Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Персоналии
Библиотека об Алешине
* Диссертация
* Публикации
* Журналы, газеты, блоги
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Марк Меерович, Дмитрий Хмельницкий
Мифология советской архитектуры

История советской архитектуры сталинской эпохи не менее запутана и противоречива, чем вся история сталинизма. В том виде, в каком она существует, подается и преподается сейчас, история советской архитектуры представляет собой мешанину из тезисов и догматов, большей частью возникших еще в сталинские времена. В хрущевскую, брежневскую и постсоветскую эпохи история архитектуры пополнялась очередными нововведениями, часто противоположными по смыслу, но поразительным образом никак не оспаривавшими друг друга. Результат выглядит странно и имеет мало отношения к реальным событиям.

Вот несколько ключевых и общеупотребительных, но, на наш взгляд, неверных тезисов истории советской архитектуры 1920-30 гг.

1. Индустриализация конца 20-х годов была затеяна для того, чтобы улучшить жизнь советских граждан, повысить их благосостояние. Правительство СССР во времена первой пятилетки планировало решение жилищной проблемы, но не имело возможности эти планы реализовать в связи с материальными трудностями. На все не хватало средств, поэтому вместо задуманных образцовых и комфортабельных социалистических городов с полным набором объектов коммунально-бытового обслуживания пришлось в массовом порядке строить при индустриальных гигантах бараки и общежития.

2. Существовали социальные программы по обеспечению населения во время индустриализации жильем и прочими жизненными благами. Государство планировало строить квартиры для рабочих, но на первых порах было вынуждено делать их коммунальными, поскольку не могло обеспечить всех квартирами.

3. Массовым типом рабочего жилья в 20-30 гг. было каменные и деревянные квартирные дома с всеми удобствами.

4. «Соцгорода» первой пятилетки проектировались по тем же принципам и с той же целью, как и любые другие современные для того времени города - для обеспечения свободной и благополучной жизни населения.

5. Дискуссии о социалистическом расселении и будущем советском градостроительстве, проходившие в 1929-30 гг., были составной частью планирования первой пятилетки и реакцией архитекторов на «социальный заказ». Они стремились решить, поставленные государством задачи по обеспечению населения СССР жильем.

6. Советские архитекторы были искренне увлечены планами переустройства общества и идеей «обобществления быта». Проекты «домов-коммун» 1928-30 гг. были спонтанным ответом на «социальный заказ».

7. Конструктивизм к 1932 г. исчерпал свои возможности, в обществе назрела потребность в более красивой архитектуре, отвечающей массовым вкусам.

8. Возникновение комфортабельного «сталинского жилья» после 1932 г. было обусловлено реакцией общества на жилые дома эпохи конструктивизма как на слишком примитивные, бедные и недостаточно красивые.

9. Советские архитекторы искренне увлеклись сменой стилевых ориентиров, охотно отказались от изжившего себя конструктивизма и творчески включились в создание новой архитектуры, основанной на классических ценностях.

10. Конструктивизм и «сталинский ампир» были художественными явлениями одного порядка и одной природы. Оба этих творческих течения развивались спонтанно, оба вышли на очень высокий художественный уровень и оба были уничтожены властью в апогее своего творческого взлета.

11. Сталинский ампир – естественное и значительное художественное явление, требующее такого же стилистического исследования, как любой другой стиль.

Это были перечислены общепринятые мифы. А так, по нашему мнению, выглядит реальная картина:

1. Советская индустриализация не была рассчитана на то, чтобы принести какую бы то ни было пользу населению страны. Наоборот, ее целью было строительство тяжелой и – как следствие - военной промышленности. Происходило это за счет снижения уровня жизни населения до возможного минимума.

2. Целенаправленное повышение уровня жизни всего населения СССР в планы первой и всех прочих пятилеток сталинского времени не входило. Напротив, предусматривалось его резкое снижение в начале первой пятилетки и дальнейшее поддержание на минимальном уровне. Не предполагалось и обеспечения населения товарами первой необходимости.Строительство индивидуальных квартир для рабочих в СССР не предусматривалось в принципе. Норма обеспечения населения жилой площадью планово уменьшалась в начале индустриализации, и ее увеличение не предусматривалось вплоть до середины 50-х годов.

3. Понятие «рабочая квартира» после революции практически исчезло, так же как и вся связанная с ним проектная и строительная деятельность. Под выражением «рабочее жилище» понималось коммунальное жилье с покомнатно-посемейным расселением. Индивидуальных квартир для рабочих, рассчитанных на посемейное заселение, в СССР и в 1920.е годы практически не проектировали и не строили. Индустриализация ситуацию только сильно усугубила. Массовым типом рабочего жилья эпохи индустриализации были коммунальные бараки и землянки.

4. «Соцгорода» 1930.х г. проектировались и строились для людей, занятых фактически принудительным трудом и попавших туда не по своей воле. Население «соцгородов» не должно было обладать свободой передвижения и выбора места работы. Отсутствовала свободная торговля и инфраструктура развлечений и отдыха. Она заменялась системой пайкового распределения всех жизненных благ, системой принудительного прикрепления к месту труда и месту обитания.

5. «Дискуссия о соцрасселении» 1929-30 гг. была инициирована случайно, партийными чиновниками среднего уровня в рамках пропагандистской кампании за «коммунальное жилье». По своему содержанию она выходила за рамки компетенции участников дискуссии и противоречила реальным планам финансирования жилищного строительства первой пятилетки. Она была резко прекращена в тот момент, когда о ней узнало Политбюро с оргвыводами в адрес главных участников.

6. Кампания по «обобществления быта» 1929 года была пропагандистской формой принципиального государственного запрета на массовое индивидуальное жилье. Нет оснований считать, что кто-то из архитекторов, тем более крупных, мог ею увлечься по доброй воле и искренне предпочитать общежития отдельным квартирам. Проектирование домов-коммун было принудительным выполнением партийных установок на полный отказ от индивидуального жилья для рабочих.

7. Конструктивизм был уничтожен насильственно всего лишь после нескольких лет относительно свободного развития. Он практически не успел реализоваться. Замена современной архитектуры гораздо более дорогими стилизациями «под классику» означало выведение массового строительства «для всех» за рамки официальной архитектуры. Новая «богатая» архитектура должна была обеспечивать комфорт и потребности только высших слоев государственной иерархии. Реальная массовая архитектура была опущена на предельно примитивный уровень, соответствующий запланированному уровню жизни населения.

8. Возникновение «сталинского жилья» было легализацией скрытого до того времени проектирования и строительства комфортабельных квартирных домов для высшего и среднего партийного руководства. Одновременно проблема массового жилья для рабочих была изъята из общественного сознания и общественного обсуждения. Квартиры для начальства подавались в прессе и пропаганде как жилье для всех.

9. Советские архитекторы – практически без исключения – стали жертвами цензурного террора и были принуждены декларировать отказ от прежних взглядов и верность новым установкам. Исключения составляли те, кто убеждений не имел и раньше и студенты 30-х годов, изначально воспитанные уже по новым правилам.

10. «Сталинский ампир» был явлением противоестественным и вынужденным. Он возник в результате запрета на открытое выражение собственных художественных взглядов и необходимость приспосабливаться к цензурным установкам. Этим он отличается от спонтанно возникшей и естественно развивавшейся в бесцензурных условиях до 1932 г. современной архитектуры.

11. Чисто стилистические исследования «сталинского ампира» совершенно недостаточны для понимания его природы, поскольку стилистика зданий «сталинского ампира» не была естественным следствием творческой эволюции их формальных авторов. Исследовать следует то, как преломлялись цензурные требования в их творчестве. То есть, занимаясь изучением «сталинского ампира» в первую очередь следует исследовать процесс формирования и изменения цензурных требований внутри сталинской архитектуры.

Источник: www.archi.ru

К началу страницы