Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX - начала XX века

5 глава. Градостроительство в власть (Е.И. Кириченко)


5.1. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ ГРАЖДАНСКОГО ЗОДЧЕСТВА, ОБРАЗЦОВЫЕ, НОРМАЛЬНЫЕ" И ТИПОВЫЕ ПРОЕКТЫ

5.2.5. Государственная политика в области строительства инославных и иноверческих храмов

Многонациональное государство, каким была Российская империя, изначально таило в себе зародыши конфликтов. В системе способов их предотвращения важное место отводилось храмостроительству.

Московское княжество, объединив вокруг себя русские земли в централизованное государство, со второй половины XVI века постепенно, но непрерывно расширяя свои границы и выходя за рамки населенного русскими геополитического пространства, неуклонно превращалось в многонациональное, а следовательно, и многоконфессиональное государство. В XIX веке, когда окончательно определились границы страны, эта особенность Российской империи -многонациональное и многоконфессиональное государство - стала более чем очевидной. В конце XIX столетия границы ее простирались от Царства Польского до Чукотки и от Великого княжества Финляндского до Кавказа и Туркестана Облик храмов разных народов, принадлежавших разным конфессиям, существенно различался по силуэту, композиции и формам и во многом придавал неповторимость архитектурному ландшафту страны. В зависимости от этно-конфессионального состава населения он существенно менялся от места к месту. Панорамы городов в западных губерниях с господствовавшими в их силуэте храмами не походили на Поволжье, а среднерусские или северные - на исторические города Средней Азии и юга России.

Государственной власти приходилось балансировать между двумя крайностями: покровительством коренной нации и государственной религии - православию - и защитой и покровительством инородцам, людям с отличной от русской культурой, в концентрированном виде представленной их верой. Инородцы фатально превращались в иноверцев. В Российской империи это понятия - синонимы. В общем государственная политика в области инославного (отличных от православия разновидностей христианства - католичества и протестантизма) и иноверческого (мусульманство, буддизм, ламаизм) храмостроительства в общих закономерностях совпадала с политикой, проводившейся по отношению к православному храмоздательству.

Наряду с неуклонно увеличивавшимся на протяжении XIX века размахом строительства православных храмов и монастырей ширилось и строительство инославных и иноверческих храмов. Указ Екатерины II от 1773 года "О терпимости всех вероисповеданий" [1] в законодательном порядке закрепил многоконфессиональный характер Российской империи, а главное, запретил вмешательство православного духовенства в дела других конфессий, предоставив решение их светской власти. Обилие конфессий и своеобразие каждой не могли не наложить отпечаток на разнохарактерность во взаимоотношениях конфессий и, следовательно, на разнообразие практики строительства культовых сооружений в различных регионах России.

Для территорий с преобладающим нерусским и неправославным населением в каждом отдельном случае разрабатывалась своя политика межконфессиональных отношений, предопределявшая своеобразие практики храмового стройтельства. К числу их относились западные окраины России, в том числе Царство Польское и княжество Финляндское, обладавшие автономией (население первого более чем на 75% состояло из католиков, во втором 98% составляли протестанты). Самостоятельного подхода в области храмового строительства требовали от правительства Средняя Азия (89% населения ее составляли мусульмане) и Кавказ, где 41% населения исповедовали ислам, а 12,5% жителей принадлежали к армяно-григорианской церкви).

Католицизм, господствовавший на западных окраинах Российской империи, получил распространение и на ее остальной территории, особенно в местах, где власть, стремясь к быстрейшему заселению пустовавших окраинных земель, создавала благоприятные условия для переселенцев из Европы (в основном из Германии) - католиков и протестантов. Результатом активно проводившейся начиная с 1760-х годов переселенческой политики явилось появление в ряде регионов, особенно в Поволжье, территорий, довольно плотно заселенных немцами.

Петербург. Костел Нотр-Дам де Франс.
1902-1903, арх. Л.Н. Бенуа
Киев. Костел Св. Николая.
1899-1909. арх. С.В. Валовский и В.В. Городецкий. Фотография начала XX века

Католическая церковь создала в России четкую структурную организацию; к началу XX века в стране существовало 12 католических епархий. После длительного периода конфликтов между официальными властями и католичеством, вызванных "польским вопросом", в 1870-е годы, т. е. в период, когда в основном завершилась активно проводившаяся политика возрождения православия в Западном крае, были восстановлены и отношения с папским престолом. Это послужило новым толчком к активному строительству католических храмов, в том числе во вновь образованных католических епархиях в Поволжье и на юге России. Крупные костелы были возведены в западных губерниях, на Украине, Урале, в Поволжье и Сибири. В городах, где католические приходы были малочисленными (Кострома, Брянск), создавались скромные молитвенные дома.

На вторую половину XIX - начало XX века приходится также активное строительство протестантских храмов. Наряду с Финляндией и Прибалтикой большое число новых кирх возникло в Поволжье, где к началу XX века насчитывалось более миллиона немецких колонистов. Центрами протестантизма были Самара и Саратов; свидетельство тому - сооружение в 1860-1870-е годы крупнейших в Центральной России лютеранских храмов в этих городах [2]. В России, как и во всем мире (об этом уже говорилось в связи с образцовыми проектами К.А. Тона) в XIX веке установилась жесткая закономерность в выборе стиля храмов для двух основных конфессий западного христианства (католические костелы проектировались в готическом, протестантские кирхи - в романском стиле).

Самара. Лютеранская кирка и православная церковь на Предтеченской улице.
Открытка начала XX века
Саратов. Панорама города с православными храмами и лютеранской киркой.
Открытка конца XIX - начала XX века

К иным источникам прибегали зодчие, проектируя здания синагог. Строго говоря, синагоги были не храмами, а молитвенными домами, местом проведения религиозных собраний верующих, поэтому для них долгое время не существовало строго установленных архитектурно-строительных канонов. Свою неблагоприятную роль сыграла и судьба нации - еврейское рассеяние. Положение начало меняться в XIX столетии, в эпоху пробуждения народностей и роста национального сознания. Ставшая одним из самых ярких явлений века общая для всего развивавшегося в рамках европейской культуры мирового пространства работа по созданию образцов и стилистических ориентиров для храмов разных конфессий распространилась и на иудаизм. Поиски образцов и образа синагог как формы выражения конфессиональной принадлежности приобрели особенную важность в ходе массового строительства синагог в России со второй половины XIX века. Оно развернулось сразу же вслед за изданием указов Александра II, облегчавших положение евреев (расширение пространства их проживания, разрешение евреям владеть недвижимым имуществом, заниматься крупной торговлей и промышленной деятельностью, получать высшее образование и занимать высокие должности на государственной службе). К 70-м годам XIX века относятся первые осознанные попытки найти стилистический эквивалент внешнего облика молитвенного дома евреев. Чаще всего синагоги в знак восточного происхождения иудаизма сооружались в мавританском стиле. На вторую половину XIX - начало XX века пришлось строительство монументальных зданий синагог, украсивших не только столицу России Петербург, но многие губернские города (Смоленск, Самару, Киев и др.).

Киев. Синагога.
Открытка начала XX века

Наиболее драматично, если исключить Западный край, в России складывались межконфессиональные отношения со старообрядцами и в Среднем Поволжье с мусульманами. Соперничество двух мировых религий - православия и ислама - усугублялось сложностью исторических отношений русских и татар. Она уходила ко временам покорения Казани и определялась ролью, которую этот город играл в истории татар и значением, которое придавалось ему в официальной идеологии Московского государства и Российской империи.

Покорение Казани, а затем и Астрахани связывалось с освобождением от монголо-татарского владычества, а главное - с победой православия над исламом, креста - над полумесяцем. Казань - столица одноименного ханства - была и его религиозной столицей, иначе говоря, исламской столицей. Запечатлеть победу в веках можно было лишь путем превращения бывшей столицы ислама в христианскую столицу Поволжья. А это можно было сделать, только разрушив казанские мечети и соорудив на их месте православные храмы. Родственные факты хорошо известны по истории завоевания арабами Испании (конкисты) и обратного отвоевания Испании у арабов (реконкисты), по истории завоевания Латинской Америки Ничего подобного по отношению к другим татарским поселениям в России не предпринималось [3]. Исключитальным положением Казани вызвана была и борьба, развернувшаяся вокруг татарского кладбища, и изданный Петром I в 1722 году указ, предписывавший: "А мохамединского закону мечети их, как старых, так и новых кладбищ ныне учиненных отнюдь не разорять, озлобления не чинить" [4]. Наибольшего обострения отношения православных и мусульман достигли в Казани в 1742-1744 годы в царствование Елизаветы Петровны. В 1742 году по представлению архимандрита Свияжского Богородицкого монастыря Дмитрия для того, чтобы предотвратить сношения новокрещенных татар с соотечественниками-мусульманами, Сенат принял указ "о нестроении в России помянутых татарских мечетей и о сломании построенных". Действия властей вызвали такое возмущение, что уже в феврале 1844 года продолжавшееся больше года разрушение мечетей пришлось запретить и принять прямо противоположный закон "о воздвижении вновь сломанных мечетей" [5]. В 1756 году был принят закон о размерах прихода, дававших право сооружать мечети. Минимальная численность его населения определялась в 200-300 душ мужского пола [6] для православных приходов эта норма, как уже отмечаюсь, была выше - 400 человек.

Образцовый проект татарской мечети. Фасад и план.

1829, арх. А.И. Мельников

Казань. Азимовская мечеть. 1887-1890.
Открытка начала XX века

Казань. Бурнаевсхая мечеть. 1872, арх. П.А. Романов, минарет 1892, арх. Ф.Н. Малиновский.
Открытка начало XX века

Начавшеся в европейской культуре на рубеже XVIII- XIX веков религиозное возрождение захватило все без исключения конфессии. Наряду с проектированием церквей в русском стиле, костелов - в готическом и кирк в романском в России входит в практику проектирование мечетей в восточном стиле. О всеобщности процесса свидетельствует тот факт, что публикация образцового проекта мечети в 1829 году на целое десятилетие опередила издание первого альбома образцовых проектов православных церквей в русском стиле.

Поводом к составлению проекта мечети послужило донесение пензенского губернатора о том, что в ряде татарских поселений они сооружаются "посреди улиц самопроизвольно и безобразно". Разработанный пензенским архитектором проект, составленный по образцу православной церкви, был забракован. Новый проект А.И. Мельникова, разосланный во все 19 губерний, где имелось мусульманское население, был составлен на основе изучения мусульманского обряда и опыта строительства мусульманских мечетей в России [7]. Они сооружались по канонам, санкционированным, вероятно, единым мусульманским центром, находившимся вначале в Оренбурге, затем в Уфе [8]. Проект Мельникова воссоздавал структурные особенности российских мечетей, сложившиеся к первой половине XVIII века, с одним восьмигранным минаретом на крыше и окружающей его галереей [9]. Вместе с тем только выражением представлений романтиков о том, что особенности национальной культуры определяются ее истоками, можно объяснить факт игнорирования распространенного в XVIII веке типа прямоугольной мечети и обращения к типу восьмигранной призмы с пирамидальным завершением. Так выглядели древние булгарские памятники XIV века - дюрбе на городище древних булгар. Об ориентации автора проекта на представленные ему предварительно чертежи свидетельствует и включенное в текст указа пояснение [10].

Шемаха. Проект Джума-мечети.
1909. арх. И.К. Плошко

Мечети представляют собой молитвенные дома и служат местом совершения молитвы по правилам мусульманского обряда, который предписывает снимать обувь при входе, становиться на колени и молиться, обратившись лицом в сторону Мекки. Принятый в Передней и Средней Азии тип мечети с открытым двором не мог получить распространения в климатических условиях России. Здесь уже к началу XVIII века сложился иной тип в виде прямоугольного в плане здания с главным молитвенным залом, с двускатной крышей и минаретом над ней. Поэтому образцовый проект, хоть и возрождал особенности российских мечетей и опирался на древний прототип, внешне мало походил на распространенные в татарской культовой архитектуре прямоугольные мечети со стройными минаретами на кровле [11].

Баку. Проект мечети.
1909, арх. И.К. Плошко
Петербург. Мечеть.
1910-1920, арх. Н.В. Васильев, А.И. фон Гоген и С.С. Кричинский

Указ, вводивший в действие образцовый проект, оговаривал обязательность возведения мечети в центре площади - подобно православному храму, исходя из утвердившихся в градостроительстве классицизма норм. Это не соответствовало местным традициям: мусульманские поселения не знали площадей (кроме базара), а мечети обычно располагались в гуще застройки, чаще всего на углах кварталов вдоль главной улицы. В результате этот образцовый проект не получил распространения в татарском Поволжье. Однако он достаточно широко использовался в строительной практике Башкирии, в Оренбургской, Нижегородской, Пензенской, Пермской и Таврической губерниях [12].

В 1844 году был утвержден новый образцовый проект мечети - прямоугольной в плане, перекрытой куполом, с пристроенным к северному торцовому фасаду минаретом. Этот проект, подобно своему предшественнику, также обнаруживает знакомство с историей мусульманского зодчества, но восходит к иным, хотя тоже древним образцам первых арабских мечетей Египта и Туниса.

Однако слишком сложный и дорогой для строительства в сельских поселениях проект вызывал неудовольствие, и после многочисленных просьб в 1861 году вышел закон "О дозволении строить магометанские сельские мечети не по утвержденным в 1844 году для мечетей планам и фасадам" [13]. Следование образцовому проекту перестало считаться обязательным. С 1861 года из формулировки исчезли уточняющие слова о сельских мечетях, и в Строительный устав она вошла в следующем виде: "Новые мечети... строятся по планам и фасадам, каковые прихожанами будут признаны удобными, но с тем, когда постройка мечетей предполагается не по Высочайше утвержденным чертежам 1844 года, особые проекты были каждый раз утверждаемы местными губернскими правлениями (по строительным отделениям)" [14]. Таким образом, образцовое проектирование небольших дешевых православных церквей и сельских мечетей шло в прямо противоположном направлении: в первом случае по линии расширения объемов образцового проектирования, во втором - отказа от него.

Иным путем развивалось культовое зодчество мусульман Кавказа, прежде всего в Азербайджане. Оно сформировалась в ином культурном регионе и в иных климатических условиях. Главная причина заключалась, конечно, в укоренившейся здесь с VII века (со времени завоевания арабами) архитектурной традиции и в установлении тесных связей с Османской империей. Зодчество Азербайджана представляет самостоятельную ветвь мусульманского зодчества Передней Азии и представлено несколькими самостоятельными школами. Наиболее распространен в Азербайджане тип мечетей Бакинско-Апшеронского региона с большим центральным куполом и тремя нефами. Вместе с тем их родовые черты, такие, как купол на барабане, ха-рактерный силуэт парных высоких стройных минаретов свидетельствуют об общности происхождения и о воздействии, оказанном на формирование этого типа сооружений превращенной в мечеть церкви святой Софии в Константинополе. Несоответствие образцового проекта мечети 1829 года местным религиозным и архитектурным традициям вынудило духовное ведомство мусульман Кавказа отказаться от строительства мечетей по этому проекту. Этим объясняется разительное отличие мечетей Азербайджана от мечетей других регионов России. Развернувшееся в Азербайджане в конце XIX - начале XX века строительство мечетей по проектам получивших образование общеевропейского типа профессиональных зодчих велось с учетом вековых архитектурно-художественных традиций. Уважительное отношение российских властей к верованиям и чувствам нехристианского населения в целом оставалось нормой государственной политики. В начале 1880-х годов в Баку начались поиски места для сооружения православного собора. В конечном итоге православное духовенство остановило выбор на заброшенном мусульманском кладбище. Однако губернское начальство отклонило предложение, мотивировав отказ нежеланием оскорблять религиозные чувства мусульман [15].

В противоположность мусульманам, активно отстаивавшим специфику конфессионального облика своих культовых построек, буддисты создали свои первые храмы во многом благодаря контактам с русской культурой. На территории России буддизм исповедовали кочевые народы, наиболее крупными среди них были калмыки и буряты, до XVIII века не имевшие стационарных культовых зданий. Первые постоянные бурятские дацаны появились только в середине XVIII столетия и в своей объемно-планировочной композиции повторяли русские храмы в виде деревянных многоглавых центрических построек. Первый камен ный буддийский храм в Анинском дацане (1806-1808), с завершением, напоминавшим русский шатер, был выстроен с участием русских мастеров. Постепенно к середине XIX века вырабатывается специфический облик буддийских культовых сооружений с пирамидальным силуэтом и "китайскими" кровлями с загнутыми углами, в котором прослеживается влияние культовой архитектуры Монголии и Тибета.

Проект дацана для Забайкалья.
1895. арх. И.О. Явнишко. РГИА. Публикуется впервые

О дружественном характере взаимоотношений между буддийской ламаистской церковью в Калмыкии и государственной властью Российской империи свидетельствуют такие факты. Калмыки подобно бурятам до начала XIX столетия не знали стационарных храмов, хотя и приняли буддизм очень рано - в XI-XII веке. Первый каменный ламаистский храм - суме на левом берегу Волги - был выстроен в 1814 году в честь победоносного окончания войны с Наполеоном [16]. Спаянность буддийской церкви в Калмыкии с жизнью Российской империи иллюстрирует факт освящения в 1898 году одного из хурулов в Малодербетовском улусе в честь святого небесного покровителя последнего российского императора Николая, а впоследствии - и ходатайство перед императором о присвоении имени наследника одному из храмов этого хурула [17].

Начало XX века внесло важное изменение в государственную политику в области церковного строительства. Опубликованный 17 апреля 1905 года манифест провозгласил свободу вероисповеданий, вызвав подлинный бум строительства иноверных и инославных храмов. Интенсивно ведшееся в Бурятии на исходе XIX века строительство буддийских дацанов особенно активизировалось в 1905- 1914 годы. В столице империи сооружаются монументальный буддийский храм и великолепная огромная мечеть; знаменателен и выбор места для нее: бывшая Троицкая площадь - главная городская площадь петровского Петербурга, располагавшаяся рядом с Петропавловской крепостью, неподалеку от места незадолго до того сгоревшего Троицкого собора.

Проект суме при Янгажинском дачане Селентинского у сада.
1913 год. РГИА. Публикуется впервые

Проект суме при Янгажинском дачане Селентинского у сада.
1913 год. РГИА. Публикуется впервые

Особенно впечатляют объемы строительства старообрядческих храмов. В одной только Москве в предреволюционное десятилетие их было сооружено 15, не считая домовых церквей и моленных. Все это строительство развивалось в начале XX века параллельно поддерживаемому государством строительству православных храмов.

Москва. Проект Покровской старообрядческой церкви на Новокузнецкой улице.
1909-1910, арх. В.П. Десятов

Разнообразие культовых зданий, во многом отражающее положение разных конфессий, свидетельствует о достаточной свободе духовного самовыражения различных народов Российской империи. Выдающийся русский мыслитель И.А. Ильин писал в 1930-е годы: "...пусть не говорят нам о том, что "национальные меньшинства" России стояли под гнетом русского большинства и его государей. Это вздорная и ложная фантазия. Императорская Россия никогда не денационализировала свои малые народы в отличие хотя бы от германцев в Западной Европе" [18]. Красноречивое свидетельство тому - соседство расположенных в непосредственной близости друг от друга храмов разных конфессий, формирующих неповторимый облик центральных или окраинных районов многих крупных, не очень крупных и малых городов, зримо представляющих многонациональность и многоконфессиональность Российской империи.

Итак, два основных в российской истории Нового времени периода: XVIII - первая четверть XIX века и середина XIX - начало XX столетия - демонстрируют прямо противоположную политику государства в отношении к гражданскому и культовому зодчеству. Вначале государство сосредоточилось на проблемах регламентации и контроля за развитием в нужном ему направлении гражданского зодчества. Вся относящаяся к архитектурно-градостроительной деятельности система законодательства нацелена на внедрение европейских архитектурно-градостроительных норм в гражданское зодчество. Корпус образцовых проектов также исчерпывается сооружениями гражданского зодчества. Во второй половине XIX века положение совершенно иное. Преимущественное внимание официальной политики в строительной области сосредоточено на культовом зодчестве, а также на проблемах рационального расселения и хозяйственного освоения окраинных территорий. Во время царствования Николая I в государственной политике в области архитектуры соединились особенности этих двух периодов. Во второй четверти XIX века в поле зрения государства находились и гражданское, и храмовое строительство, а проектирование образцовых и "нормальных" чертежей велось для обоего рода сооружений.

Перечень источников:

1. Полное его название: "О терпимости всех вероисповеданий и о запрещении архиереям вступать в дела, касающиеся до иноверных исповеданий и до построения по их закону молитвенных домов, предоставляя все сие светским правительствам" // ПСЗРИ, собр. 1-е № 13 996. Вернуться в текст
2. Кириченко Е.И. Щеболева Е. Г. Русская провинция. М. 1997. С. 125-128. Вернуться в текст
3. Халитов H.Х. Памятники архитектуры Казани XVIII - начала XIX в. М., 1989. С. 117-118; Он же. Архитектура мечетей Казани. Казань, 1991. С. 66. Вернуться в текст
4. Великого Государя Царя и Великого Князя Петра Алексеевича" Указ от 19 июня 1722 г. // ЦГАДА, ф 248. OIL 14, № 803, л. 968 об. Цит. по: Халатов Нияз. Архитектура мечетей Казани. С. 67. Вернуться в текст
5. Там же. С. 68-70. Вернуться в текст
6. ПСЗРИ. собр. 1, № 10 597, 1756 г. См.: Халитов Нияз. Указ. соч. С. 72. Вернуться в текст
7. Тубли М.П. Авраам Мельников. Л., 1980. С 85, 87. Вернуться в текст
8. Халитпов Я.Х. Памятники архитектуры Казани" Вернуться в текст
9. Халитпов Нияз. Архитектура мечетей Казани. С. 68, 98. Вернуться в текст
10. Халитов Н.Х. Памятники архитектуры Казани... С. 171. Вернуться в текст
11. ПСЗРИ. 1829. Собр. 2-е. № 2903. Вернуться в текст
12. По этому образцовому проекту были построены несколько мечетей во всех перечисленных районах. Вернуться в текст
13. Халитов Нияз. Архитектура мечетей Казани... С. 116-118, 125. Вернуться в текст
14. Свод законов Российской империи. Т. XII, ч. I, СПб, 1900, разд. III, гл. 5. О построении магометанских мечетей. Ст. 158. Цит. по: Холи-moв Нияз. Архитектура мечетей Казаки... С. 125. Вернуться в текст
15. Фатуллаев Ш.С. Градостроительство Баку XIX - начала XX веков. Л., 1978. С. 117. Вернуться в текст
16. Доржиева Г.Ж. Буддизм и христнанство в Калмыкии. Опыт анализа религиозной политики правительства Российской империи (сер. XVII -нач. XX в.). Элиста. 1995. С. 47. Вернуться в текст
17. Там же. С. 87. Вернуться в текст
18. Цит. по Миронов Е.И. История государства Российского. М., 1995. С. 243. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
5.2.4. Православное храмостроение на западных окраинах России  6. Развитие градостроительного законодательства в России...