Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Книга I.
Общая характеристика и теоретические проблемы

1 глава. Утилитарные (функциональные, экономические и социалько-технические) факторы развития градостроитвльства в середине XIX - начале XX века
(Е.И. Кириченко)


НОВЫЕ ГРАДООБРАЗУЮЩИЕ ФАКТОРЫ И СУДЬБА РЕГУЛЯРНОГО ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА

Главная для градостроительства XVIII - первой четверти XIX века проблема - укоренение регулярности как идеального способа организации среды российских городов - к 1830-м годам была разрешена. Российские города превратились в регулярные. Регулярный принцип организации среды осознается как естественный, более того - как единственно возможный. Некоторые сомнения в его общезначимости возникают лишь на рубеже XIX - XX веков.

Проведенная в России в ходе утверждения регулярности коренная перепланировка городов, в процессе которой исчезла исторически сложившаяся структура средневекового города, позволяла сравнительно безболезненно решать градостроительные проблемы, выдвигавшиеся XIX столетием. Более того, на протяжении периода с середины XIX по начало XX века в России проводится прямо противоположная по сравнению с всеевропейским процессом реконструкции и перепланировки городов, особенно столиц (вспомним знаменитые перепланировки Вены или Парижа), государственная политика в области архитектуры. Суть ее в последовательном и сознательном сохранении основ существующей пространственно-планировочной структуры. Установка на преемственность, на сохранение уже существующего в корне отлична от господствовавшей в XVIII - начале XIX века установке на разрыв с унаследованным. Государственная политика в области градостроительства в России середины XIX - начала XX столетия направлена на предотвращение нарушений существующей пространственно-планировочной структуры городов, сложившейся в результате их кардинальной перестройки в предшествующий период полной перепланировки исторических городов на началах регулярности.

Ярославль. План 1911 года

Такова основная, принципиально отличающая изучаемый период от предшествующего особенность. Нормы регулярного градостроительства рассматриваются как данность. Регулярные планы, утвержденные в конце XVIII и в начале XIX века, сохраняют характер закона. Проектирование новых планов не влечет за собой перепланировки города. Оно сводится либо к урегулированию (если таковое еще требуется, как, например, в Москве), либо к расширению территории города за счет распланировки новых земель. Создаваемая на присоединенных к городу территориях сеть улиц продолжает и повторяет направление существующих. Изменение планов городов имеет в середине XIX - начале XX века характер количественных изменений, не внося в них никаких качественных новшеств.

Невыраженность реконструктивных мероприятий роднит градостроительство России с градостроительством "молодых" неевропейских стран - США, Канадой.

Город и вообще любые поселения середины XIX - начала XX века, за немногими исключениями, - это поселения, созданные на регулярной основе. В этом их кровное, генетическое родство с градостроительством и поселениями эпохи классицизма. Вместе с тем налицо фундаментальные, существенные их различия. Безотносительно ко времени создания они функционируют и развиваются на основе совершенно иных, чем в регулярном градостроительстве XVIII - начале XIX века, принципов. Сравнение свойственных двум периодам градоформирующих принципов показывает, что на основе родственной пространственно-планировочной регулярной структуры во второй половине XVII - первой половине XIX и во второй половине XIX - начале XX столетия создавались качественно различные поселения. Первое наиболее очевидное, бросающееся в глаза отличие - архитектурно-композиционное, стилевое. В облике зданий изменилось все, начиная от стилевых форм: силуэт, ритмика фасадов, способы взаимосвязи друг с другом, размеры. Изменилось и назначение ведущих типов зданий; облик города середины XIX - начала XX века формируют иные, чем в XVIII - начале XIX века, сооружения.

Однако самым главным, определяющим конкретно-историческое своеобразие градостроительства середины XIX - начала XX века, было все-таки появление новых градообразующих факторов. Они в корне изменили существовавшее в предшествующий период соотношение (взаимосвязь, взаимовлияние) обладавших градоформирующим воздействием функциональной и композиционно-содержательной структур поселения. В регулярном городе то и другое - функциональная и композиционно-содержательная структуры - фактически совпадают и поэтому поддаются непосредственному регулированию. Являющаяся основной для поселений того или иного типа утилитарная функция предопределяет композиционно-содержательную, а значит, и художественно-выразительную структуру поселения.

Совершенно иное положение дел наблюдается в 1830-1910-е годы. Начиная с середины XIX века в условиях бурно протекающего промышленного переворота возникает новый, чрезвычайный по своей активности градоформирующий фактор, о котором уже много говорилось, - фабрики и заводы. Они во многом обусловливают судьбу поселения, и не только на социально-экономическом уровне, о чем уже говорилось. Выбор места для фабрик и заводов предопределяет локализацию новых центров строительной деятельности, формируя новую систему взаимосвязей промышленных районов с исторически сложившимся центром города. Одновременно с появлением этих, не имевших прецедентов в прошлом, районов возникает и неизвестное ранее противоречие - отчетливо выраженная диспропорция между активностью градоформирующего воздействия промышленных объектов на социальную и архитектурно-градостроительную судьбу поселения и полным отсутствием его воздействия на облик, структуру и содержание городского центра как семантически и художественно наиболее значимую часть города. Объяснение этой несообразности кроется в низкой оценке, даже отрицании содержательной и художественной значимости промышленных объектов.

Железнодорожное строительство многократно усилило наметившееся с началом промышленного переворота несовпадение между сохраняющим свое функционально-содержательно-композиционно-художественное значение центром города и новыми производственно-транспортными градоформирующими образованиями. Этот процесс идет одновременно и параллельно другому - изменению функции генерального плана поселения. Из явления порождающего, как это было в регулярном градостроительстве классицизма, городской план превращается в порождаемое, производное. Значение фактора, определяющего реальное развитие города, начинает выполнять, и чем ближе к началу XX столетия, тем определеннее, транспортно-промышленный комплекс или комплексы. От их мощности и местоположения зависит экономическое благосостояние поселения - характер и направление развития градостроительного объекта в архитектурно-планировочном смысле.

В результате исчезает бывшее до XIX века законом совпадение двух основных градоформирующих элементов. Наделенный максимальной содержательностью и художественной выразительностью центр обретает автономность. Он перестает быть тождественным городу в целом и не совпадает ни по своему местоположению, ни по воздействию на архитектурную и социальную судьбу города с действительно выполняющим градообразующие функции объектом или объектами. Две стороны единого явления эмансипируются друг от друга. До сих пор важный градоформирующий объект получал соответствующее своей значимости архитектурно-художественное выражение и оценку в общественном мнении. Теперь тождественность (совпадение) сменяется взаимодействием. Новые градоформирующие факторы оказывают на облик города и характер его центра косвенное воздействие. Наделенный содержательно-художественным значением общегородской центр и локальные, осознаваемые прежде всего как сугубо практические, лишенные содержательности и художественной выразительности промышленно-транспортные центры вступают в сложные взаимосвязи друг с другом и с общегородским центром. Число их резко возрастает из-за взаимодействия промышленного района или районов на окраинах с композиционно содержательным историческим центром, между ними и деловым центром, между деловым центром и станцией или станциями железных дорог. Улицы, на которых материализуются эти связи, и районы, тяготеющие к ним, застраиваются особенно интенсивно.

Нижний Новгород. Пожарное депо на Нижегородской ярмарке.
Фотография 1870 года

Кризис города рубежа XIX-XX столетий - это кризис большого города. В нем ранее и определеннее, чем в относительно небольших городах, обнаружилось, что прежние приемы планирования и контроля, сложившиеся в эпоху регулярного градостроительства, перестают соответствовать новым условиям и вступают в противоречие с природой и способом действия новых градоформирующих факторов. До того времени, пока характер воздействия новых градоформирующих объектов не определился в полной мере, а планирование и регулирование развития города, прежде всего крупного, удовлетворялось методами регулярного градостроительства, вопрос о его неэффективности не возникал. Обозначившиеся на рубеже XIX - XX веков противоречия между традиционными пространственно-планировочными приемами и существом регулярного градостроительства со свойственным ему приматом плана и способом влияния новых градоформирующих факторов на структуру поселения стимулировали разработку новой концепции города, определеннее всего представленную идеей города-сада, а также новыми приемами свободной организации пространства и застройки, отличными от традиционной уличной системы организации пространства в регулярном градостроительстве.

Исходя из этого, за основу периодизации градостроительства середины XIX - начала XX века может быть принят процесс постепенного вызревания новых тенденций в системе регулярного градостроительства и сложения новых, свойственных XX веку принципов организации пространства и среды обитания.

Первый период - середина XIX века - время промышленного переворота и начала железнодорожного строительства, время зарождения новых градоформирующих факторов. В это время их воздействие на структуру и облик города еще практически неощутимо. Главное градостроительное новшество - связанный с началом православного возрождения и инспирированный государством поворот в храмоздательстве, основанный на обращении к древнерусскому наследию, осознаваемому в качестве символа народности и национальности. На этом же духовном основании вырастает движение за возрождение русского облика русских городов. Это яркая, по-своему уникальная черта отечественного градостроительства, свойственная в такой же мере, может быть, лишь еще одной стране мира - Венгрии. Реакция на пережитый Россией в XVIII столетии резкий насильственный разрыв с национальной традицией, в том числе и православной, вылилась в начавшееся в середине XIX века, в эпоху возрождения национального самосознания, и не ослабевавшее до 1917 года чрезвычайное по силе и интенсивности движение за возвращение национального облика русскому городу. Средством для достижения этой цели стало в основном храмовое строительство.

Второй период - вторая половина XIX века. Градоформирующее значение новых факторов уже определилось. Стало вполне очевидным и неизвестное ранее расслоение единой прежде городской структуры на производственно-экономические и общегородской содержательно-композиционный центры. Расслоение влечет за собой череду структурных изменений, особенно ярко проявившихся в феномене большого города. Существование большого города предполагает существование его антипода - малого города. Малый город противостоит большому патриархальностью. В нем сохраняют значение нормы регулярного градостроительства как система мер, действительно регулирующая его развитие. Характерно, что градостроительно-структурное "отставание" малого города от большого не отражается на его облике. По своим архитектурным характеристикам малый город почти не отстает от большого. "Почти" означает, что несовпадение стилевого характера застройки столиц и провинции сокращается по мере приближения XX века.

Ярославль. Набережная Которосли.
Открытка начала XX века
Ярославль. Московское шоссе.
Открытка начала XX века

Третий период -конец XIX и начало XX столетия - проходит под знаком выработки новых градостроительных концепций и поисков новых принципов планировки городов. Прежний принцип регулярности и сохранявшееся в то время развитие города по регулярному плану осмысляются как отсутствие плана. Дело в том, что принципы планирования, регулирования и контроля за развитием города, имевшиеся в распоряжении регулярного градостроительства, создавались в расчете на совершенно определенный тип города, получивший в классификации Семенова-Тян-Шанского название административного. Русский город середины XIX - начала XX века по своей природе и доминирующей функции иной - торгово-промышленный. Промышленный переворот, который вызвал к жизни появление фабрик и заводов, и активизация железнодорожного строительства образуют систему градоформирующих факторов, в корне отличных от градостроительных факторов, положенных в основу регулярного градостроительства. Новые градоформирующие факторы, по мере того как они достигают полного развития, действительно перестают поддаваться регулированию и введению в плановое русло методами регулярного градостроительства. Выход из кризиса предлагают город-сад и принцип поселкового строительства в виде относительно самостоятельных городков или поселков. Будет ли этот городок или поселок застроен много- или малоэтажными домами, будет ли это самостоятельное поселение или оно войдет составной частью в более крупное целое нового или исторически сложившегося города, принципиального значения не имеет. Главное, что в качестве альтернативы предлагается отказ от индивидуального строительства на отдельных владельческих участках, контролируемого лишь красной линией улиц, противопожарными и санитарными нормами. Его должна вытеснить застройка крупными комплексами, нацеленными на разрешение всего многообразия социальных, экономических, технических, транспортных, архитектурно-художественных проблем, обеспечивающих нормальную жизнь и деятельность населяющим эти комплексы людям.

Из-за распространенности в русских городах, даже крупных, деревянной застройки усадебного типа, их сельского патриархально-крестьянского характера и присущего русским национального чувства пространства возникает "негородской" характер подавляющей массы русских городов, включая и самые крупные, распространенность свободного размещения домов на участках и застройки с разрывами. Это обстоятельство, как и проведенная Россией в отличие от Европы еще в XVIII веке перепланировка городов, значительно ослабило последствия охватившего к концу XIX века Европу кризиса, бывшего, по существу, кризисом большого города. Движение за развитие городов-садов приняло в России начала XX столетия характер движения за сохранение исторически сложившихся "негородских" черт типичного русского и российского города. В городах России, особенно небольших, приверженцы новых градостроительных идей усматривали родство с новым типом города-сада. В соответствии с принципами городов-садов проектировались возникавшие в начале XX века в большом количестве города-курорты и дачные поселки.

Плес. Окраина города (Верховье).
Открытка начала XX века
Иваново-Вознесенск. Дом Н.Х. Бурылиной-Куваевой на Воскресенской улице.
Конец XIX века. Фотография начала XX века

Многосоставность Российской империи, в которую входили регионы с разнообразными культурными традициями, разной историей, резко отличные друг от друга по климатическим и природным условиям, определяет ярко выраженное региональное своеобразие отдельных ее частей. В настоящее время оно значительно уменьшилось из-за резкого сокращения размеров страны. Территория Советского Союза уже была меньше территории Российской империи: получили самостоятельность Польша и Финляндия. Прибалтийские государства, добившиеся самостоятельности в 1918 году, на четыре десятилетия вновь вошли в состав СССР. Самое радикальное сокращение размеров бывшей империи произошло в 1991 году, когда все союзные республики получили статус суверенных государств и вместо СССР наряду с Россией на карте мира появились Латвия, Литва, Эстония, Грузия, Армения, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан, Туркмения, Киргизия, Таджикистан, Молдавия, Украина, Белоруссия. Поэтому и в первой главе, и в следующих двух книгах градостроительство середины XIX - начала XX века рассматривается в основном на материале России в ее современных границах. Остальные территории бывшей Российской империи и СССР привлекаются главным образом в качестве примеров, подтверждающих типичность того или иного факта для государственной политики в области градостроительства: освоения новых территорий, стратегии планирования и развития железнодорожной сети, организации переселенческого движения, создания новых поселений, корректировки системы расселения, использования образцовых и типовых проектов и т. д.

 

К началу страницы
Содержание
1.3. Железная дорога в судьбе российских поселений  2.1. Историзм и народность