Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX - начала XX века

2 глава. Содержательные основы градостроительства XIX - начала XX века (Е.И. Кириченко)


2.3. ГРАДОСТРОИТЕЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА. РОССИЯ В ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ КОНТЕКСТЕ

Градостроительная концепция XIX века, как и любого другого периода, наиболее полно и представительно выразила себя, в соответствии с общепринятой иерархией городов, в столицах. Они наделяются наибольшей содержательностью, поэтому характеристика своеобразия национальной градостроительной концепции будет далее основываться по преимуществу на композиционно-содержательных особенностях столичных городов.

С точки зрения содержательной так же неоднозначно и пространство отдельного города. Центральное пространство (центральное в семантическом смысле) обладало наибольшей сакральностью (здесь сосредотачивались центры духовной и общественной жизни, национальные и религиозные святыни) и в этом смысле противостояло окраинным частям. Образ и содержательность города ассоциируются с его центром, с особенностями пространственно-планировочной структуры и обликом немногих опорных сооружений. Именно они и выступают, как правило, символом города.

Петербург. У Николаевского (первого разводного чугунного) моста через Неву.
Фотография 1900-х годов

Первоначальное структурирование любого градостроительного объекта рождается из практических потребностей. Однако никогда реконструктивно-градостроительные мероприятия в исторически сложившемся городе или при создании новых городов не ограничивались практически необходимым. Не хлебом единым жив человек. Градостроительная концепция, как всякое возникающее естественно-историческим путем явление, складывается под влиянием взаимодействия утилитарных потребностей и идеального представления о себе и возвышения и переосмысления утилитарного до уровня высших духовных ценностей. Одно неотделимо от другого, одно выражается через другое и служит его олицетворением. XIX и начало XX столетия не представляют в этом отношении исключения.

Основополагающие для XIX века как самостоятельного исторического периода идеи народности и национальности на градостроительном уровне выступают как государственная идея, осмысляемая в понятии национальное (самостоятельное, независимое) государство.

Вместе с тем градостроительная концепция XIX века, с наибольшей полнотой выраженная в градостроительстве столиц, тяготеет к двум разновидностям, условно обозначенным терминами национально-государственная (или национальная) и государственно-национальная (или государственная). Обе представлены большим количеством вариантов. Каждая столица (как и градостроительство страны в целом) уникальна и неповторима, и как произведение градостроительного искусства по-своему олицетворяет идеалы, историю и желанное будущее своего государства и народа. Однако в соответствии с только что обозначенной классификацией каждая представляет один из двух вариантов градостроительной концепции.

Первый национально-государственный вариант градостроительной концепции XIX века представляют столицы России, Греции, Болгарии, Сербии, Великобритании, Венгрии и Чехии. Второй - государственно-национальный или государственный - столицы Австрии, Франции, Хорватии, Словении, Галиции, Швейцарии.

Зависимость между поворотными для каждого народа историческими событиями и началом широкомасштабных градостроительных работ в европейских столицах, впервые проявившаяся в ходе Великой французской революции в созданном в 1791-1794 годах плане реконструкции Парижа (в так называемом Плане художников), носит универсальный характер и подтверждается примерами практически всех без исключения европейских столиц.

Историю реального градостроительства XIX столетия открывают строительно-реконструктивные работы в четырех европейских столицах: в Афинах - столице только что обретшей независимость Греции, в Лондоне, испытавшем воздействие промышленной революции, Петербурге и Москве - столицах России, пережившей восстание декабристов. Позднее этот список пополнят Прага, Белград, София.

Программа преобразования первых четырех определилась в 1830-е годы. Осуществление ее заняло весь XIX век и захватило начало XX века. В самом общем виде программа градостроительных преобразований всех перечисленных выше столиц полнее всего характеризуется понятиями народность и национальность. Государственному аспекту двуединого национально-государственного или государственно-национального идеала XIX столетия принадлежит в градостроительной деятельности каждой из этих столиц второстепенное место. По значению он совершенно несопоставим с национальным, будь то идея возрождения национальной культуры или сделанный народом или страной выбор исторического пути.

История градостроительного искусства новой, обретшей независимость Греции начинается сразу же вслед за образованием самостоятельного государства созданием плана первой его столицы - Навплиона. Его проектирует по поручению первого президента Греции графа И. Каподистрии архитектор Стаматис Булгарис. Каподистрия видел в осуществлении широкомасштабных градостроительных работ первоочередную задачу государственной важности. Они превращаются в неотъемлемую часть государственной политики, направленной на упрочение молодого государства. Политика остается неизменной и после убийства графа Каподистрии, бывшего ставленником России, и воцарения в стране баварского принца Оттона, представлявшего интересы европейских государств. Однако рост национального самосознания и стремление увековечить в облике столицы не только величайшее в истории страны и народа событие, но и уникальный по своему значению вклад древней Эллады и особенно Афин в развитие мировой культуры заставляют сделать столицей только что обретшего независимость государства Афины. В 1831 году начинается проектирование генерального плана Афин уже как столицы независимой Греции. Оно было поручено (этому факту тоже придавался символический смысл) первому из архитекторов греческого происхождения, получившему профессиональное образование европейского типа в Германии Стаматису Клеатису и его немецким коллегам Э. Шауберту и Л. Кленце. В 1835 году план был утвержден, и немедленно началась его реализация.

Новые Афины XIX - начала XX века располагаются у подножия Акрополя, со всех сторон огибая его. Каркас нового центра образуют проспекты, складывающиеся в своего рода пространственный треугольник, основание которого проходит параллельно продольной стороне Акрополя. Боковые лучи обходят возвышенную часть города, над которой господствует Акрополь, по касательной. Два проспекта, также входящие в эту систему, перпендикулярные основанию треугольника, ориентированы на античные памятники, расположенные у подножия и на вершине Акрополя, - на стою Аттала, Агору, Парфенон. На главных проспектах располагаются основные общественные центры с очень характерной для греческого самосознания идеей возрождения былой роли Афин как культурного центра вселенского масштаба. Возводятся комплексы Национального музея и Национальной библиотеки, Академии наук, университета, королевского дворца, превращенного в конце XIX века, после завершения строительства нового, в Парламент. Новые улицы прокладываются таким образом, что от них и открываются наиболее эффектные виды на памятники античности и средневековья.

Историзм мышления и стремление передать в облике города ощущение временной глубины его исторического пространства заставляет сохранить исторический центр Афин. Они же заставляют превратить содержательный и композиционный центр античных Афин - Акрополь - в содержательное и композиционное ядро переживающей обновление столицы новой Греции. Те же особенности миропонимания заставляют проводить гигантские по масштабу реставрационные работы. Они начинаются на Акрополе с восстановления первоначального облика его античных шедевров, но очень скоро распространяются на территорию всего города, захватывая не только античные, но и средневековые памятники. Впервые в мировой истории в XIX веке реставрационные работы превращаются в неотъемлемую часть общего плана градостроительного развития города. Возвращение историческому ядру Афин его первоначального античного облика совершается в атмосфере патриотического подъема, как следствие и одна из форм увековечения завоеванной греками национальной независимости. В Афинах впервые оформилось в градостроительное решение трактовка центра города как многосоставного организма, включающего бережно охраняемую и реставрируемую историческую часть и новые районы, объединенные общим замыслом в единое планировочно-пространственное и содержательно-художественное целое.

Москва. Проект главного фасада Большого Кремлевского дворца.
1883, арх. К.А Тон

Европейский город XIX столетия немыслим без сохранившего древний облик старого исторического ядра. Оно составляет необходимую часть обновленного и расширенного центра, придавая ему временную глубину и заставляя чувствовать значение каждой из двух его основных составляющих. Новая и древняя части приобретают дополнительную значимость благодаря соотнесенности друг с другом. Это тоже одно из выражений свойственного времени историзма и одновременно - многократно упоминавшихся духовных ценностей: народности и национальности. Миропонимание XIX века наделяет древние постройки - античные и византийские в Афинах, средневековые в основной массе европейских столиц, древнерусские в Москве - общим смыслом. Все они выступают олицетворением высших ценностей своего времени.

Вместе с тем в Афинах впервые приходится столкнуться с типичным для добившихся независимости православных балканских народов отношением к турецкому наследию. Турецкие постройки, все, что придавало Афинам вид восточного города с его характерной застройкой, безжалостно уничтожается. То же повторится позднее, по мере освобождения от турок, сначала в Сербии, затем в Болгарии. Создание свободных Афин, реставрация и возобновление античных и средневековых сооружений и уничтожение памяти об эпохе турецкого владычества, приведшие к бесследному исчезновению застройки восточного типа, идут параллельно и начинаются сразу же после утверждения генерального плана Афин.

Афины. План 1832 года.
Авторы проекта С. Клеантис, Э. Шауберт, Л. Кленце

Уникальность Греции (в этом с нею соперничать может только Италия) обнаруживается в соотношении ее современной культуры с наследием прошлого. Для Греции две великие архитектурные традиции Европы - античная и средневековая - являются своими, национальными. Эта особенность накладывает отпечаток на содержательное истолкование наследия и нового строительства, но лишь отчасти влияет на стилевые предпочтения работающих в стране зодчих. В соответствии со сложившимися в мировой архитектурной практике устойчивыми ассоциативными связями между стилем, жанром и представлением о том, что же входит в орбиту национального наследия культуры каждого конкретного народа, в Греции, в отличие от других европейских стран, особенно таких, как Россия, Англия, Испания, скандинавские и прибалтийские страны, гражданские строения (жилые и общественные) в XIX веке никогда не проектируются в средневековом духе. Средневековым образцам следуют только при сооружении культовых зданий, а с учетом местной версии христианства (Греция - страна православная), их возводят в византийском стиле.

Обновление Лондона и российских столиц началось одновременно с Афинами - в начале 1830-х годов (имеется в виду обновление в формах историзма). В Лондоне и в российских столицах реализует себя по преимуществу национальный аспект двуединой национально-государственной идеи, причем реализует наиболее наглядным и очевидным образом в распространенности национального стиля, именуемого в России середины 1820-1850-х годов византийским, а в Англии выразившего себя в чрезвычайно широком возрождении готики.

Лондон. Здание Парламента.
1840-1868, арх. Ч. Бэрри, О. Пьюджин.
Литография по рисунку Э. Уокера
Вена. Здание Парламента.
1873-1883, арх. Т. Хансен.

Роднит английскую и российские столицы и то, что их градостроительное развитие в XIX веке не сопровождалось сколько-нибудь серьезной перепланировкой, существенно изменившей структуру центров большинства европейских столиц. Общность бесспорна, хотя вызвана она различными причинами.

Смена духовных приоритетов, отделившая XVIII век от века XIX как один самостоятельный исторический этап от другого, в Англии была вызвана, кроме общей для всей Европы духовной реакции на Французскую революцию и наполеоновские войны, последствиями промышленного переворота и традиционной для жителей островного государства приверженностью к старине. В России толчок к развитию национального стиля в архитектуре дала своя революция - восстание декабристов. К этому добавилось ставшее главным направлением государственной политики в области архитектуры желание вернуться к истокам собственной христианской (т.е. византийской) традиции национальной культуры и возродить ее. Резкость происшедшего в Петровской России культурного перелома заставляет теперь, в условиях охватившего Россию после победы над Наполеоном национально-патриотического подъема, видеть в искусстве и культуре XVIII - первой четверти XIX века явление несамостоятельное, подражательное, наносное. Программа возвращения историческим русским городам их национального облика, утраченного, как тогда казалось, в предшествующее столетие, превращение новых городов и, что самое главное, столицы России Петербурга в русский город образует основу градостроительной политики в области архитектуры. Движение начинается сразу же после смерти Александра I, прихода к власти нового императора Николая I и восстания декабристов. Процесс, восходящий ко второй половине 1820-х - началу 1830-х годов был прерван, и то насильственно, в 1917 году. Главным средством придания русскости русскому городу первоначально становится храм, выстроенный в византийском стиле и несущий в своем облике зримые признаки православия.

Облик каждой из столиц существенно обновляется благодаря распространению в них строительства зданий в национальном стиле. В Петербурге это по преимуществу храмы. В Лондоне и в Москве в облике начинающего обновляться в 1830-е годы исторического центра важное место занимают гражданские постройки в национальном стиле. Здания, имеющие общенациональный, общегосударственный характер, вынесены к реке. Это определяет их чрезвычайно активную роль в формировании городских панорам.

Москва. Большой Кремлевский дворец и Оружейная палата.
1838-1852. арх. К.А Тон.
Литография середины XIX века

Еще одна особенность роднит градостроительные работы в Лондоне и Москве: древние святыни и новые сооружения, включаемые в ансамбль исторического центра в качестве его важнейших архитектурно-содержательных составляющих, образуют органическое единство. Лондонский Парламент входит в ансамбль Вестминстерского аббатства. Большой Кремлевский дворец и Оружейная палата образуют неразрывное целое с древними памятниками Московского Кремля. Их реставрация, ставшая неотъемлемой частью работ по обновлению центра древней столицы, вместе с тем неотделима от впервые осуществленного в России во второй четверти XIX века большого комплекса работ по реставрации древнерусских памятников.

Вена. План центральной части.
1857, авторы проекта Ван-дер-Нюль и А. Сикардсбург

В царствование Николая I обе столицы и провинция находятся примерно в равном положении во всем, что касается храмового зодчества. Строительство новых храмов тут и там идет чрезвычайно интенсивно. Но во второй половине XIX - начале XX века происходит нечто совершенно неожиданное. Строительство храмов в Москве по своему градостроительному значению и размаху впервые начинает уступать строительству общественных зданий - больничных, благотворительных, просветительных. Именно туда все больше средств вкладывает купечество, жертвуя капиталы на общественные нужды. Наоборот, в Петербурге и провинции строительство храмов продолжает набирать темпы. Впервые со времени Петровского царствования во второй половине XIX века роль столицы провинции, до сих пор безраздельно принадлежавшая Москве, в храмовом зодчестве переходит к Петербургу. Так продолжается до середины 1900-х годов. В предреволюционное десятилетие уже Москва переживает подлинный бум строительства православных храмов. Однако основную массу возводимых в это время новых зданий составляют старообрядческие церкви. Провозглашенная императорским манифестом от 17 апреля 1905 года свобода вероисповеданий сняла запрет на сооружение новых старообрядческих храмов, породив мощное общественно-строительное движение во всех местах средоточия старообрядцев.

Свою неповторимую версию градостроительного развития представляет во второй половине XIX - начале XX века столица Венгрии Будапешт. С 1872 года, когда был утвержден генеральный план города, на протяжении четверти века вплоть до 1896 года - года торжественного празднования 1000-летия Венгрии - все крупные градостроительные начинания в ее столице подчинялись сверхзадаче превращения Будапешта в архитектурную летопись национальной истории. Эта идея отчетливо прочитывается в планировке, в пространственной организации, в соотношении и семантике главных акцентов городского ансамбля, в совокупности основных градообразующих комплексов и зданий, их взаимном расположении, в обширной программе реставрационно-восстановительных работ и в особенностях выбора стиля для важнейших градообразующих зданий и комплексов. Деятельность эта не закончилась и в 1896 году, она продолжалась до Первой мировой войны, а отчасти - в зоне правительственных зданий близ Парламента и в районе Национального парка - до Второй мировой войны.

Период особенно интенсивного пересоздания европейских столиц начинается в 1850-е годы и захватывает весь XIX век, а во многих странах - и начало XX века. Причины, послужившие толчком к разворачиванию градостроительных работ, в каждом случае чаще всего однотипны. Это массовые общественные движения, революции. После революции 1848 года начинаются реконструктивные работы в Вене и в Париже. После поражения австрийской империи Габсбургов в австро-прусской войне 1866 года и создания двуединой Австро-Венгерской монархии в 1867 году с ее новым административным устройством начинается разработка новых генеральных планов и реконструкция Будапешта, Загреба, Любляны, Белграда. За объединением Германии, появлением автономной Сербии, освобождением Италии и Болгарии и возникновением там независимых государств непосредственно следуют перепланировка и обновление Берлина, Белграда, Рима, Софии. Программа реконструкции всех перечисленных здесь столиц, разрабатывавшаяся в 1850-1890-е годы, отличается от той, которая вдохновляла создателей плана Афин и авторов обновления российских и английской столиц. В них, если исключить Софию и Белград, доминирует государственная или государственно-национальная идея. В последних двух, а также в Праге, все важнейшие сооружения и ансамбли которой также создаются на протяжении второй половины XIX - первой трети XX века, равно значительны оба аспекта - и национальный, и государственный.

Планы реконструкции Парижа и Вены в общем строятся на единых принципах. Новый центр создается рядом с историческим. Его физическая протяженность обретает содержательно-художественный эквивалент и осмысляется как выражение исторического пути. В результате меняется типичное для регулярного градостроительства предшествующего времени соотношение улицы и площади. В Европе Нового времени и в России времени классицизма главным объектом усилий градостроителей и средоточием содержательно-выразительного начала является площадь. В XIX веке в системе площадь - улица соотношение элементов прямо противоположное. Доминирует улица, а площадь мыслится как производное от нее и порождаемое ею. Временной протяженности прожитой государством и народом исторической жизни соответствует пространственная протяженность городского центра, многостилье построек и исторические ассоциации, рождаемые композицией и обликом выполненных в разных стилях зданий.

Рига. Проект реконструкции центра.
1856, арх. И.Д. Фельско, О. Дитце
1 - общественные здания
2 - жилые здания
3 - хозяйственные складские постройки
4 - зеленые насаждения

Суть венско-парижского варианта в радикальности изменений сложившейся городской структуры, в создании широких магистралей, в пафосе размаха грандиозных, преобразуемых с помощью рационального приема общественно значимых пространств, которые всегда, даже на архетипическом уровне, соотносятся с идеей мощи и величия государства. Градостроительная структура подвергшейся реконструкции Вены получила особенно четкую архитектурную формулу. На месте кольца внутренних укреплений, снесенных в соответствии с новым планом ее развития, была проложена парадная магистраль, созданы бульвары, возведены важнейшие административные и общественные здания государственного масштаба.

План Вены с ее Рингом вызвал большое число подражаний не только из-за прямо-таки математической четкости выражения государственно-национальной идеи в планировочно-пространственных и архитектурных формах, но еще и потому, что для славянских столиц - Загреба, Любляны, Львова, Кракова, Братиславы и даже для Софии и Белграда - Вена олицетворяла желанное будущее каждого из народов. Вместе с тем идея Венского Ринга как городского центра нового типа и формы градостроительного выражения свойственной XIX веку государственной идеи (государственно-национальных идеалов) носилась в воздухе. Свидетельство тому - разработка нового плана Риги. Он создавался совершенно независимо от венского, одновременно с ним и даже несколько опережая его по времени.

Суть планировочного решения венского варианта нового центра чрезвычайно проста и сводится к размещению на месте снесенных средневековых укреплений нового центра в виде парадной кольцевой магистрали. Она опоясывает старый город, сохраняющий общественно-историческое значение, и застраивается монументальными общественными и административными зданиями, своим назначением и обликом символизирующими основные духовные ценности столетия.

Идея создания нового центра не на месте исторического, а рядом и во взаимосвязи с ним - фундаментальная особенность историософской, культурологической и архитектурной мысли XIX столетия. Старый исторический центр сохраняется как памятник национальной истории и культуры. Новый центр обретает значимость во многом благодаря сохранению старого города и от соотнесения с ним. Традиционная семантика парка как Эдема, Элизиума и как вселенной, впервые получившая историко-культурологическое истолкование в системе английского пейзажного парка, трансформируется в XIX веке в идею городского общественного парка двоякого вида - увеселительного и национального. Ринг превращается в разновидность национального парка. На протяженном пространстве венского Ринга в зелени деревьев располагаются важнейшие с точки зрения их роли в общественной, политической, культурной жизни столицы и государства здания. Кроме того, Ринг превращается в средоточие скульптурных памятников великим людям Австрии, олицетворяющим богатство и своеобразие ее истории и культуры.

План Парижа в общем основывается на том же принципе, что и план Вены, но представляет собой более усложненный вариант из-за устройства нескольких кольцевых магистралей и магистралей-диаметров. Отчасти к парижскому типу, но не содержательно, а лишь формально-композиционно можно отнести план Будапешта.

Все зафиксированные в реконструктивно-градостроительных работах, ведшихся в европейских столицах на протяжении середины XIX - первой трети XX века национальные особенности представляют собой относительно второстепенные различия единой градостроительной концепции. Подобно тому как в градостроительной концепции XVII - XVIII веков государственная идея неотделима от священной особы государя и выражается посредством увековечения и прославления ее, так и в XIX столетии выражаемую средствами градостроительства государственно-национальную идею (или национально-государственную, поскольку каждое из составляющих предполагает существование второго) можно интерпретировать как возведенную на европейский и даже мировой уровень идею, известную нам по российской формуле официальной народности, но реализующую себя в бесчисленном количестве национальных вариантов, рожденных своеобразием исторической судьбы каждой страны, каждой столицы, каждого города.

 

К началу страницы
Содержание
2.1. Охрана и реставрация памятников архитектуры как градостроительный фактор  2.3. Градостроительная мысль 1830 - 1850-х годов. Общая характеристика