Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации

Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Книга I.
Общая характеристика и теоретические проблемы


САКРАЛЬНЫЙ, ГОСУДАРСТВЕННЫЙ И УТИЛИТАРНЫЙ АСПЕКТЫ ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА

Город как художественное произведение, подобно произведениям любого другого архитектурного жанра, определяется взаимодействием компонентов двух типов - утилитарных (они многосоставны и подразделяются на экономические, функциональные и социально-технические; применительно к отдельному зданию их можно назвать функционально-конструктивными) и содержательно-художественных. Вынесенные в заглавие параграфа сакральный, государственный и утилитарный аспекты представляют три круга идей, которые получают выражение в градостроительстве как наиболее универсальном типе архитектурного творчества.

Сакральный аспект градостроительства - это выражение в городской структуре, ее облике и характере ведущих типов зданий образа небес; государственный аспект передает через структуру, облик и образ городской застройки идеальное представление о государстве.

Утилитарный аспект характеризует экономическую, функциональную, социально-техническую стороны градостроительства. Все три аспекта, включая и утилитарный, носят конкретно-исторический характер и меняются от периода к периоду и от страны к стране.

Сакральный и государственный - это по преимуществу содержательно-художественные аспекты градостроительства, то, что во всех без исключения случаях служит олицетворением духовных ценностей определенного времени. Утилитарный аспект также неизменно присутствует в градостроительстве всех времен и народов. Вне его не существует архитектурно-градостроительная деятельность. Однако далеко не всегда утилитарный аспект осознается как самостоятельная градостроительная проблема и тем более - как самостоятельная ценность. Кроме того, разделение на художественно-содержательное и утилитарное в архитектурно-градостроительной практике во многом условно.

Представление о моделирующей функции градостроительного искусства и способности города быть выражением свойственной определенному времени картины мира, уходя в глубокую древность, сохраняется и по сей день. Меняется лишь сама картина мира и служащие ее выражением способы, приемы и формы в художественно осмысленном пространстве города. В древних культурах город представлялся моделью космоса, а закладка города символически уподоблялась сотворению мира. В средневековой Европе город выступал символом небес, небесная страна мыслилась в образе города (Небесный, Горний Иерусалим). Одновременно город мог уподобляться наиболее почитаемым общехристианским или местным столицам. Скажем, Москва трактовалась как Новый Иерусалим и Третий Рим и одновременно символически уподоблялась Небесному Иерусалиму, а по посвящению главного храма - Успенского - осмыслялась как Дом Богородицы. В Древней Руси в градостроительстве господствует сакральный аспект.

В XVIII - первой четверти XIX века положение меняется. Государственная идея возвышается до уровня сакральной и делит с нею первенствующую роль. Сакральная идея, и в Древней Руси тесно связанная с государственной, начиная с Петровского времени более столетия активно служит прославлению мощи государства и личности государя. В основе всех крупных градостроительных начинаний XVIII - первой четверти XIX века лежит государственная идея, часто объединенная с традиционной христианской. Имперской идеей государственного величия вдохновлялось создание новой столицы и превращение Московского царства в Российскую империю. Она же подвигла государство на грандиозную реконструктивную деятельность по перепланировке и перестройке городов в XVIII - первой четверти XIX столетия.

Восстание декабристов, которым началось царствование Николая I, заставило пересмотреть прежнее содержание государственной идеи. В николаевское царствование впервые со времени Петра I государственный аспект общественного сознания - этика государственной гражданственности, осмыслявшаяся как этика служения государству, - начинает вытесняться идеей служения народу. И чем глубже ощущается исчерпанность идеи абсолютистской безраздельной самодержавной власти, тем очевиднее выступает представление об основной миссии государства как о служении народу.

Постдекабристская пора, сопровождавшаяся переоценкой ценностей, утвердившихся в царствование Петра I, не упразднила государственную идею, но радикально трансформировала, придав ей обличье официальной народности. Идея величия и мощи государства принадлежит к числу вечных. Однако типичное для XVIII - первой четверти XIX века отожествление мощи государства с именем и личностью государя, наиболее ярко представленное афоризмом Людовика XVI: "Государство - это я", теряет значимость и приходит к самоисчерпанию. Начиная со второй четверти XIX столетия государственная идея выступает олицетворением народности и основанного на православии народного идеала. Из этого и родилась триединая формула официальной народности: православие, самодержавие, народность. Мощь государства и его благополучие (самодеравие) опирается на Церковь (православие) и духовную поддержку народа.

Кинешма. Панорама города с Волги во время разлива.
Фотография начала XX века

Народность - бесспорная, универсальная, всезначимая духовно-этическая ценность середины XIX - начала XX столетия. Напротив, государственная идея как самодостаточная, подорванная народно-патриотическим подъемом Отечественной войны 1812 года и особенно - восстанием декабристов, больше так и не смогла обрести значения, которое она имела в XVIII - первой четверти XIX века. Со времени царствования Николая I она никогда больше не выступала в чистом виде, а только в союзе с идеями народности и православия. Это обнаружилось с полной определенностью в ходе осуществления завершающей части грандиозной государственной программы, направленной на пересоздание на началах регулярности среды всех российских поселений. Регулярность превратилась в самое яркое архитектурно-градостроительное выражение имперской идеи государственного величия. Ее реализацию, начатую при Петре I созданием новой столицы и трансформацией первопрестольной, продолженную при Елизавете Петровне основанием системы новых регулярных городов-крепостей на юге и востоке России, а при Екатерине II - всеобщей перепланировкой российских исторических городов на началах регулярности, завершил Николай I.

На 1830-1850-е годы пришлось еще одно грандиозное градостроительное начинание - перепланировка сел на началах регулярности и перестройка их по образцовым проектам, созданным в соответствии с господствовавшими в это время идеалами народности в крестьянском духе.

Столь же красноречивым, но гораздо более известным примером трансформации государственной идеи в идею официальной народности явилось возрождение типа православного древнерусского храма. В отличие от крестьянского строительства оно содержательно объединило все три компонента официальной народности. Сооружением храма Христа Спасителя по проекту К.А. Тона было положено начало новой государственной политике в области градостроительства и культового зодчества и следующему после восстановления от пожара центра Москвы этапу реконструкции центра древней столицы, но уже не в духе классицизма, а в русском стиле. Культовое зодчество, а со времени царствования Александра II в основном культовое зодчество российских окраин и сельские храмы, превращается в главное пространство реализации идеи официальной народности в градостроительстве. Это один ее полюс, где особенно определенно обнаруживает себя государственное начало. Вторая столь же существенная область реализации государственных программ середины XIX - начала XX века в градостроительстве - начинания общероссийского масштаба по рационализации системы расселения.

Утилитарный аспект градостроительной деятельности, включающий функциональную, социальную и технико-экономическую стороны, как и всякий другой, относящийся к архитектуре, содержит две неразрывно, диалектически связанные друг с другом сферы - содержательно-художественную и собственно практически полезную.

Плес. Спуск к Базарной площади на Воскресенской церкви.
Фотография начала XX века

Содержательно-художественное начало утилитарного компонента европейского (и русского в том числе) градостроительства XIX - начала XX века неотделимо от понятий народность и национальность. Оно передает представление о мире как о результате культурно-исторической деятельности народов и наций, в том числе и народа в социальном смысле слова - "простого народа". Этот аспект в градостроении России постепенно, начиная с 1830-1840-х годов и чем ближе к началу XX века, тем определеннее, выдвигается на первый план. Он выражает не только новое представление о системе ценностей; он предполагает соответствующую этой системе ценностей практически полезную деятельность, в том числе и в области архитектуры.

В отличие от изобразительных искусств, к которым еще сравнительно недавно причислялась и архитектура, она не "изображает" здания, города или пейзажи. Она сама и есть здания, включенные определенным образом в природный пейзаж, в созданный человеком рукотворный пейзаж всех типов поселений; архитектура - это и город, и село, и усадьба и т. д.

Поскольку произведения искусства архитектуры предметны, материальны, а главное - утилитарны, они не только передают наше идеальное представление о действительности, но одновременно являются реальной действительностью - средой обитания человека, созданной его уменьем и идеалами Вселенной.

Архитектура изначально является искусством пространств и соотношений. Произведения архитектуры обладают реальным объемом и реальным пространством. Город представляет собой гигантскую пространственную структуру, которую можно воспринять только в реальном времени, передвигаясь по реальному соответствующим образом архитектурно организованному пространству. Архитектура обладает художественно осмысленным временем, относящимся уже к категории семантики, которое, удлиняя или укорачивая реальное время, необходимое для восприятия здания, ансамбля, района в совокупности с художественно оформленным пространством, принадлежит к категории художественного пространства и времени и наделено конкретно-историческим содержанием. В рисунке городского плана, в архитектурной организации улиц и площадей, в приемах, с помощью которых здание взаимодействует с другими, современными ему, в том, как они соотносятся друг с другом, уважительно или нигилистически, учитывая и продолжая сделанное предшественниками или, напротив, безжалостно уничтожая исторически сложившуюся среду, развивается в определенный исторический период город и получают выражение общепринятые представления о мире и системе его ценностей.

Короче говоря, архитектура как вид художественного творчества создает реальный мир нашей жизни, одновременно являющийся выражением наших представлений о мире в его конкретно-историческом своеобразии. Очевидно, что в таком контексте градостроительство предстает как одна из областей архитектурного творчества, оперирующая, однако, не созданием отдельных сооружений, а направленная на формирование определенной пространственно-планировочной системы их взаимосвязей, которая и превращает отдельные здания, улицы, площади, скверы и парки в обладающую определенными функциональными, содержательными и художественными характеристиками среду. Созданная человеком "вторая природа", та, где он живет, работает, передвигается и отдыхает, одновременно является овеществленным образом современности и выражением наиболее общих идей и идеалов.

Художественная воля творцов и духовно-этические ценности времени превращают здания города из упорядоченного под влиянием утилитарных потребностей организма в художественное произведение градостроительного искусства, где соотношение пространств и объемов приобретает содержательно осмысленный и архитектурно выразительный характер.

Архитектура не случайно считается философским стилеобразующим искусством. Представляемая ею картина мира благодаря абстрактности архитектурных форм обладает максимальной обобщенностью и выражает наиболее фундаментальные особенности миропонимания определенного отрезка времени, оставляя за скобками частные различия.

Главное же, архитектура представляет обладающие универсальностью, выраженные зримо, образно, ассоциативно, символически общие мировоззренческие категории. Созданная человеком среда превращает недоступное чувственному восприятию сверхчувственное и вселенское в наглядную, материализованную в реальных объемах и формах, в пространственных соотношениях и планировочных приемах конкретно-историческую картину мира.

Еще одна неотъемлемая особенность архитектуры состоит в том, что она является искусством утверждающим. Моделируемая ею картина мира - всегда идеальное и идеализированное представление времени о себе и вместе с тем - запечатленное в объемах и организации пространств конкретное в своей историчности идеальное будущее.

Столь же представительно демонстрирует ценности своего времени архитектурный стиль и система характерных для него типов зданий. Существует самая непосредственная связь между архитектурным стилем и жанром. Ведущие архитектурные жанры (типы зданий) потому так ярко представляют художественные искания своего времени или архитектурный стиль, что их назначение и способ функционирования связываются с безусловными для определенного отрезка времени духовными ценностями. В свою очередь, архитектурный стиль представляет духовные ценности времени не сам по себе, а в преимущественном проектировании и строительстве определенных типов зданий, через взаимосвязь с прошлым, т.е. через господствующую художественную ориентацию, путем возрождения (воссоздания) или отрицания какого-то определенного наследия иногда вплоть до отрицания необходимости обращения к наследию вообще.

Иными словами, стиль здания, художественная ориентация и характерные для определенного времени типы зданий по-разному представляют систему духовных ценностей и обретают жизнь как самостоятельное художественное целое в пространственной организации города.

Архитектура во все времена выполняла свою утилитарную миссию, обслуживая не только религиозно-государственные потребности, но и сугубо практические функциональные социально-бытовые нужды. По природе своей архитектура - это прикладное искусство. Ее произведения не предназначены для незаинтересованного созерцания. Города и села строят, чтобы жить в них; здания сооружают - чтобы работать, отдыхать, общаться, лечиться и т.д. Вне этого не существует искусство архитектуры. Однако впервые с середины 1820-х годов высшие духовные ценности начинают соотноситься с такими понятиями, как народность и национальность, а с 1830-х годов, когда появились новые типы зданий (вокзалы, заводы и фабрики), рожденные промышленным переворотом, - с наукой и техническим прогрессом. Немного позднее, в 1850-1860-е годы, удовлетворение практических насущных потребностей, и прежде всего нужд и потребностей социальных низов, впервые возвышается до уровня первостепенной по важности градостроительно-художественной задачи архитектуры.

В 1830-1840-е годы социальный аспект еще во многом сохраняет привычное содержательно-художественное воплощение: государственная идея предстает государственно-народной идеей официальной народности. Ее материальным выражением становится государственная политика в области культового зодчества, направленная на распространение русского стиля в храмовом строительстве. Одновременно исподволь складывается и в градостроительстве второй половины XIX - начала XX века приобретает полную определенность еще один аспект народности - собственно практический, функциональный, направленный на удовлетворение нужд народа, который, не отменяя содержательно-художественного аспекта, сосуществует одновременно с ним на равных основаниях.

В ходе великих реформ это положение было закреплено законодательно. 10 июля 1870 года с принятием акта о Городовом положении власть в городах перешла к общественному самоуправлению, законотворческая - к Городским Думам, исполнительная - к Городским Управам. Городской реформой был положен конец государственной монополии в области градостроительства.

Государственная идея, пережившая содержательную трансформацию при Николае I, как явление градостроительства официально, в законодательном порядке прекратила свое существование в эпоху интенсивной преобразовательной деятельности в России при Александре II. За государством осталось решение наиболее общих градостроительных задач - организации пространства в общегосударственном масштабе, решение проблем расселения, создания новых городов, поселков, портов, путей сообщения, речных, гужевых и железных дорог, возведение уникальных сооружений государственного значения. Разрешение конкретных проблем жизни отдельного поселения, регулировавшееся ранее центральными органами, перешло в ведение местной власти. Эта реформа резко изменила градостроительную политику в городах. Городское начальство существенно меньше заботила красота и представительность застройки, зримо утверждавшей величие, могущество и богатство государства. Его внимание и усилия сосредоточились на социальных и санитарно-технических проблемах развития города, связанных с удовлетворением всего многообразия практических нужд: народного просвещения, охраны народного здравия, призрения сирот, немощных и хронических больных, а также с развитием общественного транспорта, повышением уровня городского благоустройства, прокладки водопровода и канализации, социальной поддержки неимущих.

Общественная польза превратилась в основной довод целесообразности осуществления тех или иных градостроительных начинаний. На рубеже XIX-XX веков чрезвычайную остроту, особенно в больших городах, приобрел клубок социальных проблем. В их число вошли жилищная (обеспечение дешевым, но удовлетворяющим всем современным требованиям удобства и гигиены жильем неимущих слоев населения) и транспортная (дешевое строительство размещается на окраинах города на незастроенных землях, поэтому обеспечение быстрой и удобной связи центра с окраинами и отдельных районов города друг с другом также входит в круг решаемых комплексно задач).

На рубеж XIX-XX столетий приходится создание нового типа города и формирование нового круга идей, связывающих представление об идеальном типе поселений с идеей города-сада. В создании городов-садов людям 1900-1910-х годов виделся радикальный способ разрешения острейших социальных проблем. Актуальность поисков оптимального типа поселений и вопроса о судьбе и путях развития больших городов, столь характерная для конца XIX - начала XX века, не оставляет сомнений в смещении основного направления градостроительной деятельности в сторону разрешения социально-технико-экономических проблем. С поисками оптимальных способов решения жилищного, транспортного, санитарно-гигиенического вопросов на переломе веков связываются главные проблемы не только градостроительной деятельности, но и градостроительного искусства. Весь этот комплекс проблем применительно к определенному месту и времени, а именно к России середины XIX - начала XX века, бегло очерченных во Введении, предстоит рассмотреть в трех книгах "Русского градостроительного искусства".

 

К началу страницы
Содержание
Историография  1.1. Феномен торгово-промышленного города. Возникновение «большого города»