Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX - начала XX века

8 глава. Общие принципы и особенности развития городов России второй половины XIX - начала XX века (М.В. Нащокина)


8.3. ГОРОД И АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ

Преемственная по отношению к предшествующим периодам направленность градостроительства второй половины XIX - начала XX века сказалась и на отношении к историческим памятникам, сохранявшимся на территории российских городов Как известно, первый правительственный указ об охране памятников архитектуры в России вышел в 1826 году [1]. Он предписывал городским властям бережно относиться к историческим зданиям, не перестраивать их даже в тех случаях, когда от них уже оставались одни руины, тщательно обмерить их, создав, таким образом, определенную графическую документацию. Запрещение касалось лишь самых древних сооружений, как правило, крепостных стен и церковных памятников, которые в глазах общественности имели историческое значение.

Конечно, значение этого указа для сохранения архитектурного наследия страны трудно переоценить, хотя он и не решал вопроса, что такое архитектурные памятники? и как их сохранить или продлить им жизнь? Именно эти проблемы постепенно на протяжении второй половины XIX века привлекают к себе все больше внимания. Помимо законодательного, их решение содержало еще два аспекта - экономический и реставрационно-методологический. Наибольшую остроту в рассматриваемый период имела экономическая сторона дела и лишь затем методологическая. Типичны запросы в Хозяйственный департамент Министерства внутренних дел, с которыми туда обращались городские власти: "Об отпуске из казны суммы на поддержание крепостных стен вокруг Кремля г. Тулы" (1866-1867) [2], "Об отнесении на средства города развалин древнего храма Св. Василия в Овруче". (1876) [3], "Об исправлении крепостной стены г. Смоленска". (1883) [4] и т. д.

Самара. Католический костел.
Открытка начала ХХ века

Несмотря на явное усиление внимания к памятникам отечественной древности во второй половине ХIХ века, горожане и городское самоуправление нередко сами выступали инициаторами их слома. Как правило, самыми неудобными, мешающими сооружениями оказывались городские укрепления ХVII-ХVIII веков, а в некоторых случаях и более ранние. С прошениями о сломе крепостных укреплений в Хозяйственный департамент МВД во второй половине ХIХ века обращались власти Феодосии [5], Азова [6], Коломны [7] и некоторых других исторических городов.

Иногда жители, напротив, не поддерживали решение властей о сломе того или иного памятника Ярким примером этого является отказ москвичей подчиниться правительственному решению о сломке Красных ворот в Басманной части Москвы [8], мотивированный любовью к московской старине. Просьба жителей была тогда удовлетворена и ворота реставрированы.

Все более традиционными становятся во второй половине XIX века археологические раскопки, предшествующие строительству того или иного сооружения в зоне древних селитебных центров. Уже при закладке Большого Кремлевского дворца в Москве в 1838 году были проведены небольшие археологические изыскания, в ходе которых "были открыты древние части "белокаменной церкви" Воскресения Лазаря" [9]. В дальнейшем, особенно после создания нескольких русских археологических обществ [10], масштабы таких работ увеличились.

Нередко археологические общества сами выступали в роли ходатаев перед государством за предоставленные им в научно-археологических целях участки городской земли. Например, Одесское общество истории и древностей в 1867 году просило Хозяйственный департамент МВД предоставить в его распоряжение участок земли в Феодосийском уезде с находящимися на нем развалинами древней генуэзской крепости XIV века [11], а графиня П.С. Уварова (председательница Московского археологического общества) обращалась с просьбой разрешить археологические раскопки древнегреческого города Керкинитиды в г. Евпатории, на месте которого предполагалось построить в 1916 году новую грязелечебницу [12].

Евпатория. Общий вид с моря
Открытка начала XX века

Знаменательно, что архитектурное наследие начинает во второй половине XIX века реально учитываться, а порой и влиять на градостроительные разработки. Ярким примером этого было проектирование плана Евпатории в 1866-1867 годы, В пояснительной записке к генеральному плану города составленной автором - инженер-полковником Грачевым, - в частности, говорилось: "Евпатория существует с древнего времени, чему доказательством может служить замечательная древностию соборная мечеть и часть населенная преимущественно татарами и караимами; как древний восточный город он имеет неправильно расположенные улицы и потому проектировать план Евпатории по образу Европейских городов, с улицами, пересекающимися под прямыми углами, было бы крайне затруднительно, так как пришлось бы большую часть домов ломать, вследствие чего предложено только урегулировать улицы с наименьшей для сего ломкой, а на пустых местах проектированы кварталы с прямыми улицами" [13]. Данный пример показывает реальный учет историко-архитектурного и градостроительного наследия в проекте городского генерального плана.

Тем не менее архитектурное наследие исторических городов России нередко уничтожалось без достаточных к тому оснований. Особенно заметно это было в облике столиц, "Старый Петербург исчезает с ужасающей быстротою, и на наших глазах некоторые местности города изменились до неузнаваемости,<,"> Вся эта смена, конечно, - неизменный закон истории и печаловаться тут слишком - нечего: археология и история должны дать дорогу жизни! Но у нас такая смена жизни идет как-то особенно резко и новые времена стараются стереть с лица земли все, что было создано раньше: и хорошее, и дурное, <...> Вот почему особенно больно, когда исчезает бесследно какой-либо замечательный памятник старины, как это только что случилось с прекрасным старинным домом Яковлева, растреллиевской архитектуры, стоявшим еще год тому назад на Обуховском проспекте <...> Теперь вместо него высится новый рынок, правда, крайне полезный по своему назначению, очень приличный по фасаду и безукоризненно грамотный в архитектурном отношении. Но таких зданий в Петербурге сотни, построек же Растрелли не наберется и десятка, а потому нельзя не пожалеть о подобной замене" [14]. Приведенное суждение отражает типичный взгляд на судьбу архитектурного наследия в городе начала XX века, С одной стороны - сочувствие к неизбежным переменам вносимым нуждами современности, с другой - сожаление по поводу гибели первоклассных зданий, произведений великих зодчих. Аналогичные размышления сопровождали снос амбаров знаменитого петербургского Сального Буяна Тома де Томона и некоторых других построек.

Тула. Киевская улица.
Открыта начала XX века

На рубеже веков и в начале XX века на страницах художественных журналов появилось немало статей и заметок о подобных потерях, развернулась полемика между архитекторами и критиками. Именно в этот период в защиту петербургской старины выступили художники "Мира искусства" - А.Н. Бенуа, И.Э. Грабарь, И.А. Фомин, - первыми обратившие внимание на дома и дворцы сравнительно недавнего прошлого - ХVIII-ХIХ вв. В их взглядах на наследие впервые прослеживалась трактовка исторического наследия города как исторически сложившейся городской среды, которая подлежит охране в своей совокупности.

Целый ряд статей Бенуа был посвящен утверждению этой точки зрения [15]. Однако они вызвали неоднозначную реакцию в архитектурных кругах. Обозреватель "Зодчего" так отвечал на одну из публикаций художника: "Город - не музей. Город живет, расширяется; "милейшие, крошечные барские домишки", когда-то построенные на окраинах, оказываются теперь в центре административной, учебной, либо торговой жизни города и, как их ни жаль, но дни их сочтены" [16]. Оппонент Бенуа считал, что остановить снос старой застройки невозможно, но если она действительно ценна, то Академия художеств должна озаботиться ее обмерами и изготовлением слепков с наиболее красивых деталей. Свой ответ он заверив призывом к комплексному подходу к проблеме, который бы сочетал исторические и современные резоны: "Что жаль бесследно исчезающих памятников петербургской архитектурной старины; что их, где можно, следует щадить, а где нельзя их сохранить неприкосновенными, там следует оставить хоть память о них в музеях, - с этим нельзя не согласиться Но как достигнуть этого, как организовать правильный надзор за такими памятниками, и как при этом сделать, чтобы житель современного большого города не был стеснен в своих насущных потребностях расставленными на каждом шагу музейными редкостями, -это все вопросы, с кондачка не решаемые" [17]. Эти, по сути справедливые, слова вплотную подводили к необходимости выделения охраны памятников старины в России в особого рода деятельность, специальную городскую службу, в рассматриваемый период так и не появившуюся.

Москва. Палаты Юсуповых.
Открытка начала ХХ века

Перечень источников:

1. Высочайше утвержденный циркуляр от 31 декабря 1826 г. // РГИА, ф. 163, оп. 2, е.х. 40. Вернуться в текст
2. РГИА, ф. 1287, оп. 40, е.х. 81. 1866-1867 гг. Вернуться в текст
3. РГИА, ф. 1287, оп. 40, е.х. 1571. 1876 г. Вернуться в текст
4. РГИА, ф. 1287, оп. 40, е.х. 75. Вернуться в текст
5. О сломе развалин древних укреплений в Феодасии // РГИА, ф. 1287, оп. 40, е.х. 1337.1873-1875 гг. Вернуться в текст
6. О разборке крепостных ворот и разрытии вала в посаде Азова // РГИА, ф. 1287, оп. 40, е.х. 1581. 1876 г. Вернуться в текст
7. О разрешении произвести слом части крепостной стены и башен в г. Коломне // РГИА, ф. 54, оп. 173, e.x. 324. 1883-1886 гг. Вернуться в текст
8. РГИА, ф. 218, оп. 3, е.х. 1609. Вернуться в текст
9. Лисовский В.Г. Из истории художественной археологии в России // Проблемы развития русского искусства. Вып. X. Л., 1978. С. 51. Вернуться в текст
10. Первое археологическое общество в России было создано в Одессе в 1839 году - Одесское общество истории и древностей; в 1846 году появилось Русское археологическое общество. Вернуться в текст
11. РГИА, ф. 1287, оп. 40, e.x. 228. 1867-1868 гг. Вернуться в текст
12. РГИА, ф. 472, oп. 50, е.х. 1623. 1916 г. (1 разряд). Вернуться в текст
13. О плане Евпатории Таврической губернии // РГИА, ф 1287, оп. 40, е.х. 33. С. 3. Вернуться в текст
14. "Старый Петербург" // Зодчий. 1902. № 5. С. 1. Вернуться в текст
15. Cм. Зодчий. 1904. №№ 8-9. Вернуться в текст
16. Е-й О. "Вандализмы" // Зодчий. 1904. № 52. С. 608. Вернуться в текст
17. Там же С. 609. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
8.2. Методология градостроительного проектирования  8.4. Город и природная среда