Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Мастера советской архитектуры об архитектуре
Избранные отрывки из писем, статей, выступлений и трактатов в двух томах
Том первый

 


АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ КУЗНЕЦОВ
(1874-1954)

Основатель советской школы промышленного зодчества А. В. Кузнецов был выпускником Петербургского института гражданских инженеров, который он окончил в 1896 году, после чего совершенствовался в Берлинском политехническом институте, слушая лекции передовых ученых по строительной механике, в их числе Мюллер-Бреслау, Брандта, Дитриха, Коха. Германия этих лет была страной интенсивного промышленного строительства, и ему уделяли внимание видные зодчие, среди них Петер Беренс.

Будучи твердо убежденным в необходимости самого активного и широкого участия архитекторов в развивающемся строительстве фабрик и заводов в нашей стране, А. В. Кузнецов явился в 1918 году основателем Архитектурного отделения в Московском высшем техническом училище (МВТУ), превратившегося в 1922 году в факультет промышленного строительства. Для обеспечения высокого уровня подготовки молодых зодчих Александр Васильевич пригласил в него преподавателями братьев В. А. и Л. А. Весниных, А. В. Щусева, И. В. Рыльского, К. И. Рончевского, А. Ф. Лолейта, И. И. Нивинского, В. Н. Яковлева, А. И. Некрасова. С помощью этих выдающихся архитекторов, ученых и художников была создана самостоятельная синтетическая архитектурная школа. В 1932 году она вошла в образованный на базе Вхутеина вуз - Высший архитектурно-строительный институт (ВАСИ) - ныне Московский архитектурный институт.

Октябрьскую революцию Александр Васильевич встретил уже на пятом десятке лет жизни, придя в строительную практику Советской страны уже сложившимся зодчим, ученым и педагогом с явно выраженным духом новаторства и стремлением творчески осмыслить наступающую научно-техническую революцию. Его архитектурное творчество наиболее ярко расцвело в 20-е годы, он явился первым крупным советским зодчим, посвятившим свое творчество промышленной архитектуре. Александр Васильевич окружил себя работавшей с ним архитектурной молодёжью, которую он подготовил сначала в Московском высшем техническом училище (наиболее авторитетной высшей технической школе страны), а потом в Московском архитектурном институте, где под его руководством был открыт факультет промышленного строительства.

А. В. Кузнецову принадлежит не только в нашей стране, но и за ее рубежами бесспорный приоритет зодчего, отдавшего свои творческие силы этому новому виду архитектуры.

Все новые технические идеи, рождаемые развивающейся инженерно-строительной наукой, в их числе широкое применение железобетона, создание больших одноэтажных промышленных зданий с верхним светом и центральной вентиляцией, задолго до появления в США кондиционирования, - находили себе воплощение в творчестве Александра Васильевича.

А. В. Кузнецову принадлежит авторство первой в России работы по теории железобетона (1899), им написана первая научная работа по теории дневной освещенности ("Освещение фабричных зданий дневным светом", 1907). Им же впоследствии внедрены не только в теории, но и на практике такие новые виды техники, как торкрет-бетон, или как особый, прогрессивный вид деревянных конструкций с врубками, названными им "ножницами", получившими широкое применение в раннем советском строительстве, в частности, при сооружении первой Всероссийской сельскохозяйственной выставки в Москве в 1923 году. В 1934 году журнал "Академия архитектуры" печатает широко обобщенную работу А. В. Кузнецова о синтезе архитектуры и инженерного искусства, которая закладывает исторический фундамент технической революции в архитектуре. Вскоре выходит обстоятельная книга, посвященная истории сводов ("Своды и их декор", издательство Всесоюзной Академии архитектуры, 1937), которая освещает развитие Этого вида техники. Вместе со своими учениками А. В. Кузнецов издает монографии по балконам и эркерам.

Он посвящает научные статьи пространственным системам покрытий (1935), кессонным покрытиям (1937), тектонике центрических зданий (1951), наконец он издает капитальнейший труд - учебник "Архитектурные конструкции", ставший на-стольной книгой советских зодчих. Изданием этой книги были завершены своей разработкой все поставленные им ранее научно-строительные проблемы архитектуры. Но особой заслугой А. В. Кузнецова была не только научная разработка этих проблем, а рассмотрение их с позиции зодчего. Все книги и статьи по научным вопросам зодчества - это не плод узкотехнических исследований, но результат широкого охвата актуальных задач, возникавших перед современным архитектором в непосредственной их связи с практикой. Поэтому наиболее важно для оценки деятельности А. В. Кузнецова как зодчего и его собственное архитектурное творчество, проходившее одновременно с его научной работой. В сущности, творческий принцип советского зодчества - "архитектура есть наука" - в очень большой степени был не только выдвинут, но и осуществлялся на практике в постройках, проектах и в конкурсных работах самого А. В. Кузнецова.

А. В. Кузнецов отличался от других видных зодчих того времени тем, что он, будучи настоящим "мастером строительства", блестяще знающим все секреты строительного и отделочного мастерства, мог выступать не только проектантом, но и руководителем самой постройки. Его дореволюционные постройки и в советское время были технически образцовыми.

В первое десятилетие нашего века А. В. Кузнецов приобретает широкую известность как строитель текстильных фабрик; этот вид индустрии для дореволюционной России был основным, в нем получили осуществление наиболее передовые технические идеи промышленного строительства в России, что ярко выражено в сооружении в 1903-1908 годах большого комплекса зданий целиком из железобетона - Богородско-Глуховской мануфактуры - по проекту и под руководством А. В. Кузнецова. Одноэтажное, огромной площади здание с верхним светом особого вида, в форме стеклянных конических фонарей, исключительно удобная расстановка машин в здании, наконец, прекрасная вентиляция с многократным обменом чистого воздуха с подводкой к рабочим местам в подземных железобетонных каналах обтекаемого очертания - все это было технологической новостью не только для России, но и за ее рубежами. Наряду с этим во внешних формах архитектуры А. В. Кузнецов, вопреки тогдашней моде, обошелся без ордерных стилистических украшений. Хотя одновременно с этим проектировались такие же текстильные фабрики в "дорическом ордере", так как многие архитекторы все еще считали, что их главной задачей является художественное решение "фасадов", при Этом даже не всех, а лишь выходящих на улицы города.

А. В. Кузнецов. Бывшее здание МАИ, ныне здание Министерства высшего и средного специального образования в Москве.
1913—1914.

В числе дореволюционных построек А. В. Кузнецова гражданского назначения, которые с полным правом могут войти в историю советской архитектуры, можно привести спроектированное и построенное непосредственно перед первой мировой войной здание для мастерских Строгановского училища (ныне один из корпусов Московского архитектурного института, в котором размещается Министерство высшего и среднего специального образования СССР). Здание отвечает, в сущности, почти всем принципам современной архитектуры: оно имеет свободный план, сплошные горизонтальные окна, плоскую крышу, передовые железобетонные конструкции (безбалочные перекрытия), верхний свет для мастерских живописи и др. Железобетон понимается А. В. Кузнецовым не только как строительный материал, но как средство создания новой художественной формы. Примером Этого может служить большая железобетонная спиральная лестница в интерьере здания. Эти черты, которые было принято считать принадлежащими западной передовой архитектуре начала века (Тони Гарнье, Огюсту Перре, Вальтеру Гропиусу), на самом деле были и в передовой архитектуре дореволюционной России, а затем и Советского Союза. Наш соотечественник А. В. Кузнецов осуществил эти новые технические идеи в более раннее время и с большим размахом.

Первой советской стройкой, в которой А. В. Кузнецову принадлежит роль технического руководителя, была Всероссийская сельскохозяйственная выставка в Москве в 1923 году, которая сооружалась только из дерева, но отличалась при этом замечательным качеством единства художественного замысла и передового технического осуществления. Это время характеризуется творческими поисками нового во всех областях искусства. Советская архитектура этих лет несет в себе черты новаторства не в абстрактной форме, а в формах, рождаемых новой техникой, с применением новых материалов, новых методов строительства. Под влиянием такого прогрессивного зодчего, каким был А. В. Кузнецов, а иногда и при его личном авторстве и руководстве ведется проектирование строительства первых советских текстильных предприятий. К ним относится первая советская текстильная фабрика в Средней Азии в Фергане, где А. В. Кузнецов применил рациональную форму одноэтажных зданий с верхним светом в виде "шедов", ориентированных на север и снабженных легкими железобетонными зонтиками для защиты от перегрева солнцем. Здесь же применена интересная антисейсмическая конструкция, создавшая полную безопасность зданию во время нескольких землетрясений за истекшее полустолетие. Чертами нового в советских фабриках, построенных по проектам А. В. Кузнецова (а затем и его учеников), явилось обеспечение рабочих всеми удобствами как на рабочем месте, так и в бытовых условиях. Говоря об этих социальных, технологических и инженерных проблемах, надо подчеркнуть также и художественную сферу его творчества.

А. В. Кузнецов. Дом Политехнического общества в Харитоньевском переулке (ныне Дом техники АН СССР).

В ряде новых строек 20-х годов авторское участие и руководство А. В. Кузнецова внесло свой вклад в советскую архитектуру. Речь идет о постройке более десятка зданий трех крупных научных институтов в Москве в 1924-1929 годах. Это ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт), созданный Н. Е. Жуковским, где работали А. Н. Туполев и С. А. Чаплыгин, ВЭИ (Всесоюзный электротехнический институт, ныне Энергетический институт), МТИ (Московский текстильный институт), шерстяная и хлопковая лаборатории - их здания явились реализацией нового творческого подхода к архитектурной композиции, к архитектурному ансамблю в целом. Отсутствие декорации, правдивость художественного образа, технологическая целесообразность планов и объемного построения, гармония пропорций и богатство объемного разнообразия, вызываемого назначением зданий, применение в них передовых конструкций ( в первую очередь из железобетона), плоских крыш, горизонтальных окон, - все это позволяет спустя почти полвека оценить эти постройки как вполне современные здания.

А. В. Кузнецов является современником известного французского зодчего Огюста Перре, годы рождения и смерти у них совпадают. Это позволяет сделать сравнение их творчества. Братьям Перре Франция в большой степени обязана не только практическим внедрением железобетона в строительство, но и его освоением как выразительного архитектурно-художественного средства. В этом смысле обе задачи оказались решенными тогда же и А. В. Кузнецовым в России. Разница, пожалуй, состоит в создании Александром Васильевичем целой школы учеников, которые продолАлександр Васильевич Кузнецов жили и развили новые творческие архитектурные задачи, а также и в до сих пор существующей некоторой недооценке значения его творчества.

Авторы И. С. Николаева и А. С. Фисенко

 

К началу страницы
Содержание
Алексей Щусев. Мысли о свободе творчества в религиозной архитектуре  Александр Кузнецов. Архитектура и железобетон