Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
М. Я. Гинзбург
49. "Архитектура СССР", 1933, № 1. Вернуться в текст
50. М. Я. Гинзбург. Проект Парка культуры и отдыха в Тифлисе. "Архитектура СССР", 1935, № 9. Вернуться в текст
51. В работе над проектированием санатория участвовали архитекторы Л. С. Богданов С. Е. Вахтангов, Ю. Н. Гумбург, В. В. Калинин, И. Г. Кузьмин, и. И. Леонидов, Е. М. Попов, Т. Б. Раппопорт, И. И. Шпалек и др. Вернуться в текст
52. М. Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске, М., 1940. Вернуться в текст
53. Проблеме органичности архитектурной формы Гинзбург посвящает специальную статью, где на примерах классической и народной архитектуры и анализа закономерностей построения форм растительного и животного мира показывает важность органического единства формы и содержания и законченности композиционного построения га мой формы (М. Я. Гинзбург. Органическое в архитектуре и природе, "Архитектура СССР", 1939, № 3, стр. 76-80). Вернуться в текст
54. М. Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Вернуться в текст


V. САНАТОРНО-КУРОРТНОЕ И ПАРКОВОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

В области санаторно-курортного строительства быть может полнее, чем в других областях, Гинзбург проявляет себя как практик-архитектор. Он создал, например, такие крупные произведения, как проект районной планировки Южного берега Крыма (ЮБК) и санаторий им. Орджоникидзе в Кисловодске.

Однако прежде чем перейти к рассмотрению этих и более поздних произведений Гинзбурга, необходимо остановиться на двух проектах 1931 г., которые, по нашему мнению, помогли ему в дальнейшем в разработке вопросов санаторно-курортного строительства. Речь идет о проекте Института инвалидов на Ленинградском шоссе и конкурсном проекте Центрального парка культуры и отдыха (ЦПКиО) в Москве.

Институт инвалидов был задуман как научное учреждение, в котором разрабатывают методы приобщения инвалидов к труду. Сложность проектирования этого объекта состояла в том, что он как бы совмещал в себе функции таких различных по назначению сооружений, как научно-исследовательский институт, учебное заведение (мастерские с помещениями для отдыха, учебные классы), культурно-просветительное учреждение (музей, кинозал, аудитория), поликлиника, больница (стационар) и санаторий (грязелечебница и солярий и т. д.). Стремясь согласовать между собой все эти многообразные функции сооружения и учитывая, что Институт инвалидов предполагалось разместить на шумной городской магистрали, Гинзбург взял за основу создание здоровых условий для тех, кого должен был обслуживать институт, т. е. для инвалидов.

Институт инвалидов в Москве. Аксонометрический генплан и перспектива внутреннего дворика.

Гинзбург расчленил институт на ряд соединенных теплыми переходами корпусов, разместив их среди озелененной территории. Главный корпус обращен в сторону улицы торцовым фасадом - четко вытянутым прямоугольником (стеклянный экран, опирающийся на тонкие столбы). Пожалуй, это одно из наиболее лаконичных фасадных решений Гинзбурга. Из галереи главного фасада посетитель попадает в вестибюль, через который открывается перспектива во внутренний дворик-сад.

В этом проекте Гинзбурга наряду с удачным функциональным решением общей планировки комплекса и его отдельных корпусов можно отметить целый ряд приемов, которые были им позднее использованы при проектировании санаториев. Это и четкое разделение функций отдельных корпусов с их свободным размещением в окружении зелени, и создание внутреннего дворика-сада, и устройство крыши-солярия и т. д.

Этот проект Гинзбурга был осуществлен. Но в процессе строительства было допущено столько отступлений, что автор публично протестовал против этого в журнале "Архитектура СССР" и даже поставил вопрос о снятии с него авторства49.

Если работа над проектом Института инвалидов ввела Гинзбурга в круг тех функциональных проблем, которые приходится решать при проектировании санаториев (комплекс физиотерапевтических помещении, жилье для обслуживающего персонала и т. д.), то проектирование ЦПКиО помогло ему в дальнейшем подойти к зонированию курортной зоны Южного берега Крыма и территории отдельных санаториев.

Конкурсный проект ЦПКиО в Москве. ЦПКиО в парковой системе Москвы. Функциональное зонирование территории.

Территория ЦПКиО включала в себя по проекту современный парк, Ленинские горы и Лужники, т. е. тянулась вдоль Москвы-реки на несколько километров. При большой протяженности парка возникла задача найти такой принцип зонирования его, при котором посетитель войдя в парк через любой из его многочисленных входов, мог бы кратчайшим путем попасть в интересующую его зону (тихого отдыха, спортивную, зрелищную и т. д.). Гинзбург предлагал разбить парк на четкие линейные зоны, идущие параллельно реке, соединив их между собой поперечными аллеями, связанными с входами, что облегчало переход из одной зоны в другую. Гинзбург рассматривал ЦПКиО как звено цепи московских парков, окружающих селитебную территорию города. Он предлагал связать между собой все парки этого кольца непрерывной зеленой полосой, в которой могли бы размещаться авто-мото и велотреки, беговые и прогулочные дороги. Он рассматривал ЦПКиО как элемент определенной сети обслуживания жителей города, хотя в разработке всей сети обслуживания населения Москвы он и не принимал участия.

Такую работу по созданию комплексного проекта сетевого обслуживания отдыха населения одного из крупнейших в стране курортных районов Южного берега Крыма Гинзбург во главе большого коллектива архитекторов проделал в 1932-1937 гг. Эта работа протекала в два этапа: разработка основных принципов схемы районной планировки всего Южного побережья Крыма (от Феодосии до Севастополя) и разработка подробного проекта планировки района Ялта - Мисхор - Алупка. Третий этап этой работы, охватывающий период 1937-1946 гг., был связан уже с проектированием не только планировки, но и застройки отдельных санаторных комплексов (Большой Артек, Мисхор, Ореанда).

Парк в Тбилиси. 1935 г. Генплан (макет), застройка кромки плато (перспектива).

Однако прежде чем перейти к рассмотрению в проекта планировки ЮБК, также проектов и построек отдельных санаторных комплексов, над которыми Гинзбург работал в годы последнего десятилетия своей жизни, остановимся на разработанном им в 1935 г. проекте Парка культуры и отдыха в Тбилиси (при участии архитекторов А. Воробьева и М. Комарова). Опыт работы над этим парковым комплексом, под который был отведен редкий по красоте участок на плато господствующей над застройкой города горы Давида, помог впоследствии Гинзбургу более органично включать санаторные постройки в живописное природное окружение и сложный рельеф курортных районов Крыма и Кавказа.

В проекте парка Гинзбург старался подчеркнуть природную красоту величественной горы, плоская вершина которой, возвышаясь на 270 м над городом, хорошо видна почти из всех его районов. Поэтому застройка кромки плато парка должна была учитывать прежде всего силуэтное восприятие композиции из дальних точек зрения, не нарушать масштабности горного массива и служить своеобразным завершением всего городского ансамбля. Гинзбург развертывает композицию в глубь плато, располагая вблизи кромки аванплощадь, на которую ведут серпантинная пешеходная дорога и линия фуникулера и с которой открывается панорама всего города. Здесь размещаются протяженное здание ресторана с террасой в сторону города, кубическое здание станции фуникулера и контрастирующая с низкой застройкой статуя Руставели, завершающая всю композицию. За ближайшей к кромке видовой террасой расположены еще несколько террас, вокруг которых разбит живописный парк.

Парк в Тбилиси. 1935 г. Пионерская база (фасад, план).

Стремясь придать национальный колорит ансамблю парка на горе Давида, Гинзбург считал "правильным не идти по пути освоения, отдельных стилевых моментов грузинских церквей или крепостей", а использовать накопленный грузинской архитектурой "великолепный опыт приспособления архитектуры к тому пейзажу, в котором она развивается: опыт синтеза архитектуры с окружающей природой"50. Гинзбург специально изучал закономерности синтеза архитектуры с природой на примере Мцхеты, Джвари, тбилисских соборов, народной архитектуры. Он предполагал использовать для облицовки зданий парка местный грузинский туф, известняк, травертин.

Этот проект не был осуществлен.

Возвращаясь к работе Гинзбурга над проектом планировки ЮБК, следует отметить, что первый этап работы (1932-1934 гг.) - разработка схемы районной планировки - по времени частично совпадает с работой Гинзбурга над проектом районной планировки промышленных зон Большой Уфы и Черниковска. Эти два проекта - одни из первых научно разработанных проектов районной планировки.

Первый этап работы заключался в разработке схемы районной планировки всего Южного побережья Крыма и прежде всего в правильном зонировании территории с учетом природно-климатических условий и развития таких ведущих для этого района отраслей народного хозяйства, как лечебно-профилактическое дело, технические сельскохозяйственные культуры и туризм. С учетом климатических и геоморфологических условий все Южное побережье было разбито на три основных района: западный (до горы Кошки), центральный (от Симеиза до Алушты) и восточный, причем центральный район рассматривали в основном как лечебную зону, а западный и восточный - как профилактические.

При вертикальном зонировании территории были выделены четыре основные зоны: приморская, предгорная (100-300 м над уровнем моря), среднегорная и горная (выше 700 л). Для курортного строительства были отведены приморская и предгорная зона, причем в предгорной, богатой хвойными лесами, предполагалось размещение туберкулезных санаториев.

С учетом горизонтального и вертикального зонирования Южного побережья Крыма предлагалось развивать и сельское хозяйство.

При разработке схемы районной планировки одной из наиболее сложных оказалась проблема размещения населенных мест в условиях сложного микрорельефа, так как, с одной стороны, следовало учесть занятость постоянного населения на работе в лечебно-профилактических учреждениях и сельском хозяйстве, а с другой - организовать в условиях большого количества мелких населенных мест обслуживание населения больницами, школами и т. д.

Много внимания в проекте уделялось транспортным сетям - транзитной магистрали, местному сообщению, прогулочным бульварам, туристским тропам и т. д.

Авторы стремились создать систему связанных между собой парков, стараясь, чтобы каждое населенное место непременно примыкало к парковому массиву и имело, кроме того, выход к морю.

Второй этап работы (разработка генерального проекта планировки района Ялта - Мисхор - Алупка) относится к 1935-1937 гг. В этот период в соответствии с разработанной ранее схемой создается проект планировки наиболее освоенного в те годы района Южного берега Крыма. Перед проектировщиками стояла задача упорядочить хаотическое- расположение санаториев различного профиля, домов отдыха, жилья, промышленных сооружений и сельскохозяйственных угодий. Проектом предусматривалась реконструкция всего района с четким зонированием и концентрацией одинаковых по назначению территорий.

Третий период работы над планировкой и застройкой ЮБК начинается в 1937 г., когда руководимой Гинзбургом мастерской Наркомтяжпрома было поручено Наркомздравом разработать проект реконструкции и расширения пионерского лагеря "Артек". Над проектом под руководством Гинзбурга работал И. И. Леонидов (при участии архитекторов Л. С. Богданова и М. Г. Чалого). Авторы предложили разделить всю территорию Артека протяженностью 4,5 км на шесть территориально обособленных одна от другой частей: пять отделений лагеря и центральный комплекс. При размещении отделений лагеря были использованы условия рельефа (в частности, членение прибрежной полосы оврагами). Особенно тщательно был проработан центральный комплекс лагеря, где располагались Дворец пионеров, стадионы, ботанический сад, музей и т. д.

Артек. Генплан и фасад центрального комплекса (вариант).

Дворец пионеров был решен в виде центричного монументального здания (по некоторым вариантам даже с куполом), к которому со стороны моря вели сложные по форме лестницы, террасы и пандусы. Учитывая эстетические критерии, господствовавшие в советской архитектуре втором половины 30-х годов, проект Большого Артека был решен блестяще. Легкие по форме здания, распластанные по горизонтали композиции, широкое использование естественных строительных материалов - хорошо гармонировали с окружающей природой. В то же время авторы, использовав некоторые приемы архитектуры прошлого, сумели избежать архаичности внешнего облика зданий.

Санаторий в Ореанде. Общий вид. Фрагмент фасада со стороны моря.

Вторая работа по созданию на Южном берегу Крыма санаторного комплекса была начата Гинзбургом в предвоенные годы и осталась незавершенной. Это санаторий в Мисхоре, над которым Гинзбург работал в 1940-1941 гг. (совместно с Ф. И. Михайловским). В подходе к планировке и объемно-пространственной композиции этого санаторного комплекса многое идет от проекта Большого Артека. Так, например, по одному варианту проекта предполагалось значительную часть территории санатория превратить в систему террас, а главное симметричное в плане здание завершить куполом.

Третий санаторный комплекс в районе ЮБК, над которым работал М. Я. Гинзбург (также совместно с Ф. И. Михайловским), был завершен уже после его смерти. Это санаторий в Ореанде. Для него был отведен участок в разросшемся парке, расположенном на высокой естественной террасе, примыкающей к крутому берегу моря. Комплекс санатория состоит из нескольких корпусов - спального, лечебного, административного и т. д. Первые варианты проекта показывают стремление М. Я. Гинзбурга создать парадную композицию, состоящую из монументальных зданий, в чем, по-видимому, сказывалось влияние проекта Большого Артека (центрическое в плане здание, купол и т. д.). В этих первых вариантах санаторного комплекса в Ореанде Гинзбург стремился сгруппировать корпуса вокруг парадного партера. Однако в окончательном варианте проекта были учтены природные условия участка, и здания, свободно расставленные в парке, утопают в высокой зелени.

Поскольку строительство завершалось после смерти Гинзбурга уже во второй половине 40-х годов, когда тенденции "украшательства" из года в год усиливались, то проект претерпел изменения в сторону обогащения внешнего облика и особенно интерьеров здания. Наиболее близок к замыслу М. Я. Гинзбурга введенный в эксплуатацию в 1948 г. главный корпус санатория. Здание расположено на пологом рельефе с пониже нием в сторону моря и примыкает к крутому спуску, ведущему к берегу. В плане корпус представляет собой квадрат с внутренним двориком, окруженном увитой вьющимися растениями двухэтажной галереей с фонтаном в центре.

Вторым курортным районом, с которым была связана работа Гинзбурга по проектированию санаторных комплексов, был Кисловодск, где по его проектам построено два санатория.

Санаторий им. Орджоникидзе в Кисловодске. Панорама. Проект санаторного корпуса. Макет.

Первый из них - санаторий им. Орджоникидзе, к разработке проекта которого Гинзбург во главе большого коллектива архитекторов приступил в 1935 г.51

Спальный корпус № 1. Общий вид. Спальный корпус № 2. Общий вид.

Для строительства был отведен участок в 35 га, включающий в себя так называемую Ребровую балку и расположенную над ней часть Георгиевского плато.

Лечебный корпус. Общий вид, боковой фасад.

Постановка основных корпусов санатория на верхней площадке, доминирующей над прилегающей частью города, во многом предопределила удачу градостроительного решения. Два четырехэтажных "режимных" и расположенный между ними лечебный корпус выдвинуты на кромку плато и развернуты в единую композицию над парком, куда ведет удачно вписанная в рельеф склона лестница.

Лечебный корпус. Интерьер с главной лестницей. Лечебный корпус. Внутренний дворик.

Ансамбль развернутых в сторону города зданий санатория композиционно объединен расположенным в центре лечебным корпусом. В плане этот корпус состоит из двух частей - круглой (с ванными помещениями) и вогнутой (кабинеты), которые расположены на разном уровне и соединены между собой переходом. Общая композиция ансамбля санатория рассчитана на восприятие с дальних точек зрения (из города и от так называемого Храма воздуха - видовой площадки и т. д.). Это во многом предопределило подход к объемно-пространственной композиции отдельных зданий. Корпуса хорошо связаны с природным окружением. Их отдельные части решены крупно, без излишней деталировки. Большую роль в композиции фасадов режимных корпусов играют такие функционально необходимые элементы, как лоджии и перголы плоских кровель.

Лечебный корпус. План. Аксонометрия (эскиз).

Главный фасад лечебного корпуса, облицованный естественным камнем, решен крупно, интерьеры корпуса хорошо связаны с природой. Особенно удачны вестибюль с лестницей и круговая галерея с внутренним двориком.

Спальный корпус № 2. План. Спальный корпус № 1. План.

В процессе проектирования и строительства санатория им. Орджоникидзе Гинзбург много размышлял о путях развития советской архитектуры. В написанной им книге, посвященной обобщению опыта строительства санатория, он сформулировал ряд положений, которыми руководствовались в своей работе авторы проекта. Гинзбург пишет о необходимости внимательно относиться к каждой мелочи, думая прежде всего об удобстве человека, об обязательном соответствии формы содержанию, о простоте выражения, которая "не должна иметь ничего общего со скудостью аскетизма"52. Он считает, что простота в архитектуре должна быть связана с такими качествами, как пластичность формы и органичность ее выражения. Под пластичностью Гинзбург понимает многоплановую трактовку наружной стены, позволяющую добиться пространственной глубины (в зданиях санатория это достигалось использованием галерей, лоджий и балконов), и трактовку самих архитектурных форм.

Перспектива (эскиз).
Подлинно пластичной, пишет Гинзбург, форма становится лишь при органической структуре. Архитектурная форма должна иметь ясно выраженное начало и конец, низ и верх, четкие пределы и границы; все архитектурные членения сооружения должны быть одновременно структурными расчленениями его организма или отмечать места соединения различных элементов, а не являться чисто декоративными тягами или пилястрами53.

Важное значение придает Гинзбург синтезу архитектуры с живописью и скульптурой.

"Сопоставление простых геометрических форм архитектуры, - пишет он, - с живописной и пластической тканью живописи и скульптуры, сопоставление абстрактных архитектурных форм с живым человеческим телом и явлениями природы, с содержанием живописи и скульптуры, на основе контраста выявляет и углубляет воздействие каждого из этих искусств, обогащая до бесконечности производимое ими впечатление".

При проектировании и строительстве санатория в Кисловодске проблемам синтеза было уделено большое внимание. Коллектив архитекторов работал совместно с художниками Фаворским, Бруни, Рублевым и Прусаковым, скульпторами Зеленским и Сотниковым. Однако не все из того, что было детально разработано в проектах и моделях, удалось осуществить в натуре.

Большое значение Гинзбург придает также и связи зданий с окружающей природой. Здесь важно, считает он, с одной стороны, сохранить контраст между абстрактно-геометрическими формами архитектуры и бесконечной пластичностью природы, а с другой, - смягчить резкость этого контраста введением промежуточных элементов, в частности малых архитектурных форм и элементов садово-парковой архитектуры.

Формально-эстетические поиски в процессе проектирования санаторного комплекса не везде дали положительные результаты. Особенно это относится к применению деталей, которые не везде оправданы и не всегда хорошо прорисованы.

В какой-то степени это вообще характерно для последнего периода творчества Гинзбурга, который внутренне так и не смог примириться с необходимостью применять архитектурные детали в качестве чисто декоративных элементов. Отсутствие твердой убежденности в целесообразности украшения зданий архитектурными элементами, никак не связанными с его функционально-конструктивной основой, мешало ему работать над формой детали с полной отдачей творческих сил. Причем в отличие от многих других архитекторов, заимствовавших принципы построения архитектурных деталей из многовекового арсенала классического ордера, Гинзбург пытался создавать совершенно новые детали. По этому детали в работах Гинзбурга этого периода не всегда отличаются законченностью формы. Это характерно для санатория в Кисловодске и для более поздней его работы - санатория в Ореанде.

Санаторий "Горные вершины" в Кисловодске. Общий вид. Монумент на Сапун-горе в Севастополе. Общий вид.

Понимая, что советская архитектура тех лет утратила органическую простоту, свойственную лучшим произведениям мировой архитектуры, Гинзбург пытался найти возможность хотя бы частично сохранить эту простоту в условиях всеобщего стремления к "обогащению" внешнего облика сооружений. Он даже соглашается, что "... композиция сооружения может быть очень сложной, может быть очень богатой, разнообразной и масштабной проработка расчленений и деталей каждого сооружения, но общий силуэт его, его пространственные габариты обязательно должны быть максимально простыми и максимально лаконичными"54.

Это была не просто теоретическая декларация. В ряде своих последних работ Гинзбург пытался сочетать ясную и четкую объёмно-пространственную композицию здания с расчлененностью его плоскостей и обилием мелких деталей. Это, например, характерно для проекта здания панорамы в Севастополе и для санатория "Горные вершины" в Кисловодске, строительство которого было завершено уже после смерти Гинзбурга (соавтор Н. А. Полюдов).

Место для нового санатория было выбрано на плато недалеко от санатория им. Орджоникидзе. Однако эта открытая часть плато была менее защищена от ветра. Поэтому Гинзбург решает сконцентрировать все помещения в одном шестигранном по конфигурации здании с двориком в центре. В эксплуатации такой прием объединения всех помещений в одном здании хорошо оправдал себя в данных конкретных условиях.

Функционально оправданным оказался и внутренний дворик (особенно в ветреную погоду). Удачно размещены и различные по назначению помещения. Так, северная сторона отведена под столовую, кинозал, спортивные помещения. Поэтому все палаты, размещенные в других гранях, в различное время дня освещаются солнцем.

Этот санаторий достраивался после смерти Гинзбурга, причем проект был значительно переработан в сторону обогащения его внешнего облика: все фасады здания оказались перенасыщенными многочисленными деталями и членениями. Однако, несмотря на это, четкая и ясная общая форма здания хорошо воспринимается и с дальних, и с близких точек зрения и композиционно увязана с природным окружением.

Работа Гинзбурга в области курортно-санаторного строительства оставила заметный след в развитии советской архитектуры. Несмотря на то что эта работа протекала в основном в сложной для нашей архитектуры и во многом противоречивый период, в проекте планировки ЮБК. и в санаториях комплексно решались градостроительные, социальные, функциональные и художественные проблемы. Основное в этих работах не потеряло своей ценности и в настоящее время.

Прежде всего это относится к принципам зонирования курортных районов, к функциональной организации санаторного комплекса, к связи архитектуры с природой, к решению отдельных функциональных элементов санатория.

К началу страницы
Оглавление    IV. Проблемы жилищного строительства [2 серия]  Заключение