Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX - начала XX века

4. Градостроительная мысль вторая половина XIX - начала XX века (Е.И. Кириченко)


4.3. ГОРОД КАК ПРОИЗВЕДЕНИЕ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА

Становлению градостроительства как самостоятельной разновидности архитектурной науки и практики сопутствовала разработка художественных проблем, протекавшая в общем русле пересмотра художественных идеалов. Поиски и формулирование ответа на вопрос, каким же должен быть город, отвечающий современным представлениям о прекрасном, идут, как правило, от противного -от неприятия существующего положения дел, отрицания художественного идеала и практики XIX века. Причем, как обычно бывает в подобных случаях, несоответствие прежних ценностей новым отождествляется с отсутствием таковых, а их смысл вольно или невольно вульгаризируется и упрощается.

Москва. Театральная площадь и Театральный проезд.
Фотография начала XX века

Пафос теоретиков градостроительства сводится к утверждению мысли о городе как художественном организме и произведении градостроительного искусства. Превращение этих положений из словесно не оформленной аксиомы в теоретически осмысленный тезис обязано своим происхождением мировоззренческо-эстепгческому перелому конца XIX - начала XX века. Нельзя не видеть его связи с одной из последних утопии века уходившего и первой утопией века нарождающегося - с эстетической утопией модерна, воспринятой, несмотря на нелюбовь к модерну, неоклассиками. Бесспорно генетическое родство между устремленностью модерна к слиянию искусства и жизни, преобразованию жизни средствами искусства и рожденным на рубеже столетий представлением об облагораживающем воздействии города как художественно выразительного целого на нравственность и нравы, В некрологе М.М. Перетятковичу - автору первого в России курса градостроительного искусства, который он читал на архитектурном отделении Академии художеств в Петербурге, говорилось: "Он был апологет городского благоустройства. Он был певцом художественного строительства и идеологом лучшего будущего нашей городской жизни. Он видел возможность оздоровить человечество, физически - путем устройства гигиенически благоустроенных жилищ и городов, и нравственно - придав последним художественный вид в строгой простоте и гармонии элементов. Он понимал великую роль, которую должен сыграть благоустроенный город своей величавой простотой в воспитании народной психики [1].

Модерн нацелен на преобразование жизни средствами искусства, и не столько на создание прекрасных предметов и вещей, сколько прекрасной среды повседневного обитания. Отсюда превращение интерьеров особняков и квартир в один из ведущих видов архитектурного творчества и в стилепорождающий жанр. Но особняк, интерьер, жилой дом - это микроуровень архитектурной среды. На макроуровне им соответствует повышенный интерес к городу как художественному и социально-экономическому организму. Становление модерна как стиля происходит не только в процессе проектирования особняков. Оно сопровождалось созданием нового типа города, под знаком которого прошло развитие градостроительства XX века - города-сада с его отношением к городу как художественной целостности, основанной на гармоническом единстве рационального и живописного, вниманием к индивидуальному, специальной заботе о комфорте и красоте [2].

Петербург. Дом Гвардейского экономического общества.
1908-1910, арх. Э.Ф. Виррих (слева) и доходный дом, 1904-1905, арх. Ф.И. Лилваль (справа). Фотография начала XX века

Для теоретиков и практиков рубежа XIX - XX столетий упадок градостроительства в XIX веке носит всеобъемлющий характер. Ведущаяся стихийно, хаотично, беспланово застройка демонстрирует полное художественное бессилие. "Предшествовавшая нам эпоха выдвинула в первую очередь в деле городского благоустройства требования демократического и социального характера, требования санитарные и гигиенические... Вопрос о красоте внешних форм, о стиле... находился в полном пренебрежении. Все увеличивающаяся строительная горячка, не сдерживаемая никаким регулирующим началом, ставила своей целью извлечение максимальной выгоды от строения; забота о красоте его отступала на второй план... Девятнадцатый век создал многие тысячи отдельных разрозненных архитектурных единиц, каждая из которых имеет притязания на художественно-эстетическое значение. Но этот век не сумел достигнуть важного и главного: взаимоотношения между всеми этими претенциозными образами. Наоборот, существовало заблуждение, что должно стремиться выделить и подчеркнуть отдельные индивидуумы из общей, окружающей их массы, путем совершенно свободной их компоновки... полный хаос и смешение стилей" [1].

В неприятии города середины и второй половины XIX века как явления градостроительного искусства единодушны все. "Начиная с шестидесятых, семидесятых и продолжая в восьмидесятые и частью в девяностых годах шла усиленная трансформация старых домов с неизменным переодеванием их в модные платья. Какая-то, скажу, шла вакханалия... Можно назвать этот период строительства архитектурою лепщиков и кондитеров". "Вот в каком хаотическом состоянии находилось наше строительство" [4]. "Этот эклектизм, который наблюдается в течение всего прошлого века, сопутствовал упадку архитектурного творчества". "Города постоянно теряли свою физиономию, и на них все сильнее и гуще ложилась печать безличного и бесформенного архитектурного облика" [5].

Но в конце XIX века во взглядах на градостроительство произошел переворот. "В это время в различных странах возникло движение, ставящее цель, чтобы в понятие о благоустройстве города было включено требование о его художественности и архитектурной красоте, т. к. красота внешности города есть одно из оснований его бытия. Город как архитектурное целое (здесь и далее выделено мною. - Е.К.) может и должен иметь свою индивидуальность.

Одинокие вначале инициаторы этого обновления в настоящее время уже образовали свою школу, поставившую своей задачей выяснить отношение искусства к жизни и возродить интерес к художественному градостроению. Это... синтетическое и коллективное искусство" [6].

Москва. Владимирские ворота. Вид на здание страхового общества "Россия" на Лубянской площади.
1897-1899. арх. А.В. Иванов. Фотографии начала XX века
Петербург. Покровская церковь.
1889-1893, арх Н.Н. Никонов. Фотография конца XIX - начала XX века

Подобно тому как, говоря о будущем города, градостроители твердят о необходимости создания общего плана, так и пафос их эстетических деклараций сводится к утверждению необходимости возрождения "единства общего вида города", "обшей красоты города". "Проектирование отдельных зданий без соблюдения общих принципов застройки не создает ансамбля города", так "можно получить самую нежелательную пестроту и бестолковщину и нарушить цельность впечатления" [7]. Теоретики градостроительства соглашаются, что красоту города создают, конечно, и красивые здания. Но не только они. Главное - взаимосвязь их друг с другом, а также со всем, что непосредственно относится к благоустройству [8], со всеми компонентами усложнившейся городской жизни.

"Элементы, из которых слагается общая цельная красота города суть:

1) Индивидуальность, выраженная характером страны, климата, жизни и проч.
2) Общий силуэт или панорама города.
3) Растительность - парки, скверы, аллеи и пр.
4) Площади и свободные пространства.
5) Улицы, реки, каналы, мосты и др.
6) Монументы и здания,
7) Городские кварталы, т. е. группировка частей города, природы, окружающая местность,
8) Уличная жизнь - движение.
9) Освещение.

Сочетание этих элементов создает типичную физиономию каждого города, и, поскольку сочетание это отвечает тем общим законам красоты, которым подчиняется всякое произведение искусства, постольку и город является таковым" [9].

Нижний Новгород. Похвалитский съезд.
Открытка конца XIX века
Вытегра. Панорама города со Сретенским собором.
Открытка конца XIX века

Город превращается в произведение искусства, когда все его компоненты, в том числе и сугубо утилитарные (освещение, транспорт), переосмысляются по законам красоты. А это принцип формообразования, свойственный модерну: преобразование полезного в прекрасное. Второе, что роднит принципы формообразования в модерне с художественными нормами градостроительства, - перенос акцента с выразительности отдельного элемента на взаимосвязь между элементами, составляющими целое городского ансамбля, соотношение "всей массы городских зданий различного характера и оценки всей их совокупности, поскольку таковая создает общую, цельную картину города" [10].

Неоромантическая природа градостроительной теории начала XX века сказывается в возрождении в это время романтической концепции города как пейзажа Диканский сочувственно цитировал Н.В. Гоголя, писавшего, что город есть пейзаж. В работах Диканского [11], а также у Л .Н. Бенуа, М.М Перетятковича, Г.К. Лукомского и других чрезвычайно распространены словосочетания городской пейзаж, город как пейзаж, городской ландшафт. Забота о выразительности силуэта города, городских групп и панорам обнаруживает тот же интерес к художественной организации больших пространств, возможной лишь как организация ансамбля, основанного как на взаимосвязи разных предметов друге другом, "так и формой того пространства, в котором эти предметы находятся" [12].

Глухов. Общий вид города.
Открытка конца XIX века
Богородск. Большая улица.
Открытка начала XX века

Передача ощущения шири пространства приобретает значение эстетической категории и рассматривается как признак прекрасного. Проблема пространства "проникает современность, она выражает психологию момента... неизвестные раньше железо и бетон, допускающие необычные пролеты и размеры сооружений; грандиозные вокзалы и перроны для целых поездов, небывалые доныне. И еще в не столь отдаленном будущем - и пристани для воздушных кораблей, - либо широко распростертые по земле, либо смело выступающие в воздух: этой ширью, воздухом, пространством надо овладеть, осмыслить, одухотворить. Вот обширное поле для творчества" [13].

В самостоятельную проблему градостроительной теории выделяется отношение к памятникам прошлого. Их по-прежнему ценят за древности но еще больше за красоту и неповторимость, которые они своим присутствием придают облику города Градостроительный аспект охраны памятников искусства и старины роднит воззрения неоромантиков, так или иначе тяготеющих к модерну, и неоклассиков. Разделяет же - отношение к наследию, которое имеет ценностный характер и связано с художественным идеалом. Для приверженцев модерна классицизм - подражательный стиль, первый в ряду приведших зодчество XIX века к упадку [14].

Возрождение зодчества в наступившем веке многим обязано К. Зитте, который открыл красоту нерегулярного города, выразительность картин, порождаемых живописной планировкой, контрастов разновременных и разнохарактерных построек - все "многообразие живописных прелестей" [15]. Его по аналогии Э. Говардом - создателем типа города-сада - можно считать духовным отцом эстетической концепции города модерна. Зитте принадлежала инициатива возрождения живописных "средневековых" планов в современной градостроительной практике. Отношение к наследию этого зодчего, подобно отношению к классицизму, превратилось в своего рода лакмусовую бумажку стилевых пристрастий градостроителей рубежа столетий. Напомню, Енш характеризует живописную планировку эпитетом современная. Для Диканского, сочувственно цитирующего К. Зитте, итогом стилевых исканий XIX века стал обозначившийся на рубеже столетий "поворот в сторону абсолютного архитектурного стиля, формы которого, свободные от художественно-исторических примесей, имеют в виду лишь цель здания, потребности владельца и свойства материала..., развились только в формах, обуславливаемых только целью и по законам распределения масс, симметричного и ритмического расчленения, зависящих от материала" [16]. Л.Н. Бенуа, неприемлющий концепцию Зитте, во всем, что касается эстетической программы, примыкает к неоклассикам. Представление о городе как художественном организме ассоциируется у него с единообразием и "симметричным" градостроительным приемом, а художественность города ( имеется в виду Петербург) - со следованием правилу "не нарушать задуманного, допуская необходимость расширения, привести к большей гармонии имеющееся", обеспечить возможность "сохранения характерности и... сложившейся индивидуальности" [17] города.

Саратов. Панорама города.
Фотография конца XIX - начала XX века

К общим идеям времени, разделяемым и неоромантиками, и неоклассиками, возрождавшим не только идеи романтизма, но и классицизма с его высокой степенью нормативности, принадлежит мысль о благотворности влияния регулирования и обязательных правил на красоту города. Мнение, что зафиксированное правилами однообразие размеров зданий (одинаковая высота их) сообщает красоту и вносит организующее начало в городскую застройку, принимают те и другие. Все дело, однако, в допустимой, с точки зрения неоромантиков и неоклассиков, степени регулирования. В начале XX века вопрос о возможности регулирования художественной стороны зодчества впервые со времени классицизма возвращается в сферу градостроительных воззрений и входит в число наиболее жарко дискутируемых вопросов. Влияние строительного законодательства на архитектурные формы рассматривалось в 1904 году на Международном съезде зодчих в Мадриде Говорилось о желательности регулирования эстетической стороны строительной деятельности в законодательном порядке, о необходимости иметь, наряду с нормами, обеспечивающими гигиеничность и прочность строений, нормы, защищающие город от художественного беспорядка.

Одной из практических форм выражения подобных взглядов в Европе стало расширение прав организаций, ведающих охраной памятников старины. Они получили возможность охранять, наряду с самими памятниками, окружающие их территории и здания. Во многих городах была организована своеобразная художественная экспертиза: созданы специальные советы, дававшие заключения об эстетической приемлемости проектируемых сооружений. В России этот вопрос также превратился в предмет оживленного обсуждения

Однако большинство зодчих придерживал ось мнения о необходимости ограничения прав частных владельцев лишь в том, что касается санитарно-гигиенических характеристик: регламентации предельных норм плотности застройки, высоты зданий, характера застройки (сплошная или свободно стоящими домами), как это принято в Москве или Риге [18]. В целом российское законодательство отстает от европейского. Оно контролирует показатели, связанные с практической стороной зодчества, лишь косвенно влияющие на художественный облик городов, оставляя вне обязательной регламентации средства, предупреждающие "обезображение городов безусловно некрасивыми строениями" [19], предусматривавшиеся строительным законодательством Западной Европы.

В России не существовало законов, запрещавших искажение и надстройку зданий, искажение красивых местностей и "своеобразной типичности городов в целом"; не существовало также законов о вывесках и рекламе. Охрана памятников старины, борьба с обезображивающей облик городов рекламой занимала особенно важное место в деятельности неоклассиков. Становление неоклассицизма прошло под знаком ряда открытий: "открытия" красоты Петербурга, "открытия" искусства Петровского периода русской истории, "открытия" национального характера отечественного искусства XVIII - начала XIX века.

Перечень источников:

1. Космачевскш Г. Памяти М.М. Псрстятковнча // Зодчий. 1916. № 23. С. 220. Вернуться в текст
2. Подробнее об эстетике города-сада см. в главе "Города-сады" во второй книге о градостроительстве России середины XIX - начала XX века. Вернуться в текст
3. ДиканскийМ.Г. Планировка городов. Их план и красота. С. 200, 201, 219-220. Вернуться в текст
4. Бенуа Л.Н. О благоустройстве города; Он же. Заметки. Вернуться в текст
5. Диканский М.Г. Вопросы эстетики в постройке городов // Зодчий. 1914. № 43. С. 480; № 42. С. 463. Вернуться в текст
6. Там же. С. 466. Вернуться в текст
7. Бенуа Л.Н. О благоустройстве города. Вернуться в текст
8. Там же. Вернуться в текст
9. Перетяткович М М. Элементы красоты городов, инициатива и способы осуществления задач в жизни городов // Труды Всероссийского съезда художников. СПб, декабрь 1911 - январь 1912 г., т. II. Пг., 1914-1915, С. 64. О значении, которое придавалось в то время художественным аспектам гралостроитсльства, свидетельствует обилие докладов, посвященных этой проблеме на происходивших почти одновременно IV Съезде русских зодчих и Всероссийском съезде художников и функционирование на последнем секции "Архитектура и художественный облик городов", где и был прочитан доклад М.М. Перетятковнча. Вернуться в текст
10. Диканский М.Г. Постройка городов. Их план и красота. С. 209. Вернуться в текст
11. Диканский M.Г. Вопросы эстетики в построении города... С 480. Вернуться в текст
12. Диканский M.Г. Постройка городов... С. 245. Вернуться в текст
13. Там же. С. 249-250. Вернуться в текст
14. Там же. С. 242. Вернуться в текст
15. Зитте К. Городское строительство с точки зрения его художественных принципов. М., 1925. Вернуться в текст
16. Диканский М..Г. Постройка городов... С. 244-245. Вернуться в текст
17. Бенуа Л.Н. О благоустройстве города; Он же. Заметки Вернуться в текст
18. Полупанов Д. Строительные постановления и архитектурно-художественный облик строения // Зодчий. 1915. № 24. С. 239, 241. Вернуться в текст
19. Карпович B.C. Строительные уставы и обязательные постановления в области зодчества у нас и в Западной Европе. Зодчий. 1909. № 41. С. 398. № 42. С. 398. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
4.2. Планировка и перепланировка городов как градостроительная проблема конца XIX - начала XX века  4.4. Градостроительная концепция неоклассицизма