Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Журналы, газеты, блоги
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Библиотека (статьи и книги) об Павле Алешине.
Алена Мокроусова
"Богатырский фриз" из дома Бажанова в Петербурге
Переписка архитектора Павла Алешина с Николаем и Борисом Рерихами

Источники

1. Архитектор Павел Алешин // Письма К. Н. Рериха. Вернуться в текст
2. Гашкова Г. Судьба обитателей дома Бажанова // Десятый открытые чтения "Института Петербурга". - 2003. - С.17-23. Вернуться в текст
3. Гашкова Г. Обитатели дома Бажанова // Северный модерн. Диалог культур. - СПб.: Европейский дом, 2005. Вернуться в текст
4. Долгова А. Дім Бажанова у Петербурзі - перша самостійна споруда Павла Альошина. Від задуму до втілення // Пам'ятки України. - 2013. - №11. - С. 14-23. Вернуться в текст
5. Долгова А.И. Национальные мотивы в интерьере петербургского модерна (дома страхового общества "Россия" и Торгово-промышленного товарищества Бажанова и Чувалдиной // Актуальные проблемы теории и теории искусства: сб. науч. Статей. - Спб.: НП-Принт, 2013. - Вып. 3 / под ред. С.В. Мальцевой, Е. Ю. Станюкович-Денисовой. - С. 298-302. Вернуться в текст
6. Долгова А. И. Дом торгово-промышленного товарищества Ф. Г. Бажановой и А. П. Чувалдиной. От замысла к воплощению //Архитектура эпохи модерна в странах Балтийского региона / РААСН НИИТИАГ; сост., науч. Ред. С. С. Левошко. - СПб: Коло, 2014. - С.222-243. Вернуться в текст
7. Долгова А.И. История дома Ф.Г. Бажанова. Некоторые новые материалы // Научно-практическая конференция "Культура как основа образования", посвящённая годовщине подписания пакта Рериха о защите культурных ценностей (14-15 апреля 2014 г., Музей-усадьба Н. К. Рериха, Детская библиотека истории и культуры Санкт-Петербурга, Историко-культурный центр "Извара"). Вернуться в текст
8. Долгова А.И. "Былины" - вклад Н. К. Рериха в оформление интерьеров дома Бажанова // Научно-практическая конференция "Актуальные проблемы сохранения и развития системы среднего художественного образования" (25 ноября 2014 г., Санкт-Петербург, Санкт-Петербургское художественное училище имени Н. К. Рериха). Неопубликованный доклад. Вернуться в текст
9. Журнал очередного заседания. 21 марта 1908 г. // Известия Общества гражданских инженеров. - 1908. - №5. - С. 36. Вернуться в текст
10. Кадомская Мария, Мокроусова Алена. Замок вздохов. - К.: Кий. - 2013. Вернуться в текст
11. Каталог картины Н. К. и С. Н. Рерихов. Вернуться в текст
12. Кириков Б. М. Архитектура петербургского модерна: Особняки и доходные дома. - СПб.: Коло, 2008. - С. 156-157. Вернуться в текст
13. Князева В. "Богатырский фриз" / Валентина Князева // Н.К. Рерих. Жизнь и творчество. Сборник статей. - М., 1978. - С. 105-107. Вернуться в текст
14. Кропоткина Л. В. Рерих в Петербурге-Петрограде. - М.: Искусство, 1985. Вернуться в текст
15. Кропоткина Л. Работа Н. К. Рериха с архитекторами А. В Щусевым и В. А. Покровским. Эскизы к монументальным росписям и мозаики // Музей, 10. - М., 1989. Вернуться в текст
16. Матвеев Б., Колотов М. Дом Бажанова // Диалог. - 1990.- №35. - С.24-30. Вернуться в текст
17. Мокроусова О. Г., Скібіцька Т.В. Простота шляхетного стилю // Пам'ятки України. - 2013. - №11. - С.24-34. Вернуться в текст
18. Мокроусова А. Г. Будівництво Педагогічного музею Києва у листуванні мецената Семена Могильовцева та архітектора Павла Альошина // Праці Центру пам'яткознавства. Збірник наукових праць. - Вип. 27. - 2015. - С.142-156. Вернуться в текст
19. Памятники архитектуры Ленинграда. - Л., 1972 (Сведения предоставлены А. Долговой). Вернуться в текст
20. Петренко Е. Неиссякаемый источник творчества Н.К. Рериха // Письма Н. К. Рериха с немецкого курорта Бан Ноенар / Сост. Е.Г. Петренко; Одесский Дом-Музей им. Н. Е. Рериха. - О.: Астропринт, 2010. - С. 5-28. Вернуться в текст
21. Пунин А. "Богатырский фриз" Н. К. Рериха // Вопросы архитектуры и график (история, теория и практика). Доклады ХХІІ научной конференции ЛИСИ. - Л., ЛИСИ, 1964. - С. 77-80. Вернуться в текст
22. Рерих Н. К. Из литературного наследия. - М.: Изобразительное искусство, 1974. Вернуться в текст
23. Рерих Н. К. Листы дневника. В трех томах. Том 2. - 1995. Вернуться в текст
24. Ромм М. Д. Улица Марата, 72 // Ленинградская панорама. - 1988. - №5 (Статья предоставлена А. Долговой). Вернуться в текст
25. Фонд Национального заповедника "София Киевская", № Ф2934/1. Вернуться в текст
26. Центральный государственный архив-музей литературы и искусства Украины (далее - ЦГАМЛИ) Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 46. Вернуться в текст
27. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 71. Вернуться в текст
28. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 271. Вернуться в текст
29. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 273. Вернуться в текст
30. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 465. Вернуться в текст
31. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 507. Вернуться в текст
32. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 531. Вернуться в текст
33. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 542. Вернуться в текст
34. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 618. Вернуться в текст
35. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 619. Вернуться в текст
36. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 648. Вернуться в текст
37. Центральный государственный исторический архив СПб (ЦГИА СПб). Ф.513. - Оп.102. -Д. 5093 (Указано А. Долговой). Вернуться в текст
38. Эрнст Сергей. Н. К. Рерих. - Петроград: Издание Общины Св. Евгении. - 1918. Вернуться в текст

Павел Алешин. Фото 1909 г.
Павел Федотович Алешин (1881-1961) принадлежит к выдающимся зодчим первой половины ХХ века, которые плодотворно работали как во времена Российской империи, так и в советский период. Своей жизнью и талантом он соединил разные эпохи, не позволив прерваться связи времен.

Значение творчества Алёшина для Киева переоценить трудно. Он работал над застройкой города почти 60 лет - начиная со студенческой скамьи и до самой смерти. Кроме отдельных, как говорят сегодня, брендовых зданий спроектировал и построил еще десяток домов. Участвовал в архитектурных конкурсах, занимался проработкой целых кварталов (один из них - в самом центре Киева - в краеведческой литературе носит название "Алешинского"). Влиял на развитие города и занимая должности главного областного архитектора, руководителя проектной мастерской, вице-президента Академии строительства и архитектуры УССР, участвуя в многочисленных профессиональных организациях, выступая экспертом и консультантом на многих объектах. После войны благодаря его проектной деятельности были восстановлены важнейшие для Киева памятники архитектуры, в т.ч. университет и бывший Мариинский дворец. Как профессор Киевской Академии художеств П. Алешин воспитал учеников, многие из которых стали известными архитекторами.

Родился П. Ф. Алешин в Киеве, в семье крестьян, хотя его отец Федот Александрович Алешин со временем повысил свой социальный статус. В сентябре 1899 г. он поступил в Санкт-Петербургский институт гражданских инженеров. Окончив его в 1904 г., Алешин решил связать свою карьеру со столицей Российской империи. Несмотря на то, что архитектор до 1918 г. жил в Петербурге, в Киев он приезжал регулярно и надолго. Здесь он смог проявить себя значительно шире и полнее. Во многом этому способствовало то, что его отец - крупный строительный подрядчик - выстроил несколько собственных доходных домов. Главной же удачей архитектора и его визитной карточкой стало неоклассическое здание Педагогического музея им. Цесаревича Алексея по ул. Владимирской, 57 (1910-1912 гг.) [17]. Из сохранившихся жилых домов П. Алешина наиболее интересным является особняк в романском стиле, созданный в 1911-1913 гг. для домовладельца Николая Ковалевского [10].

Несмотря на талант и выдающуюся работоспособность, для Санкт-Петербурга П. Ф. Алешин так и остался автором одного - пусть и неординарного - здания. В 1906 г., в 25-летнем возрасте, он получил свой первый крупный заказ - на создание дома по улице Николаевской (ныне Марата), 72. До недавнего времени история его строительства была известна поверхностно, хотя сохранился большой объем архивных документов в составе насыщенного личного фонда Павла Алешина, который хранится в Центральном государственном архиве-музее литературы и искусства Украины (г. Киев). Дом привлекал внимание ленинградцев и в середине ХХ в., но тогда многие имена, с ним связанные, были в забвении. В документе 1950 г. читаем: "Инженер Домохозяйства и Управдом рассказали, что дом (по паспорту) построен в 1907 г., автор неизвестен, но очень многие интересуются тем, кто является строителем этого замечательного здания" [30, Л.1]. Безусловно, тут речь идет об обычных людях, не знакомых с историей архитектуры. Но такая забывчивость была распространенным явлением для тех времен, когда свидетели строительства уже ушли, а дотошные исследователи архитектуры еще не появились. Сам архитектор всегда включал дом Бажанова в свои многочисленные автобиографии и списки проектов. В издание "Памятники архитектуры Ленинграда" 1972 г. дом уже вошел с фамилией архитектора, хотя и не совсем точной датой - 1907?1908 гг. [19, С.339]. Искусствовед М. Ромм дал атрибуцию фирмы-изготовителя знаменитого камина по эскизу М. Врубеля [24, с.37].

Дом Бажанова по ул. Николаевской, 72 в Санкт-Петербурге. Окончание строительства. Архитектор Павел Алешин возле парадного входа в дом Бажанова.

Но настоящим прорывом стала статья 1990 г. петербуржцев М. Колотова и Б. Матвеева [16, С.24-30] (последний подготовил в 1987 г. историческую справку для реставрации дома, использовав материалы архивного фонда П. Алешина, несмотря на то, что в то время он еще практически не был доступен исследователям). Большинство известных сегодня о доме сведений введены в научный оборот этой публикацией. Обобщающий очерк про здание с ценными историческими фотографиями поместил в своей монографии известный исследователь архитектуры Петербурга Б. Кириков [12, С.156-157]. Личность же домовладельца Ф. Бажанова и судьбы его наследников раскрывают новейшие исследования Г. Гашковой [2];[3]. В последние годы этому неординарному зданию посвятила несколько оригинальных статей санкт?петербургская исследовательница А. Долгова [4, С.14-23]; [5, С.298-302]; [6, С.222-243]; [7]. Значительное внимание она уделила описанию прекрасно сохранившихся интерьеров и утраченных деталей. А также успешно дополнила уже известные материалы многочисленными архивными находками, которые позволяют рассматривать выдающееся архитектурное произведение как бы "под микроскопом" и вместе тем уточняют или корректируют устоявшиеся представления.

Не ставя своей целью подробно рассказать историю дома, лишь пунктирно отметим основные моменты. Заказчиком строительства выступило не частное лицо, а Торгово-промышленное товарищество Ф. Г. Бажанова и А. П. Чувалдиной, основанное в 1867 г. В. Чувалдиным. Но ведущая роль в постройке принадлежала директору-распорядителю Филадельфу Геннадиевичу Бажанову (1865 - 1952), потому и здание часто называют просто "Домом Бажанова". Участок для строительства был приобретен в 1906 г., тогда же началась разработка проекта, которую начал архитектор Борис Иванович Конецкий (1881-1906) - институтский друг П. Алешина. После внезапной кончины Конецкого работу продолжил Алешин. Проект был утвержден в Санкт-Петербургской городской управе 12 февраля 1907 г. [37, Л.12]. Закладка дома состоялась 29 июня того же года [29, Л.4]. Планировку здания и размещение объемов диктовал архитектору узкий земельный участок - на Николаевскую улицу выходил только главный фасад основного корпуса, от которого вглубь отходили дворовые корпуса. Весь комплекс состоял из десяти разноэтажных флигелей, образующих три внутренних двора. Сравнив два варианта проекта, один из которых - первоначальный, находится в деле строительного отделения в Петербурге [37], а фотография окончательного - в Киеве [25], А. Долгова отметила стилистические изменения главного фасада. Здание изначально было ближе к северному модерну, однако наблюдалась перенасыщенность декоративными элементами. Перерабатывая проект, П. Ф. Алешин отказался от использования майоликовых вставок на фасаде, а как декор ввел резной каменный фриз с растительным орнаментом. Главный фасад приобрел целостность и более сдержанный, но в тоже время монументальный характер [6, С.227-228]. После окончания строительства 13 марта 1910 г. Алешин подал на утверждение новый чертеж главного фасада как сверенный с натурой [29, Л.37]. Отметим, что оригинал проекта был помещен в рамку и висел в доме Ф. Бажанова что видно на фотографии. Один из вариантов фасада П. Алешин отослал ему в феврале 1915 г. с сопроводительным письмом: "В бумагах у себя я обнаружил первоначальный проект Вашего дома, утвержденный Городской Управой, каковой Вам и отсылаю" [29, Л. 113].

П. Ф. Алешин уделил большое внимание рациональному планированию дома, расположению различных служебных и вспомогательных помещений и оборудованию их по последнему слову техники. Некоторые технические новинки и удобства были весьма редки в Петербурге. Каждый подрядчик на те или иные виды работ, каждый поставщик материалов выбирался путем конкуренции, сравнения цен и длительной переписки архитектора с различными фирмами.

Но, как справедливо отмечают исследователи, дом поражает не только изысканными архитектурными решениями, техническими новинками и эргономикой, а и отделкой интерьеров. В их создании принимали участие многие известные петербургские фабрики, с которыми архитектор продолжал сотрудничать и на будущих киевских объектах. Основное внимание П. Алешин сосредоточил на художественном оформлении квартиры Ф. Бажанова - директора-распорядителя Товарищества, которая по образному замечанию Б. М. Кириков стала своеобразным "встроенным особняком" внутри сооружения-комплекса многоцелевого назначения [12, С.156-157]. Ее площадь составляла чуть более 1200 кв.м, основная часть помещений располагалась на втором этаже, по периметру первого двора. Квартира имела несколько десятков комнат, включая служебные. Рядом находилась квартира брата Ф. Г. Бажанова [29, Л.126-126 об.]. Составленное П. Ф. Алешиным техническое описание квартиры Ф.Г. Бажанова звучит как гимн созданным интерьерам: "(…) Дуб светлый, дуб мореный, американский орех, груша, красное дерево, просто резное дерево, лепка, шесть майоликовых работ Ваулина, Строгановского училища в Москве ..., мрамор, бронза в большем количестве, цветное стекло, шелковая материя, зеркала, электрическая бронзовая специально для этих комнат спроектированная арматура, скульптура и наконец живопись академика Рериха, работа Врубеля - все это нашло место в отделке этих комнат. Ничего кричащего, но все, рассчитанное на оценку не одного поколения людей" [29, Л.7]. Последняя фраза особенно характерна - Алешин редко колебался в оценке своих собственных работ. Кажется, что удовлетворенность запечатлена и в фотографиях Павла Алешина, элегантно позирующего на фоне своего творения [29].

Архитектор П. Алешин и группа участников ІУ Съезда русских зодчих перед фасадом дома по ул. Николаевской, 72. Январь 1911 г.
Из семейного архива Вадима Алешина.
Архитектор П. Алешин и группа участников ІУ Съезда русских зодчих в парадном зале квартиры Ф. Бажанова. Январь 1911 г.
Из семейного архива Вадима Алешина.

Весьма интересен тот факт, что киевские заказчики П. Алешина, зная про его грандиозный проект в Петербурге, обошедшийся чуть-ли не в миллион, невольно сравнивали себя с более богатым домовладельцем. Например, в письме дворянина Н. Ковалевского к архитектору за 1912 г. находим пассаж про отказ от услуг заезжего декоратора: "Я, собственно, хотел от него отвязаться, объяснив, что Вы сами даете свои рисунки; м. б. он Вас заинтересует и пригодится в будущем, когда Вы будете строить домину другому толстосуму вроде Бажанова" [27, Л.59]. Сам архитектор, гордясь своей работой, предложил известному меценату С. С. Могилевцеву - инициатору и финансисту строительства Педагогического музея в Киеве, осмотреть дом в Петербурге: "Вообще мне бы очень хотелось, чтобы Вы познакомились с этой постройкой. Много в ней и ново, и заслуживает подражания. Владелец ее Филадельф Геннадиевич Бажанов, будучи сегодня у меня, очень охотно соглашается предоставить Вам ознакомление со всем, что есть интересного в этом доме" [26, Л.65].

Безусловно, интерес исследователей к дому Товарищества Ф. Бажанова и А. Чувалдиной был бы значительно меньшим, если бы не связанные с ним громкие имена признанных мастеров - Н. Рериха и М. Врубеля. Николай Константинович Рерих (1874-1947), получив в 1908 г. заказ на выполнение живописного фриза для большой столовой, уже зарекомендовал себя к тому времени как монументалист. Обращение его к архитектуре не было случайным, а вполне соответствовало эстетическому кредо. В докладе "Радость искусства", прочитанном в 1908 г. в заседании Общества гражданских инженеров, членом которого был и П. Алешин, художник в духе времени утверждал, "что только тогда, когда вполне укоренится мысль, что никакого строительства вне искусства нет, и что все зодчие - истинные художники, только тогда начнется настоящая созидательная работа в архитектуре. В настоящий же момент нужно отметить отрадное явление, и именно, стремление к "декоративности". Опять очищается мысль о назначении искусства - украшать." [9, С.36].

Фриз должен был состоять из семи полотен, выполненных темперой на холсте: "Боян", "Юноша", "Вольга Святославович", "Микула Селянинович", "Садко - богатый гость", "Илья Муромец", "Соловей Разбойник". Их высота составляла 2.03. м, а общая длина - 25.75 м. Длина самого большого панно - "Садко" - составила 7 м. В искусствоведческой литературе за этим произведением закрепилось название "Богатырский фриз", хотя в одном из писем живописный цикл назывался "Былины", что более соответствовало его тематике [6, С.237]. Вместе с тем, сам Н. Рерих по крайней мере один раз назвал свою работу "богатырские фризы" [23].

Фриз начинали два панно, расположенные по сторонам от дверного проема, - "Баян" и "Витязь". По левую руку от дверного проема находились большие полотна - "Вольга" и "Микула". Оба панно были задуманы как парные, тематически связанные между собою. В интерьере они были разделены камином. Контрастные образы "Илья Муромец" и "Соловья-разбойника" располагались по сторонам от большого оконного проема. Над окнами было выполнено также восьмое панно - "Городище", более узкое по размеру. На наличниках окон разместили 12 полотен значительно меньшего размера с растительными орнаментами. С 1964 г. живопись находится в Государственном Русском музее, но сохранилось несколько фотографий, запечатлевших первоначальное расположение картин.

Большая столовая в квартире Ф. Бажанова. Фрагмент "Богатырского фриза". Большая столовая в квартире Ф. Бажанова. Фрагмент "Богатырского фриза".

Не повторяя многочисленные искусствоведческие, а также философско-символические описания работ, которых уже накопилось немало, остановимся лишь на одном небольшом абзаце, ценном для нас датой написания, близкой ко времени создания работ - 1918 годом. Один из первых исследователей творчества Н. Рериха С. Эрнст, имевший возможность видеть работу в натуре, писал: "Живопись его, силуэтная, широкая, чего требует само помещение, построена на сочетании полных тонов - так в "Вольге" господствуют синий и жёлтый (являющиеся, вообще, лейтмотивом всего фриза), в "Садко" главной темой звучит тоже синий, цвет воды и неба и т. д." [38].

Про творческую кооперацию архитектора Павла Алешина с выдающимся художником Николаем Рерихом долгое время было известно достаточном узкому кругу специалистов. Первым исследователем фриза стал в год передачи живописи в Русский музей, А. Пунин [21, С.77-80]. Высокую оценку произведению дала в дальнейшем искусствовед В. Князева [13, С.105-107]. И основной интерес в этом тандеме представляло имя Рериха, а не Алешина, который зачастую даже не упоминался. Вместе с тем в личном фонде архитектора Павла Алешина сохранилось 18 писем за 1908-1909 гг., связанных с работой над фризом [34], [35]. Большинство из них весьма коротки, по сути - небольшие записки. Фотографии двух писем Н. Рериха к П. Алешину, скопированные из архивного дела, представлены также на сайте Вадима Алешина - внука архитектора [1]. Значительное внимание письмам уделила А. Долгова, в первую очередь обратив внимание на отношение художника к деталям, к привязке живописных работ с создаваемыми интерьерами. Например, Н. К. Рерих очень заботился о соответствии цветовой гаммы отделке комнаты, стремясь достичь целостности общего впечатления, на месте дорабатывал панно "Илья Муромец", учитывая особое освещение этой части фриза [8]. Очень важным является и обсуждение в письмах небольшой иконы на кипарисовой доске для столовой, которую первоначально планировали заказать, или даже нескольких икон (в последующих письмах). Про то, что эта идея Рериху была интересна, говорит неоднократное упоминание образа в письмах, а также предложения о возможном сюжете.

По-видимому, настало время ввести в научный оборот всю переписку архитектора и художника. Но прежде, чем перейти к документам, отметим, что это не единственные письма, где речь идет о заказе для Ф. Бажанова. Работа над фризом упоминается, хотя и вскользь, в очень насыщенной переписке Н. Рериха с женой Еленой Ивановной, которую он вел, находясь в Германии на лечении в 1908-1911 гг. (впервые опубликована Одесским Домом-Музеем им. Н. К. Рериха) [20]. Важно, что письма позволяют установить последовательность разработки сюжетов для дома Ф. Г. Бажанова.

Белый зал в квартире Ф. Бажанова с местом, предназначенным для нереализованного панно.

Итак, 12 июня 1908 г. Н. Рерих подписал с П. Алешиным согласие на выполнения живописной работы и вскоре начал писать эскизы. 29 июля 1908 г. он сообщает: "Сегодня думаю начать "Илью Муромца". 1 августа, в 17.30 пишет, что приготовил и разбил на квадраты папки для "Ильи". "Мне придется порядочно поналечь здесь на работу. Сделать 7 подробных эскизов - не шутка! А чтобы выгадать недельку раскопок - надо, чтобы к сентябрю эскизы были готовы. Из 7 у меня ясны только 4. Сейчас еще часок поработаю и залягу спать". Буквально на следующий день, 2 августа, Рерих упоминает, что фигура "Ильи" не ладится, а еще через день - "фриз может быть все?таки удастся (…) Завтра делаю "Соловья", "Вольга и "Микула", кажется складываются в голове". Действительно, 4 августа художник уже сообщает, что эскиз панно "Соловья Разбойника" закончил и сообразил "Микулу Селяниновича" и "Вольгу". 6 августа, сочиняя "Вольгу", Н.К. Рерих получил предложение архитектора Алексея Щусева на эскизы росписей Почаевской Лавры (Украина). Вскоре художник действительно создал мозаику "Спас Нерукотворный" для Троицкой церкви, выстроенной в 1906-1908 гг. 8 августа Рерих сообщает жене, что доволен работой: "Сегодня рисовал "Садко", кажется, будет недурно. Конечно, это будет соединение заморских гостей с городком, но ведь и сюжет того требует". И снова на следующий день, 9 августа Рерих с гордостью сообщает, что меньше, чем за 2 недели успел сделать 5 эскизов и 1 этюд. "Не проспал время!" Имя же П.Ф. Алешина встречается в письмах к жене только один раз (10 августа), но и это упоминание ценно для нас: "Теперь примусь за два последних эскиза для Алешина (баян и юноша) и тогда работа будет облажена; в Бологом поправим. Еще три акварельки и два этюда и тогда весь художественный урок будет выполнен". Эти эскизы "Баян" (другое название "Певец") и "Юноша" художник переделывает буквально на следующий день - 11 августа. Отметим, что эскиз "Баян" был опубликован в сентябре 1908 г. в журнале "Огонек". Часть эскизов Н. Рериха к фризу сохранилась. Это тот же "Баян" (Горловский художественный музей, Украина), "Илья Муромец" (Москва, частное собрание), "Микула Селянинович", "Соловей Разбойник" [11]. Е. Петренко, изучившая и опубликовавшая эту переписку, отметила, что русские "дали" к эскизу "Илья Муромец" писались с натуры в Германии. Такой вывод сделан, исходя из фразы в письме от 12 августа "Сегодня пойду на Neuenahrberg сделаю этюд для далей - для "Ильи" пригодится". На основании аналогий, исследовательница предположила, что и в панно "Илья Муромец" мы можем увидеть пейзажи немецкого Бад Нойенара [20].

Судя по процитированному выше письму к жене, Н. Рерих пишет эскизы не для Бажанова, а именно для Алешина. Вероятно, это является свидетельством того, что к работе Рериха привлек архитектор, а не домовладелец. Подтверждением служат и первые письма Н. Рериха к П. Алешину за май 1908 г., когда шло обсуждение заказа. Не случайно Рерих знакомит Алешина с некоторыми своими прежними работами, высылает публикации и журналы. Если согласиться с ведущей ролью Алешина в выборе художника, то возникает вопрос - как начинающий архитектор смог "заполучить" уже знаменитого художника, хотя и за весьма приличный гонорар в 10.000 рублей (за рамками этой статьи оставим не менее важный вопрос - как сам начинающий архитектор получил столь престижный заказ). Более чем вероятно, что Павел Федотович знал братьев Рерихов до начала работы на Бажанова. В одном из вариантов автобиографии П. Алешин указал, что в 1904 г. брал уроки рисования в школе Императорского Общества поощрений художеств, в частности по акварели, под руководством художника Писемского [31, Л.209]. Как раз в это же время в школе учился и Борис Рерих, лишь на 4 года старший по возрасту. Секретарем школы являлся Николай Константинович, вскоре ставший и ее директором (1906-1917 гг.).

Следует указать еще одну связь с Обществом поощрения художеств, которое в период строительства дома Бажанова уже стало признанным лидером в развитии декоративно-прикладного искусства, в чем значительную роль сыграли новации Н. К. Рериха. При нем были созданы новые и реформированы старые мастерские, в т.ч. декоративно-малярная и декоративно-лепная. В архивном деле сохранилась смета на лепную работу по двум фризам (узкому и широкому) для трех парадных лестниц [28, Л.64]. Счет подготовил 24 ноября 1908 г. И. А. Флоренсие, руководитель декоративно-лепной мастерской Общества. Учитывая, что авторство всех скульптурно-лепных работ в доме до сих пор не установлено (известно лишь про участие скульптора Л. А. Дитриха в оформлении лепниной парадного зала), этот документ может стать основой для дальнейшей атрибуции.

В 1904-1905 гг. Алешин учился на вечернем отделении Археологического института в Петербурге, посещая лекции профессоров Н. В. Покровского и Н. И. Веселовского [31, Л.209]. Интерес же Рерихов к археологии хорошо известен. Сам Николай Рерих с 1898 по 1903 гг. читал в институте курс "Художественная техника в применении к археологии", руководил учебными археологическими раскопками, был редактором-составителем "Археологической карты Петербургской губернии".

Тесные и неслучайные связи Н. Рериха с архитектурными кругами неоднократно подчеркивались самим художником. В письме к Игорю Грабарю от 24.03.1947 г. он пишет: "Удивительно, но именно с зодчими у меня всегда были прекрасные отношения. Щусев, Щуко, Перетяткович, Покровский - целая группа отличных строителей." [22]. Об этом же Н. К. Рерих говорит в очерке 1937 г. "Друзья": "Кроме друзей из живописно-художественного мира, всегда были близки ещё три группы - а именно зодчие, музыканты и писатели. На расстоянии многих лет часто даже вообще невозможно вспомнить, как именно образовывались эти дружеские отношения. С зодчими, которые потом даже избрали меня членом Правления их Общества, дружба складывалась вокруг строительства. Пришёл Щусев - один из самых замечательных архитектурных творцов. С ним делали мозаику для Почаева, часовню для Пскова... С Покровским делали Голубевскую церковь под Киевом, мозаики для Шлиссельбурга. Иконостас для Перьми. С Алёшиным делались богатырские фризы у Бажанова (...) Была дружба с Марианом Перетятковичем, который один из первых воспринял идею охранения Культурных ценностей..." [23]. Важно то, что с назваными зодчими Павел Алешин был знаком лично. А с М. М. Перетятковичем (1872?1916) как раз в 1900?е гг. общался очень тесно (они вместе преподавали на Высших женских политехнических курсах в Санкт-Петербурге), можно даже сказать, дружил, несмотря на почти 10?летнюю разницу в возрасте. Не случайно, Перетятковича - единственного из коллег-архитекторов, Алешин пригласил на открытие Педагогического музея в 1912 г. Впрочем, был приглашен и Филадельф Бажанов с женой [26, Л.144].

Ценным для нашей темы, безусловно, является упоминание Н.К. Рерихом сотрудничество с П. Ф. Алешиным, которого он органично помещает в один ряд с виднейшими архитекторами своего времени. И если сотрудничеству Н. Рериха с А. Щусевым и В. Покровским посвящено немало исследований (упомянем пионерские труды Л. В. Кропоткиной [14, 15]), то работа с Павлом Алешиным остается в тени более известных имен. Отметим, что Алешин общался и с известным мозаичистом В. А. Фроловым, который выполнял мозаики по эскизам Н. Рериха. Нам точно не известно, когда Алешин и Фролов познакомились, но их общение продолжалось и в 1930-е гг., о чем свидетельствует письмо В. Фролова к архитектору с обсуждением возможного творческого заказа для Киева [36, Л.1].

Письмо Павла Алешина Николаю Рериху от 11 июня 1908 г. з автографом художника. Черновик письма Павла Алешина Николаю Рериху от 8 июля 1909 г.

Кроме 13 писем самого Николая Рериха, картину создания живописного фриза в доме Ф. Бажанова дополняют три письма архитектора Бориса Константиновича Рериха (1885-1945), который писал Павлу Алешину по поручению старшего брата. Они выделены в отдельное архивное дело [34], которое еще не цитировалось и вообще в литературе не упоминались.

Сохранилось также два письма самого архитектора: один черновик и один оригинал на бланке с пометками Николая Рериха и его согласием на выполнение работ [33]. Они дополняют известный сегодня психологический портрет Павла Федотовича и уточняют его роль в заказе панно. Его голос и интонации в этих документах слышны вполне отчетливо. Они узнаваемы благодаря многочисленным письмам, изученным и частично уже опубликованным [10, 18, С.142-156]. Корреспондентами архитектора были сотни людей, чьи имена говорят о разносторонности Алешина, о его умении общаться с людьми, сохраняя добрые отношения на многие годы.

Письмо Бориса Рериха Павлу Алешину от 22 октября 1908 г. Письмо Николая Рериха Павлу Алешину от 1 ноября 1908 г.

Кроме обсуждения художественных и технических сторон выполнения заказа для дома по улице Николаевской, 72, письма раскрывают и некоторые сложности в отношениях между Н. Рерихом и Ф. Бажановым, в основном финансовые. А также демонстрируют в целом теплые, но подчас неровные взаимоотношения Павла Алешина и Николая Рериха. Обращение художника к архитектору "Многоуважаемый Павел Федотович" в начале переписки художник со временем сменяется "Дорогим Павлом Федотовичем". Трения же, как мы увидим, возникали из-за несогласованности в сроках выполнения большого объема работ, в котором художник, безусловно, был заинтересован. Не добавляла взаимопонимания и роль посредника в финансовых вопросах, которую неохотно принял на себя архитектор, о чем впоследствии сожалел. Такие моменты, как метко пишет О. Ешалова про личную переписку Рериха с женой, рисуют художника не как глянцевую картинку, а как обычного человека. В этой человеческой подлинности и состоит ценность эпистолярного жанра, уходящего в наше время в небытие.

Фото Н. К. Рериха, 1910-е. Источник

Подтверждением дружеских контактов П. Алешина и Н. Рериха служит и поздравительная телеграмма в честь свадьбы Павла Алешина и Ольги Мухортовой, которая состоялась в Киеве 25 апреля 1910 г. (хранится в Музее истории Киева). Получил Алешин поздравление и от своего заказчика - Ф. Бажанова, а также архитектора В. Покровского.

Отметим, что непростой процесс постройки дома по Николаевской, 72 раскрывают и многочисленные письма подрядчиков и исполнителей работ, разбросанные в двух десятках архивных дел. Собранные вместе, проанализированные и прокомментированные, они могут представить еще один малоизученный в истории архитектуры пласт. С сожалением констатируем, что в архиве П. Ф. Алешина сохранилось всего два черновика его писем Ф. Г. Бажанову [32] и ни одного ответа - от самого заказчика. Поэтому мы вряд ли сможем оценить степень его участия в оформлении квартиры и всего дома.

Учитывая значительные успехи в изучении эпистолярного наследия Рерихов, которое уже много лет осуществляет и Одесский Дом-музей имени Н. К. Рериха, нашей основной задачей стала публикация переписки братьев Рерихов и Алешина как исторического источника, причем источника разнонаправленного. Он может стать своеобразным связующим звеном между исследователями творчества художника и биографами архитектора, а шире - между историками архитектуры Санкт-Петербурга и Киева. Кроме того, письма Н. К. Рериха представляют значительную ценность как автографы выдающейся личности.

Для формирования более ясной картины создания "Богатырского фриза", документы расположены нами в хронологическом порядке и кратко прокомментированы.

Публикацию завершает не менее интересный документ - письмо одного из жителей Санкт-Петербурга к Павлу Алешину, в котором, вероятно, впервые озвучена идея про необходимость передачи панно Н. К. Рериха в музей.

***
1. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 619. Письма Алешину П. Ф. от Рериха Н. К.

С. 1. 19 мая 1908

Многоуважаемый Павел Федотович

Кроме 3 моих этюдов посылаю еще снимок в красках с моей картины Заморские гости*1.

В четверг вечером мы будем дома и будем рады, если Вы придете часов в 8. Знаете ли Вы мои фрески "Княжая охота"*2, которыя в имении вел. Кн. Ольги Александровны?

Искренне Вам предан Н. Рерих

19 мая 1908

***
2. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп.1. - Д.619. - С. 2.

30 мая 1908

Многоуважаемый Павел Федотович

Посылаю Вам журнал; если мои журналы Вам более не нужны, то не будете ли добры прислать их мне. Холст заказан, краски выписаны. Дай Бог нам начать в добрый час.

Преданный Вам Н. Рерих

Получил ли Фил. Ген. мою статью и читал ли ее?

30 мая 1908

***
3. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Спр. 542. - С. 1. Письма Алешина П. Ф. Рериху Н.К.

На бланке Алешина
С.-Петербург 11 июня 1908 г.

Его Высокородию
Николаю Константиновичу

РЕРИХ

Здесь Мойка 83

Многоуважаемый Николай Константинович!

Согласно нашим с Вами переговорам мною сообщены Товариществу Ф.Г. Бажанова и А.П. Чувалдиной следующие условия исполнения Вами живописи в столовой кв. №4 их строющегося дома.

Всех полотен, которыя Вы должны исполнить семь, а именно: 1) "Баян", 2) "Юноша", 3) "Вольга Святославгович*3", 4) "Микула Селянинович", 5) "Садко-Богатый Гость", 6) "Илья Муромец", 7) "Соловей Разбойник". Кроме того, на Вашей обязанности лежит заполнить орнаментом часть стены и притолок возле 3-х окон, а также исполнить одноличный образ для этой же комнаты на кипарисной доске не более 10 верш. х 8 верш*4. Все картины должны быть написаны "Темпера", разведенная на "Malmittel" на холсте.

За всю вышеупомянутую работу Т-во Ф.Г. Бажанова и А.П. Чувалдиной согласно уплатить Вам десять тысяч рублей. За все же материалы, потребные для живописи Товарищество уплачивает особо пятьсот рублей.

Примите уверение в совершенном к Вам
уважении и преданности Пав. Алешин

Согласен
Н. Рерих

С. 4 Сего 1908 года 26 мая получено мною от Торгово-Промышленного Товарищества Ф.Г. Бажанова и А.П. Чувалдиной на покупку всех материалов для декоративной живописи: "Былины" в столовой кв. № 4 дома Товарищества по Николаевской ул. 72 пятьсот рублей (500 руб.)

***
4. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д.619 - С. 3.

12 июня 1908 г.

Многоуважаемый Павел Федотович

Прошу Вас из прилагаемого письма выключить слова об образе, так как Вы говорили, что об образе здесь будет особо. Не зная ни размеров, ни содержания иконы, не могу пока о ней точно сказать. Нестеров берет за икону в 1 1/4 арш*5. 300 руб.; в виду таких цен я не могу сказать об иконе что-либо опрометчивое. Наоконники*6, которые после включили в работу, я приму сделать в числе первых предположений, но икона не входит в экспозицию столовой*7.

Будьте добры вычеркните фразу об иконе из письма Вашего и я сейчас же его подпишу.

Искренне Вам предан

Н. Рерих

12 июня 908.

***
5. ЦГАМЛИ, Ф.8. - Оп.1. - Д. 618 - С.1-2 (Письма Алешину П.Ф. от Рериха Б. К.)

22 октября 1908 г.

Многоуважаемый Павел Федотович

Мой брат просил меня узнать возможно срочно размеры всех остальных фризов (Вольга, Микула, Садко, Баян и Юноша).

А также содержание и размеры иконы. Я думаю, что теперь Вы уже имеете все размеры точно.

А Вас очень просил бы дать возможно скорый ответ об иконе и Баяне и Юноше. Так как незнание этих размеров будет сильно задерживать нашу работу.

Мой адрес: Вас. Остр. 16 лин., д. 15, кв. 2 или адрес брата: Мойка 83

Уважающий Вас Борис Рерих

Спб 22.10.08

***
6. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 619. - С. 4.

1 ноября 1908 г.

Дорогой Павел Федотович.

Сюжеты икон не делали во всю фигуру; может быть фигура с пейзажем более живописна, нежели один лик? Фигуру Христа не заменить ли греческой святой имени супруги Филадельфа Геннадиевича*8 или Георгием Победоносцем? Посланный мог бы взять размеры и изображение Филадельфа. Кроме того, не можете ли выдать мне сегодня рублей 500? 600? Может быть переговорите и об остальных 2000, как Вы предполагали.

Работа идет. Нашел очень хорошего помощника.

Поклон мой Филадельфу Геннадиевичу

Искренне Ваш Н. Рерих

1 нояб. 1908

Если дадите деньги лично, служитель может расписаться.

***
7. ЦГАМЛИ, Ф.8. - Оп. 1. - Д. 619 - С. 5.

6 ноября 1908 г.

Дорогой Павел Федотович

В виду Вашего нездоровья не посоветуете ли лично переговорить с Ф. Г. как о сюжете икон, так и деньгах. Решение того и другого вопроса было бы мне нужно.

Как здоровье?

Искренне Ваш Н. Рерих

6 нояб. 1908.

***
8. ЦГАМЛИ, Ф.8. - Оп. 1. - Д. 618 - С. 8.

10 ноября 1908 г.

Многоуважаемый Павел Федотович

Я очень Вас просил бы сообщить точные размеры простенков и соединений двух фризов "Илья Мур. и Солов. Разбойник", т. к. теперь необходимо их писать одновременно с другими фризами. Если будете посылать размеры икон, то, быть может, одновременно укажете и эти размеры.

Я сам так сейчас занят, что дойти к Вам и лично переговорить не имею никакой возможности.

Поклон от брата

Ваш Борис Рерих

10.11.08

***
9. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп 1. - Д.619 - С. 7.

17 ноября 1908 г.

Дорогой Павел Федотович

Не откажите сообщить точные сюжеты и размеры икон; если я их не сделаю теперь, то это задержит их исполнение очень надолго.

Как Ваше здоровье?

Искренне Ваш Н. Рерих

17 нояб. 1908

***
10. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 619 - С.10.

Бланк Императорского Общества Поощрения Художеств

26 ноября 1908 г.

Дорогой Павел Федотович

Как Ваше здоровье? Хочется с Вами обсудить тон кож и главное тона дуба*9. По качеству дуб очень плотный, но каким тоном его патинируют? Сильно желтый цвет очень будет портить комнату. Кажется, Вы говорили, что дуб будет светло серый?

Искренне Ваш Н. Рерих

***
11. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 619 - С. 11.

10 декабря 1908 г.

Дорогой Павел Федотович

В виду особого освещения фриза Илья Муромец мне хотелось бы докончить его на месте. Будьте добры уведомить как скоро мог я начать работать на месте, ибо невозможно закончить вещь в иных условиях освещения, - могут быть неожиданности, а Вы знаете, что по Вашему условию мне бы хотелось скорее кончить эти части фриза.

Ваш Н. Рерих

10 декабря 908.

***
12. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 619 - С. 12.

20 января 1909 г.

Дорогой Павел Федотович

Не будете ли Вы столь добры, сообщить, когда именно можно будет нам приложить фриз на стены, а также когда выяснятся размеры и прочие данныя икон. Спрашиваю это для планомерности работы, чтобы не произошло запарки под конец.

Государь остался очень доволен моими работами, одобрил национальное направление и вообще есть разные горизонты*10.

Преданный Вам Н. Рерих

20 января 909

***
13. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 619 - С. 20-21.

24 января 1909 г.

Дорогой Павел Федотович

Не получая от Вас ответа, еще раз беспокою Вас вопросами об иконах и времени пробных установок. Делаю я это лишь в виду своевременности исполнения работы; для меня лично сроки особого значения не имеют, но я должен о них предупредить, чтобы будущею зимою не произошло нареканий. И то уже задержка пробных установок отодвинула все предполагаемые мною сроки.

Вместе с этим, если у Вас остается мысль о Ярославских пастелях под стеклом*11, то не откажите выяснить это очень заблаговременно, ибо теперь уже я распределяю время будущего лета.

Искренне преданный Вам Н. Рерих.

24 янв. 1909 г.

***
14. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 619 - С. 15.

8 мая 1909 г.

Дорогой Павел Федотович

Хотел в воскресенье передать Вам прилагаемый этюд мой, но, чтобы не затруднять везти его, посылаю сейчас. Буду искренне рад, если прилагаемые домики будут Вам напоминать обо мне, о моих хороших к Вам чувствах*12.

От души крепко жму Вашу руку

Преданный Вам Н. Рерих

8 мая 909.

***
15. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Спр. 542 - С. 6. Письма Алешина П. Ф. Рериху Н. К.

СПетербург

8 июля 1909 г.

Дорогой Николай Константинович

Мое молчание на Ваши письмо и открытку вызвано было тем неопределенным положением, в каком все время находится вопрос о внесении на Ваше имя 2 тыс. рублей, и я со дня на день откладывал писать Вам, надеясь, что не сегодня завтра деньги будут внесены… (Хотелось сразу написать Вам, что деньги уже внесены. К сожалению, деньги эти, не взирая на обещание Товарищества Ф. Г. Бажанова, еще не внесены). Но и по сегодня не были деньги внесены.

Полагаю, что мое участие в выдаче Вам денег являлось до известной степени излишним и не вызванным обстоятельствами необходимостью, и впредь прошу Вас освободить меня от этой, как Вам и раньше было известно, весьма неприятной миссии, хотя бы уже и потому, чтобы не получать таких телеграмм, как полученная мною сегодня от Вас, не вносящая в наши отношения с Вами ничего хорошего.

Обещать выдать кому бы то ни было чужие деньги, я никогда не могу, а имею только возможность в Вашем случае подтвердить обещание брата Ф. Г. Бажанова внести на Ваше имя 20-го мая две тысячи рублей в Русский Банк, что в свое время мною и было Вам сообщено через Вашего брата*13.

***
16. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 618. - С.4-5.

19 июля 1909 г.

Многоуважаемый Павел Федотович

Я был очень изумлен, когда брат написал мне, что деньги в Банк г. Бажановым не внесены.

Я думаю, что произошло недоразумение, т.к. я говорил с Вами по телефону, или просто задержка. Мне очень неприятно, т.к. я брату сообщил, что 20-го июня деньги (2.000 руб.) будут внесены в банк.

Я буду Вам крайне благодарен, если Вы мне сообщите подробности по этому делу. Или еще лучше адресуетесь моему брату, т.к. я быть может отсюда скоро уеду.

Адрес моего брата: ст. Академическая Никол. Ж. дор. им. Березка

Извиняюсь за доставленные хлопоты. Примите привет от уважающего Вас Бориса Рериха.

19 июля 1909. Овруч*14

***
17. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 619 - С. 16-17

26 июля 1909 г.

Дорогой Павел Федотович

Ваше письмо от 8 июля только сейчас получил, так как заказныя письма до нас идут ужасно долго.

Если и обращался я именно к Вам по повожу денег, то только в силу того, что "Хозяин" так указал. Вы и сами понимаете, что "это" одинаково и Вам, и мне неприятно.

Получили ли мою последнюю открытку? Могу ли надеяться получить материал и размеры для икон. За это время образа были бы уже сочинены.

Будет ли к 1 сентября панель на месте, а то сводить в гармонию с несуществующим тоном дерева живопись очень трудно.

Как Ваши работы и Ваше здоровье?

За это время мне предложили одну чрезвычайно интересную года на четыре работу*15. Очень понравились мои эскизы: Садко и Вольга.

Брат мой, вероятно, забыл передать Вам статью из Биржевых В. Сообщу осенью*16.

Искренне преданный Н. Рерих

26 июля 1909.

***
18. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 619. - С. 18.

28 ноября 1909 г.

Дорогой Павел Федотович

Посылаю Вам статью из Бирж. Ведом., которая была в мае.

Преданный Вам Н. Рерих

28 нояб. 1909.

***
19. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп. 1. - Д. 619 - С. 19.

б/д

Дорогой Павел Федотович

Посылаю Вам заметку из Биржевых - вечерним

Ваш Н. Рерих

***
20. ЦГАМЛИ, Ф. 8. - Оп.1 - Д. 614.

Письмо П. Ф. Алешину от В. В. Позднякова. 19 апреля 1961 г.

Глубокоуважаемый Павел Федотович!

На днях я получил письмо от архитектора Грицая Н. А.*17 с Вашим адресом.

Связаться с Вами я хотел давно, но будучи занят работой в Ленинграде и на севере, сделать это не имел возможности. Выйдя на пенсию, имея свободное время, решил Вас побеспокоить.

Я Вас знал до революции в те годы, когда Вы были заняты здесь постройкой особняка - дома Филад. Геннад. Бажанова - с семьей которого мы были близко знакомы. В этом доме я и жил до начала войны 1914 г.

Спустя более 50 лет мне, как архитектору*18 (я окончил Академию художеств, архит. факультет) захотелось побывать в выполненном Вами особняке, где я провел молодые годы.

Меня заинтересовало - какой отпечаток наложило время на сооружение, так фундаментально Вами построенное.

Не вдаваясь описанием в подробности осмотра, я обратил внимание на живопись, исполненную Рерихом Н. К. в бывшей столовой Ф. Г. Бажанова семи полотен из русского эпоса, свидетелем выполнения которых и я был, заходя посмотреть на работу Н. К., будучи еще подростком. На мой взгляд эти работы, расписанные до революции достаточно характерно для этого мастера, и которым место было бы в музее.

В конечном счете судить о них окончательно - дело искусствоведов и специалистов.

В настоящее время помещение особняка занято библиотекой им. Чехова*19.

До революции живопись Рериха не была сфотографирована*20 - так хотел владелец (Ф. Г.), а после не знаю, появлялись ли фотографии где-либо в печати. Если Вас, Павел Федотович, не затруднит - напишите мне, какое Ваше мнение в отношении передачи этих полотен для хранения в музей, т. к. я полагаю, что сохранность их в этих условиях будет куда лучше, чем это делается теперь, когда, по-видимому, городом не ведется необходимого наблюдения. (Акт городом о живописи, по словам зав. библиотекой составляли лет 10-15 тому назад*21.)

Я думаю, что затруднений снять эту живопись со стены, если она написана на холсте, затруднений со стороны реставраторов не встретится*22.

Будьте любезны сообщить также, что возможно и помните о Рерихе Н. К. в части создания этих полотен и эскизов. Кроме живописи были ли исполнены Рерихом, и возможно - Врубелем рисунки каминов.

Простите, что беспокою Вас. Желаю Вам плодотворной работы*23.

Уважающий Вас Всев. Поздняков

P. S.
Я очень благодарен Н. А. Грицаю за сообщение Вашего адреса

Мой адрес:

Ленинград 8

Канонерская ул. №19, кв.15

Позднякову Всеволоду Васильевичу

Примечания
     *1. Работа 1901 г., входит в цикл "Начало. Славяне". Тематически связана с идеей фриза, с образом Садко.
     *2. Два панно "Утро и Вечер" 1901 г. Написаны для столовой дворца великой княгини Ольги Александровны в Рамони Воронежской губернии. Сейчас находятся в Воронежском областном художественном музее. Эти работы неоднократно представлялись на выставках и имели очень высокие отзывы современником.
     *3. Так написано в документе. Вероятно, опечатка.
     *4. Приблизительно 44х35 см.
     *5. Приблизительно 88 см.
     *6. Орнаментальные изображение растений и птиц над окнами.
     *7. Заказана не была.
     *8. Екатерина Владимировна, в девичестве Чувалдина.
     *9. Имеется в виду тон деревянной отделки столовой, где размещался фриз.
     *10. В газете "Новое время" за 17 января 1909 г. была опубликована заметка "Придворные известия", объясняющая данную фразу: "В пятницу, 16 января, в Царском селе в Александровском дворце их величества Государь Император и Государыня Императрица Александра Федоровна осматривали выставку работ художника Н.К. Рериха, в которой находились эскизы декораций русских опер, предназначаемых к постановке в Париже - "Князь Игорь", "Снегурочка! И "Псковитянка", а также эскиз мозаичного входа, устраиваемого в соборе Почаевской Лавры. При обозрении выставки объяснения их величествам имел счастье давать худ. Рерих" [20, С.12].
     *11. Вероятно, планировалось заказать еще ряд станковых работ с видами Ярославля. Сам Филадельф Бажанов был родом из Ярославской губернии, из небольшого города Любима. Среди невыясненных до конца вопросов оформления две фотография парадного зала, примыкающего к столовой з фризом, выглядят интригующими. Часть стен зала была заполнена деревянными резными панелями, а под потолком оставались пустые филенки, по размеру соответствующие фризу Рериха в соседней комнате. Эти филенки Алешин подписал - "панно". Таким образом, можно говорить о том, что оформление зала не было окончательно завершено в соответствии с задумкой архитектора.
     *12. П. Алешин не был коллекционером живописи, но иногда покупал картины у самих художников, а что-то ему дарили, как в случае с Н. Рерихом. На некоторых фотографиях из квартиры архитектора видны отдельные художественные работы. Известно, что у него были картины А. Мурашко, В. Котарбинского, архитектора и акварелиста В. Фельдмана.
     *13. Вероятно Бажанов Иван Геннадиевич, который жил рядом со старшим братом в доме по Николаевской, 72.
     *14. Еще студентом Академии художеств Б.К. Рерих участвовал в обследовании памятников архитектуры г. Овруча Волынской губернии. Был помощником А. Щусева в реставрации Васильевской церкви ХII в.
     *15. Вероятно, речь идет о художественном оформлении церкви Святого Духа во Фленове недалеко от имения княгини М. Тенешевой Талашкино. Первый эскиз был написан художником в 1909 г., над осуществлением проекта Н. Рерих работал в 1911, 1912 и 1914 гг.
     *16. Как видим, художнику было важно знакомить Алешина с отзывами о своей работе. Мы точно не знаем, о какой статье идет речь в данном письме. Для примера укажем, что в газете "Биржевые ведомости" за ноябрь 1908 г. в заметке "Новые картины Рериха" писалось: "В мастерской Н. К. Рериха стоят два громадных незаконченных фриза. Известный миллионер Х заказал художнику эти фризы для своей столовой. Талантливый и своеобразный художник взял темой два эпизода древнего эпоса. На одной картине Вольга Святославович, выезжающий "во чисто поле". Нетронутое, безграничное земляное поле воспринимает в его лице носителя новой культурной силы, которая пересоздаст первобытную стихию земли. На другой - Соловей-разбойник, залёгший в Брянских лесах. Лесная гуща, кругом болота, и Соловей, помещающийся в избушке-гнезде - своеобразном строении свайного типа. Картина изображает заключительный момент борьбы Соловья с Ильёй Муромцем. Картины Рериха будут помещены в этом сезоне на организующейся выставке "Салон". (Новые картины Рериха // Биржевые ведомости. - 1908, 8/21 ноября. Вечерний выпуск. ? № 10801.- С. 5-6 // Николай Рерих в русской периодике, 1891-1918. Вып. 3: 1907-1909 / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев, В. Н. Тихонова; Отв. ред.: А. П. Соболев]. - СПб.: Фирма Коста, 2006 // http://gallery.facets.ru/show.php?id=103)
     *17. Грицай Николай Алексеевич (1901??) - украинский архитектор, помощник и аспирант П. Ф. Алешина, автор диссертации про творчество архитектора В. Беретти.
     *18. В соавторстве построил новые корпуса Петербургского государственного университета путей сообщения (1949?1952 гг).
     *19. Размещалась в части квартиры Бажановых с 1943 г.
     *20. Не совсем точно. Сохранились фотографии столовой, где фриз частично виден. В целом же, благодаря многочисленным фотографиям интерьеров квартиры Бажанова, сделанным в два этапа - в самом конце строительства в пустых еще комнатах и уже после меблировки, полностью в жилых помещениях - мы можем уверенно представить себе первоначальный вид основных комнат. Почти все фотографии выполнены в ателье Ф. Мельцера и подписаны П. Алешиным - название помещения, дата и автограф.
     *21. Во время блокады Ленинграда панно были повреждены, фриз покрылся толстым слоем копоти. Сильнее всего пострадало полотно "Вольга"
     *22. Фриз был передан в Государственный Русский музей в 1964 г. Его реставрацией занимался старший художник?реставратор К.Б. Бернякович. Полотна после реставрации впервые экспонировались на выставке Н. Рериха в 1974 г. Следующая выставка состоялась в 2014 г.
     *23. Скорее всего, Алешин не ответил на это письмо. В 1961 г. он уже тяжело болел, незадолго до этого перенес инсульт. Умер Павел Федотович в ноябре 1961 г.

К началу страницы
Читайте также -