Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Журналы, газеты, блоги
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
  Библиотека (статьи и книги) об Павле Алешине
Глеб Пекный
Дом Бажанова (ул. Марата 72)
[1]. Матвеев Б., Колотов М. Дом Бажанова // Диалог, 1990г., №35, с. 24
[2]. Там же.
[3]. Этот факт был установлен Б.Матвеевым.
[4]. Некролог о нем был написан П.Ф.Алешиным в журнале "Зодчий" №43 за 1906г.
[5]. Матвеев Б., Колотов М. Дом Бажанова // Диалог, 1990г., №35, С. 25.
[6]. Эркер - полукруглый, треугольный или многогранный остекленный выступ в стене здания. Делается чаще всего в несколько этажей, иногда во всю высоту фасада (обычно кроме 1-го этажа); увеличивает площадь внутренних помещений, а также улучшает их освещенность.
[7]. Пилястра - плоский, прямоугольный в плане выступ стены, имеющий подобно колоне базу, ствол и капитель. Служит для членения плоскости стены.
[8]. Капитель - верхняя, завершающая часть колоны или пилястры.
[9]. Матвеев Б., Колотов М. Дом Бажанова // Диалог, 1990г., №35, С. 26.
[10].Тяга - горизонтальный поясок, разделяющий стену и слабо выступающий из ее плоскости.
[11]. Матвеев Б., Колотов М. Дом Бажанова // Диалог, 1990г., №35, С. 27.
[12]. Станция Кикерино, Николаевской. ж. д. (сейчас Окт. ж. д., Ленинградская обл., Гатчинский р-н.)
[13]. Винклер К. (1844-1900г.г.) - промышленник, инженер.
[14]. Матвеев Б., Колотов М. Дом Бажанова // Диалог, 1990г., №35, С. 27.
[15]. Ромм М.Д. Улица Марата, 72 // Ленинградская панорама, 1988г., №5, С. 37
[16]. Матвеев Б., Колотов М. Дом Бажанова // Диалог, 1990г., №35, С. 28.
[17]. Фридрих Мельцер (1830-?г.г.) -- владелец крупнейшей в России мебельно-строительной фирмы.
[18]. Пилон - массивный столб, прямоугольный или круглый в плане, поддерживающий свод.
[19]. Дитрих Л.А. (1877-1954г.г.) -- скульптор
[20]. Рерих Н.К. (1874 - 1947г.г.) -- русский художник, педагог, философ.
[21]. Плафон - потолок, украшенный живописным или скульптурным (лепным) изображением.
[22]. Матвеев Б., Колотов М., Дом Бажанова // Диалог, 1990г., №35, С. 29.
[23]. Керамические мастерские на станции Кикерино.
[24]. Врубель М.А. (1856 - 1910 г.г) -- русский художник.
[25]. Матвеев Б., Колотов М., Дом Бажанова // Диалог, 1990г., №35, С. 30.
[26]. Князева В.П. Богатырский фриз // сборник статей "Николай Рерих. Жизнь и творчество", М.: 1978г., С.115.
[27]. Ясиевич В.Е. Киевский зодчий П.Ф.Алешин, Киев: 1966г., С. 8.
[28]. Ясиевич В.Е. Павел Алешин // Советская архитектура, 1969г., №18, С. 86.
[29]. Журнал "Зодчий", 1903г., №11, С. 303.
[30]. Там же.
[31]. Интернет-сайт В.Э.Алешина (внука архитектора П.Ф.Алешина): www.alyoshin.kiev.ua.
[32]. Филюта Н. Архитектор на лесах // Под ключ, 2002г., №19, С. 32.
[33]. Интернет-сайт В.Э.Алешина (внука архитектора П.Ф.Алешина): www.alyoshin.kiev.ua.
[34]. Ясиевич В.Е. Киевский зодчий П.Ф.Алешин, Киев: 1966г., С. 24.
[35]. Бенуа Л.М. (1856 - 1928г.г.) - российский архитектор, профессор Академии художеств.
[36]. Ясиевич В.Е. Творческое кредо зодчего к 100-летию со дня рождения П.Ф. Алешина // Строительство и архитектура, 1981г., №3, С. 27.
[37]. Интернет-сайт В.Э.Алешина (внука архитектора П.Ф.Алешина): www.alyoshin.kiev.ua.
[38]. Ясиевич В.Е. Павел Алешин // Советская архитектура, 1969г., №18, С. 87.
[39]. Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества, получивших сословные свидетельства по I и II гильдиям, СПб, 1905г, С.30.
[41]. Там же, С.440.
[42]. Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества, получивших сословные свидетельства по I и II гильдиям, СПб, 1905г, С.30.
[43]. Барышников М.Н. Деловой мир Петербурга, СПб, Logos, 2000г., С. 345.
[44]. Там же.
[45]. Петербургское Общество Взаимного Кредита. Исторический очерк к 50-тилетию деятельности, СПб.: О.В.К., 1914г. (фотографии).
[46]. Барышников М.Н. "Деловой мир Петербурга", СПб.: Logos, 2000г., С. 290.
[47]. Там же.
[48]. Там же.
[49]. Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества, получивших сословные свидетельства по I и II гильдиям, СПб.: 1905г., С. 30
. [50]. Энциклопедический словарь, Ф.А.Брокгауз, И.А.Эфрон, СПб.: 1895г., том 15, С. 858.
[51]. Приют принца Ольденбургского. Исторический очерк. СПб.: 1913г., С. 3.
[52]. Там же, С. 9.
[53]. Весь Петербург, 1913г., раздел "Учебные заведения", столб. 561.
[54]. Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества, получивших сословные свидетельства по I и II гильдиям, СПб.: 1905г., С. 30.
[55]. Дом Анатолия Демидова. Устав дома. СПб.: 1894г., С. 3.
[56]. Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества, получивших сословные свидетельства по I и II гильдиям, СПб.: 1905г., С. 30.
[57]. Со слов родственников Бажанова, Кирилловых.
[58]. Незабытые могилы. Российское зарубежье, некрологи 1917-1997г.г. в 6т, т1 (А-В), сост. Чуваков В.Н., М.: 1999, С. 172.
[59]. "Руль", Берлин, 1931г., 14 марта, №3131
[60]. "Возрождение", Париж, 1931г.,17 марта, № 2114
[61]. Некролог - статья по поводу чьей-либо смерти, содержащая сведения о жизни и деятельности умершего.
[62]. Нева, 1998г., №1, Петербург купеческий, С.192, фотография Ф.Г.Бажанова.
[63]. Фролов В. А. Майолика: цвет и жизнь // Арс, 1993г, №2, С. 84.
[64]. Там же.
[65]. Поленова Н.В. Абрамцево. Воспоминания, М., 1922г., С. 81-82.
[66]. Ваулин П.К. Как получаются радужные металлические люстры // Керамическое обозрение, 1904г, №14, С.249.
[67]. Фролов В. Майолика: цвет и жизнь // Арс, 1993г, №2, С. 84, рубрика "Музей и город".
[68]. Керамическое обозрение 1903г. №10, С.98.
[69]. Ваулин П.К. Мое жизнеописание // Арс, 1993г, №2 С. 85.
[70]. Там же.
[71]. Литвинова В.П. Искусство вечных красок. Уроки творчества художника - керамиста П.К. Ваулина // Строительство и архитектура Ленинграда, 1976г., №8, С.40.
[72]. Сведения о последних днях П.К.Ваулина любезно сообщила внучка керамиста М.П.Петрова. Печатается по Фролов В. А. Майолика: цвет и жизнь // Арс, 1993г, №2, С. 90.
[73]. Сергеева Н.В. Рерих и Врубель, М.: 2002г. Мастер-Банк, С. 11.
[74]. Там же, С. 6.
[75]. Бердяев Н.А. Кризис искусства, М., 1918г., С.4.
[76]. Маковский С. Рерих и Врубель, М.: Изобразительное искусство, 1994г, С. 92
[77]. Маковский С. Силуэты русских художников, М.: Изобразительное искусство, 1999г, С. 178, 179.
[78]. Там же. С. 111-112.
[79]. Рерих Н.К. Листы дневника, М.: 1995г, т. 2, С. 157.
[80]. Рерих Н.К. Зажигайте сердца, М.: 1978г, С. 93, 94.
[81]. Яремич С. М.А.Врубель. Жизнь и творчество, М.: 1911г., С. 168.
[82]. Рерих Н.К. Листы дневника, М.:1995г., т.2, С.34.
[83]. Рерих Н.К. Неизвестные письма // М.:Наш современник, 1969г., №5, С. 110.
[84]. Князева В.П. Николай Рерих. Летопись жизни и творчества. Сборник статей: СПб, 1994г.
[85]. Рерих Н.К. Собрание сочинений, М., 1914г., т.1, С.63.
[86]. Князева В.П. Богатырский фриз // Николай Рерих. Жизнь и творчество. Сборник статей: М., 1978г., С.115.
[87]. Каталог выставки работ отдела реставрации Государственного Русского музея. Г.Р.М.,1977г., С.61.
[89]. Архив Алешина П.Ф.
[90]. Перевес техники над художественностью на последней Всемирной выставке. Хроника // Искуство и художественная промышленность, 1900г., №3, стр323.
[91]. Арзуманова О.И., Любартович В.А., Нащокина М.В. Керамика Абрамцева в собрании Московского Государственного университета инженерной экологии, М.: Жираф, 2000г., С. 32.
[92]. Справка историческая из Всероссийского музея декоративно - прикладного искусства и народного творчества (г. Москва).

Введение

Глеб Пекный Мне повезло - я родился в Петербурге. Многие люди всю жизнь мечтают посетить его. Я живу в Центре и могу каждый день наслаждаться его улицами, площадями, реками, каналами, мостами…Я бродил по улицам моего любимого города в разгар белых ночей, мне посчастливилось наблюдать разводку мостов над Невой. Архитектурные ансамбли Петербурга, его театры и музеи стали неотъемлемой частью моей жизни.

Я написал работу о доме Бажанова, который находится на улице Марата 72. Сейчас там располагается детская библиотека истории и культуры Санкт-Петербурга (филиал №2 ЦГДБ им. А.С.Пушкина). Я решил записаться в нее, для того, чтобы иметь доступ к литературе на эту тему.

Входя в здание, я бросил беглый взгляд на фасад, но он не произвел на меня особого впечатления. Мне показалось, что это обычный дом из гранита, каких много в Петербурге. Когда я зашел в дом, то был просто поражен красотой интерьеров, особенно - фантастическим майоликовым камином, выполненным по эскизам самого Врубеля. Разговорившись с сотрудницей библиотеки Галиной Николаевной Гашковой, я узнал, что в столовой находилось 19 полотен Рериха из сюиты "Богатырский Фриз". Конечно же, я был очень заинтересован и решил написать реферат об истории этого дома.

Она показала мне имеющуюся литературу на эту тему. Я познакомился с интереснейшими материалами по архитектуре и строительству здания, увидел фото самого Бажанова.

В поисках материалов я побывал в Российской Национальной библиотеке (РНБ). Здесь я просмотрел массу интереснейших материалов. Особенно запомнились мне каталог выставки 1900-ого года в Париже, на которой был представлен первый камин из майолики по эскизам Врубеля, а также книги о приюте принца Ольденбургского и о доме Анатолия Демидова. Кроме того, я пользовался и компьютерными каталогами РНБ.

Но и этих материалов было, на мой взгляд, маловато. Я нашел в Интернете сайт внука архитектора Дома - Вадима Эммануиловича Алешина. Там была размещена интереснейшая биография его деда, а так же фотографии из личного архива Алешина. Тут же я обнаружил много ссылок на книгу Ясиевича "Киевский зодчий П.Ф.Алешин". Она издавалась только на украинском языке, и моя бабушка помогла мне перевести её на русский язык. Я отважился написать Вадиму Эммануиловичу письмо с рассказом о себе и о том, что пишу исследовательскую работу о доме, который построил его дед в Петербурге. Каково же было мое удивление, когда на следующий день я получил от него ответ. Он любезно разрешил использовать материалы его сайта в моей работе. Письмо было очень доброжелательным: он пожелал мне успеха.

Иногда мне удавалось услышать по радио программу Виктора Бузинова "Прогулки по Петербургу". У него в гостях часто рассказывал о домах и улицах нашего города известный исследователь Валерий Григорьевич Исаченко. Сначала я хотел связаться с ним через Бузинова, но при очередном посещении РНБ увидел афишу о лекции Исаченко в лектории. Я пошел на лекцию, и не зря - Валерий Григорьевич посоветовал мне сходить в Голицынскую библиотеку. Это - библиотека эмигрантской литературы. Там, в книге "Незабытые могилы", я нашел неизвестные, до сих пор, данные о дате смерти Филадельфа Геннадиевича и о месте его захоронения со ссылками на газеты "Руль", "Новое русское слово" и "Возрождение". Раньше вместо даты смерти Бажанова в книгах ставился вопрос(?). Никто не знал и о том, где он похоронен. Эти сведения, конечно же, должны были быть подтверждены первоисточниками. Загвоздка заключалась в том, что эти газеты я мог увидеть только в Москве. Поэтому на осенних каникулах я отправился в столицу. Кроме того, я решил проследить там и судьбу остальных каминов, выполненных по эскизу Врубеля.

Приехав в Москву, я отправился за газетами в Научную библиотеку федеральных архивов. С большим трудом удалось получить копии нужных статей. В этом мне помогли сотрудники библиотеки. Помогла фраза "Мы из Петербурга" Я был очень разочарован, так как в газетах были только краткие некрологи о смерти Бажанова. Затем я отправился в Абрамцево. Там я надеялся найти очередное майоликовое панно-камин по эскизам Врубеля. К сожалению, его там не оказалось. Были сведения о том, что еще одно панно хранится в Кустарном музее в Москве. Но оказалось, что музей закрыт на ремонт и камин передали на реставрацию в музей Прикладного искусства. Я отправился туда. Наконец, я воочию увидел еще одно прекрасное панно! В первый момент мне сказали, что его ещё нельзя фотографировать, так как экспозиция еще не открыта. В очередной раз спасла фраза "Мы из Петербурга" и мне разрешили сделать несколько фотографий, более того, мне дали историческую справку о судьбах всех 5 каминов.

За то время, что я провел в библиотеках, музеях, я узнал так много интересного, сделал столько удивительных открытий, что я решил поделиться этими материалами, чтобы об этом узнали все.

Если после прочитанного кто-нибудь захочет побывать в доме на Марата 72 и узнать больше о Рерихе, Врубеле, об архитекторе Алешине, то я буду считать, что мои труды не были напрасны.

Век Модерна

На исходе XIX века в архитектуру стремительно ворвался модерн. Стремительно, потому что в Россию он пришел позже, чем в Европу, и просуществовал здесь недолго - всего каких-нибудь тридцать лет. Он расцвел удивительным, фантастическим цветком, выплеснулся, казалось, прямо из сердца, не желающего примириться со скучным однообразием всего того, что окружает человека. Модерн выразил ностальгию по прошлому, по первозданной природе, по прихотливым изгибам виноградной лозы и цветочного стебля, по шершавой поверхности сосновой шишки, словом, по асимметрии.

Художники сумели увидеть в живой природе архитектурные формы, позаимствовать у нее элементы декора, воспроизвести их в гипсе, камне, металле.

Флореальное направление широко распространилось в модерне. Стебли диковинных растений изгибались, перепутывались, оплетали фасады, зацветали знакомыми, а то и вовсе невиданными, нездешними цветами. Кривая линия, изгиб, которым придавалось так много значения в модерне, символизировали саму жизнь, прихотливую, неожиданную, переменчивую. Живой и трепетный поток жизни противопоставляется прямой линии - застылой неподвижности. Причудливые формы фантастических растений оформили интерьеры зданий, лестницы, светильники. Окна залов, кабинетов и лестничных площадок украсились цветными витражами.

Универсальная эстетика модерна проявилась в его интернациональности. Он пускал корни повсеместно, впитывал национальные, местные традиции.

В Петербурге расцвел "северный" модерн. Он был похож и непохож на западный. Петербург смог переосмыслить его на свой лад, создать свой стиль, приспособленный в какой-то мере к уже существующей архитектурной среде, к суровой северной природе, к настроениям собственно петербургским.

На фасадах новых петербургских домов возникали изогнутые от движения незримой воды водоросли, болотные камыши, словно колеблемые ветром, - все это отвечало водному, морскому и болотному духу города. В растительный орнамент вплетались или существовали сами по себе звери, птицы, рыбы, пауки, совы, филины, медведи. Орнамент не просто украшал новые здания, он становился их органической частью.

Последователи этого стиля стремились к созданию пластически выразительных и эффектных по силуэту фасадов, смело использовать нарочитую асимметрию, достигавшуюся за счет применения самых разнообразных по форме и расположению оконных проемов, эркеров и башен, исключительное значение, придавая цветовому решению фасада.

Они широко использовали новые отделочные материалы: глазурованный кирпич, изразцы, майолику, металлизированную черепицу, а так же натуральный камень, главным образом - гранит различного цвета и фактуры. Активно применялись новые строительные материалы, прежде всего, железобетон. Наконец, очень важной особенностью модерна было то внимание, которое зодчие уделяли функциональному назначению построек, рациональной планировке и оформлению парадных, жилых и служебных помещений, призванных обеспечить максимум комфорта для их обитателей.

Ярко и эмоционально описал стиль модерн поэт Вадим Шефнер в своем стихотворении "Петербургский модерн":

Шагаю ли солнцем обласкан,
Бреду ли сквозь дождь моросящий,
В дома стороны Петроградской
Я всматриваюсь все чаще -

В бесхитростную эклектичность,
В нарушенную монотонность,
В уютную асимметричность,
В тревожную незавершенность,

На стенах - звериные морды,
Русалки с улыбкой усталой, -
Как накипь на стенках реторты,
Где варево века вскипало.

Вглядеться в изогнутость линий,
В растительно - зыбкий орнамент -
Поля стилизованных линий
Качнутся, заходят волнами.

И дух перехватит, и тело
Подернется кожей гусиной, -
Былое к тебе долетело
Щемящим ознобом Цусимы…

Не перед своим ли закатом
Я новое нечто приметил
В загадочно - витиеватом
Модерне начала столетья?

Он был в свое время осмеян,
Строительной классике вызов
Но вьются невинные змеи
У плавно - капризных карнизов.

И прячутся грустные дамы
В своих травянистых прическах -
На лицах блокадные шрамы  Залечены серой известкой.

О зодчество! Память о тех, кто
Могильной взошел муравою…
Что снилось тебе, архитектор,
Пред первой войной мировою?

Твои потаенные мысли
Наяды твои и дриады,
Как ветром гонимые листья,
Летят, облепляют фасады.

Я, словно в прозрении неком,
Шагаю, дивлюсь, наблюдаю -
И в детство двадцатого века,
Как в море впадаю, впадаю…

Все эти черты отчетливо проявились в облике дома Бажанова (ул. Марата, 72).

Дом Бажанова

Дом Бажанова был построен в 1907-1909гг. по заказу торгово-промышленного товарищества Ф.Г.Бажанова и А.П.Чувалдиной, представлявшего собой крупное акционерное общество, занимавшееся торговлей мануфактурными товарами.

У действительного статского советника М.И.Журавлева был приобретен участок земли, находившийся на Николаевской улице (сейчас ул. Марата). Все строения, размещавшиеся на участке: каменный дом и служебные постройки, подлежали сносу, так как на их месте товарищество решило возвести новое здание .

По-видимому, первоначальный проект молодой гражданский инженер Павел Алешин составил вместе со своим товарищем и сокурсником Борисом Конецким . Но в 1906г. Б.И.Конецкий - архитектор, подававший большие надежды, ушел из жизни . Дальнейшая переработка проекта и строительство здания полностью легли на плечи Алешина.

История умалчивает, почему неопытному архитектору доверили руководить всеми работами и освоить немалую по тем временам сумму более чем в миллион рублей. Вероятно, заказчик Филадельф Бажанов, обладая незаурядным умом и коммерческой смелостью, сумел разглядеть и оценить эти же качества в молодом архитекторе. Результат не только удовлетворил заказчика, но до сих пор удивляет знатоков архитектуры.

Приступив в конце 1906 года к разработке проекта, Алешин трудился интенсивно. В начале 1907 года проект уже был утвержден техническим отделом Петербургской городской управы . При проектировании архитектор обязан, был считаться с условиями, выдвинутыми заказчиком. В строящемся здании должны были разместиться апартаменты директора-распорядителя товарищества, служебные помещения правления с обширным залом для заседаний. А так же 30 квартир служащих товарищества, насчитывавших от 3 до 8 комнат, общежитие для молодых сотрудников и артельщиков с кухней и столовой, кладовые для хранения товаров, а также прачечные и прочие хозяйственные службы.

Учитывая необходимость рационального использования дорогостоящего земельного участка и выполнения требования о размещении в здании множества служебных и жилых помещений, архитектор при относительно небольшой протяженности лицевого фасада дома сильно вытянул его в глубину участка. От основного трехэтажного объема, обращенного лицевым фасадом к улице Марата, с обеих сторон длинными узкими полосами отходят разноэтажные корпуса.

В здании имеются трехэтажные, четырехэтажные и пятиэтажные флигели. Между продольными, так называемыми боковыми флигелями, располагаются поперечные корпуса. Они образуют три внутренних двора-колодца, соединяющиеся высокими арочными проездами.

В первом и втором этажах главного корпуса и во вторых этажах двух боковых флигелей располагались роскошные хоромы директора-распорядителя Ф.Г.Бажанова, состоявшие из сорока комнат. Остальные этажи этого комплекса предназначались для административных помещений правления, в том числе зала заседаний. В других флигелях должны были разместиться квартиры служащих товарищества, общежитие молодых сотрудников и артельщиков, столовая для служащих, обширные кладовые, котельная.

Разумеется, особое внимание Алешин уделил решению лицевого фасада главного корпуса. На фасаде имелось два внушительных эркера . Правый представлял собой полукруглую башню с высокой конусообразной кровлей, а левый был увенчан остроконечным шпилем. Большим разнообразием отличались формы оконных проемов. Здесь были и шестиугольные окна первого, прямоугольные второго и полуциркульные третьего этажей. Широкие простенки между окнами второго и третьего этажей центральной части фасада заполнялись пилястрами с майоликовыми капителями . Плоскость стены на уровне первого этажа выделялась фактурой каменной облицовки. Здесь предполагалось применить грубоколотый камень, тогда как остальная часть фасада должна была быть отделана тесаным или же кованым камнем. Столь же богато и разнообразно было оформление эркеров, где также присутствовали пилястры и колонки с майоликовыми капителями, майоликовые вставки.

Даже высоким дымовым трубам архитектор придал форму своеобразных башенок со шлемовидным покрытием. В целом лицевой фасад здания получился красочным и эффектным, однако перенасыщенность его самыми разнообразными архитектурными формами и декоративными элементами разрушала целостность облика, создавая впечатление измельченности и дробности . Особенно сказалось это в решении центральной части фасада.

Будучи талантливым архитектором, П.Ф.Алешин не мог не заметить слабые стороны своего проекта.

В осуществленном варианте появились ранее отсутствовавшие мощный резной каменный фриз с изображением стилизованного растительного орнамента и профилированная тяга , проходившая под окнами второго этажа, и как бы подчеркивавшая значение цокольного и первого этажей значительной переработке подверглись и эркеры, в особенности, правый.

Из многочисленных вертикальных членений правого эркера остались только резные колонки между окнами третьего этажа. Резьба по камню была включена и в декор левого эркера, где резной орнамент обрамляет полуциркульное окно второго этажа. Парадный фасад, с которого Алешин устранил избыточные и дробные декоративные детали. Фасад стал более сдержанным и обобщенным, обрел строгую элегантность.

Архитектор привлекает к строительству и отделке зданий самые лучшие компании, реализует передовые для своего времени инженерно-строительные приемы.

Торжественная закладка дома состоялась 29 июня 1907 года. Строительство и отделка продолжались два с половиной года.

Фасад здания целиком закован в камень. Каменная "одежда" дома Бажанова была выполнена финским акционерным обществом "Гранит", владевшим каменоломнями в различных районах Финляндии и камнеобрабатывающими мастерскими в городе Ганге (Ханко). Обработанные там плиты светло-красного гангутского (гангеутского) гранита отправлялись затем в Петербург, где мастера общества устанавливали их на фасаде дома. Из того же гангутского гранита по моделям, присылавшимся Алешиным, исполнялись в Ганге и разные орнаментальные детали фриза, колонок и оконных обрамлений.

Алешин отказался от контрастного подбора материалов, от игры разных фактур камня. Единая облицовка регулярного рисунка оттеняет "монолитность" фасада. Это новые приметы зрелого модерна. На ровном фоне стены выделяется только широкий фриз с густым рельефом, также высеченным в граните.

Кровля главного корпуса, сделанная в кикеринских мастерских под руководством Петра Ваулина, представляет собой металлизированную черепицу: железные листы в форме черепиц покрыты слоем глазури с позолотой.

Убранство фасада дополняли медные карнизы, патинированные под зеленоватую помпейскую бронзу. Их выполнил художественно-строительный слесарный завод "Карл Винклер" . На том же заводе были сделаны из кованого железа ажурные главные ворота и накладные бронзовыме украшения, парапетные и балконные решетки. Массивные бронзовые двери парадного входа Алешин выписал из Англии . Все его декоративные детали отличаются тонкостью и тщательностью исполнения, а эффектное сочетание светло-красного гранита, зеленовато-золотистой металлизированной черепицы, патинированной бронзы и меди создает богатое и в то же время благородное колористическое решение.

Дворовые фасады были отделаны значительно скромнее. Однообразие однотонной облицовки оживлялось широким майоликовым фризом синевато-фиолетового цвета на корпусах первого и второго дворов и зеленого - на корпусах третьего. Разные размеры и свободное расположение окон продиктованы внутренней структурой. Синева майоликовой плитки в отделке дворовых фасадов добавляет к пасмурному питерскому дню немного яркого южного неба. Это придает дворовой застройке целостность, добротность и декоративность, нейтрализуя привычную непривликательность дворов-колодцев.

Любопытно, что дворы дома Бажанова всегда оставались сухими. От сырости и грунтовых вод здание спасала специальная изоляция фирмы "Бюро Вега". Архитектор создал также систему "подвесных" дворов, под которыми находились вспомогательные помещения. Даже черные лестницы были снабжены электрическими подъемниками для дров, белья и прочих грузов. Причем электропроводка была скрыта под штукатуркой .

Одновременно с отделкой дворовых фасадов велось сооружение многочисленных лестниц. Всего в доме Бажанова насчитывалось 4 парадных и 14 так называемых служебных лестниц. Для устройства столь большого количества лестниц Алешину пришлось прибегнуть к услугам целого ряда предприятий по обработке натурального камня. Великолепную парадную лестницу возвело строительное мраморное и гранитное производство М.А.Кузнецова. Ступени ее и ограждающий массивный парапет со вставками из художественного бронзового литья (в ходе реставрации выяснилось, что это была гальванопластика) были сделаны из белого полированного итальянского мрамора. К ноябрю 1908 года все служебные и парадные лестницы были готовы .

Следующим этапом строительства стало оформление интерьеров. Естественно, что наибольшим богатством и разнообразием декора отличались помещения квартиры директора-распорядителя. Из сорока комнат апартаментов Бажанова архитектор выделил комплекс наиболее парадных помещений, в который вошли: холл, приемная, кабинеты директора-распорядителя и его супруги, гостиная, зал. Большая и малая столовые, курительная, две спальни. В архиве П.Алешина имеются фотографии большинства этих комнат, дающие ясное представление об их первоначальном убранстве, очень характерном для стиля модерн. Архитектор стремился к тому, чтобы парадные комнаты, будучи нарядными и элегантными, оставались в то же время просторными и удобными, не имеющими в своем оформлении ничего кричащего. Наибольшее значение он придавал декору стен. Для этой цели Алешин чаще всего применял полированные панели из различных пород дерева: дуба (светлого, мореного или тонированного), ореха, груши, красного дерева. Филенки дверей по большей части украшались изящной резьбой и легкой позолотой". Любопытно, что на дверях гостиной были установлены бронзовые прямоугольные вставки с изображением мужского и женского профилей, символизирующие три возраста: детство, юность и зрелость.

Панели разных пород дерева, основное оборудование и мебель выполнялись фирмой "Ф.Мельцер и Ко" .

Стены, расположенные выше уровня панелей, обычно либо окрашивались мастичной краской по штукатурке, либо заполнялись орнаментальными или скульптурными лепными фризами. Очень интересны фризы гостиной и холла. На первом из них представлен роскошный южный парк, засаженный пирамидальными кипарисами и платанами, среди которых рассеяны террасы, беседки, вязы и фонтаны. В обширном холле, расчлененном тремя арками, опирающимися на мощные пилоны квадратного сечения, на фризе изображены виды сельских работ и забавы деревенских детей. Такие же рельефы помещены на пилонах и в нише над камином. К сожалению, имя автора этих рельефов пока установить не удалось. Среди документов архива Алешина сохранилась составленная скульптором Л.А.Дитрихом смета на исполнение лепных украшений в зале квартиры Бажанова.

Особо выделялась отделка верхних частей стен в кабинете и большой столовой. В кабинете они были затянуты тисненой кожей, а в столовой их заполнял живописный "Богатырский фриз", созданный выдающимся художником Н. К. Рерихом .

Убранство плафонов в парадных помещениях квартиры Бажанова значительно проще, чем оформление стен. Нередко они совершенно гладкие, окрашенные по штукатурке клеевой краской. Таковы, например, плафоны в гостиной и большой столовой. Иногда (в холле, малой столовой) гладкое поле плафона обрамляется легким лепным бордюром. Очень характерным для Алешина приемом обработки потолков было использование накладных декоративных балок и тяг. Такие декоративные балки, завершающиеся с обоих концов кронштейнами, украшенных резьбой, членили потолок приемной, а продольные балки и поперечные тяги образовывали на потолке кабинета кессоны, в которых устанавливалась орнаментальная лепка. Несколько особняком стоит плафон зала, выступающий из общего стилевого единства, присущего апартаментам Бажанова, и решенный в традициях парадных помещений второй половины XIX века. Он был почти полностью заполнен орнаментальной лепкой и декоративными гипсовыми вазами, в которые вставлялись электрические лампы.

Полы в доме дубовые. Паркет уложен "елочкой" по бетонному основанию при помощи горячего асфальта . "Неотъемлемой частью оформления парадных интерьеров дома Бажанова стали майоликовые камины, изготовленные художественно-керамическим производством О.О. Гельдвейна и П.К. Ваулина . В квартире Бажанова было 6 угловых и 4 срединных камина. Располагались они в холле, приемной, кабинете, в фойе перед гостиной, большой столовой и других комнатах, но поскольку в здании существовала система центрального водяного отопления, то они в основном выполняли декоративные функции. Все майоликовые камины - подлинные жемчужины бажановских апартаментов.

Самый замечательный камин находился в приемной. Это - камин "Вольга Святославич и Микула Селянинович", изготовленный по эскизу М. А. Врубеля . Помимо майоликового камина, в приемной есть еще и майоликовые вставки на оконных откосах и стойках панелей и майоликовые колонки, размещенные по обеим сторонам у основания стоек. Камины в остальных комнатах были сделаны в мастерских Гельдвейна и Ваулина по рисункам Алешина. Они уступают врубелевскому, но тоже очень красивы. Главную их прелесть составляет покрывающая керамическую основу глазурь, сваренная по рецептам Ваулина, то зеленовато-синяя (лазоревая), то синевато-фиолетовая, переливающаяся множеством оттенков.

В конце 1909 года все работы по отделке дома Бажанова были завершены. Об этом свидетельствует отношение П. Ф. Алешина в Городскую управу, датированное 2-м декабря 1909 года, с просьбой "назначить комиссию для осмотра дома на предмет впуска жильцов" .

Дом Бажанова хранит неразгаданные тайны. До сих пор остается загадкой, где архитектор "спрятал" несгораемую комнату, не помеченную на плане. А еще говорят, что в перекрытиях светового колодца над парадной лестницей был вмонтирован огромный аквариум с живыми рыбами и водорослями, где даже обитал сом. Документального подтверждения этому не найдено.

Дом Бажанова существует уже почти 100 лет, но за эти годы он мало изменился. Фасады его сохранили свой первоначальный вид. Уцелела даже металлизированная черепица на кровле (хотя и крайне закопченная и загрязненная). К сожалению, неведомо куда исчезли кованые парадные ворота, запиравшие арочный проезд. Дошла до нас и отделка основных парадных интерьеров квартиры Бажанова (холла, приемной, гостиной, кабинета, большой и малой столовых, зала) с их каминами, панелями, лепкой. Утрачены лишь тисненая кожа, обивочная ткань на стенах кабинета и гостиной. Отсутствует и "Богатырский фриз" Н. К. Рериха, переданный в 1964 году в Государственный Русский музей .

Много лет в этом здании находилась библиотека им. А.П.Чехова. С 1984 года помещения квартиры Бажанова занимает Детская библиотека истории и культуры Санкт-Петербурга (филиал №2 ЦГДБ им. А.С.Пушкина). Почти десять лет проходила реставрация.

Для посетителей библиотека открылась после реставрации 26 октября 2001 года.

В процессе реставрации открыты арочные проемы из холла на лестницу (они были наглухо заложены), отреставрированы детали убранства и воссозданы утраченные: светильники и шишки, люстра в холле, фонарь в фойе перед гостиной, два бра в столовой.

Проблемы финансирования не позволяют осуществить всего задуманного. Сотрудники библиотеки, во главе с директором Васюковой М.Л. мечтают о создании копий "Богатырского фриза", чтобы сделать его доступным для обозрения в интерьере, для которого он был специально исполнен. Существует проблема с кровлей со световыми фонарями, подвесными дворами, фасадами. Библиотека занимает второй этаж главного корпуса и правого флигеля, а так же первый этаж (парадный вход), в остальных корпусах находятся частные квартиры. К счастью, многие владельцы квартир понимают, какое у них соседство. Сотрудники библиотеки с надеждой ждут начала работ по реставрации фасада.

Архитектор Павел Федотович Алешин
(1881 - 1961)

П.Ф.Алешин родился в Киеве в 1881 году. Он был сыном плотника, впоследствии - строительного подрядчика. После окончания Киевского реального училища, в 18 лет, Павел Федотович поступает в Петербургский Институт гражданских инженеров (сейчас - Инженерно-строительный университет). Во время учебы, за особые успехи, Алешин был награжден зарубежными поездками в Австрию, Францию, Германию, Англию. Особенно сильное впечатление произвело на молодого человека путешествие в Грецию и Италию, с их музеями классической древней старины . Он увидел живую гармонию, ритм, красоту найденную архитекторами. В Европе (особенно в Англии) он усвоил новейшие принципы проектирования и строительства зданий с учетом их функциональных особенностей. Функциональность присуща всем его сооружениям, вне зависимости от стилистики и объема. План как основа функции здания был всегда чрезвычайно важен для архитектора. Он писал: "Архитектура жилого дома вытекает из его внутреннего содержания" .

Алешин, также, изучал свойства новых материалов, впоследствии применял их в своем творчестве. Увидев Эйфелеву башню в Париже, потрясенный красотой металлических мостов через Темзу, он обратил внимание на пластические и конструктивные свойства железобетона. В журнале "Зодчий" он пишет: "Появление нового стиля следует ожидать в зависимости, главным образом, от конструкций" . Впоследствии он разовьет свою мысль, утверждая, что материалы и конструкции зданий определяют форму архитектурного сооружения.

Сначала Алешин не принял модерн. В своем докладе после поездки, Павел Федотович пишет: "Модерн - проба построить лишь бы новое, но не всегда рациональное и часто не конструктивное. Модерн не имеет под собой никакой идеи и никакой правды" . Однако, уже через несколько лет архитектор создает свое первое самостоятельное произведение - Дом Бажанова, который явился шедевром стиля модерн. Здесь он блестяще воплотил идеи синтеза архитектуры, скульптуры и живописи. При этом он подошел к решению этих вопросов очень тонко и своеобразно.

Двадцатичетырехлетний Алешин освоил, чуть ли не все строительные специальности. Он говорил, что "архитектор должен владеть 150-ю профессиями" . Эта фраза, сказанная Алешиным одному из своих учеников, характеризует его в значительной степени. Зодчий с гордостью говорил о себе: "Я не просто архитектор, я - архитектор на лесах" . От внимания зодчего не ускользала ни одна деталь, касающаяся воплощения его замысла. Он лично вел переписку с фирмами, выбирал строительные материалы. Будучи прекрасным столяром-краснодеревщиком, он сам делал для себя рейсшины и угольники, оборудовав в своей мастерской маленький столярный цех .

При строительстве дома, Алешин впервые почувствовал ответственность архитектора за комплексное решение интерьера. Воплощая идею синтеза искусств, он привлек к оформлению Дома такого гениального художника, как Н.К.Рерих, использовал в оформлении творчество М.Врубеля.

На сайте внука П.Ф.Алешина - Вадима Эммануиловича Алешина я нашел копии писем Н.Рериха П.Алешину. В них художник обсуждает с архитектором тон кожи и дуба, их качество и обработку. Он пишет: "...По качеству дуб очень плотный... Светло-желтый цвет очень будет портить комнату... Кажется, Вы говорили, что дуб будет светло-серый?".

Видно, что Н.Рерих создавал свой великолепный фриз, советуясь с архитектором. В результате получилось исключительно гармоничное произведение. Алешин стремился к решению всего комплекса вопросов - от объемно - пространственных до рассмотрения цвета обоев и рисунка паркета, проектирования мебели и формы флагштока. Узор кованой решетки, лепнина на потолке, решение камина - все несло на себе художественную нагрузку, работая на общий замысел.

К сожалению, дом на Марата, стал единственным произведением архитектора в Петербурге. В процессе работы архитектор понял, что без высокого художественного вкуса, без чувства и умения владеть рисунком и цветом, он не сможет стать настоящим архитектором. Он понял, что инженерные знания должны соединиться с умением и талантом художника, интуицией и чувством вкуса.

В 1913 году известный на Украине архитектор, инженер с 10-летним стажем 32-летний Алешин поступает в Петербургскую Академию художеств в мастерскую Л.М.Бенуа . Какая требовательность к себе! Эту требовательность к себе он пронес через всю свою жизнь.

Почти все последующие годы (50 лет из 80 лет жизни), Павел Федотович работал на Украине.

В Киеве он построил здание Педагогического музея с применением железобетонного каркаса и металлического купола, создал первый на Украине дом с плоской железобетонной крышей. Крупнейшими творениями зодчего стали: поселок Харьковского тракторного завода, дом отдыха в Ростове-на-Дону, санаторий в Грозном, Дом Правительства в Харькове. Он руководил проектированием генерального плана Мурманска. И сейчас многие города бывшего СССР - Киев, Казань, Грозный, Минск, Геленджик, Москву - украшают творения мастера.

Алешин утверждал, что главное предназначение архитектуры - достижение наибольшего функционального удобства. Определив программу будущего дома (количество и размер помещений, перекрытий, технологические и санитарно-технические условия), архитектор определяет модель будущего дома. Павел Федотович всегда много внимания уделял планировке дома, как главному элементу проекта. Разработав досконально план, Алешин шел дальше, не оставляя без внимания ни одной мелочи.

В каждом творении Алешина - мысли о людях, забота об удобстве для них: как точно и удобно вставлены ручки дверей, уклон лестниц рассчитан так, чтобы минимально утомлять человека, удобно открываются окна. Алешин был функционалистом и конструктивистом в лучшем понимании этих понятий; не благодаря моде, а благодаря тому, что эти черты всегда были основными в его творчестве.

Архитектор, воспитанный и выросший на лучших образцах классической архитектуры, любил и ценил классическое наследие, но никогда не выступал за слепое копирование классических форм. Он считал, что старую архитектуру следует изучать, как пример гармонии.

Для П.Алешина дорога зодчего была неразрывно связана с педагогической и научной деятельностью. Профессор Киевского Художественного института, доктор архитектуры, он много времени посвятил обучению молодежи.

В Киевском Художественном институте, где он руководил творческой мастерской с 1923 по 1930 годы, она (мастерская) была самой большой и популярной среди студентов. Причина этого - огромное уважение студентов мастера. Он не сковывал их инициативы, прислушивался к их творческой индивидуальности. Среди его учеников много архитекторов, ученых, историков архитектуры.

П.Ф.Алешин был членом Совета по реконструкции Киева, руководителем Комиссии по охране исторических памятников города.

После освобождения Киева от фашистских захватчиков, Алешин непосредственно участвовал в восстановлении города.

Последние годы жизни, несмотря на тяжелую болезнь, Алешин посвятил развитию на Украине архитектурной науки. Он был одним из основателей Академии архитектуры на Украине и ее вице - президентом (1945 - 1950г.г.). С 1943 года Павел Федотович - главный архитектор Украины .

Зодчий прожил долгую жизнь. За это время сменились не только стилистические пристрастия общества - сменилась идеология. Профессия требовала от него быть выразителем чьих-то вкусов, эстетических взглядов. Архитектор, в этом смысле, не свободен в выборе. Его зависимость от установок заказчика велика, как ни в каком другом виде искусства. Павел Федотович не имел возможности проявить свою яркую индивидуальность в условиях типового проектирования, принятого в СССР. Хотя архитектору и удалось занять важное место в истории советской архитектуры, его яркая индивидуальность, размах, художественный вкус и мастерство не были полностью востребованы после революции .

Профессор Алешин умер в 1961 году в Киеве и похоронен в пантеоне советских украинских зодчих на Лукьяновском кладбище .

Филадельф Геннадиевич Бажанов
(1865 - 1931)

Кем же был купец с необычным именем Филадельф?

Безусловно, это была незаурядная личность. Он прожил славную и достойную жизнь, оставив значительный след в судьбах людей и в истории нашего города.

Ф.Г.Бажанов родился 4 марта 1865 в г. Любиме, Ярославской губернии. (В доме, в гербовом зале, есть герб губернии с изображением медведя). Ярославский край дал России много ярких и талантливых людей, в том числе известных всем купцов - братьев Елисеевых. Возможно именно то, что они земляки, способствовало в дальнейшем их совместной коммерческой и благотворительной деятельности.

Бажанов получил домашнее образование. В Петербург был привезен в юношеском возрасте.

В "Справочной книге о лицах Санкт-Петербургского купечества" за 1905 год, хранящейся в Российской Национальной библиотеке СПб уже упоминается Ф.Г.Бажанов. Он живет в доме №20 по Кузнечному переулку, имеет дом в Выборге. Он женат на Екатерине Владимировне (урожденной Чувалдиной). Имеет шестерых детей, старшему из которых 14 лет .

Филадельф Геннадиевич уже известный уважаемый деятель, занимающийся благотворительностью.

С 1895 года Бажанов вступает в дело своего покойного тестя В.И.Чувалдина, которым, после смерти мужа, заведовала Анна Петровна Чувалдина, и начинает им управлять. В 1904 году Ф.Г.Бажанов с женой и их компаньон В.П.Попов преобразовали фирму в акционерное общество "Бажанов Ф.Г. и Чувалдиной А.П. торгово-промышленное товарищество" с капиталом 1.5 млн. рублей. Очевидно, ему удалось достичь больших успехов на этом поприще, так как с 1893 по 1898 год он состоял в купечестве по 2-ой гильдии, а в 1905 году о нем говорится как о купце 1-ой гильдии. (Сословное свидетельство 1-ой гильдии №3712, промышленное свидетельство 1-ого разряда №3713). Прибыль компании за 1912 год - 12406 руб. В 1915г. баланс компании - 5622889 руб .

Что же такое купец первой гильдии?

С конца 18 века в России купечество делилось на 3 гильдии. В одну из 3-х гильдий можно было записаться в зависимости от объявленного капитала. Для вступления в 1-ую гильдию надо было заплатить 50 руб. и приобрести промысловое свидетельство на торговое предприятие 1-го разряда.

Какими правами пользовались купцы 1-ой гильдии?

  • паспортная льгота (в отличие от крестьян и мещан купечеству не требовалась приписка к месту жительства);
  • освобождались от рекрутской повинности;
  • освобождались от телесных наказаний;
  • получали право иметь фабрики и заводы, загородные дома, морские суда, торговать за пределами империи;
  • имели право на ношение шпаги (при русской одежде - сабли);
  • имели право посещать императорский Двор (для лиц мужского пола);
  • могли получать чины;
  • определять детей в привилегированные учебные заведения;
  • получать почетное гражданство;
  • избирать и быть избранными в общественные учреждения;
  • быть членом Коммерческого суда.

За успешную торговую и промышленную деятельность купцы могли удостоиться наград (орденов и медалей). Однако, награждение не могло быть прямо связано с денежными пожертвованиями. Получение ордена, возможно, было лишь при наличии у купца золотой медали на шее на Андреевской ленте. Купец, удостоенный ордена получал звание потомственного почетного гражданина .

Итак, в возрасте 31 года Ф.Г.Бажанов уже был купцом 1-ой гильдии, а в 38 лет - имел золотую медаль на Андреевской ленте, которая давала ему право получить звание потомственного почетного гражданина СПб .

За какие же заслуги он получил такое почетное звание?

В справочниках "Весь Петербург" за 1907-1913г.г. удалось найти сведения об обществе "Триумфальной бумагопрядильной и ткацкой мануфактуры", Председателем правления которой был Филадельф Геннадиевич Бажанов.

Основано общество было подданным Великобритании Джоном Шау и находилось в Болдыревском пер., д.7 (вблизи Нарвских триумфальных ворот)

Работало 350 человек, что было по тому времени достаточно много. Выпускали суровые полотняные ткани высокого качества, которые охотно покупали в России и за рубежом. В начале 1900-х годов основной капитал - 500 тыс. руб. К 1912 году численность рабочих - 550 чел, прибыль компании - 44482 руб. В 1916 г. предприятие куплено с торгов Петербургским частным коммерческим банком .

Успешная коммерческая деятельность Филадельфа Геннадиевича сделала его влиятельным лицом среди промышленников и купцов СПб. Это позволило ему стать членом правления Общества Взаимного Кредита. Этому обществу принадлежит настолько важная роль в истории Санкт-Петербурга и России, что оно заслуживает особого внимания.

Общество Взаимного Кредита

Когда вы попадаете на набережную канала Грибоедова (ранее - Екатерининский), то недалеко от "Дома Книги" вы не можете не обратить внимания на здание, на фасаде которого находится надпись со старой орфографией: "Общество Взаимнаго Кредита" (далее - О.В.К.).

В Российской Национальной библиотеке есть множество изданий, посвященных этому Обществу. Самым интересным мне показалось юбилейное издание, посвященное его пятидесятилетию .

Бархатная обложка, прекрасные фотографии, среди которых - "Операционное зало", фотография заседания Совета Общества, среди членов которого мы увидели Ф.Г.Бажанова, а также масса интересных сведений о деятельности самого Общества.

О.В.К. было основано в 1864 г., через три года после падения крепостного права. Это событие стало переломным в хозяйственной жизни страны. Даровой труд крепостных крестьян сменился наемным трудом. Назрела необходимость в посредничестве между производителем и потребителем. Потребовалось увеличения денежных средств и развития кредита. Особенно важным это стало после большого пожара в Апраксином дворе, от которого пострадали мелкие и средние торговцы.

По инициативе Е.И.Ламанского 17 марта 1864г. было основано О.В.К. Предварительно он изучил банковское дело в Западной Европе, особенно во Франции и Бельгии. Это позволило ему использовать ему самые современные способы ведения дел. Интересной и новой для того времени была система банковских ячеек, обеспечивающая безопасность вкладов. Все страницы газет начала 20 века буквально испещрены рекламой различных филиалов и банков этого общества. В 1913г. число его членов составляло 8118 чел, чистая прибыль - 432 тыс. руб .

О.В.К. финансировало буквально все сферы деятельности русского общества. Стать членом О.В.К. и получить кредит могли представители всех слоев общества (от крестьян до титулованных особ). Пользовались услугами О.В.К. - инженеры, доктора, военные, чиновники, духовенство, землевладельцы, ремесленники, мещане и даже иностранные подданные. Каждый мог прийти в банк и получить ссуду от 300 руб. до 150 тыс. руб. При открытии счетов платили 3% годовых, затем - до 6%.

Без преувеличения можно сказать, что О.В.К. сыграло колоссальную роль в развитии малого и среднего бизнеса России в конце 19 - начале 20 веков.

Прочитав об истории этого общества, я задумался над тем, что сейчас, когда так много говорят о развитии малого и среднего бизнеса, нашей стране очень нужен такой банк, который бы помог ей встать на ноги и укрепить экономику.

Ф.Г.Бажанов, будучи членом Совета Правления О.В.К., определял успешную политику этого общества и значение его деятельности трудно переоценить.

В "Справочной книге о лицах СПб купечества" за 1905 год, Бажанов фигурирует так же, как член СПб коммерческого суда . Эта должность была выборной, следовательно, Филадельф Геннадиевич пользовался большим уважением в купеческом сословии.

Коммерческие суды существовали с давних времен, и служили для разбирательства торговых споров. Этому способствовала склонность того времени к созданию для каждого сословия особых судов, а также успешное развитие торговых отношений .

Благотворительная деятельность Ф.Г.Бажанова

Заработав внушительный капитал, Филадельф Геннадиевич смог позволить себе благотворительную деятельность. В справочниках "Весь Петербург" Бажанов неоднократно упоминается, как попечитель различных приютов и школ.

Одним из таких приютов был широко известный в Петербурге приют принца Ольденбургского, основанный в 1846г.

Основная цель Приюта состояла в том, чтобы дать образование и воспитание круглым сиротам и детям, лишенным попечения родителей. В 1861 г. для приюта было построено специальное здание на улице 12-ой роты Измайловского полка (ныне - 12-ая Красноармейская). Было много филиалов приюта: в Луге, в Лесном и в Гаграх. Всего в 1913 г. насчитывалось 1837 воспитанников.

Учебная программа составлялась с учетом мнения попечительского совета, куда входил и Ф.Г.Бажанов. Попечительский совет давал большую часть денег для работы приюта.

Целью воспитания было развитие воли, усидчивости и миролюбия. Выпускались работники, способные к деятельности на пользу себе и обществу.

Можно понять какими гуманными целями руководствовались попечители Приюта (и в их числе Бажанов) и насколько была успешной их деятельность, ведь Приют просуществовал более 60-ти лет, до самой революции.

На средства попечителей была создана Торговая школа им. Императора Николая 2 на 6-й Рождественской улице (ныне - 6-я Советская ул.), дом 3.

В попечительский совет школы входили три купца Елисеевы, Ф.Г.Бажанов, и др.

Здесь, также как и в приюте принца Ольденбургского, воспитывались дети, лишенные родителей, или дети из малообеспеченных семей. Дети получали образование, воспитание, профессию.

Кроме того, Ф.Бажанов был почетным членом дома Анатолия Демидова , который принадлежал к числу учреждений Ведомства Императрицы Марии. Этот дом, как и приют принца Ольденбургского, имел целью воспитание бедных девиц всех сословий, их образование, обучение ремеслам. Дом существовал на средства благотворителей и на доход от торговых оборотов дома. Попечители заботились об улучшении материального состояния дома, принимали на службу и увольняли должностных лиц, следили за соблюдением устава. Почетные члены (в их числе Бажанов) - благотворители, пожертвовавшие не менее 5 тыс. руб., сохраняли за собой это звание пожизненно.

Филадельф Геннадиевич был глубоко религиозным человеком. Он являлся церковным старостой церкви "Святой Екатерины" (на Васильевском острове) . Он пожертвовал крупную сумму денег на восстановление церкви в Тихвине.

После революции Ф.Г.Бажанов в 1918г. покинул Россию . В справочнике "Незабытые могилы" . Есть ссылки на газеты русской эмиграции за рубежом ("Новое русское слово", "Руль" , "Возрождение" ) за март-апрель 1931 года. В Москве в библиотеке федеральных архивов (Москва, ул. Большая Пироговская, 17) удалось найти эти газеты. В них оказались краткие некрологи на смерть Бажанова. В них говорилось, что он был видным коммерческим деятелем и промышленником СПб, совершал миллионные сделки, кратко были перечислены его заслуги. Особенно важным являлось сообщение о том, что Филадельф Геннадиевич умер 3 марта 1931г. в поселке Келломяки (ныне пос. Комарово, Лен обл.) и похоронен на православном кладбище. Тогда это была территория Финляндии. До этого точная дата его смерти и места захоронения были неизвестны.

Я предпринял некоторые шаги в поисках могилы Филадельфа Бажанова. Несколко лет назад, посещая могилу Анны Ахматовой, я был на кладбище в Комарово и видел, что оно очень небольшое и там нет никакой администрации. Мне удалось узнать, что комаровским кладбищем руководит директор зеленогорского кладбища. Из разговора с ним выяснилось, что вероятность нахождения захоронения 1931 года ничтожна мала. Дело в том, что архивные книги захоронений по кладбищу в Комарово, ведутся только с 1947 года. Во время Великой Отечественной войны в этих местах шли ожесточенные бои, и многие могилы были просто разрушены, а более ранние архивные данные, скорее всего, находятся в Финляндии.

В результате проведенных исследований удалось составить некоторое представление о личности Бажанова. В журнале "Нева", посвященному купеческому Петербургу , я увидел первую фотографию Бажанова. Далее удалось найти еще (на фоне строящегося дома), и среди членов Совета правления О.В.К. Филадельф Геннадиевич производит впечатление умного и уверенного в себе человека. Его жизненный путь доказывает, что он был человеком энергичным, предприимчивым. Бажанов был хорошим семьянином: у него было 11 детей. В мартирологах указывается, что он был отзывчивым человеком и пользовался большой популярностью у близких. Это подтверждается и его благотворительной деятельностью. Филадельф Геннадиевич Бажанов оставил яркий след в истории нашего города.

Петр Кузьмич Ваулин
(1870-1943)

Ваулин родился в крестьянской семье, в селе Черевицкое, Екатеринбургской губернии. После окончания в 1890г Красноуфимской сельскохозяйственной школы, он был приглашен в Техническое училище Костромы руководителем мастерской по огнеупорной и кислотоупорной керамике . Ему была предоставлена возможность для обстоятельного изучения керамической отрасли в России и Финляндии. Были отпущены средства на постройку экспериментальной мастерской, которая была им построена в селе Абрамцеве, Московской губернии в имении С.И.Мамонтова. Он получил предложение работать в мастерской. Мастерская, которой стал заведовать Ваулин, была им расширена и превращена в Производственную художественно-керамическую мастерскую "Абрамцево", в которой он проработал до октября 1903 года .

Как вспоминала впоследствии Н.В.Поленова: "Мастер Ваулин попался очень талантливый и знающий. Общее творческое настроение охватило и его, и он увлекся разнообразием тонов, стал добиваться оригинальной колоритной поливы, применяя свои знания химика и гончара. Успех его изобретений в этой специальности, обративший на себя внимание художников, поощрял его; он чувствовал себя не просто мастеровым, а причастным к художественному миру и весь отдался интересному делу".

В этой мастерской работали: М.А.Врубель, В.А.Серов, К.А.Коровин, В.М. и А.М.Васнецовы, И.Е.Репин, В.Д. и Е.Д. Поленовы, А.Я.Головин, А.Т.Матвеев. Для Ваулина сотрудничество со столь яркими талантами, особенно с Врубелем, стало важнейшей школой, предопределившей его дальнейший творческий путь. Он определял техническое качество абрамцевской керамики на протяжении 13 лет. В 1899г открыл технологию восстановительного обжига; даже если сам мастер не был первым в России, кто овладел ею, его безусловной заслугой было то, что он не стал делать секрета из своего открытия, а подробно описал его в периодической печати. По его собственным словам, "Тайна производства может служить только тормозом для развития данной отрасли промышленности".

В начале 20 века Ваулин - бесспорный авторитет в области производства художественной керамики. С 1903 по 1906гг он активно сотрудничал с журналом "Керамическое обозрение", издаваемым в городе Николаеве. Стремление к более независимой деятельности заставило Ваулина в конце 1903г покинуть Абрамцево и возглавить керамические мастерские в Миргороде. Однако новаторские идеи мастера привели к конфликту с администрацией. "После ухода из Миргорода, - писал он, - я получил приглашение от Мамонтова снова вернуться в мастерскую "Абрамцево", но вследствие идеологического с ним разногласия я поехал в Петербург".

Не исключено, что не в последнюю очередь это было связано с жестким диктатом Саввы Ивановича. Именно так можно трактовать фрагмент из его письма к С.И. Мамонтову, датированного началом 1905г.: "Не знаю, как Вы смотрите на керамику и, что думаете делать, но я в последний приезд заметил в Вас барина - Вы не хотите делать облицовок, а хотите делать то, что Вы предложите. Но не думаю, что так нужно поступать, а думаю, что следует делать всякую красивую облицовку" .

Летом 1906 г. он прибыл на берега Невы.

Окрестности Петербурга изобилуют кембрийской глиной, вполне пригодной для использования в керамическом производстве. В поселке Кикерино, с 1878 г. находилось небольшое кирпичное предприятие, которое в 1904 г. было переоборудовано в завод гончарно-изразцовых изделий. В июне 1906г завод уступил часть заводской территории Ваулину. Опытному практику - керамисту нетрудно было приспособить старое помещение для своих целей, однако и ему оказалось не под силу сделать это в одиночку, и вскоре он принял предложение О.О.Гельдвейна об организации совместного предприятия.

"Работа в Кикерине была продолжением и углублением моей "абрамцевской" работы. Изделия изготавливались из местного сырья так же, как в "Абрамцево", и того же характера".

Так же как в Абрамцеве, здесь начинают работать виднейшие художники и архитекторы того времени: Н.К.Рерих, А.Т.Матвеев, В.Э.Борисов-Мусатов, П.В.Кузнецов, Н.В.Васильев, Р.Ф.Мельцер.

Вероятно, Рерих мог бы стать "петербургским" Врубелем в развитии майолики при условии дальнейшего взаимодействии с мастерской Ваулина. Но крайняя занятость художника, ученого не дала ему возможности продолжить интересно начатые опыты в керамике.

Еще в Абрамцеве, проводя химико-технологические опыты над эмалевыми красками, Ваулин открыл способ получения металлизированной керамики, однако ориентация на природную красоту майолики, на традиционность поливных гончарных изделий не дала ему тогда возможности по достоинству оценить полученный результат. Вот как он сам рассказывал о сделанном открытии: "Мною в первый раз получена новая люстровка еще в октябре 1899г, когда ни одна из русских фабрик еще не выпускала этого рода изделий. Даже на парижской выставке никто из русских фабрикантов и вообще керамистов не экспонировал изделий с новой люстровкой". За успехи в разработке технологии производства майолики на Всемирной выставке в Париже 1900г Ваулин был награжден почетным дипломом.

Деятельность Ваулина в Петербурге достигла своей цели. Мастерские стали заметным очагом распространения искусства керамики. Кроме работ для столицы, в Кикерине выполнялись работы для Москвы, Перми, Ростова-на-Дону, Самары, Бухареста, Софии. Здесь возникла подлинная творческая экспериментальная лаборатория, в которой разрабатывались новые химико-технологические методы получения керамических красок, обогащавших палитру художников, велся поиск расширения возможностей применения майолики.

Кроме облицовочных и монументально-декоративных произведений под руководством Ваулина выполнялись работы для интерьеров. Печи и камины - необходимый атрибут внутренних помещений - рассматривались не только как отопительная система, но и как повод для создания декоративно-художественного произведения. В Кикерине были изготовлены повторение знаменитого врубелевского камина "Вольга и Микула", печи по эскизам архитекторов А.А.Оля, А.И.Таманяна и самого Ваулина. Все они отличались высокими техническими качествами и законченной гармонией форм. В музеях Петербурга, в частных коллекциях в большом количестве сохраняются предметы декоративно-прикладного искусства, изготовленные в Кикерине. Есть удивительные по красоте кувшины, тарелки, вазочки, переливающиеся всеми цветами радуги. Большинство их ярко, нарядно, в них преобладают растительные орнаменты - другими словами его работы демонстрируют индивидуальный и узнаваемый творческий почерк.

После революции Ваулин остался заведующим производственно-технической частью в Кикерине. В 1924г. он заведовал керамической мастерской Академии Художеств.

В 1936г Ваулин был арестован и сослан в Куйбышев. Перед началом В.О.В. ему было разрешено переехать в город Ворошиловград (ныне - Луганск) к сыну В.П.Ваулину. Вместе они открыли небольшую гончарную мастерскую по обжигу горшков. Во время войны, обвиненный в пособничестве фашистам он был брошен в тюрьму, в которой и умер в 1943г. После окончания войны художник - керамист был полностью реабилитирован .

Мир иных реалий

Рубеж 19-20-го столетий ознаменовался расцветом искусств. Неслучайно за этой эпохой утвердилось название "серебряного века". Это была новая волна духовного возрождения России. Особенный подъем переживают пространственные искусства: архитектура, скульптура, живопись, графика.

Центральным художественным течением эпохи является символизм и стиль "модерн". Символизм - идейно-эстетическое направление, воплотившееся во всех областях искусств. Символ отличен от аллегории и художественного образа. Он говорит о существовании высших миров, реальный мир превращается в метафору или миф. В изобразительном искусстве идеи символизма были выражены в стиле "модерн". Н.В.Сергеева утверждает, что в России единственными художниками-символистами были Н.Рерих и М.Врубель .

Поэтому, созданный творчеством этих двух гениев интерьер дома Бажанова является уникальным и представляет собой колоссальный интерес.

Какие же черты символизма воплотились в творениях Н.Рериха и М.Врубеля в доме Бажанова:

  • отказ от реалистического изображения мира
  • обращение к возвышенной, часто мифологической тематике.
  • использование народных преданий, национальных мотивов
  • поиски новых изобразительных приемов.

А.Блок называл их "сочинителями невиданных ощущений", способными на "интуитивное сознание", на создание "второго плана бытия" .

По словам Н.А.Бердяева после революции "Русь звериная" победила "Русь духовную" . Поэтому особенно важно для наших современников познакомиться с еще одним из последних шедевров "Руси духовной".

Первый и единственный в своем роде опыт сравнения творчества Врубеля и Рериха, где наследие Врубеля рассматривается через призму живописи Рериха, принадлежит известному художественному критику начала XX века Сергею Маковскому. Он писал: "Многое в мученичестве вдохновенном Врубеля открылось мне в ту пору через творчество Рериха" .

Противопоставляя Врубеля и Рериха, С.Маковский одинаково относит их творчество к явлению символизма в искусстве. "Но демонизм Врубеля активен, - отмечает критик. - Он откровеннее, ярче, волшебнее. Символизм Рериха - пассивнее, тише, как весь колорит его живописи, как мистика народа, с которой он сроднился если не сердцем, то мыслью".

В 1918 году С.Маковский вновь возвращается к данной теме в статье "Рерих и Врубель". Здесь критиком уже отмечаются сходные черты двух великих современников."Оба они потусторонние... - напишет С.Маковский. - Оба они - горние и пещерные: волшебствуют на вершинах, для которых восходит и заходит не наше солнце, и в таинственных гротах, где мерцают самоцветные камни невиданных пород". "Если спросить Рериха, что он больше всего любит, он ответит: камни... И в живописи Врубеля есть начало каменное", - заключает исследователь.

В творчестве Рериха и Врубеля русский символизм пережил вершину своего взлета. Они хотя и кратко, но достаточно тесно общались друг с другом. И здесь на первый план выступает литературное наследие Рериха, написавшего ряд воспоминаний о своих встречах с Врубелем, которые были опубликованы на страницах журналов и в книгах мастера. Эти воспоминания свидетельствуют о том, что и творчество, и сама личность Врубеля оставили глубокий след в душе Рериха.

Первое впечатление от Врубеля у Рериха связано с периодом учебы в Академии художеств. "Среди рисунков в Академии на стенах классов можно было видеть целое собрание наших лучших художников - даже такие новаторы, как Врубель, оставили свои памятки на стенах натурных классов", - вспоминал художник.

Еще до личного знакомства с Врубелем Рерих посвятил ему очерк, который был опубликован в журнале русских символистов "Весы". Здесь Рерих писал: "Но иначе бывает перед вещами Врубеля. Уходя от них, всегда хочется вернуться. Чувствуется всем существом, сколько еще не досмотрено, сколько нового еще можно найти. Хочется жить с ними. Хочется видеть их утром, и вечером, и в разных освещениях. И все будет новое". Завершается очерк словами: "Будем беречь Врубеля" .

Личное знакомство Рериха с Врубелем состоялось между приступами болезни последнего, вероятно, в 1904 году. "Летом 1904 г. произошло последнее выздоровление Врубеля. На этот раз недуг оставил его в покое около полугода. Врубель поселился с женой и сестрой сперва в Москве, а потом к осени в Петербурге", - вспоминал ученик художника критик С.Яремич . "В то время (1903(4)) Врубель после периода невменяемости опять "воскресал". В "Листах дневника" Рерих также вспоминает о переписке с Врубелем, о последней с ним встрече, произошедшей в 1905 году. С горечью и не раз будет вспоминать Рерих о неприязненном отношении к Врубелю со стороны Академии художеств, о том, каких трудов стоило пробить для больного художника "крошечную пенсию". "Не сошел ли он с ума от всех тех жестоких несправедливостей, которыми невежественные дикари кололи и обжигали его возвышенное сознание?" - писал Рерих о Врубеле .

Таким образом, Врубель и Рерих были близки друг другу и творчески, и лично.

Сюита "Богатырский фриз" Н.К.Рериха

Во время своих многочисленных странствий Николай Константинович Рерих постоянно изучал жизнь и культуру других народов. Но куда бы ни забросила его судьба - в Финляндию или Монголию, Англию иди Китай, Соединенные Штаты или Индию, - он всюду возвращался к излюбленной своей теме - теме богатырства русского народа.

В юные годы, путешествуя по родной земле, Николай Константинович поэтическим взором художника в самой жизни видел истинных богатырей. На Ильмень-озере он встречает рыбаков, которые поражают его своей силой и выносливостью, и он восторженно пишет о них как о диковинном народе. Образы богатырей, рожденные воображением, вдохновленные увиденным на родной земле и дополненные различным историческим материалом, воплощаются художником в картинах, очерках, стихах.

Особую ценность в прошлом представляли для него история народа и его культура. В искусстве народном, в фольклоре он видел духовные богатства России, выражение мудрости народного мышления. И эта сокрытая сила являлась для художника основой исторического прогресса. Рерих писал: "Славе Великого Народа русского приносим несломимо творчество наше. Незнающий прошлого не может думать о будущем" .

В огромном наследии Рериха среди работ на темы героического эпоса наибольший интерес представляет "Богатырский фриз". Он был создан в 1908-1910г.г. в Петербурге .

Этот фриз состоял из 19-ти полотен. При всей декоративной лаконичности цветов, выдержанных в холодной тональности севера, и простоте композиций, замкнутых архитектурой или разворачивающихся на фоне бескрайних пейзажей, герои этих картин наделены индивидуальным характером.

Фриз начинали два панно, расположенные по сторонам от дверного проема, - "Баян" и "Витязь". Баян с гуслями поет о подвигах русских богатырей. Серьезен и сосредоточен его бледный лик. Печален образ витязя. Оба панно как бы предваряли собою образный мир всей серии в целом, служили своеобразным прологом к ней.

По левую руку от дверного проема находились большие полотна - "Вольга" и "Микула". Сурова кряжистая фигура Микулы Селяниновича в холщовой рубахе. Он изображен могучим пахарем. По-другому строится композиция "Вольга". Оба панно задуманы как парные, тематически связанные между собою. В Государственной Третьяковской галерее хранится набросок композиции этих панно. Обе сцены расположены на одном листе и отделены друг от друга только чертой. В интерьере панно разделены камином.

На противопоставлении: на контрастном подчеркивании образов строятся также два других произведения - "Илья Муромец" и "Соловей-разбойник". Илья Муромец, как и в былине, олицетворяет защитника земли русской. Подобно Микуле Селяниновичу, он неразрывно связан с землей. За его фигурой простираются синие озера и реки, холмы и белокаменные города. Соловей-разбойник показан совершенно иначе: оп забился в избушку на курьих ножках, которая словно подчеркивает его обреченность. Эти панно в интерьере располагались по сторонам от большого оконного проема.

Кроме того, над окном помещалось длинное узкое панно "Городище". Самое большое панно - "Садко". Его длина - 7 метров. Садко не богатырь. Он не совершал воинских подвигов. В былинах повествуется о нем как о певце, гусляре, пленившем царя морского, а также как о богатом купце новгородском. "Садко" отличается от других полотен по колориту праздничному, радостному.

Во всех полотнах фриза доминируют пейзажные фоны, решенные в основном на сочетании синих, зеленых, коричневых цветов. Центральное панно построено на контрастных, декоративно-красочных сопоставлениях синего, красного, белого. Дополнительный декоративный элемент вносят нарядные одежды Садко и его дружины, роспись на кораблях.

На 12 других полотнах изображены стилизованные, плавно изогнутые цветы и стебли.

В "Богатырском фризе" в образах былинных богатырей Н.К.Рерих утверждал свои мысли о народе, славил его трудовой и ратный подвиг, силу, красоту, талантливость. В одной из статей он писал, что плафоны и стены общественных зданий должны "расцвечать" "не пауки и сырость", а "живопись лучших художников, вдохновляемых широким размахом задачи .

В годы Великой Отечественной войны в условиях блокады панно были повреждены. Весь фриз покрылся толстым слоем копоти.

В 1964 году "Богатырский фриз" был передан в Государственный Русский музей .

Большую работу по его восстановлению провел старший художник-реставратор К.В.Бернякович. Особенно пострадало панно "Вольга". Кроме сильного загрязнения, на нем оказался также утраченным правый нижний угол холста размером 82x67 см. С лицевой стороны на вырез была наложена заплата, небрежно закрашенная масляной краской с заходом на авторскую живопись. После удаления заплаты проведено местное укрепление живописи около выреза и прессование деформации основы. Для восполнения утраты подобран холст 19 века, близкий по толщине, плетению и фактуре авторскому и вмонтирован в вырез; с тыльной стороны холста подведен пластырь. С авторской живописи вокруг выреза удалена масляная краска. Вставка холста проклеена рыбьим клеем и покрыта грунтом синего цвета, близким авторскому. Поставлены пластыри на мелкие порывы, удалены загрязнения и укреплены участки осыпей красочного слоя.

Полотна после реставрации впервые экспонировались в музее на юбилейной выставке художника осенью 1974 года.

Камин "Микула Селянинович и Вольга"

В живописном убранстве интерьеров в полный голос звучала национально-романтическая тема, проникнутая былинной героикой. Задавала тон майоликовая композиция камина "Микула Селянинович и Вольга" в приемной - одно из повторений известной работы М.А.Врубеля, впервые выполненной в Москве в 1899 году .

Блестящий образец "неорусского стиля", вобравший в себя декоративные открытия величайшего художника отечественного модерна, был вновь воспроизведен для дома Бажанова Петром Ваулиным в кикеринских мастерских в 1908г.

Когда работы по отделке интерьеров дома Бажанова были в разгаре, О.О.Гельдвейн сообщил владельцу здания, что "на днях закончен в наших мастерских монументальный камин по рисунку художника Врубеля". Он предложил приобрести его "для одной из многочисленных зал Вашей квартиры" . Камин, тематически увязанный с "Богатырским фризом" большой столовой, был приобретен и стал одним из лучших украшений квартиры Бажанова.

На его фасаде слева - идущий за сохой Микула в голубых с белым одеждах, а справа - Вольга в коричневых доспехах на могучем белогривом коне. Венчают композицию фигуры сказочных птиц "сирин" с женскими головами.

Мотивы древнерусского узора органично стилизованы под модерн. Композиции свойственны монументальность, щедрая цветовая гамма, созвучная духу сказочности. Технология восстановительного обжига усиливала декоративное звучание поверхности переливчатостью и мерцанием цвета. Создатели камина свободно подчиняли форму изображений конфигурациям изразцов. Стыки их то совпадают с рисунком, подчеркивая его, то рассекают цветовые плоскости. Иногда в изразцах прочерчены бороздки, выявляющие контур (способ "ложной мозаики").

Этот камин никогда не покидал стен дома с момента приобретения и использовался по своему прямому назначению. Все его чугунные элементы - таган, колосники, боковины, жестко связаны между собой. Стороны топки скреплены выполненными из латуни змеями. Все это гармонично увязано с майоликовыми элементами лицевой стороны камина.

В настоящее время известно местонахождение пяти экземпляров-вариантов камина, различных по колористическому решению и некоторым деталям рисунка и декора.

Среди них - основной экземпляр, сделанный в 1899 году в мастерских "Абрамцево" и экспонировавшийся на Всемирной выставке в Париже 1900 года. Судя по откликам прессы, керамика Абрамцева сыграла в восприятии Русского отдела далеко не последнюю роль. В своих парижских корреспонденциях журналисты откровенно писали, что в целом отечественные стенды значительно уступали экспозициям развитых западноевропейских стран - как всегда были представлены природные богатства России, а не достижения ее науки и техники. По словам русской прессы: "Если что привлекает внимание, то это бесподобные изделия из металлов с применением цветных эмалей, а также из стекла и отчасти из майолики" .

Действительно, русская керамика в Париже была щедро награждена. Врубель, в частности, за этот камин получил золотую медаль. Камин был продан с выставки и остался во Франции .

"Московские" камины находятся в музее-заповеднике "Коломенское" (передан в 1934г из Государственного музея керамики), в Государственной Третьяковской галерее (поступил в 1965г из дома №14 на Садовой-Самотечной улице), во Всероссийском Музее декоративно-прикладного искусства и народного творчества (поступил из собрания музея народного искусства имени С.Т.Морозова в 2003г). В музей Морозова камин поступил в 1910г. непосредственно из гончарной мастерской "Абрамцево" .

"Петербургские" камины находятся в Государственном Русском музее (поступил в 1957г) и в самом доме Бажанова.

К сожалению, камин, находящийся в Русском музее, мне увидеть не удалось. По словам хранителя музея (с которым я разговаривал), он хранится в разобранном виде, и собирается только для выставок. Его цветной фотографии нет, а черно-белое изображение не представляет большого интереса.

Все камины, кроме находящегося в доме Бажанова никогда не выполняли утилитарных функций и, вероятно, были созданы, как выставочные образцы.

Камины в Музее-заповеднике "Коломенское" и в Музее декоративно-прикладного искусства находятся в экспозиции. Другие камины - в запасниках музеев.

Заключение

Работа окончена.

Во время сбора материалов мне посчастливилось держать в руках старинные книги, документы, газеты начала века и пр. В поисках каминов я побывал в музее-усадьбе Абрамцево. Здесь я окунулся в сказочную атмосферу Берендеевского леса и быта художников серебряного века, которые жили и творили там. Я познакомился с сотрудником керамической мастерской этой усадьбы Н.Д.Скомороховым. Он не только посвящает свою жизнь исследованию истории керамики Абрамцева, но и обучает гончарному делу детей. Может быть, из них не получатся Ваулины или Врубели, но они точно не станут наркоманами и бездельниками. Я также побывал в музее Декоративно-прикладного искусства в Москве и познакомился там с научным сотрудником - К.Ю.Нарвойтом. Этот одухотворенный интеллигентный человек заразил меня своей увлеченностью и жаждой поиска. Благодаря таким людям русская культура никогда не придет в упадок, и будет развиваться.

Недавно при очередном посещении Русского музея я с удовольствием для себя обнаружил "ставшие родными" 4 полотна Н.К.Рериха из Сюиты "Богатырский фриз", которые украшают теперь стены второго этажа лестницы корпуса Бенуа.

Совсем недавно мне в руки попала книга Г.Т.Полилова и Н.А.Лейкина "Петербургское купечество в 19 веке". Я узнал о нравах, быте, семейном укладе, воспитании детей купечества того времени. Не стоит идеализировать эту эпоху. В ней были свои трудности и отрицательные моменты. Но удивительная теплота отношений, верность купеческому слову, порядочность приятно удивили меня. Купцы того времени были истинными патриотами, они сделали много добра своей родине, занимались благотворительностью. Очень жаль, что современные ценности с тех пор так сильно изменились.

Дом на улице Марата 72, несмотря на реконструкцию, сохранил уютную и теплую атмосферу благодаря работникам библиотеки, которые трепетно и с любовью поддерживают его дух. Я породнился с этим домом, он стал неотъемлемой частью моей жизни. Мне очень грустно расставаться с ним. В силу своей занятости, я не смогу уделять ему достаточно времени. К сожалению, мне не удалось встретиться с потомками Филадельфа Геннадиевича. Я думаю, что они могли бы рассказать много интересного о жизни и деятельностей Бажанова за границей, о том, как сложилась судьба его детей. Я не теряю надежды встретиться с ними.

В наши дни Дом Бажанова вызывает большой интерес. В ближайшее время намечается проведение конференции, посвященной его истории.

Я планирую принять в ней участие.

Я советую всем посетить Дом Бажанова, насладиться красотой интерьеров и послушать удивительную экскурсию Галины Николаевной Гашковой.

Хочется снова и снова повторять замечательные строки Вадима Шефнера:

Я, словно в прозрении неком,
Шагаю, дивлюсь, наблюдаю -
И в детство двадцатого века,
Как в море, впадаю, впадаю...

Список использованной литературы

  1. Арзуманова О.И., Любартович В.А., Нащокина М.В. Керамика Абрамцева в собрании Московского Государственного университета инженерной экологии. М.: Жираф, 2000 г.
  2. Аронов А.А. Золотой век русского меценатства. М.: МГУК, 1995 г.
  3. Барышников М.Н. Деловой мир Петербурга. СПб.: Logos, 2000 г.
  4. Беликов П.Ф. Князева В.П. Николай Константинович Рерих. Самара: Агни, 1996 г.
  5. Березкин Л. В гостях у купца Бажанова. Через 100 лет после новоселья // "Известия" 24.01.2001 г.
  6. Бычков Н.К.Рерих. Богатырский фриз // Огонек, 1987 г, № 24.
  7. Васильева О.А. История реставрации камина "Микула Селянинович и Вольга". М.: Пинакотека, 1997 г.
  8. Ваулин П.К. Как получаются радужные металлические люстры // Керамическое обозрение, 1904 г, №141.
  9. Ваулин П.К. О положении керамического производства в России // Зодчий, 1907 г., №20.
  10. Весь Петербург. Справочник, 1908 г.
  11. Весь Петербург. Справочник, 1913 г.
  12. Весь Петербург. Справочник, 1914 г.
  13. "Возрождение", Париж, 1931г., 17 марта, № 2114.
  14. Воинов В. Дом на улице Марата // "Вечерний Ленинград", 1977 г., 20 января.
  15. Герман М. Великие мастера живописи. Михаил Врубель, СПб.: Аврора, 1996 г.
  16. Дом Анатолия Демидова. Устав дома. СПб, 1894 г.
  17. Зодчие Санкт-Петербурга 19 -нач.20 веков. Биографический словарь, СПб.: Лениздат, 2000 г.
  18. Интернет-сайт www.alyoshin.kiev.ua "Архитектор Павел Алешин. Страницы жизни и творчества. Из личного архива Вадима Алешина".
  19. Исаченко В.Г. Подлинно гражданские // Нева, 1982 г., №5.
  20. Историческая справка из Всероссийского музея декоративно - прикладного искусства и народного творчества (г. Москва).
  21. Кабанов С.А., Кулевский Л.К. Во благо России. Очерки о предпринимателях и меценатах России, СПб.: Бояныч, 1997 г.
  22. Каталог выставки работ отдела реставрации Государственного Русского музея., Научные редакторы Селизарова Е.Н., Поликарпова Г.А., Л-д.: Г.Р.М.,1977 г.
  23. Каталог Русского отдела на Всемирной Парижской выставке 1900 года, СПб., 1900г.
  24. Кириков Б.М. Архитектура петербургского модерна. Особняки и доходные дома, СПб.: Нева, 2003 год.
  25. Климов П.Ю. Золотая галерея русской живописи. Михаил Врубель, М.: Арт-Родник, 2001 г.
  26. Князева В.П. Богатырский фриз // Николай Рерих. Жизнь и творчество. Сборник статей, М., 1978 г.
  27. Краткая история 50-летн. жизни приюта принца Ольденбургского, СПб., 1896 г.
  28. Куферштейн Е.З. Такие обычные дома, СПб., 1994 г.
  29. Лелина В., Мир Петербургского модерна // СПб.: Нева 1993 г., №1.
  30. Литвинова В.П. Искусство вечных красок. Уроки творчества художника - керамиста П.К. Ваулина // Строительство и архитектура Ленинграда, 1976 г., №8.
  31. М. Врубель в Третьяковской галерее, музеях и частных собраниях Москвы. Каталог выставки, М.: Пинакотека, 1997 г.
  32. М. Врубель в Третьяковской галерее, музеях и частных собраниях Москвы. Каталог выставки, М.: Пинакотека, 1997 г.
  33. Michail Wrubel der russische symbolist. Каталог выставки Врубеля в Германии (Мюнхен, Дюссельдорф). Димонт, 1997 г.
  34. Маковецкая О. Забытый музей заброшенного искусства // Наше наследие, 1998 г., № 45.
  35. Матвеев Б., Колотов М. Дом Бажанова // Диалог 1990 г., №35.
  36. Мир искусства конца 19-нач. 20 в.в., Каталог выставки. СПб.: Г.Р.М., 2002 г.
  37. Муравьева И.А. Век модерна, СПб.: Пушкинский фонд, 2001 г.
  38. Незабытые могилы. Российское зарубежье, в 6.т, т. 1 (А-В). Некрологи 1917-1997 гг., сост. Чуваков В.Н., М., 1999г.
  39. Николай Рерих. Летопись жизни и творчества. Сборник статей. Сост. Князева В.П., СПб., 1994 г.
  40. "Новое русское слово", Нью-Йорк, 1931 г., 7 апреля, №6646.
  41. Памятники архитектуры Ленинграда. Справочник, ред. В.А.Каменский, Л-д.: Стройиздат, 1972 г.
  42. Петербург купеческий. Нева, 1998 г., №1.
  43. Петербургский Коммерческий суд (1838-1908 г.г.). Очерк истории Коммерческого суда и его современной деятельности. СПб., 1908 г.
  44. Петербургское Общество Взаимного Кредита. Исторический очерк к пятидесятилетию деятельности, СПб.: О.В.К., 1914 г. (фотографии).
  45. Приют принца Ольденбургского. Исторический очерк. СПб., 1913 г.
  46. Пунин А.Л. Богатырский фриз Н. К. Рериха // Вопросы архитектуры и графики, Л-д.: ЛИСИ, 1964 г.
  47. Ромм М.Д. Улица Марата, 72 // Ленинградская панорама, 1988 г., №5.
  48. "Руль", Берлин, 1931 г., 14 марта, №3131.
  49. Русские художники. Энциклопедический словарь. СПб.: Азбука, 2000 г.
  50. Русское декоративное искусство, в 3 т., т 3. (19 - нач. 20 века). Сборник под ред. А.И.Леонова, М.: Искусство, 1965 г.
  51. Салтыков А.Б. Избранные труды, М.: Советский художник, 1962 г.
  52. Салтыков А.Б. Русская керамика 17 - 19 века, М., 1952 г.
  53. Салтыков А.Б. Самое близкое искусство, М.: Просвещение, 1968 г.
  54. Санкт-Петербург, Петроград, Ленинград. Энциклопедический справочник. БРЭ, 2001 г.
  55. Сборник сведений о действующих в России Акционерных обществах и товариществах на паях, СПб., типография В.Кирштаума, 1911 г.
  56. Сергеева Н.В. Древнерусская традиция в символизме Н.К.Рериха, М.: Мастер-Банк, 2003 г.
  57. Сергеева Н.В. Рерих и Врубель. Эстетика русского живописного символизма, М.: Мастер-Банк, 2002 г.
  58. Скульптура и рисунки скульпторов конца 19 - начала 20 века. Каталог выставки. Государственная Третьяковская галерея, М.: Советский художник, 1977 г.
  59. Словарь русского искусства. Сост. Борисовская Н.А., М.: Белый город, 2001 г.
  60. Словарь терминов архитектуры. Сост. Юсупов А.С., СПб.: Фонд Ленинградская Галерея, 1994 г.
  61. Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества, получивших сословные свидетельства по I и II гильдиям, СПб., 1905 г.
  62. Филюта Н. Архитектор на лесах // Под ключ, 2002 г., №19.
  63. Фролов В.А. Майолика: цвет и жизнь // Арс, 1993 г, №2.
  64. Фролов В.А. Особенности творческого почерка художника-керамиста П.К.Ваулина // К истории русского изобразительного искусства 17-20 веков, СПб., 1993 г.
  65. Шефнер В. Личная вечность. Стихи разных лет. Л-д.: Советский писатель, 1984 г.
  66. Электронный музей Н.К.Рериха. Интернет-сайт
  67. Энциклопедический словарь. Изд. Ф.А.Брокгауз, И.А.Эфрон, СПб., 1895 г., т. 15.
  68. Ясиевич В.Е. Киевский зодчий П.Ф.Алешин, Киев, 1966 г.
  69. Ясиевич В.Е. Павел Алешин // Советская архитектура, 1969 г., №18.
  70. Ясиевич В.Е. Творческое кредо зодчего. К 100-летию со дня рождения П.Ф. Алешина // Строительство и архитектура, 1981 г., №3.

К началу страницы
Читайте также -
Библиотека (статьи и книги) об Павле Алешине