах - все это производит огромное художественное впечатление. В интерьерах главных залов были размещены живописные полотна С. И. Васильковского на историческую тему, которые дополняли национальный колорит здания, придавая интерьерам исторический контекст (не сохранились).
В здании Полтавского земства большую роль сыграла керамика и майолика, которые выполнялись в Миргороде под руководством замечательного русского керамиста П. К. Ваулина *.
* П. К. Ваулин работал в Абрамцево, выполняя керамику по эскизам М. А. Врубеля, Ф. О. Шехтеля для Ярославского вокзала и В. М. Васнецова для Третьяковской галереи в Москве. В 1903- 1906 гг. он руководил керамической мастерской Миргородской художественно-керамической школы им. Н. В. Гоголя. В 1909-1911 гг. сотрудничал с архит. П. Ф. Алешиным. Вернуться  в текст
Опыт Полтавского земства по использованию майолики и керамики для облицовки получил развитие в ряде зданий Полтавы, Лубен, Миргорода и других городов Украины.

Несмотря на некоторые недостатки, Полтавское земство является лучшим произведением украинской архитектуры начала XX в., которое сопоставимо по своему идейному содержанию с образцами национально-романтического направления Европы, например с ратушей в Стокгольме или Третьяковской галереей в Москве. А. Уиттик определил ратушу как "...попытку выразить при помощи архитектуры, скульптуры и живописи идею народности, как воплощение национальной и патриотической гордости" [123, т. 1, с. 240].

Строительство Полтавского земства всколыхнуло целую волну последователей и в неоукраинском стиле стали создаваться проекты и здания, число которых насчитывает более 350.

Среди других следует выделить творчество архитекторов, шедших относительно самостоятельным путем. Так, харьковский архит. Е. Н. Сердюк изучал народную украинскую архитектуру как и В. Г. Кричевский, участвовал в комиссии по улучшению кустарных промыслов в Полтавской губернии, работал в Полтаве и Харькове. Первым его сооружением в национальном стиле была школа в Полтаве, построенная одновременно с земством (1903 1905). Пластика объемов, четырехскатная крыша с "заломом", скошенные окна сочетаются с попыткой создать функционально оправданный тип школы (асимметрия плана, компоновка окон классных комнат). В здании селекционной станции в Харькове (1909-1913) Е. II. Сердюк развивает идею асимметрии. Башня с многоярусным Шатровым покрытием, акцентирующая угол здания и вход, динамически уравновешена высокой четырехскатной крышей с заломом, и мансардой.

Характерными особенностями большинства работ в неоукраинском (народном) стиле являются асимметрия и усложненность плана, что объясняется стремлением к живописным пространственным композициям.

Своеобразное отражение национальные традиции нашли в творчестве К. Н. Жукова (1873-1940). Участие в проектировании "дома Перцова" в Москве (1905-1907) совместно с худож. С. В. Малютиным принесло опыт в создании сложной пространственной композиции, пластике фасадов, декоративных керамических панно, сказочных интерьеров, мебели и предметов быта в неорусском стиле.

В 1911 г. в Харькове был объявлен конкурс на проект фасада художественного училища, в условиях которого было указано: "Стиль украинский". В конкурсе приняли участие близкие к В. Г. Кричевскому архитекторы С. П. Тимошенко, А. И. Тракал и Ф. Шумов. Представил свой проект и К. Н. Жуков. Проект этот был принят как лучший [79, с. 23].

В отличие от конкурентов, повторявших в известной мере Полтавское земство, К. Н. Жуков решил здание компактно, под одной четырехскатной крышей, но сложной формы, с заломами и башнями. Пластику объемов определили овальный эркер, два как бы врезанных объема башен и большой, несколько, тяжеловатый "ганок". Прием ярусного построения формы ассоциируется с украинскими деревянными церквами. Автор отказался от шестигранного окна и применил большие проемы, в которых национальная форма выражена лишь в рисунке переплета [79, с. 24-25]. Несмотря на некоторый эклектизм и тяжеловесность форм, тяготеющих к "необарокко", здание является творческой удачей архитектора.

Пространственность композиции, как один из принципов национального архитектурного языка, К. Н. Жуков развивал и в других проектах и зданиях: особенно ярко это выражено в даче Кулижанского в Померках (1903) и школе в Волчанске (1913- 1915), особняке доктора О. Тона и церкви в с. Житном, жилом доме Вазькевича и проекте памятника композитору Н. В. Лысенко в Киеве (1913). Всем этим работам свойствен единый почерк и стремление к сложным объемным композициям [134].

Плодотворный вклад внес в развитие украинского народного стиля А. Г. Сластион (1855-1933), который был живописцем и архитектором, искусствоведом и этнографом. Он изучал и зарисовывал произведения народного искусства, быта, архитектуры, популяризовал народные промыслы. По проектам А. Г. Сластиона в Лохвицком и Миргородском уездах на Полтавщине и в Каневском на Киевщине в 1909-1913 гг. было построено значительное количество школ, кредитное товарищество в с. Хомутец (1912) и курортный зал в Миргороде (1917).

Произведениям этого мастера свойственны живописность композиции, сочность фактуры и цвета на основе использования естественных материалов (камень, кирпич, черепица, дерево), хорошие пропорции зданий, удачное сочетание с природным окружением. Простые одноэтажные объемы сельских школ с высокими крышами и башнями в интерпретации А. Г. Сластиона превращались в эстетические акценты села. Здания с 2-этажными башенками, высокими четырехскатными крышами, кирпичными орнаментами, скошенными окнами, в ярких красных тонах на фоне зелени производят и по сей день неизгладимое впечатление. А. Г. Сластиону удалось чутьем талантливого художника почувствовать и воплотить форму и колорит народного зодчества, не впадая в то же время в архаизм. Школы А. Г. Сластиона сохранились в Нежине, селах Западинцы, Пески, Луки (1913), а также в с. Каменные Потоки на Полтавщине (1914). Проекты школ А. Г. Сластиона экспонировались на выставке 1913 г. в Киеве и получили широкое одобрение общественности.

Значительную роль в развитии национальных традиций на Украине сыграл архитектурный отдел Харьковского литературно-художественного кружка, в который входили худож. С. И. Васильковский, архитекторы В. Г. Кричевский, С. П. Тимошенко, К. Н. Жуков, В. Е. Мороховец, И. А. Кальбус и др. Это позволяет выделить харьковскую школу неоукраинского стиля как локальное творческое объединение.

С. П. Тимошенко принадлежат несколько зданий в неоукраинском стиле, построенных в Харькове. В особняке на Мироносицкой, 94 и жилом доме по ул. Свердлова, 46 (1911 -1912) живописная композиция объемов сочетается с применением национальных элементов и форм. На стенах лестницы особняка худож. Н. С. Самокишем сделаны росписи с украинскими орнаментами.

Примером наиболее своеобразного подхода к историческому
* В настоящее время гостиница "Украина". Здание сгорело во время Великой Отечественной войны и было в значительной степени изменено при восстановлении. Подробное исследование этого объекта выполнил впервые В. В. Чепелик, обнаруживший в архивах авторские чертежи. Вернуться  в текст
наследию был жилой дом в Екатеринославе (1909-1913, архит. П. П. Фетисов) *, который был увенчан барочными башнями и флюгером, изображающим сражающегося козака, украшен декоративными элементами барочной и народной архитектуры по мотивам Запорожской Сечи с оригинальным решением, подсказанным авторам известным историком Д. И. Яворницким. Интересные проекты создают молодые архитекторы: В. К. Троценко - проект народного дома, И. А. Кальбус - часовни в Полтаве (1911).
В русле неоукраинского стиля следует выделить две относительно локальные школы, которые отличались в практике и теоретических воззрениях - это необарокко и львовская школа украинского стиля.

* В известном смысле украинское необарокко созвучно русскому неоклассицизму, пытавшемуся взять на себя роль национального стиля. Вернуться  в текст
Представители необарокко * ориентировались на подражение формам XVII-XVIII вв., как наиболее типичное проявление национальной архитектуры Украины. Последовательно стояли на позициях необарокко только искусствовед Г. К. Лукомский и архитектор Д. М. Дьяченко. Отдельные проекты и здания в этом стиле создали П. Ф. Алешин, И. М. Якубович, В. М. Максимов и В. А. Щуко, для которых обращение к украинскому барокко было связано с другими семантическими факторами и представлениями.

Архитектор Д. М. Дьяченко (1887-1942) в 1913 г. создает проект музея для Каменца-Подольского с большой крышей с заломом, фронтоном и двумя башнями в формах украинского барокко XVIII в. По его проекту в Лубнах на Полтавщине строится больница (1914-1915). Это сооружение наиболее характерно выражает идеи необарокко. Одноэтажное здание с башней и двумя барочными фронтонами содержит и элементы народной архитектуры: скошенные окна, "ганки", орнаментику. В нем проявилось эклектичное смешение форм барочной и народной архитектуры. Особенно это заметно в орнаменте, повторяющем приемы народных "вытынанок" и на фронтоне, стилизованном под барочные формы.

Губернское земство в Полтаве (1903-1908, архит. В. Г. Кричевский).

Одним из лучших произведений необарокко представляется храм-памятник на козацких могилах (1912-1914, архит. В. М. Максимов), посвященный битве 1651 г. под Берестечком. Его композиция в определенной мере напоминает церковь на Куликовом поле архит. А. В. Щусева. В. М. Максимов творчески трансформировал формы украинских барочных церквей, укрупнив арку портала входа в виде ниши с монументальной росписью,

П. Ф. Алешин строит в Киеве в 1914 г. на Софийской пл. многоэтажный жилой дом, в решении фасадов которого стремится найти стилистическую связь с барочной колокольней Софиевского собора, расположенной рядом. Ярусное членение фасада, барочные детали (портал входа, фронтон, крыша "с заломом", декоративные детали), примененные с чувством меры и вкуса,
* Не сохранилось. Вернуться  в текст
позволили найти целостный образ здания,* в котором решалась задача стилевого единства площади.

Трактовку необарокко как украинского стиля используют известные русские зодчие в своих конкурсных проектах: В. А. Щуко - губернской земской управы (1913) и Ф. И. Лидваль - железнодорожного вокзала (1912) в Киеве.

Но попытки представить необарокко в качестве претендента на национальный стиль еще современниками были подвергнуты обстоятельной критике: "Стиль барокко пришел к нам в начале 17 века, - писал В. Г. Кричевский, - и был стилем панским, модным, привнесенным из Запада богатой старшиной и гетманством... Ни на крестьянских избах, ни на хозяйственных постройках влияние этого стиля не сказалось..." [67, с. 90]. В. Г. Кричевский считал, что украинское барокко, также как и русское, не может быть прототипом национального стиля, что истоки последнего следует искать в народной архитектуре.

Самостоятельным направлением была львовская школа неоукраинского стиля, на творчество архитекторов которой непосредственное влияние оказали работы польских и чешских архитекторов в закопанском стиле, основанном на изучении народной деревянной архитектуры славян в Татрах и Карпатах.

Примером архитектуры закопанского стиля на территории Западной Украины является застройка курорта Трускавец Хмельницкой области. Ряд гостиниц и пансионатов были построены здесь акционерным обществом в 1910-е годы с применением деревянных резных деталей, крытым тесом высоких крыш и пр.

Над поисками национальных украинских форм работали, изучая народное зодчество и этнографию, львовские архитекторы И. И. Левинский, А. О. Лушпинский, Т. Обминский, В. и Е. Нагирные. Основателем львовской школы неоукраинского стиля был И. И. Левинский (1851 -1919), создавший в 1880-е годы во Львове архитектурно-строительную контору и мастерскую по художественной майолике. Под руководством И. И. Левинского были построены дом общества "Днестр" (1907) и бурса Украинского педагогического общества (1908) во Львове, в которых применены высокие четырехскатные крыши, башни с шатровыми покрытиями и мотивы народной орнаментики. Представляют интерес построенные в это время во Львове бурса народного дома (1907), санаторий (1909) и др.

Дом общества "Днестр" во Львове (1905, архит. И. И. Левинский и др.). Бурса Украинского педагогического общества во Львове (1906- 1908, архит. И. И. Левинский и др.). Фрагмент завершения центральной части.

Зданию музыкального института им. Н. В. Лысенко (1914-1916, архитекторы И. И. Левинский, Л. Левинский, А. О. Лушпинский) во Львове принадлежит роль, подобная Полтавскому земству. Задуманное с широким привлечением народных традиций при участии крупных западноукраинских художников (А. X. Новаковский, М. Д. Сосенко) и скульпторов (Г. М. Кузневич), оно должно было стать программным, органически выразить понимание национальной формы. Но замысел был осуществлен не полностью. Наибольший интерес представляют интерьеры концертного и актового залов с росписями худож. М. Д. Сосенко, уроженца Ивано-Франковщины, внимательно изучавшего в натуре образцы народной одежды, вышивок и "вытынанок". В результате в росписях плафонов и стен запечатлены образы украинских народных музыкантов - бандуристов, лирников, трембиторей, скрипачей,- обрамленные орнаментами, напоминающими мотивы гуцульских вышивок. Горельефные портреты Т. Г. Шевченко и Н. В. Лысенко работы Г. М. Кузневича дополняют интерьеры. К сожалению, осталось незавершенным монументальное панно А. Новаковского на темы "Народная песня", "Народное искусство", "Наука" и "Воспитание". Несмотря на некоторый примитивизм и недостаточную монументальность росписей, здание в целом является самобытной и важной попыткой в ряду других экспериментов создания неоукраинского народного стиля.

Всем произведениям львовская школы присущ некоторый эклектизм, обусловленный сложностью переплетения стилистических черт в старинной архитектуре Галиции, сложностью и многообразием этнических особенностей края.

Трудности создания неоукраинского, как и других национальных стилей, заключались в слабой разработке вопросов истории и теории культуры и архитектуры. Это наглядно видно на примере трактовки формы скошенного шестиугольного- почти каждого здания в этом стиле, но его можно встретить в жилых домах начала ХХ в. Минска, Москвы, Петербурга и дру- гих городов. Конструктивная по существу форма проема заимствована из народного деревянноого зодчества Польши, России, Норвегии, Финляндии [26]. Перенесение этой формы из деревянного зодчества в каменное являлось формальным приемом. Как утверждает Г. Н. Логвин, на Украине она не встречается до XVII в. [83, с. 203].

Главным формообразующим фактором украиннской архитектуры некоторые авторы считали традиционное размещение масс в пространстве. Так, Н. Шумицкий доказывал, что основными формообразующими элементами украинской архитектуры являются многокупольность и пространственная пластика объемов, отдельно стоящие коло кольни как вертикальный элемент ансамбля [136, с. 9-10]. В неоукраинском стиле современники хотели видеть не простое копирование традиционных форм, а их творческое развитие, что в большой степени зависело современники хотели видеть не простое копирование традиционных форм , а их творческое развития , что в большой степени зависело от способности архитектора вызразить национальное самосознание своего народа [121]. Поэтому в ряде зданий других стилистических направлений авторы прибегают к отдельным цитатам из неоукраинского стиля (например, здание Крытого рынка в Киеве и др.).

Неорусский стиль. В архитектурной практике Украины XIX - начала XX вв. прослеживаются и другие тенденции, отражающие национальное самосознание представителей других народов. Наиболее значительным является направление неорусского стиля, которое получило распространение на территории всей Российской империи [17]. На Украине оно нашло отражение в творчестве архитекторов А. В. Щусева, А. Н. Бекетова, А. В. Кобелева, П. И. Голландского, П. Ф. Алешина. Главной творческой фигурой этого направления был архитектор А. В. Щусев. Он утверждал, что "...в начале века родился "русский национальный стиль", к которому в архитектуре примкнули такие мастера как В. М. Васнецов (построивший Третьяковскую галерею), Покровский и Щусев" [137].

А. В. Щусев (1873-1949) создал на Украине наиболее талантливые произведения неорусского стиля: Троицкий собор Почаевской лавры (1905-1912), церковь в имении Натальевка на Харьковщине и обитель в Овруче (1908-1912). В их основе - творческая интерпретация форм архитектуры новгородско-псковских храмов. Сложная асимметрия объемов, композиция разных по форме оконных проемов, простота очертаний, сочетание строгих геометрических объемов с изящной грациозностью куполов и, шатров - таковы приемы, которыми пользуется мастер. Художественную композицию Троицкого собора мастер определил как "массивную величественность". Своеобразие собора определяют вынесенная в самостоятельный объем башня, укрупненный масштаб входа, интересное очертание купола, характер решения интерьеров, подчеркивающие динамику сооружения, экспрессию. Завершение барабана купола и интерьер содержат элементы орнаментики по народным украинским мотивам. Художественный образ здания завершают прекрасные мозаики Н. К. Рериха по эскизам автора.

Собор в Почаеве (1912, архит. Л. В. Щусев). Интерьер. Собор в Почаеве (1912). Роспись ограждения хор.

Интересным произведением неорусского стиля является церковь в Натальевке. Расположенная в сосновом бору, она поражает богатством пластики объемов, изяществом купола и колокольни. Коллектив талантливых авторов: архит. А. М. Рухлядев, скульпторы С. Г. Коненков, А. Г. Матвеев, С. А. Евсеев, художник А. И. Савинов под руководством А. В. Щусева - создал синтетический образ этого небольшого памятника архитектуры, интимного по своей трактовке, сливающегося с природой и глубоко волнующего. Былинно-языческая Русь, воспетая в "Слове о полку Игоревем" и в народном творчестве, звучит вполне уместно на Украине, подчеркивая общность национальных корней двух братских народов.

Значительное произведение создал на Украине и другой основоположник неорусского стиля в России - архит. В. А. Покровский. В с. Пархомовка Киевской обл. по его проекту, при участии худож. Н. Рериха созданы огромный храм и маленький домик священника, в формах которых совершенно свободно с элементами модерна трактована древнерусская архитектура. Красочное мозаичное панно западного фасада церкви, крупные детали порталов, массы объемов создают внушительный художественный образ.

Отдали дань неорусскому направлению и украинские архитекторы, придав ему своеобразную местную и индивидуальную интерпретацию. Первым обратился к приемам древнерусского зодчества П. И. Голландский при проектировании Экономической школы в Киеве на ул. Ярославов вал (1905-1907) - элементы рустовки стен, форма окон, кирпичный декор.

В творчестве П. Ф. Алешина неорусский стиль был созвучен произведениям А. В. Щусева и В. А. Покровского. Это особенно ярко проявилось в неосуществленном проекте здания купеческого собрания в Киеве (1914). Белостенное сооружение с высокой крышей и характерными для новгородских палат деталями выражает идею "русского торгового гостя", для которого предназначалось здание.

Своеобразна трактовка неорусского стиля в творчестве А. В. Кобелева (1860-1942). Красочная, насыщенная майоликой и фантастическими фениксами орнаментика крестьянских банков в Полтаве (1909) и и Киеве (1911) заимствована из русских былин и сказок. Сочетание красного кирпича стен с серыми деталями из бетона (наличники окон, портал входа, карниз) создает сочный колорит, делает банк в Полтаве близким по колориту к зданию земства.

Крестьянский банк в Киеве (1911, архит. А.В.Кобелев).

Ощутил влияние идей своего помощника В. Г. Кричевскогои акад. архитектуры А. Н. Бекетов. Красочный колорит здания Девичьего училища в Лубнах (1907) определила майолика, выполненная в Миргороде. Но все формы здания заимствованы из русской архитектуры - крыльцо, характерное для XVII в., окна второго этажа, керамические колонки, карнизы.

Творческие направления неоукраинского и неорусского стилей были обусловлены ростом национально-освободительной борьбы народов царской России. Они были проявлением международного движения за национальную самобытность архитектуры.

Особенности использования национальных традиций в архитектуре определяются рядом противоречивых факторов. Установлено, что архитекторы рассматриваемых направлений впервые поставили теоретически и попытались решить практическую проблему национальной формы архитектуры на основе исторических и архитектурно-этнографических исследований памятников прошлого (А. В. Щусев, А. П. Новицкий, В. Г. Кричевский, К. Н. Жуков, Н. Шумицкий и др.).

В произведениях архитекторов неоукраинского и неорусского стилей был опробован ряд общих приемов организации пространства (многоярусность, живописность объемов и масс, силуэт, акцентирование входов), декоративного решения (майоликовые вставки, росписи, полихромность), которые выкристаллизовались в народном творчестве прошлого и могут быть трансформированы в будущее. Представители этих направлений объединили усилия в целях более глубокого познания архитектуры как общественного явления, подняли престиж архитектуры в обществе, повысили интерес общества к памятникам архитектуры и народному творчеству, что способствовало улучшению их охраны и реставрации, поставили национальное зодчество в один ряд с архитектурой других народов Европы.

Основными противоречиями в использовании национальных форм в архитектуре были следующие: несоответствие между назначением здания и его объемно-пространственным решением; использование простых "классических схем" плана, не всегда отвечающих функции и форме; введение функционально неоправданных элементов (башен, высоких крыш) в создании образа здания, не выражающего его назначение; неоправданный иногда перенос форм деревянной архитектуры в камень, кирпич и железобетон (скошенное окно, каменные скошенные "одвирки", карнизы и пр.).

В общем русле поисков национальной формы в архитектуре установлено создание своеобразных стилистических ветвей, возникновение художественных центров и школ, в частности в Харькове, Киеве и Львове, в которых работали одаренные местные мастера, создавшие самобытные и оригинальные произведения. Работа в области использования национальных традиций сыграла большую роль в становлении новой украинской архитектуры в последующий период, выявлении теоретических и творческих концепций, получивших дальнейшее развитие на Украине в годы Советской власти.

К началу страницы
Оглавление   Историзм и эклектизм  Модерн на Украине