Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Сергей Килессо
Киево-Печерская лавра. Памятники архитектуры и искусства

Примечания

50. 50 "Ипатьевская летопись" 6666 (1158 г.); то же "Лаврентьевская летопись" 6665 (1157 г.). Вернуться в текст
51. Архив Института археологии АН СССР, ф. 1, д. 275/1903, л. 97. Вернуться в текст
52. Росписи открыты художниками-реставраторами В. И. Бабюком, А. И. Марампольским и Г. Ф. Чеснейшим. Вернуться в текст
53. Г. Логвин, Возрожденные фрески XII века. - Журн. "Искусство", М., 1971, № 8. Вернуться в текст
54. "План Киева, составленный в 1695 г. Издание Киевской комиссии для разбора древних актов", К., 1893. Вернуться в текст
55. Подлинник хранится в Софиевском заповеднике в Киеве. Вернуться в текст
56. Альбом Бороздина в рукописном отделе ГПБ в Ленинграде. Вернуться в текст
57. Чертеж колокольни хранится в заповеднике-музее "Киево-Печерская лавра". Вернуться в текст
58. "Ипатьевская летопись" 6616 (1108 г.). Упоминание о строительстве "трапезницы" имеется и в других летописях - Лаврентьевской, Густынской и т. д. Вернуться в текст


Ансамбль Верхней лавры

[Церковь Спаса на Берестове]

За монастырскими стенами Верхней лавры сохранилось еще одно сооружение эпохи Киевской Руси. Это церковь Спаса на Берестове. Летописных сведений о постройке церкви Спаса на Берестове нет, но храм часто упоминается в Киевской летописи как фамильная усыпальница Мономаховичей50 и построен, очевидно, между 1113 и 1125 годами - временем княжения Владимира Мономаха в Киеве. Тут в 1138 году были похоронены дочери Владимира Мономаха: Евфимия, бывшая в замужестве за венгерским королем Коломаном, и Евпраксия (София), бывшая замужем за венгерским королем Белою II. В 1157 году здесь был погребен основатель города Москвы князь Юрий Владимирович Долгорукий, а затем в 1172-м - сын Юрия Долгорукого Глеб.

Вопрос о времени возведения Спаса на Берестове и первоначальном облике сооружения вызвал многочисленные толкования, и только в 1910-1914 годах в процессе археологических раскопок Д. В. Милеева и П. П. Покрышкина удалось получить основные сведения о первоначальном облике храма51.

Церковь Спаса на Берестове. План
1. Существующая кладка XII в. 2. Габариты сооружения XII в. 3. Кладка XVII в. 4. Кладка XVIII в. 5. Кладка XIX в.

Он был трехнефный, шестистолпный с тремя притворами-папертями у западного, южного и северного входов. Паперти имели сводчатые трехлопастные завершения. Остаток сводов одного из них сохранился на западной стене храма. В раскопках были найдены белокаменные профилированные обрамления, очевидно порталов папертей. Оригинальной особенностью структуры храма является то, что, сохраняя все черты великокняжеского храма с крещальней и башней с лестницей на хоры, в нем крещальня и лестничная башня встроены в нартекс, выступая из его объема на южном и северном фасадах в виде ризалитов. Очевидно, над встроенной крещальней и башней были дополнительные главы.

Церковь Спаса на Берестове.
XI-XIX вв. Общий вид

До настоящего времени сохранился не весь храм, а только его нартекс. Основная часть сооружения разрушена или во время татаро-монгольского нашествия, или в результате оползней, которым подвержена эта часть днепровских склонов. Встроенная в нартекс крещальня имела в толще восточной стены три апсидки, а в северной и западной стенах - ниши-аркасолии для захоронений. В башне лестница не сохранилась, осталась лишь штраба от заделанных ступеней. В ее интерьере интересно сочетание окон и полуциркульных ниш. Достопримечательностью башни является своеобразный тайник-шкафчик, сделанный в толще угла и сохранившийся в первоначальном виде.

Стены храма были выложены частично смешанной, а в основном кирпичной кладкой с "западающим рядом". Особенности строительной техники этой церкви резко отличаются от кладки киевских сооружений X-XI веков, смешанной из кирпича и камня. Здесь камень применен лишь в фундаментах и в незначительных количествах в кладке стен, причем нигде блоки камня не выступают на фасаде. В то же время кладка церкви Спаса на Берестове не может быть отнесена к торцовой равнослойной технике XII - начала XIII века.

Для церкви Спаса на Берестове характерно чередование рядов кирпича, лежащих в плоскости фасада, с рядами, утопленными в кладке и прикрытыми слоем специального декоративного розоватого раствора с примесью толченого кирпича, но не того, из которого выполнена кладка, а более мелкого дробления. Необычная фактура стен создавалась чередованием тонких темно-красных кирпичей - плинфы - и широких розовых полос раствора. Поэтому считают, что кладка стен церкви является переходным этапом от смешанной техники "opus mixstum", характерной для киевских построек X - начала XI века, к равнослойной кирпичной технике, появившейся в киевском зодчестве начиная с 30-х годов XII века. На фасадах фигурной кирпичной кладкой выложены меандровые фризы и кресты разной формы. В уцелевших частях храма сохранились древние деревянные плоские перемычки, сделанные в некоторых окнах, и древние деревянные плоские перекрытия над входами в башню и крещальню.

Церковь Спаса на Берестове. Фрагмент кладки.
XII в.

До последнего времени было неизвестно, что в церкви Спаса на Берестове имеется уникальная живопись времен Киевской Руси. В начале XIX века отдельные композиции существующей тут живописи XVII века дважды расчищались от позднейших записей масляными красками, и тогда у историков возникло желание исследовать весь штукатурный слой. Занялся этим известный ученый Н. И. Петров, и в реферате, помещенном в "Трудах XIV археологического съезда" в Чернигове он писал: "...произведено исследование, нет ли под фресками XVII века более ранних, но найти ничего не удалось", и только 7 июня 1970 года под слоем штукатурки была открыта стенопись XII века52.

В притворе церкви Спаса на Берестове композиции времен Киевской Руси размещены в три яруса. Нижний не сохранился, а во втором над входом на высоте около пяти метров раскрыта большая композиция размером 4,4 X 2,7 м, изображающая жанровую сцену "Явление Христа ученикам на Тивериадском озере". В левой части изображены четыре рыбака, тянущие сети с трепещущей в них рыбой, а пятый рыбак бросился в воду и плывет к Христу, стоящему в правой части композиции. Эта композиция рассказывает легенду о том, как Петр, Фома, Яков, Иоанн и Нафаил ловили рыбу, но рыбацкое счастье изменило им. Только тогда, когда по берегу к неудачникам подошел не опознанный рыбаками Христос и сказал, чтобы они еще раз закинули сети, рыбы поймали настолько много, что она не поместилась в челн. Тогда Петр узнал Христа и бросился в море в надежде скорее доплыть до берега.

Церковь Спаса на Берестове. Явление Христа на Тивериадском озере. Фрагмент. Христос и Петр.
XII в. Фреска
Церковь Спаса на Берестове. Явление Христа на Тивериадском озере. Фрагмент. Голова Петра.
XII в. Фреска

Церковь Спаса на Берестове. Явление Христа на Тивериадском озере. Фрагмент. Рыбаки
XII в. Фреска

В третьем ярусе открыт пока только один небольшой фрагмент - лицо Христа. Размещение раскрытой композиции между двумя окнами, освещавшими хоры, свидетельствует о том, что она входила в первоначальное убранство храма.

Тут впечатляет динамичность композиции и особая, свободная манера письма. Фреска во многом напоминает мастерски выполненную акварель, где в одних местах в целях выявления формы краска почти смазана сухой кистью, а в других расчетливо оставленный затек как нельзя: лучше подчеркивает глубину и сочность падающей тени. Можно думать, что художник выполнял изображения без эскизами в этом убеждаешься, когда смотришь на бьющуюся в сетях рыбу, где свобода, с которой художник рисовал и сеть и рыбу, просто изумляет.

Присмотревшись повнимательней к живописи, можно заметить, что фрески выполнены без графьи - контурного рисунка, который обычно наносился на сырую штукатурку перед началом письма. Это лишний раз свидетельствует о феноменальном мастерстве художника, сумевшего так остро прочувствовать композиционный строй изображений и так блестяще его воплотить.

Стенопись эта и по манере исполнения и по колориту не имеет близких аналогий в других памятниках Киева, и только при полном раскрытии всех композиций появится возможность установить место и значение ее в истории отечественного искусства, однако уже сейчас мы можем предположить, вслед за Г. Н. Логвиным, что Владимир Мономах, княживший до Киева в Переяславе девятнадцать лет, пригласил для выполнения росписи переяславских мастеров53.

В 1632 году Петр Могила добился у польского короля Владислава IV разрешения на восстановление древних православных храмов. Используя для этой цели пожертвования и собственные средства, он восстанавливает Софийский собор, Михайловскую церковь Выдубецкого монастыря, ремонтирует Десятинную церковь. Еще в начале XVII века церковь Спаса на Берестове находилась в ведении униатов, и только в 1630 году П. Могила обменял ее у них на одно из лаврских имений и два села. Восстановление оставшейся части древнего храма с пристройкой к нему с востока трех алтарей и с запада деревянной паперти было произведено в 1640-1643 годах. Архитектура этих пристроек типична для начала XVII века - перекрытия, особенно центрального алтаря, сделаны в виде сомкнутого нервюрного свода, в формах которого чувствуются мотивы поздней готики. Увенчивался храм после реставрации одним куполом.

В 1644 году церковь Спаса на Берестове по заказу Петра Могилы расписывается греческими (афонскими) мастерами - "перстами греков", что подтверждается двумя надписями на стенах церкви на славянском и греческом языках.

Во время пребывания церкви в руках униатов живопись XII столетия была забелена и греческие мастера, сделав по набелу насечку, покрыли стены и свод слоем новой штукатурки и заново расписали.

Росписи церкви Спаса на Берестове - один из редких образцов позднего византийского искусства, однако традиционные условные композиции и колорит стенописи уже несколько нарушаются введением бытовых подробностей и деталей, и в этом сказывается влияние западноевропейского искусства эпохи Возрождения. Тут не следует искать широты и цельности художественного замысла всей стенописи. Отдельные тщательно нарисованные композиции, выполненные преимущественно в охристых и красновато-коричневатых тонах, размещаются на глубоком синем фоне.

Церковь Спаса на Берестове. Интерьер алтарной части. XVII в.

Среди фресковых изображений особое внимание привлекает ктиторский портрет Могилы, размещенный в средней части храма над аркой, ведущей в алтарь. В центре традиционной композиции "Моление" помещено изображение Христа, сидящего на престоле в архиерейской одежде. С правой стороны изображена богоматерь, а с левой - великий князь Владимир. Перед Спасителем стоит коленопреклоненный митрополит Петр Могила в святительском облачении, в саккосе греческого покроя. Он держит в руках возобновленную им церковь Спаса и подносит ее Христу, у ног которого помещен герб П. Могилы. Широкая с проседью борода, высокий лоб, аристократический с горбинкой нос, выразительные карие глаза южанина и плотно сжатые губы - вот основные штрихи портрета, написанного широкими мазками уверенной рукой опытного живописца.

Церковь Спаса на Берестове. Портрет Петра Могилы. 1644. Фреска

Интересно решена композиция "Благовещение", расположенная в центральной части алтаря. По одну сторону от арочного оконного проема изображен чуть коснувшийся земли ангел, по другую - пораженная известием, смущенная, отступающая назад Мария. Фигура ее прекрасно нарисована, и, в отличие от ангела, Мария твердо, по-земному стоит на полу, а ниспадающие складки одежды подчеркивают формы ее тела. Фоном для сцены служит тщательно прописанный интерьер. Детали, увиденные художниками в жизни, отличают фреску "Рождение Христа", где наиболее удачна фигура повивальной бабки.

Церковь Спаса на Берестове. Благовещенье.
1644. Фреска
Церковь Спаса на Берестове. Иона.
1644. Фреска

В нартексе над схематичными статичными изображениями лаврских святых Николы Святоши, Нестора-летописца, Иоанна Многострадального и другие располагаются в три яруса довольно интересные композиции, среди которых особо выделяются "Тайная вечеря", "Бичевание Христа", "Въезд в Иерусалим", "Омовение". Здесь кроме четко выраженного сюжета обращают на себя внимание отдельные детали. Так, в сцене "Омовение" на переднем плане поставлен серебряный сосуд, в изображении которого художники попытались передать светотень. В композиции "Въезд в Иерусалим" на втором плане мы видим влезающего на дерево озорника мальчугана.

О творческой манере живописцев и о достаточно высоком уровне их мастерства свидетельствуют также изображения архангелов Михаила - покровителя Киева и Гавриила, расположенные на пилонах арочного проема, ведущего в алтарь. Эти изображения почти целиком расчищены от позднейших наслоений. Теперь мы видим наряду с традиционными условными позами библейских персонажей колористическое богатство фресковой живописи.

Церковь Спаса на Берестове. Архангел Михаил.
1644. Фреска

После восстановления остатки древнего храма приняли облик украинской крестовой в плане церкви. На плане Киева 1695 года она изображена однокупольной54, на плане 1713-1714 годов церковь показана уже с тремя куполами55, а с пятью куполами церковь изображена впервые на рисунке художника Д. Иванова в 1810 году56. В 1813 году киевский городской архитектор А. Меленский пристраивает к церкви колокольню, выполненную в формах классицизма57. К этой биографии памятника следует добавить только то, что в 1909-1913 годах под руководством П. П. Покрышкина проведена реставрация храма, в процессе которой от позднейшей штукатурки очищена сохранившаяся часть древнерусского храма - нартекс, и теперь хорошо видны приемы декорирования фасада древнерусскими зодчими.

В связи с открытием в церкви Спаса на Берестове стенописи XII века часть живописи XVII века со слоем штукатурки снята и закреплена на специальных подрамниках для экспозиции тут же в притворе, где живописи нет.

Кроме сохранившихся и известных по археологическим раскопкам древнерусских сооружений в Киево-Печерском монастыре было еще одно, об архитектурном облике которого ничего не известно. Это трапезная. Достоверно только то, что построили "трапезну палату" на средства Глеба Всеволодовича в непосредственной близости у южной стены Успенского собора у откоса горы58. Очевидно, это был вытянутый с востока на запад корпус и в восточной части он заканчивался апсидой, над которой находился купол с крестом.

Взаиморасположение древнерусских сооружений монастыря свидетельствует о высокой градостроительной культуре зодчих, которые уже в XII веке предопределили дальнейшее развитие архитектурного ансамбля и выбрали места для возведения всех основных сооружений. На всех ранних изображениях Печерского монастыря начиная с первой половины XVII века также, как и в ныне существующем ансамбле, видно, как на протяжении почти девяти столетий дорожили здесь градостроительной находкой древнерусских зодчих.

На гравюре из книги А. Кальнофойского "Тератургима", изданной в 1638 году, мы видим весь монастырский комплекс, а его объемно-планировочная организация уже во многом близка к современной. Рядом с Успенским собором разместились две деревянные звонницы, здесь же трапезная, здание типографии, кельи и другие служебные постройки, а рядом с Троицкой стоит Никольская больничная церковь. Монастырь огорожен частоколом - "столпьем". Здесь же изображен стоявший рядом с Печерским Вознесенский монастырь и утопающее в зелени садов Печерское местечко. За монастырской оградой виднеются развалины еще не восстановленной церкви Спаса на Берестове, на которых уже успело вырасти довольно большое дерево.

Рисунок Верхней лавры из книги А. Кальнофойского "Тератургима".
1638

Менялись времена и стили. Взамен обветшавших или сгоревших деревянных построек монастырь строил новые, каменные, но обязательно на прежнем месте. Так было и с низкими протяженными кельями соборных старцев, подчеркивающими и размеры и главенствующее положение Успенского собора, и с трапезной, и с типографией, и с главной колокольней, и с другими постройками, ограждавшими соборную площадь.

 

К началу страницы
Содержание
[Троицкая церковь]  [Никольская больничная церковь] и [Онуфриевская башня-церковь]