Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX - начала XX века

8 глава. Общие принципы и особенности развития городов России второй половины XIX - начала XX века (М.В. Нащокина)


8.2. МЕТОДОЛОГИЯ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ

Рассматриваемый период следовавший непосредственно за беспрецедентным подъемом градостроительного переустройства эпохи классицизма, в полной мере наследовал и развил многие заложенные этой эпохой тенденции. Это касалось не только приемов градостроительного проектирования, продолжавшего базироваться на основах рационализма и регулярности, но и методов проектирования и строительства

Важно подчеркнуть, что в отличие от других сфер архитектурного творчества, где обязательное применение образцовых проектов было отменено Указом 1858 года, в градостроительной сфере их значение сохранялось. Выработанные в 1830-х годах проекты расположения губернского, уездного и заштатного города постоянно переиздавались вплоть до 1915 года, что свидетельствует об их постоянной востребованности [1]. Проекты в основном сводились к двум вариантам регулярной планировки - радиальной и прямоугольной Причем для удобства применения были даны примеры планов гипотетических новых городов, возводимых на пустом месте, и примеры урегулирования отдельных частей существующих. Таким образом, в основе методологии градостроительного проектирования в те годы лежал принцип привязки образцовых проектов.

Как и в первой трети XIX века, управление градостроительной деятельностью по всей стране было строго централизовано. Без утверждения генерального плана города или его части Министерством внутренних дед а затем императором при согласовании с Техническо-Строительным Комитетом ни один проект не получал права гражданства, а следовательно, не мог быть реализован. Утвержденный план приобретал силу закона Такая управленческая иерархическая жесткость, с одной стороны, позволяла в целом контролировать профессиональный уровень градостроительного проектирования С другой - несколько препятствовала естественному развитию местных градостроительных инициатив, региональной специфики и тормозила внедрение новых планировочных идей удерживая проектную деятельность в рамках четких, законодательно закрепленных архитектурно-планировочных регламентаций, многие из которых несли еще явный отпечаток эстетики классицизма

Однако во второй половине XIX века в результате важных изменений в сфере организации проектирования (см. Главу 7) сложился четкий ведомственный принцип обеспечения проектной деятельности. Например, проектирование поселков и малых городов на базе новых железных дорог стало принадлежностью Министерства путей сообщения, проектирование градостроительных объектов, имевших военное значение - портов, стратегических военных баз, крепостей - курировалось военными ведомствами и т. д. Во второй половине ХIХ века проектирование новых генеральных планов городов или их частей на начальной стадии теперь чаще всего велось на базе образцовых проектов местными архитектурными или землеустроительными кадрами лишь за неимением таковых - столичными специалистами (как правило, землемерами), командированными Техническо-Строительным Комитетом. Это позволяло гораздо более тщательно и профессионально, чем раньше, учесть имеющиеся местные интересы, изучить сложившуюся градостроительную ситуацию.

Затем на уровне Техническо-Строительного Комитета (ТСК) - главного согласующего профессионального органа -в рассмотрение составленного проекта включались профессионалы - архитекторы и инженеры высокого класса Трудно переоценить значение Техническо-Строительного Комитета в выработке методологии градостроительной деятельности во второй половине XIX века. В тех случаях, когда город не имел квалифицированных кадров и не был в состоянии сам выполнить проектные чертежи, роль Комитета в формировании генерального плана того или иного города становилась решающей. Однако чаще всего участие ТСК в создании городского плана ограничивалось корректировкой проекта в соответствии с имевшимися инструкциями и статьями Строительного устава, как по графическому оформлению, так и по существу проекта, что не позволяет охарактеризовать работу ТСК во второй половине XIX века в целом как профессионально-архитектурную и творческую. Другими словами, в методике градостроительного проектирования в этот период еще отсутствовали многие чисто архитектурные компоненты, что на первых порах и позволяло ее осуществлять силами местных техников и землеустроителей. (Специальные кадры архитекторов-градостроителей начали готовить лишь в самом конце XIX - начале XX века.) Такие композиционные задачи, как выражение в общем замысле содержательных смыслов, достижение гармонической упорядоченности планировочной структуры и, наконец, ее целостность, завершенность в тот период еще не вошли в градостроительное мышление.

И все же в рассматриваемый период методология проектирования уже приобрела характер последовательного трехступенчатого процесса, состоявшего из следующих этапов - анализа существующего положения (его выполняли чаще всего местные кадры), оценки ситуации и поступивших проектных предложений (эта фаза могла осуществляться как на месте, так и в ТСК МВД) и, наконец, синтеза - выработки окончательного и согласованного генерального плана города или его части. Это был важный шаг к постепенному превращению градостроительства в многосоставную комплексную научную дисциплину, постепенно включавшую в свою орбиту все больше специалистов самого различного профиля - топографов, географов, этнографов, историков архитектуры и т. д.

Собственно, наиболее ответственным этапом проектирования во второй половине XIX века стала всесторонняя оценка конкретной градостроительной ситуации, существенно отличавшаяся по своей полноте от оценок предшествующего периода. В деятельности знаменитой Комиссии И.И. Бецкого в конце XVIII века этот этап обычно сводился к получению более или менее точного ситуационного плана с обозначением капитальных зданий, порой даже без нанесения рельефа местности, что не раз приводило к градостроительным нелепостям - проектные планы проводили улицы поперек холмов или оврагов. Конечно, это имело объективные причины, ведь ситуационные планы выполнялись в условиях острой нехватки обученных землемеров силами немногочисленных столичных специалистов. Масштабы задуманных работ были грандиозны, что и создавало дополнительные трудности из-за постоянной спешки, сказывавшейся на качестве выполняемых работ. Небрежность составления некоторых "екатерининских" и "александровских" ситуационных планов стала еще одной причиной их скорой переработки во второй половине XIX века.

Так, например, в 1870 году Губернское управление Вятки обратилось в Хозяйственный департамент МВД с заявлением, касающимся Высочайше утвержденного в 1812 году плана города. Оказалось, что течение р. Вятки было изображено на нем совершенно неверно, и "нет возможности исполнять конфирмованный план, да и в других частях много изменений", поэтому необходимо "составить новый проектный план", "применяясь по возможности к существующему расположению города" [2]. После получения соответствующего разрешения составление нового проектного плана было поручено особому землемеру, работавшему в Вятской губернской чертежной [3]. (В результате организационных проволочек работа над планом затянулась и новый план Вятки был утвержден лишь в 1888 году[4].)

Вятка. Вокзал.
Открытка начала ХХ века

Следует подчеркнуть, что во второй половине XIX века подобные случаи были практически исключены. Во-первых, увеличилось число профессиональных землемеров, владевших основами нивелирной съемки местности, во-вторых, местные власти, непосредственно участвовавшие теперь в составлении планов, были кровно заинтересованы в их возможно большей правильности. Как и прежде, основу генерального плана города или района тогда составляли ситуационные планы местности. Однако внимание к точности передачи рельефа местности, массивов зеленых насаждений, существующей деревянной и каменной застройки явно усилилось. Неуклонно расширялось и количество исходных данных, которые собирались городскими управлениями и проектировщиками в процессе так называемых предпроектных исследований. После тщательного составления ситуационного плана - главного предпроектного чертежа - на него наносилась сетка регулярных или урегулированных улиц, учитывавшая особенности природной ситуации.

Вот, например, как проходило составление и утверждение в 1866-1869 годах проектного плана на г. Берислав Херсонской губернии, который ранее никогда не разрабатывался. После того как Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор предложил херсонскому губернскому начальству заняться составлением проектного плана, в 1866 году были составлены и отосланы на рассмотрение в Хозяйственный департамент МВД (согласно § 329, т. IV Сборника циркуляров МВД) следующие документы:

"1) проектированный план г. Берислава; 2) план настоящего расположения города; 3) пояснительная записка к проектному плану; 4) ведомость о числе жителей по сословиям в заштатном г. Бериславе в 1863 году; 5) ведомость о числе зданий в этом же городе" [5].

В ноябре 1866 года ТСК рассмотрел их и вернул назад, обнаружив следующие недостатки:

"1. Нет деления плана города на полицейские части, согласно циркулярным предписаниям Министерства внутренних дел от 2 сентября 1865 года за №120; нивелировка местности нанесена на самом проекте, тогда как ее следовало составить на особом листе; на плане настоящего положения не нанесены красными чернилами вновь проектируемые улицы и другие назначения
2. Не подписаны названия улиц и площадей, не сделано нумерации кварталов, причем площади не отделены от улиц пунктиром.
3. Два из проложенных вновь кварталов находятся не в узаконенном 100 саженном расстоянии от кладбища.
4. На плане не сделано условных обозначений.
5. Не нужно делить кварталы на участки".

Казань. Ивановская гора.
Открытка начала XX века

Документ наглядно показывает, что художественно-образные проблемы представленным планом не решались, а замечания ТСК были направлены прежде всего на обеспечение удобства пользования проектируемым планом в дальнейшем (это доказывают многочисленные доработай по графическому оформлению проектной документации). После доработки переделанный план в марте 1868 года вновь был представлен на утверждение. Наряду с некоторыми упомянутыми недостатками, ТСК отметил и новые, в большей мере, чем раньше, затрагивавшие градостроительные функциональные вопросы:

"1. Расположенные по берегу Днепра 5 крупных кварталов следовало бы отделить на более мелкие для противопожарной безопасности и удобств жителей.
2. Не урегулированы кварталы между Днепром и предполагаемым новым общественным городским садом.
3. По берегу Днепра между обрывом и предполагаемым кварталом спроектирован слишком узкий проезд.
4. С восточной стороны города не означено на плане городской черты.
5. Вокруг новой предполагаемой церкви нанесены здания, не упомянутые в экспликации.
6. Кузницы расположены слишком близко к складу лесных материалов.
7. Неясно, для чего оставлено незастроенное треугольное место в юго-западной части плана между Днепровским спуском и городской чертой".

Как видим, несмотря на очевидную важность выдвинутых замечаний, они касались лишь отдельных планировочных узлов проекта, а не плана города в целом. В декабре 1868 года исправленный проект был вновь препровожден в ТСК, который, рассмотрев его, нашел "план этот в общем виде одобрительным, но для исправления некоторых имеющихся в нем недостатков и для согласования вообще с правилами об устройстве городов комитет признал нужным проект этот перечертить" [6]. Наконец, в апреле 1869 года план Берислава был Высочайше утвержден. Представленный пример наглядно показывает долю участия местного городского управления и ТСК в составлении проектного плана рядового города и административный правоохранительный характер его деятельности. Приоритет в методике градостроительного проектирования существующего положения городской планировки и застройки над общей концептуальностью разрабатываемой плановой структуры превалировал на протяжении всего рассматриваемого периода. Художественное обобщение функциональных смыслов еще не сделалось в те годы основой для выработки эстетической программы градостроительного проектирования.

Казань. Вид с Ивановской горы.
Открытка начала XX века

Там не менее проблема художественного облика городов была предметом оживленной профессиональной полемики на рубеже веков; ей, в частности, были посвящены и заседания III Съезда русских зодчих, прошедшего в 1900 году. Колоссальные масштабы строительства по всей стране делали все более несбыточными попытки его полного архитектурно-градостроительного контроля со стороны центра. Необходимо было найти какие-то новые формы местного участия в архитектурно-строительном процессе.

Предлагалось опиравшееся на зарубежный опыт устройство различных комитетов и комиссий, призванных предотвратить появление в городах безграмотных сооружений. "Если бы мы воспользовались примером Европы, где под разными названиями существуют учреждения, комитеты и т. д. которые, сообща с муниципалитетами, заботятся о внешней благовидности городов, составляют предположения на общественные украшения, наблюдают за исполнением их, выдают дипломы и отзывы за лучшие постройки, - то мы, без особых усилий, могли бы предупредить множество безобразий, налагающих на города свою неизгладимую печать и увековечивающих неумелость и невежество современного поколения" [7].

Приведенные рассуждения позволяют понять искания в сфере методологии градостроительного проектирования, которая, по представлениям начала XX века, должна была включить учет не только государственных законодательных установок, но и разного рода муниципальных рекомендаций, исходивших от местных органов власти и общественных организаций Следует сказать, что подобные официальные комиссии и разного рода комитеты появились в городах России в конце 1900-х - начале 1910-х годов. Например, в Москве Городская Дума стала устраивать конкурсы "на красоту фасадов", внося, таким образом, в архитектурное творчество элемент общественного поощрения определенных стилевых или объемно-пространственных находок, соответствовавших умозрительной местной специфике Москвы, ее воображаемому художественному образу. Это, безусловно, развивало городскую инициативу и ответственность за принятие тех или иных градостроительных решений, влиявших на процесс проектирования планировки и застройки города.

Перечень источников:

1. Кириченко Е.И. Николай I и Александр II. Государственная политика в области архитектурно-градостроительной деятельности // Архитектура в истории русской культуры. Власть и творчества. Вып. 4. М., 1999. С. 137. Вернуться в текст
2. О составлении проектного плана г. Вятки // РГИА, ф. 1287, оп.40, е.х. 79, л. 2. Вернуться в текст
3. Там же, л. 4. Вернуться в текст
4. Там же, л. 21. Вернуться в текст
5. Здесь и далее: О составлении проектированного плана на г. Берислав // РГИА, ф. 1287, оп. 40, е.х. 50, 18 л. 1866-1869 гг. Вернуться в текст
6. О составлении проектного плана на г. Берислав... Л. 16. Вернуться в текст
7. Бернардацци А. Об украшении городов // Неделя строителя. 1900. № 17. С. 104. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
8.1. Реконструкция исторических городов России второй половины XIX - начала XX века  8.3. Город и архитектурное наследие