Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Сергей Килессо
Киево-Печерская лавра. Памятники архитектуры и искусства

Примечания

66. А. Михайлов, Архитектор Ухтомский и его школа, стр. 339. Вернуться в текст
67. Там же, стр. 340. Вернуться в текст
68. ЦГИА УССР, ф. 128, оп. 1, д. 27, л. 10. Вернуться в текст
69. Н. Закревский, Описание Киева, М., 1868, стр. 687. Вернуться в текст
70. Эти сведения содержатся в ряде путеводителей по Киеву, изданных в 30-х гг. Вернуться в текст
71. ЦГВИА СССР, ф. 3, оп. 18, д. 2530, проект обнаружен автором. Вернуться в текст
72. ЦГИА УССР, ф. 128, оп. 1, д. 837, л. 9. Вернуться в текст
73. Чертежи Цвингера сохранились в фондах заповедника-музея "Киево-Печерская лавра". Вернуться в текст
74. ЦГИА УССР, ф. 128, оп. 3, д. 27, ч. I, л. 31. Вернуться в текст
75. Там же, ф. 128, оп. 3, д. 1, л. 1. Вернуться в текст
76. Там же, ф. 128, оп. 1, д. 90, л. 39. Вернуться в текст
77. Там же, ф. 128, оп. 1, д. 27, л. 34. Вернуться в текст


Ансамбль Верхней лавры

[Великая колокольня]

Великую колокольню видно почти со всех точек при подъезде к Киеву. Она до сих пор является самым высоким монументальным сооружением Киева. Она стоит рядом с Успенским собором, и ее градостроительное положение в ансамбле определено с древнейших времен.

Каменную колокольню решили строить в лавре после пожара 1718 года, во время которого сгорела многоярусная деревянная, довольно высокая звонница, стоявшая на месте существующего сейчас сооружения. Уже в 1720 году в Киево-Печерскую лавру был направлен архитектор Федор Васильев, которому поручили составить проект восстановления Успенского собора, поврежденного пожаром, а также проект и смету для постройки каменной колокольни.

Великая колокольня.
1731-1744 гг. Архитекторы Ф. Васильев и И. Шедель

Федор Васильев является любопытной фигурой петровского времени. Впервые как о строителе упоминается о нем в 1708 году. В 1716-1717 годах он выступает уже как архитектор, построивший дом Ягужинского в Петербурге. В своей челобитной Ф. Васильев уже тогда указывал, что он служил Петру многие годы и тот "содержал его в своей милости"66.

Приехав в Киев, Васильев руководил восстановительными работами Успенского собора. Им были составлены проект и смета на позолотные работы по куполам и "абрисы на строение колокольни"67. Работа над проектом Великой лаврской колокольни свидетельствует о том, что Федору Васильеву считали возможным поручать сложные и ответственные задания. Во время проектирования колокольни и подготовки сметы у Васильева произошел конфликт с монастырским начальством, которое стремилось завысить смету, после чего ему перестали платить жалованье, стали "чинить обиды", что и было причиной его отъезда сначала в Глухов, а затем в Москву. С собой в том же 1720 году Васильев увез все материалы по проектированию колокольни, кроме сметы.

Только через одиннадцать лет известный и популярный в то время в России архитектор Иоганн Готфрид Шедель, или, как его звали, Иван Иванович Шейден, заключил с лаврой контракт, где записано, что "ему архитектору против даного в Москве образца построить в том Киево-печорском монастыре каменную колокольню с резьбою или гладко или с прибавкою... токмо б онная колокольня добрым архитекторским мастерством строена крепко и твердо"68.

Каким же был этот образец? Каков вклад Шеделя в создание этого грандиозного сооружения? Строилась ли колокольня точно по проекту, полученному Шеделем в Москве, или этот проект подвергался коренному изменению и даже полной переработке?

Первый проект Великой колокольни.
1720. Архитектор Ф. Васильев

Вопрос этот на протяжении более ста лет волновал исследователей истории Киева. Одни из них утверждали, что проект, по которому строил Шедель, выполнен даже Растрелли69, другие предполагали, что он выполнен неизвестным иноземцем70, однако до последнего времени автор оставался неизвестен, и только в 1958 году удалось найти проект колокольни, который, как видно, получил Шедель при заключении контракта на строительство в Киево-Печерской лавре71.

На чертеже, выполненном черной тушью и акварелью, изображена пятиярусная колокольня. Первый ярус ее в местах входов покрыт гладким рустом, а последующие украшены колоннами дорического, ионического и коринфского ордеров. Завершается колокольня своеобразным небольшим легким пятым ярусом, который несет на себе барочный купол с рельефами и декоративными вазами. На двух видовых площадках размещена декоративная скульптура. Силуэт колокольни мастерски очерчен, а богатый декор хорошо увязан с ордерным решением.

И. Шедель, который до того много строил в Петербурге, получив проект Ф. Васильева, отнесся к нему критически и в процессе строительства подверг его коренной переработке, лишив ярко выраженных барочных черт, упростив декор и наделив особенностями классики.

Вместо пятиярусной выстроена четырехъярусная колокольня, изменены ее пропорции, декор и конструктивная основа. Так, высота пятиярусной колокольни проектировалась всего на 41 сажень и 2 аршина (около 85 м), а в натуре высота четырехъярусного ныне существующего сооружения равна 96,5 м. Следует, однако, отметить, что решения двух первых ярусов почти полностью повторяют проект Федора Васильева. Колокольня представляет собой восьмигранную в плане, четырехъярусную башню, увенчанную шлемовидным куполом. Диаметр колокольни у основания, включая цоколь, равен 28,8 м. План ее очень своеобразен. Стены первого яруса напоминают замкнутое восьмигранное кольцо, что образует конструктивно жесткую пространственную систему. Общая толщина стен кольца около восьми метров, однако каждая грань облегчена шестиугольным перекрытым сводами помещением. Каждый вышележащий ярус в диаметре уже нижележащего, потому на третьем и четвертом ярусах образованы довольно широкие кольцевые площадки, с которых открываются неповторимые виды на Киев и Заднепровье. В первом ярусе размещалось книгохранилище, во втором - библиотека, на третьем - колокола, причем общий вес колоколов в XVIII веке достигал 2640 пудов72. На четвертом ярусе находятся часы. Шедель сохранил последовательность размещения ордеров, однако пропорции ярусов уже совсем иные, совсем иной, более упрощенный декор. Тут он смело предложил свое архитектурно-декоративное и конструктивное решение.

Великая колокольня. Четвертый ярус

Против Шеделя, который в процессе строительства далеко отошел от данного ему "образца", поднялась целая кампания травли, угроз и шантажа. Невежды и проходимцы писали на него многочисленные доносы, обвиняли зодчего в том, что колокольня в ближайшее время упадет и принесет монастырю огромные убытки и разрушения. В написании доносов особо отличился инженер . Цвингер, который тогда же предлагал монастырскому начальству свои услуги в строительстве и даже присылал свои "высокого мастерства чертежи"73. Шедель настойчиво отстаивал принятое им решение и писал, в свою очередь, объяснительные записки, которые свидетельствуют о его незаурядных инженерных познаниях.

Специально выделенная комиссия в протоколе осмотра колокольни в 1740 году составила "Общее рассуждение архитекторов", подписанное М. Земцовым, И. Коробовым, И. Мичуриным и другими, где записано, что "колокольня вместо пяти проектируемых этажей имеет только четыре и вследствии того отменен прежде бывший фасон"74. Комиссия дала санкцию на продолжение строительства и успокоила монастырское начальство.

Шедель на строительстве колокольни проявил себя как большой знаток строительного дела. Под его руководством" работали украинские народные мастера, крепостные Киево-Печерской лавры, которые не только приобрели большой строительный опыт и инженерные познания, но и сами творчески выросли, поднявшись до уровня квалифицированных архитекторов, а в некоторых случаях сами ощутимо влияли на их творчество. Так, на строительстве работали известные в то время народные мастера Степан Ковнир, Иосиф Рубашевский, Иван Горох и целые семьи потомственных каменщиков от седовласого деда до внука-подростка.

Для постройки колокольни на лыбедских кирпичных заводах крепостными мастерами было изготовлено 4 964 500 штук специального кирпича75. Для выкладывания карнизов, тяг, астрогалов, колонн и других элементов применялись крупноразмерные керамические блоки. Размеры и форма архитектурно-строительной керамики чрезвычайно разнообразны. Тут имеются и небольшие керамические блоки для кладки наличников, близкие по размерам к кирпичу обычной кладки, и карнизные блоки, размеры которых достигают 67 х 67 х 19 см. Поражает и восхищает качество этих изделий, связанных с массивом кирпичной кладки при помощи специальных кованых металлических связей и анкеров. Процесс монтажа крупноразмерных керамических изделий на головокружительной высоте даже с позиций современного строителя является необычайно сложной технической задачей. Профили керамических блоков хорошо прорисованы, тут слиты воедино большой художественный вкус и культура, высокое техническое мастерство и точный расчет конструктора.

Особый интерес представляет архитектурно-декоративная обработка Великой колокольни Киево-Печерской лавры, выполненная в керамике, которая всегда пользовалась на Украине большой популярностью и доброй славой. Чудесны по пластическим качествам и художественной выразительности многочисленные керамические детали. В первую очередь заслуживают восхищения керамические блоки блестяще пролепленных коринфских капителей высотой 154 см и шириной 140 см, с двуглавыми керамическими позолоченными орлами. Каждый из восьми орлов с размахом крыльев 2,5 м имеет свою художественную характеристику, свои, присущие только ему черты й смонтирован из отдельных замаркированных деталей, что облегчило монтаж этих произведений монументально-декоративного искусства на большой высоте.

Замечательны не похожие друг на друга, но единые по трактовке медальоны аттика, представляющие собой стилизованный лист аканта. Не менее интересны маскароны арок третьего яруса в виде отдельных блоков, из которых рельефно выступают сильно стилизованные головы бородатых стариков.

Хороши также керамические капители ионического ордера третьего яруса. Остроумно решена конструкция антаблемента второго яруса, где подбор элементов кладки построен на сочетании массивных керамических метоп и триглифов, причем триглиф - это один блок размером 70 х 70 х 20 см, испещренный с фасадной стороны тонким рельефным орнаментом. С южной стороны сооружения в одной из метоп Шедель начертал свое имя и даты возведения колокольни - "1731-1744", что лишний раз подтверждает его авторство и в исполнении керамики. Любопытно, что пластические качества декоративной обработки сооружения меняются в зависимости от высоты, на которой располагается та или иная деталь. Так, например, пластическая обработка метоп на втором ярусе напоминает по трактовке тонкие кружева, капители третьего яруса более насыщены пластикой, а на четвертом ярусе лепка капителей и орлов еще более сочная и выразительная.

Великая колокольня. Керамические капители третьего яруса

Шедель вначале думал изготовить капители и другие декоративные элементы из камня. Он неоднократно обращался с просьбами о предоставлении ему камня к наместнику Киево-Печерской лавры, однако камня Шедель так и не получил. Поэтому ему пришлось использовать местные строительные материалы, и в первую очередь глины, которыми так богата Киевщина. Интересно, что Шедель сам лепил наиболее сложные архитектурно-декоративные изделия и под его руководством производился обжиг крупноразмерной керамики. Об этом красноречиво свидетельствуют архивные материалы.

В Киево-Печерскую лавру после окончания строительства колокольни стали обращаться с просьбами поделиться опытом изготовления керамических капителей и блоков, технологией обжига керамики. С таким запросом обратился в лавру и бригадир Иван Власьев, руководивший тогда строительством императорского дворца в Киеве. На письмо Власьева наместником монастыря был дан следующий ответ: "...при строении де в Киево-Печерской лавре колокольни арнаменты й також капители делал архитектон Иван Иванович (Шедель - так его звали в Киеве. - С. К.) ... айз каких материалов кроме глины неведаем, а о всем том он архитектон... может объявить"76.

Применение керамических блоков при строительстве колокольни Киево-Печерской лавры является уникальным техническим достижением и свидетельствует о высокой строительной культуре на Украине в середине XVIII века.

Несмотря на то, что конструкции колокольни, выполненные из керамических блоков, решены удачно, Шедель не избежал досадных ошибок. Эти ошибки не столько свойственны ему как мастеру, сколько объясняются общим уровнем развития строительной техники того времени. К таким ошибкам зодчего следует отнести незнание им коэффициента линейного расширения металла и керамики. Он опирал керамические блоки на металлические связи и полосы, в результате чего в карнизе второго яруса и других местах керамические блоки дали трещины.

Колокольня очень удачно поставлена и соразмерна по массе с застройкой Соборной площади лавры. Сооружение красиво венчает весь этот замечательный архитектурный ансамбль и наряду с этим органически входит в неповторимый по красоте силуэт Киева. О своем сооружении Шедель не без гордости писал: "...сия звоница в Киевопечерской лавре трудом моим зделанная каким образом по всей Руси и в Европе другой не обыщется... и на вечность онная звоница стоять будет"77.

Колокольня за время своего существования неоднократно подвергалась ремонтам, во время которых профили карнизов и тяг были сильно искажены и упрощены за счет больших наметов штукатурки.

Над Печерским районом Киева и далеко за Днепр плывут звуки перезвона лаврских курантов. В XVII веке куранты находились на многоярусной деревянной колокольне. Павел Алеппский, восхищаясь творением наших мастеров, писал: "Они возвещают каждую четверть часа одним ударом в малый колокол: когда пройдет час, они ударяют четыре раза тихо, потом бьют известное число часов в большой колокол".

Пожар 1718 года уничтожил и деревянную колокольню и часы, но Шедель, построив каменную колокольню, на четвертом ее ярусе сразу же разместил часы. Однако они не устраивали монастырь, и со временем их сменили куранты бердичевского мастера Адама Левинского, а еще позже лаврский подданный Петр Чернявский, или, как его звали тогда, Петр Дзигинмайстер устанавливает на колокольне новые часы. Этот известный в Киеве мастер поразил своих современников и устройством механизма, и точностью хода, и красивым боем часов.

В 1903 году во время очередного ремонта на колокольне устанавливаются новые куранты, изготовленные в Москве мастером Энодиным. Часовой механизм курантов весом 4,5 тонны соединен с системой семи колоколов, которые каждые пятнадцать минут отбивают гамму, а восьмой колокол - часовой бой. Он самый древний из всех колоколов, сохранившихся на колокольне, а надпись на колоколе гласит, что он отлит в 1743 году "для забивания часов" на заводе Демидова в Туле и лил его мастер Андрей Федорович Маляров.

 

К началу страницы
Содержание
[Экономический корпус] и [Корпус типографии]  [Дом наместника] и [Покои митрополита]