Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX - начала XX века

8 глава. Общие принципы и особенности развития городов России второй половины XIX - начала XX века (М.В. Нащокина)


8.6. ГОРОД И ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Пореформенное десятилетие стало в России временем индустриализации. Курс государства на ускоренное промышленное развитие, темпы железнодорожного строительства и необходимость его технического и сырьевого оснащения способствовали развитию добывающей промышленности, металлургии, среднего и тяжелого машиностроения, станкостроения. В этот период крупная машинная индустрия неуклонно вытесняла архаичные мануфактуры из большинства промышленных отраслей. Быстро возрастали темпы производства, развивался монополизм, увеличивались иностранные капиталовложения в доходные сферы российской экономики.

Хотя взаимосвязь города и промышленности в России наметилась задолго до рассматриваемого периода, ситуация конфликта между ними возникла именно во второй половине XIX - начале XX века, что связано с интенсивным промышленным развитием в эти годы страны, превратившейся к началу XX века в индустриально развитую державу. Однако эта ситуация сложилась не сразу, она явилась результатом промышленного развития на протяжении всего XIX века Как уже указывалось выше, специфика русского города вплоть до середины XIХ века состояла в том, что значительная часть его населения была занята сельскохозяйственным трудом, а ремесла, в том числе технические, требовавшие определенного уровня профессиональных знаний, нередко процветали в деревнях. Эта противоречивость оказала влияние на динамику роста промышленности в городах России.

Петербург. Башенная мастерская Путиловского завода

Городские фабрики и заводы в России в своем большинстве начинались с мелких, часто надомных кустарных производств, которые активно функционировали вплоть до начала XX века. В качестве примера можно привести небольшой поволжский город Плес в районе Иваново-Вознесенска. По сведениям городского магистрата, к концу XVIII века в нем работали три полотняные фабрики, основанные соответственно в 1789 году (братьев Ермолиных), в 1794-м (А. Зубарева) и в 1795-м (Е. Шишмолина), два солодовенных завода, несколько пивоварен, соляные склады, большое число кузниц [1]. Однако почти все эти заведения, просуществовавшие на протяжении XIX века, были настолько растворены в городской застройке, что трудно говорить об их архитектурном решении как о градостроительной проблеме. Действительно, полотняные фабрики - самое крупное производство в Плесе, по сути, просто не имело специальных фабричных помещений, кроме небольших контор, куда работницы, ткавшие на дому, сдавали свою работу, и складских помещений, где выдаваемая им пряжа и готовые ткани хранились. Плес может служить примером малого российского города, в котором промышленность вплоть до начала XX века имела небольшое развитие, а поэтому проблема не успела стать острой. С другой стороны, пример Плеса как бы моделирует типовую ситуацию начального периода развития промышленности в городах России, показывает первоначальное органичное "вживание" производственных сооружений в жилую застройку города.

Эта модель характерна и для крупных городов: мелкие промышленные производства первоначально возникали в них спонтанно, сообразуясь прежде всего с удобствами самого производства - близостью реки, складов, подъездных путей. Так было в обеих столицах Российской империи - Москве и Петербурге. Однако уже в середине XVIII века стали ощущаться явные недостатки неуправляемого роста промышленности, повлекшие необходимость выработки по этому вопросу определенной государственной политики.

Как известно, первые законодательные меры, ограничивающие деятельность фабрик и заводов, были предприняты Комиссией о строении С.-Петербурга в 1760-х годах - регламентировалось расстояние между промышленными постройками и жильем (не менее 6 саженей). В те же годы Комиссия о строении в Москве выработала несколько градостроительных ограничений, в том числе о размещении вредных производств вне города (см. Главу 6). В первой четверти XIX века размещение фабричных и заводских сооружений, которые производили "смрад и нечистоту",, уже законодательно предписывалось осуществлять за городом, ниже его по течению реки, а возведенные в городах - выводить в 10-летний срок. Расплывчатость отличий вредных производств от безвредных, наличие немалого срока для их свертывания ослабляли эффект этой важной охранительной меры, влиявшей на размещение новых промышленных предприятий.

Однако процесс освобождения центров городов от промышленности все-таки в те годы шел. Его подталкивали и другие причины - рост стоимости городской земли и процесс развития самих промышленных предприятий, требующий увеличения их территорий. Городские центры естественным образом "выталкивали" промышленность, которая не имела здесь достаточных возможностей для роста, свободного наращивания производственных мощностей. В Москве, например, в 1853 году большинство фабрик и прочих промышленных заведений располагалось в Лефортовской, Рогожской, Серпуховской, Покровской и Басманной частях. В центральных частях - в Городской и Тверской - в то время существовали в основном мелкие безвредные производства: кондитерские, часовые, шляпные, макаронные, музыкально-инструментальные, галантерейные, парфюмерные, перчаточные, булавочно-игольные и др. Во многих из них работало менее 10 рабочих [2].

Златоуст. Вид города.
Открытка шкала XX века

Аналогично процесс протекал и в Петербурге. К 60-м годам XIX века столичная промышленность уже преобладала на городских окраинах [3], т. е. в полном соответствии с законодательным актом 1833 года - "Положением о размещении и устройстве частных заводов мануфактурных и других заведений в С.-Петербурге", разделившим мануфактуры, фабрики и заводы города на безвредные, вредные [4] и частично допустимые заведения, строить которые в населенных частях дозволялось только с соблюдением определенных правил (см. Главу 6). Особые правила устанавливали величину разрывов между жилыми домами и промышленными заведениями. Относительно их архитектурного облика, о котором заботился в то время Комитет строений и гидравлических работ, считалось, что "строения заводские и фабричные не под-лежат никаким правилам относительно фасадов, высоты крыши и других наружных правильностей" [5]. В Москве также для упорядочения промышленного строительства и надзора за соблюдением правил его размещения и функционирования в 1850 году был утвержден специальный Комитет для строительства фабрик и заводов в Москве и Московском уезде, имевший аналогичные функции.

Представление о промышленном развитии в середине XIXвека очень важно именно потому, что в это время в столичных городах России закладывался фундамент промышленного развития последующего периода. Так, например в Петербурге в эти годы возникли крупнейшие государственные и частные фабрики и заводы. В 1857 году был основан С-Петербургский металлический и Невский литейный и механический заводы, в 1863 году - Обуховский сталепушечный завод, в эти же годы реконструируются Ижорский, Сестрорецкий, Адмиралтейский и Александровский сталелитейные заводы, возникают машиностроительные и судостроительные заводы Лесснера, Сан-Галли, Сименс-Гальске, Балтийский, Нобеля, "Феникс", Путиловский и другие [6]. Если до реформы в столице преобладали текстильные предприятия (фабрика Л.И. Штиглица, впоследствии Невская мануфактура, фабрика АЯ. Вильсона - Российская бумагопрядильная мануфактура, Сампсониевская мануфактура и т. д.), в последней трети ХIХ века первенство уже принадлежало металлургическим, металлообрабатывающим и машиностроительным предприятиям. В этот же период в Петербурге быстро развивалось паровозостроение, причем до 1869 года город оставался единственным местом размещения этого производства [7].

Кинешма. Пристань на Волге.
Открытка начала XX века

Особый интерес для нас представляет даже не столько появление в городе крупных предприятий, определивших его промышленное лицо во второй половине XIX века, а их размещение в структуре города. Располагаясь в 1830-1850-х годах за городской чертей, то есть в соответствии с законодательством, в 1880-1890-х годах эти же фабрики и заводы вошли в состав городской территории, причем из-за ее интенсивного роста в конце XIX века эти старые промышленные предприятия сказались даже не на периферии, а в гуще жилой застройки. В Петербурге за Лиговским каналом к тому времени, например, сформировалось своеобразное промышленное полукольцо города. Новая жилая застройка, перешагнув его, распространялась к югу, "вбирая" в себя существовавшую здесь промышленность.

Конфликт жилой застройки и промышленности, особенно остро обозначившийся к концу XIX века в столицах Российской империи, побуждал усовершенствовать строительное законодательство, которое обрастало всевозможными поправками, местными правилами и т.д. В 1871-1877 годах проводится некоторое изменение общих существующих правил об устройстве фабричных и заводских зданий [8], внедряется в жизнь постановление "О распространении на все города России права издавать обязательные постановления о мерах санитарной безопасности на фабриках, заводах в мастерских и в помещениях рабочих" [9]. Таким образом были расширены права местных городских органов самоуправления в сфере регулирования промышленного строительства. В ходе обсуждения этого документа были разработаны особые списки фабрик и заводов, разрешение на устройство которых выходило за компетенцию городских и общественных управлений [10]. Это были в основном отрасли тяжелой индустрии, добывающей промышленности, связанные с военно-стратегическими и политическими интересами государства. Некоторые устаревшие правила в этот период были изъяты из строительного законодательства (Например, в 1879-1880 годах были изъяты из Свода законов (т. XI, ч. II) правила о порядке и условиях разрешения фабрик в Петербурге и Москве [11].)

Одесса. Карантинная Гавань
Открытка начала XX века
Баку. Гавань.
Открытка начала ХХ века

И все же в рассматриваемый период еще продолжали действовать многие законодательные акты первой половины XIX века, несомненно вносившие лепту в формирование градостроительной сети промышленных предприятий по всей стране. К таковым, например, относилось законоположение о запрещении размещать в городах вредные производства. В свою очередь, расширение прав местных органов самоуправления в городах сразу дало толчок к появлению новых региональных законодательных постановлений Примером может служить проект правил об устройстве нефтепроводов в Кавказском крае, относящийся к 1883 году [12]. К 1869 году относится дело о переводе из г. Орла в безопасные от огня местности складов масла и пеньки [13]; к 1869-1871 годам - о перенесении на другие места заводов в г. Балашове [14]. Однако, несмотря на определенные положительные сдвиги в процессе совершенствования строительного законодательства в отношении промышленности, он проходит все же слишком раздробленно, несвязно, разобщенно. В начале XX века, благодаря новым разработкам европейских архитекторов в сфере промышленного законодательства и в промышленной архитектуре [15], возникла насущная необходимость выработки в России нового специального устава о промышленности [16].

Конечно, попытки разрешить наметившийся конфликт промышленности и жилой застройки города выражались не только в законодательных мерах ее регулирования. Во второй половине XIX века остро встала проблема художественной выразительности промышленных сооружений. Промышленная архитектура стала важным элементом творчества известных зодчих. Классическими и ярчайшими примерами этого явилось творчество столичного зодчего И.С. Китнера и московского архитектора Р.И. Клейна построивших многочисленные фабрики и заводы. Из побочной архитектурно-технической деятельности, освобожденной от соблюдения "наружных правильностей", промышленная архитектура переходит в ранг самостоятельных жанров, уверенно оперирующих категориями стиля.

Поселок Днепровского металлургического завода и поселок в с. Каменском

Освоение новых типов зданий, применение новых металлических каркасных и большепролетных конструкций, поиски оптимальных производственных параметров - кубатуры внутренних помещений, их освещенности и т. д. опережало стилистические поиски [17]. И все же во второй половине XIX века промышленное зодчество прошло определенные фазы развития, результатом которых стало сложение специфических стилевых форм промышленного зодчества. Если для 1850-1880-х годов был характерен "кирпичный стиль", дополненный в 1880- 1890-е годы формами так называемой "кирпичной готики", в начале XX века, через короткую фазу модерна, именно в промышленных сооружениях прежде всего устанавливается "протофункционализм" или "рациональный стиль". Другими словами, промышленная архитектура обрела право голоса в развитии стиля, в ее творениях соединялись требования практической пользы (определенных требований технологии и т. д.) и стремление к выразительности художественного образа, гармонии архитектурных форм. Существование промышленных сооружений в сложившейся городской среде также побуждало к выравниванию художественных критериев между промышленным зодчеством и жилым, общественным и культовым [18]. Это, в свою очередь, заставляло думать о комплексности застройки промышленных территорий, позволявшей выдерживать санитарные требования и создавать промышленные архитектурные ансамбли. Таким образом, создавались условия для полноправного включения промышленных объектов в структуру городской ткани.

Перечень источников:

1. Казаринова В.И. От Плеса до Сараев". М., 1978. С. 15. Вернуться в текст
2. Сытин П.В. История планировки и застройки Москвы. Т. III. М, 1972. С 243. Вернуться в текст
3. Покивпиевский В.В. Территориальное формирование промышленного комплекса Петербурга в XVIII - XIX вв. Опыт исторической микрогеографии промышленности крупного города // Вопросы географии. М., 1950. № 20. С. 144. Вернуться в текст
4. Там же. Вернуться в текст
5. Башуцкий А.П. Панорама Санкт-Петербурга Ч.III. СПб, тип Вдовы Плюшара с сыном. 1834. С.336. Вернуться в текст
6. Штиглиц М.С. Промышленная архитектура Петербурга. СПб. 1996. С. 66. Вернуться в текст
7. Яцунский В.К. Роль Петербурга в промышленном развитии дореволюционной России // Вопросы истории. 1954. № 9. Вернуться в текст
8. РГИА, ф. 1287, оп. 40, е.х. 863. 1871-1874 гг. Вернуться в текст
9. РГИА, ф. 1287, оп. 40, е.х. 1975. 1881-1893 гг. Вернуться в текст
10. Об опубликовании на 1887 год Списка фабрик, заводов и других промышленных заведений, разрешение устройства которых выходит из пределов власти городского общественного управления // РГИА, ф. 1287, оп. 40, е.х. 2229. 1886-1887 гг. Вернуться в текст
11. РГИА, ф. 1287, оп. 40, е.х. 1863. Вернуться в текст
12. РГИА, ф.1287, оп. 40, е.х. 2053. 1883 г. Вернуться в текст
13. РГИА, ф. 1287, oп. 40. е.х. 569. 1869 г. Вернуться в текст
14. РГИА, ф. 1287, oп. 40, е.х. 479. 1869-1871 гг. Вернуться в текст
15. Степанов А. О промышленном зодчестве. (Заметки и мысли.) // Зодчий. 1915. № 13. С. 131. Вернуться в текст
16. О новом издании Устава о промышленности // РГИА, ф. 1287, оп. 41, e.x. 1199. 1901 г. Вернуться в текст
17. Штиглиц М.С. Указ. соч. С. 71. Вернуться в текст
18. Полупанов Д. Строительные постановления и архитектурно-художественный облик строений // Зодчий. 1915. № 24. С. 239-244. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
8.5. Город и пригородная зона  8.7. Город и транспорт