Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Мастера советской архитектуры об архитектуре
Избранные отрывки из писем, статей, выступлений и трактатов в двух томах
Том первый

 


ОСКАР РУДОЛЬФОВИЧ МУНЦ
(1871-1942)

Мунц принадлежал к старшему поколению советских зодчих; он встретил Октябрь уже сложившимся мастером.

Оскар Рудольфович Мунц родился в 1871 году в Одессе. В 1892 году поступил и в 1896 году окончил с золотой медалью архитектурное отделение Академии художеств. Медаль давала право на заграничную командировку, во время которой он посетил Австрию, Германию, Голландию, Италию и Францию. По возвращении в Россию обосновался в Петербурге, работая вначале помощником у известных тогда зодчих А. И. Гогена, И. С. Китнера, Л. Н. Бенуа. Начавшаяся в 1901 году самостоятельная творческая деятельность Мунца проникнута рационализмом. После сравнительно немногочисленных проектов начала 1900-х годов в духе раннего модерна с использованием характерных криволинейных форм и стилизацией на русские темы (доходные дома, церкви) с середины 1900-х годов и вплоть до революции в творчестве Мунца сохраняют преобладание строгие линии позднего модерна (доходный дом на Нарвской площади, дача Завадовского в Финляндии, отделка интерьеров Екатерининского собрания в Петербурге, проекты театра на тысячу мест, Московского вокзала и т. д.).

О. Р. Мунц. Проект могилы полководца. Эскиз.
1909.

Постоянный интерес зодчего к выразительности материала, программный рационализм приема и метода и столь же программная ориентация на слияние творческой интуиции художника с точным расчетом конструктора в использовании самого современного строительного материала - железобетона - нашли свое полное выражение в работах О. Мунца после Октября 1917 года. Отсюда суровость и сила одного из лучших памятников архитектуры первых революционных лет - Волховской ГЭС (1923-1926).

О. Р Мунц. Волховская ГЭС. Вид со стороны верхнего бьефа.
1923—1926.
О. Р. Мунц. Волховская ГЭС. Проект главного здания.
1923—1926.

О. Р. Мунц. Волховская ГЭС. Турбинный зал.
1923—1926.
О. Р. Мунц. Волховская ГЭС. Пульт управления.
1923—1926.

О. Р. Мунц. Волховская ГЭС. Щиты Стонея. Водоспуск.
1923—1926.

В конце 20-х - начале 30-х годов в творчестве Мунца появляются черты своеобразно понимаемой новой архитектуры: обнаженная четкость и подчеркнутый геометризм объемов, экспрессия ритмов и резко сопоставленных форм и плоскостей (проект памятника Колумбу в Санто-Доминго, дом правительства в Харькове в соавторстве с А. И. Дмитриевым, дом техники и дом треста "Апатит" для Кировска, генплан этого города). Во второй половине 30-х годов, в связи с общим изменением в направлении архитектуры, в его творчестве наблюдаются попытки освоения наследия и монументализации форм, схематизированные и упрощенные мотивы ордера (Дворец труда в Сталинграде, заполярный Дом Советов в Мурманске). Все же большинство зданий массового назначения (жилые дома, школы) сохраняют рационализм и строгость архитектуры предшествующих лет. С 1933 года Мунц - руководитель группы, а с 1938 - руководитель мастерской треста "Ленпроект". Последняя работа зодчего - проект дома-бомбоубежища (1941). Умер Мунц в 1942 году в осажденном Ленинграде, в стенах Академии художеств, где он бессменно вел преподавательскую работу с 1904 года в качестве преподавателя и профессора архитектурного факультета.

Обладавший острым аналитическим умом и склонностью к теоретическому мышлению, Мунц неоднократно выступал в качестве архитектурного критика, теоретика и историка архитектуры. Литературная и редакторская деятельность Мунца началась в 1914 году в редакции "Архитектурно-художественного еженедельника" (1914-1917) и продолжалась до смерти.

О. Р. Мунц. Хибиногорск. Каменная застройка первой очереди. Проект.
1931.

Творческая личность Мунца и его теоретические воззрения формировались в эпоху ожесточенных дебатов о необходимости создания современного стиля, новой архитектуры. Проблема отношения к наследию приобрела невиданную дотоле остроту, став мерилом ретроспективности или рациональности воззрений того или иного зодчего. Анализ и классификация архитектуры с точки зрения основного стилеобразующего (формообразующего) отношения формы конструктивной и формы художественной, обусловленная этим ориентация на определенные периоды в зодчестве прошлого - вот основной круг проблем, волнующих Мунца-теоретика. После нескольких статей, посвященных современной ему застройке Петрограда, опубликованных в 1914-1915 годах в "Архитектурно-художественном еженедельнике", Мунц выступает в 1916 году с программной статьей "Парфенон или св. София?". Заглавие очень точно формулирует дилемму, над разрешением которой бились архитекторы 1900-1910-х годов. Суть этой дилеммы такова.

Какой путь должно предпочесть современное зодчество, на что ориентироваться: на идеальные, абстрактные, не связанные не посредственно с пространственной организацией и конструкцией здания, общечеловеческие и идеально прекрасные формы классики, воплощением которых является для Мунца Парфенон - главный храм Древней Греции и Афинского Акрополя? Или на конструктивные и рациональные в своей основе формы средневековой архитектуры, принципы которой воплощает для Мунца храм св. Софии к Константинополе? В этот период своих исканий Мунц безоговорочно становится на путь структурного, а не визуального рационализма, он без колебаний делает выбор в пользу Софии, то есть в пользу современного стиля, ибо формам Софии подражать нельзя, слишком неразрывно связаны здесь форма и конструкция, можно лишь следовать принципам, в ней воплощенным, - нераздельности формы и конструкции, полезного и прекрасного. В этом - основа основ архитектурной концепции Мунца. Он, как никто другой из его современников, сумел вскрыть изначальное несходство двух методов, двух систем, весьма условно названных им принципом архитектуры как искусства и архитектуры как строительства. Предпочтение, отдаваемое им методу средневекового зодчества, определяет его тяготение к рационализму и неприятие всех вариантов ретроспективизма 10-х годов, особенно неоклассицизма.

О. Р. Мунц. Дворец Труда в Сталинграде. Проект.
1932.
О. Р. Мунц. Заполярный Дом Советов в Мурманске. Проект.
1933.

В несколько ином, модифицированном виде выступает концепция Мунца в 1924 году, в докладе, посвященном проблемам эстетики в промышленном и инженерном строительстве. Как и теоретические работы 10-х годов, он направлен против ревнителей классики, или, вернее, академизма. Мунц подчеркивает - задача архитектора одушевлять конструкцию соответствующей ее сути художественно осмысленной формой, но ни в коем случае не украшать ее "одеждами", сводя таким образом его роль к роли декоратора.

Проповедь верности материалу и тезис о нераздельности интуиции и расчета как основы архитектурного творчества, настойчивое исследование природы прекрасного и повышенный интерес к ритму, равно как и непреодоленность привычного деления архитектуры на монументальную, гражданскую и инженерную характеризуют архитектурную концепцию Мунца.

В 30-е годы, когда перед советскими зодчими встала проблема критического освоения наследия, Мунц не остался в стороне от ее обсуждения. В своих последних работах он возвращается к идеям, выдвинутым им в начале своей теоретической деятельности. Но поскольку Мунца занимает теперь совершенно определенный практический вопрос: какое наследие, как и в какой мере может быть использовано, полученный им вывод - антитеза тому, что говорилось прежде. Мунц подходит к проблеме как исследователь. Он подчеркивает: наследие наследию рознь. Освоено может быть не всякое наследие, а классика и только классика, то есть архитектура, базирующаяся на греко-римской традиции. Появившийся стихийно термин "освоение классического наследия" скрывает за собой глубокий смысл. Возвращение к принципам и формам архитектуры средневековья, символом которых является храм Софии в Константинополе, не представляется возможным. Слишком тесно связанные с жизнью и бытом, физически не отделимые от конструкций и типов зданий своего времени, они не поддаются ни воспроизведению, ни освоению. Иное дело классика. Ее формы, то есть формы классицизма, Ренессанса, а по существу, формы ордера можно непосредственно использовать. Логика и рациональность ордера всезначаща, общечеловечна и легко приспособляема к разрешению самых различных художественно-идеологических, монументальных и мемориальных задач. Здесь проявляется глубина философских мыслей зодчего.

Большой художник, Мунц был одновременно крупным теоретиком, причем теоретиком-исследователем. Его идеи о качественном различии архитектуры античности, нового времени и средневековья, о возможностях использования каждой из этих архитектурных традиций, о верности материалу, о природе ритма в искусстве не связаны с декларациями или манифестами определенных архитектурных направлений. Они недостаточно широко известны, но самостоятельны, глубоки и помогают осмыслению путей нашей современной архитектуры, логики и закономерностей процесса ее развития, принципов ее формообразования.

Автор Е. И. Кириченко

 

К началу страницы
Содержание
Николай Марковников. Благоустройство населенных мест и охрана их природной красоты  Оскар Мунц. Парфенон или Св. София?