Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Книга I.
Общая характеристика и теоретические проблемы

1 глава. Утилитарные (функциональные, экономические и социалько-технические) факторы развития градостроитвльства в середине XIX - начале XX века
(Е.И. Кириченко)


1.2. ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ И ЕГО ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ СЕРЕДИНЫ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА

Два перевода в XIX века радикально изменили облик многих поселений России. Первый - промышленный, связанный с развитием машинного производства - явление глобальное. Второй был явлением сугубо российским - это отмена в 1861 году крепостного права.

Промышленный переворот принадлежит к крупнейшим и радикальнейшим техническим революциям в истории человечества. Он коренным образом повлиял на характер производства.

После начала промышленного переворота Россия пережила три наиболее значительных периода подъема производства. Первый пришелся на годы, непосредственно следующие за отменой крепостного права, - на вторую половину 1860-х и 1870-е годы; в результате продукция русской бумагопрядильной и ткацкой промышленности за 1870 год превысила уровень 1860 года в два раза. Второй период экономического подъема захватил 1890-е годы, третий - конец 1900-х и начало 1910-х годов.

Промышленный переворот создал предпосылки, а отмена крепостного права сделала реальностью появление торгово-промышленных поселений городского типа. Промышленному перевороту обязана своим возникновением и новая эпоха в истории русского градостроительства. Только с этого времени развитие всех без исключения городов - как официально причисленных к таковым, так и городов, фактически ими бывших - начинают определять факторы, составлявшие, как уже отмечалось, по мнению замечательного русского ученого Семенова-Тян-Шанского, истинную природу города Нового времени - его торгово-промышленную деятельность.

Только со времени промышленного переворота уровень и темпы торгово-промышленного развития превращаются в один из главных факторов, влияющих на судьбу поселения, на его благосостояние, увеличение или замедление темпов роста, подъем или упадок. Коренное изменение характера хозяйственной деятельности и появление нового типа производства повлекло за собой возникновение нового градообразующего фактора. Под влиянием нового типа производства - промышленного, машинного - в тех городах, где оно получает развитие и превращается в градоформирующий элемент, радикально меняются структура и темпы развития поселения, появляются неизвестные ранее по своей специализации районы - промышленные. Промышленный переворот - явление глобальное - создает предпосылки для возникновения или превращения обычного для предшествующего периода типа административно-торгового города в новый тип торгово-промышленного города. В нем же таится возможность превращения торгово-промышленного города в одну из его разновидностей - большой город.

Село Южа. Фабрика Балиных.
Фотография начала XX века
Юзовка. Панорама города.
Открытка начала XX века

Как следствие, меняется и самый механизм городообразования. Город середины XIX - начала XX века возникает и растет естественно, в соответствии с собственными внутренними стимулами развития. Во второй половине XVIII века, как мы помним, поселения нередко "назначались" в города. Начиная с 1830-1840-х годов поселения городами становятся. Это различие обнаруживается и в как будто родственных типах поселений - городах-портах XVIII и XIX столетий, городах-заводах XVIII и фабричных селах XIX - начала XX века. Порты во все времена обслуживали нужды судоходства и торговли; заводы - образование сравнительно позднее. Однако и они всегда создавались для производства необходимых для жизни продуктов. Градообразующая основа этих типов поселений и в XVIII, и в XIX веке одинакова - порт, завод. Однако принципиально отличен механизм городообразования и его социальная основа. Уральские города-заводы и мануфактуры в центре России в XVIII веке возникали благодаря инициативе сверху, как часть государственной политики, нередко по прямому указанию государя, и существовали за счет подневольного труда крепостных. В XIX веке связь с государственно-централизованным механизмом городообразования, свойственным XVIII веку, в наибольшей степени сохранили крупные морские порты. Возникновение более мелких, главным образом речных, портов в XIX веке, особенно после отмены крепостного права, равно как и возникновение и развитие фабричных сел происходило помимо регулирующей воли государственной власти благодаря инициативе, сметке, напору, талантливости крепостных крестьян. За исключением крупных морских портов государственного значения вроде Петербурга, Ревеля (Таллина), Риги, Одессы основная масса портовых городов, особенно появившихся после промышленного переворота и развития пароходства, зародилась и выросла благодаря частной инициативе.

Наиболее велико действительное несходство при очевидном как будто родстве между однотипными на первый взгляд поселениями: городами-заводами - явлением по преимуществу региональным, уральским, и фабричными селами середины XIX - начала XX века - феноменом тоже региональным, но типичным для северо-востока Европейской России. Появление фабричных сел совпадает с закатом уральской промышленности. Производственная история городов-заводов и фабричных сел столь же различна, как и их архитектурная история. Фабричные села развиваются вне рамок высокой архитектуры; они в полном смысле слова плод крестьянской самостоятельности. Города-заводы - одно из наиболее ярких проявлений регулярного градостроительства XVIII - начала XIX века.

Москва. Фабрика товарищества Эйнем.
Тонолитография конца XIX - начала XX века

Фабричные села, с точки зрения стадиальной и чисто временной - феномен более поздний. Это продукт градостроительства, идущего на смену градостроительству периода классицизма. Фабричные села представляют специфически российскую, естественно выросшую на почве крестьянского предпринимательства версию нового типа поселений, получившую на рубеже XIX - XX столетий название города-сада. Они не связаны прямой преемственной связью с городами-заводами и возникли совершенно самостоятельно в процессе промышленного переворота и внедрения в производственную практику машинного производства, ранее всего укоренившегося в текстильной промышленности. Таково еще одно, хотя и второстепенное, обстоятельство, отличающее фабричные села Центральной России от горнорудных и железоделательных городов-заводов Урала. Фабричные села стали первыми по времени поселениями, возникшими естественно в результате воздействия градообразующего фактора нового типа - экономического, внутреннего, без влияния сверху. В ходе промышленного переворота в России складывается, таким образом, новый тип поселений - фабричные села, - который соединяет в себе черты деревни и промышленных районов большого города.

Последствия промышленного переворота привели, таким образом, к качественным изменениям не только в области производства. Промышленный переворот повлиял на все без исключения области общественной, экономической, производственной, духовной деятельности, в том числе и архитектурно-строительной и художественной. Первый, самый наглядный и очевидный результат этого влияния, имеющий прямое отношение к архитектурно-градостроительной деятельности, - возникновение фабричных и заводских, специально приспособленных для новых производственных процессов типов зданий и комплексов. Главное, однако, не в появлении нового типа зданий, пусть и производственных. Принципиальное, фундаментальное значение этого факта в том, что впервые в истории мировой цивилизации техническое открытие, каким был промышленный переворот и рожденные практическими нуждами его машинного производства здания (т. е. фактор практический, утилитарный), превратилось в градообразующий фактор первостепенного значения, предопределяя во многом судьбу поселения - его процветание или застой и даже угасание. Кроме того, рожденное спецификой производства изменение быта рабочих вызвало к жизни другие типы зданий, сооружавшихся в комплексе с уже известными, но обычно обслуживавшими людей иного, более высокого социального статуса и иной, европеизированной культуры. Произошла коренная трансформация природы градообразующего начала. Наиболее значимые ранее градоформирующие факторы, такие, как оборонительная или административная функция, не зависели непосредственно от характера производства и быта простого народа. Промышленный переворот изменил существовавшее тысячелетиями положение дел. Это не могло не отразиться на общепринятой системе ценностей. Впервые в истории человечества практическая деятельность по производству материальных благ стала осмысляться и оцениваться как духовная ценность. Столь же существенно и другое. Впервые в недрах народной низовой культуры, отражая превращение народа (в России крестьянства) в реальный субъект исторического процесса, в результате народного творчества складывается новый тип поселений - фабричные села. Во второй книге пятого тома, где речь пойдет о всех разновидностях новых типов поселений, фабричным селам будет посвящена специальная глава.

Павлове (Посад). Французская фабрика.
Открытка начала XX века
Кимры. Торговая площадь.
Открытка начала XX века

Наличие или отсутствие промышленных предприятий в определенных регионах предопределяло судьбу их населенных пунктов. В западной части России процесс развивался по европейскому образцу. Средоточием текстильной промышленности стали города; текстильная промышленность - первопричина бурного развития городов Варшавы и Лодзи (до 1918 года Польша входила в состав Российской империи). В крупнейшие промышленные центры превращаются и обе столицы - Москва и Петербург. Совершенно иная картина в остальной части Европейской России. Города севера, северо-запада, северо-востока и центра Европейской части России замирают в своем промышленно-экономическом развитии, сохраняя традиционную для XVIII - первой трети XIX века административную функцию и превращаясь в культурно-просветительные центры, хотя причины такого положения дел в каждом регионе различны. Север, Северо-Запад и Северо-Восток не смогли стать в середине XIX - начале XX века районами интенсивного развития промышленности. В Центральном районе, иногда называвшемся Московским и всегда сопровождавшемся эпитетом "промышленный", причина сравнительно медленного роста городов иная. Интенсивное развитие промышленности не привело здесь к сколько-нибудь сопоставимому с ним развитию городов. Основной массив промышленных предприятий в Центральном районе размещался, как уже отмечалось, вне городов, в селах. В этом корень отставания городов Центральной России, особенно заметный на фоне бурного развития западных, южных и городов Среднего и Нижнего Поволжья. В отличие от Центрального промышленного района юг и юго-восток Европейской России (Средняя и Нижняя Волга) счастливо соединили в себе две разновидности градостроительного развития индустриальной эпохи: общемировую, с сопутствующим ей резким повышением уровня урбанизации и ростом городов, и, условно говоря, российскую с массовым процессом развития экономических сел (фактических городов).

В центральной части Европейской России текстильная промышленность сосредоточилась в ее нечерноземной части, там, где традиционно из-за плохого качества земель получило развитие ручное текстильное производство. На землях Московской, Владимирской, Костромской, Ярославской Тверской, Нижегородской губерний уже в начале XIX столетия сформировалось ядро будущего Центрального промышленного района. Именно этот район стал местом зарождения и распространения такого уникального в мировой градостроительной практике типа поселений, как фабричные села, и именно его имел в виду в числе других Семенов-Тян-Шанский, говоря о целых районах, где количество экономических, фактических городов существенно превышает численность официальных.

В Центральном промышленном районе ведущее место по насыщенности производством и количеству выпускаемой продукции делили между собой Московская и Владимирская губернии (земли нынешней Ивановской области до революции входили во Владимирскую и Костромскую губернии). В 1890 году первое место по объему производимой в империи текстильной промышленности занимала Москва, второе - Петербургская губерния. В 1900 году второе место заняла, потеснив Петербургскую, Владимирская губерния. В 1890-е годы в Москве вырабатывалось до 40% всех производимых в России тканей и 25% пряжи; 20% тканей и 25% пряжи вырабатывалось во Владимирской губернии [1].

Последствия промышленного переворота, связанные со строительством фабричных комплексов и развитием механического транспорта, функционально и архитектурно (в типах и облике сооружений) более определенно выразили себя на окраинах городов и относительно слабо - в центре. Однако это утверждение справедливо только по отношению к центрам крупных городов и столиц. Прямо противоположное положение наблюдается в небольших поселениях - уездных городах и особенно - в фабричных селах, где промышленные комплексы в соответствии со своей градопорождающей функцией превратились в содержательно-композиционную основу центров поселений В целом зримые последствия промышленного переворота очевиднее проявляются в провинции, чем в столицах, а в небольших населенных пунктах - очевиднее, чем в крупных.

Примечания:

1. Хромов П.А. Экономическое развитие России. М., 1967. С. 289, 290. О железной дороге как громадном и своеобразном градостроительном комплексе, о принципах проектирования железных дорог и эволюции этого процесса, о поселках при железнодорожных станциях как о самостоятельном. возникшем в середине XIX века типе поселений, и о его взаимосвязях и соотношении с комплексом каждой дороги во второй книге пятого тома будет рассказано специально. Здесь же рассказ о железной дороге ограничивается вынесенной в заголовок проблемой. Вернуться в текст

 

К началу страницы
Содержание
1.1. Феномен торгово-промышленного города. Возникновение «большого города»  1.3. Железная дорога в судьбе российских поселений