k Публикации. Селим Хан-Магомедов. Архитектура советского авангарда. Кн. 2. Глава 9.3. Дома отдыха, санатории, курорты, турбазы
Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

 

Глава 9. Спорт, отдых, зравоохранение

3. Дома отдыха, санатории, курорты, турбазы

До революции курортами и санаториями в России пользовались прежде всего состоятельные слои населения. В первые же годы советской власти курорты были национализированы и предоставлены в распоряжение трудящихся, как правило, через профсоюзы. Возникла и постепенно уточнялась новая форма эксплуатации курортов и других мест отдыха. Получила широкое распространение практика создания отраслевыми профсоюзами, крупными предприятиями, ведомствами и другими организациями домов отдыха, санаториев и турбаз, путевки в которые предоставлялись с большой скидкой (за счет средств соцстраха).

В первые годы под дома отдыха переоборудуются бывшие усадьбы и дворцы, курортные пансионаты и гостиницы. Однако вскоре разворачивается проектирование и строительство новых сооружений в зонах отдыха.

И. Николаев. Проект дома отдыха. МВТУ. 1924. Фасад Теплицкий. Дом отдыха на 500 человек. ВХУТЕМАС. 1925. Фасады, планы

Теплицкий. Дом отдыха на 500 человек. ВХУТЕМАС. 1925. Фасады, планы Д. Шибаев. Санаторий на 500 человек. ВХУТЕМАС. 1925. Фасад, план

Д. Шибаев. Санаторий на 500 человек. ВХУТЕМАС. 1925. Аксонометрия К. Алабян и Г. Глущенко. Санаторий для курорта Боровое. 1926. Перспектива

К. Алабян и Г. Глущенко. Санаторий для курорта Боровое. 1926. Планы

Как и в других случаях, экспериментальной площадкой для разработки новых типов зданий становятся архитектурные факультеты вузов. В 1923 г. в МИГИ студенты проектируют здание санатория (проект А. Мухина). В 1924 г. в МВТУ в качестве курсового задания разрабатывается проект дома отдыха (И. Николаев). В 1925 г. во ВХУТЕМАСе студенты проектируют дом отдыха и санаторий на 500 человек (М. Барщ, Д. Шибаев, Л. Теплицкий).

В 1926 г. в МВТУ и во ВХУТЕМАСе защищались дипломные проекты, в которых выпускниками были разработаны проекты новых курортных комплексов.

В МВТУ в качестве тем дипломных проектов были взяты реальные объекты- по заданию Главного курортного управления Наркомздрава. Студентам предложили две темы: "курорт Красная поляна" (в горах, в районе Адлера) и "Мацеста". Дипломы делались как комплексные проекты - общая планировка курорта и разработка проекта одного санатория. Работа была поставлена на широкую ногу - дипломников и их консультантов Главное курортное управление командировало в районы проектируемых курортов для изучения ситуации на месте. Дипломные проекты консультировали В. Семенов (планировка), Л. Веснин и А. Щусев (объемное проектирование). Тему "Красная поляна" разрабатывали Д. Бабенков и В. Кратюк, "Мацеста" - А. Зильберт.

А. Зильберт. Планировка курорта Мацеста на Кавказе. МВТУ. 1926. Группа курортных корпусов на рельефе. Фасад В. Кратюк. Планировка курорта Мацеста на Кавказе. МВТУ. 1926. Санаторий на 250 человек. Перспектива

В. Кратюк. Планировка курорта Мацеста на Кавказе. МВТУ. 1926. Санаторий на 250 человек. План второго этажа Д. Бабенков. Планировка курорта "Красная поляна" на Кавказе. МВТУ. 1926. Бабенков у своего проекта

А. Щусев. Санаторий в Мацесте. 1927-1934. Фрагмент А. Щусев. Санаторий в Мацесте. 1927-1934. План

А. Зильберт, проектируя планировку Мацесты, исходил из заданной программы, предусматривающей создание единого бальнеологического курорта взамен традиционно сложившегося разделения на горную и приморскую части. Наряду с общей планировкой А. Зильберт разработал проект санаторной группы: расположенные на рельефе пять однотипных протяженных двухэтажных жилых корпусов обращены торцевыми фасадами (где устроены галереи и террасы) к общественному корпусу (с повышенной шестиэтажной частью).

Консультируя дипломные проекты, Веснины и Щусев получили заказы и запроектировали санатории в Мацесте, которые были осуществлены.

В МВТУ и в последующие годы в качестве заданий для дипломного проекта давались темы - планировка курорта. Так, в 1928 г. С. Лисагор делал дипломный проект на тему "Планировка курорта "Лимены" на Южном берегу Крыма".

Во ВХУТЕМАСе темой дипломного проекта 1926 г. были общая планировки и разработка проекта одного здания курорта Бештау близ Пятигорска. В проекте Д. Шибаева этим зданием был курзал - главное здание всего комплекса.

А. и Л. Веснины. Санаторий в Мацесте. 1928-1931. Общий вид А. и Л. Веснины. Санаторий в Мацесте. 1928-1931. План

С. Лисагор. Планировка курорта "Лимены" на Южном берегу Крыма. МВТУ. 1928. Генплан всего комплекса С. Лисагор. Планировка курорта "Лимены" на Южном берегу Крыма. МВТУ. 1928. Аксонометрия группы корпусов

С. Лисагор. Планировка курорта "Лимены" на Южном берегу Крыма. МВТУ. 1928. Перспектива С. Лисагор. Планировка курорта "Лимены" на Южном берегу Крыма. МВТУ. 1928. Планы корпуса на 50 человек

Д. Шибаев. Планировка курорта Бештау на Кавказе. ВХУТЕМАС. 1926. Генплан всего комплекса Д. Шибаев. Планировка курорта Бештау на Кавказе. ВХУТЕМАС. 1926. План курзала

М. Зильберглейт. Курзал. МВТУ. 1928. Перспектива

В ЛИГИ в 1927 г. студенты разрабатывали курсовой проект санатория на 130 рабочих (проект К. Иванова).

В 1928 г. во ВХУТЕМАСе студенты IV курса ряда мастерских проектировали курортную гостиницу (200 индивидуальных номеров и группа общественных помещений). В первой книге данной монографии уже были рассмотрены работы студентов мастерской А. Веснина (проекты К. Афанасьева, Г. Зундблата и Н. Соколова). Не менее интересны проекты мастерских Н. Ладовского и К. Мельникова.

В мастерской Ладовского теме "Курортная гостиница" придали характер взаимосвязи различных по функциональному назначению корпусов. Выделен общественный корпус и жилые (спальные) корпуса, которые живописно размещены на рельефе, причем в ряде проектов все или часть корпусов соединены между собой теплыми переходами (проекты А. Бунина, А. Диденко, Л. Букаловой, Д. Симонова).

Выполненный в мастерской Мельникова проект П. Губарева необычен по объемно-пространственной композиции: небольшие по вместимости корпуса, ритмически размещенные на рельефе, как бы нанизаны на наклонный коридор.

Л. Гриншпун. Турбаза в горах. ВХУТЕИН {мастерская Н. Ладовского). 1928. Макет Проекты комплекса курортной гостиницы на 200 человек. ВХУТЕИН (мастерская Н. Ладовского). 1928. А. Диденко. Макет всего комплекса

Проекты комплекса курортной гостиницы на 200 человек. ВХУТЕИН (мастерская Н. Ладовского). 1928. А. Д. Симонов. Макет всего комплекса Проекты комплекса курортной гостиницы на 200 человек. ВХУТЕИН (мастерская Н. Ладовского). 1928. А. Бунин. Cпальный корпус с номерами на одного человек (план, разрез, перспектива)

П. Губарев. Проект комплекса курортной гостиницы на 200 человек. ВХУТЕИН (мастерская К. Мельникова). 1928. Перспектива Проекты комплекса курортной гостиницы на 200 человек. ВХУТЕИН (мастерская Н. Ладовского). 1928. Л. Букалова. Аксонометрия

Проекты комплекса курортной гостиницы на 200 человек. ВХУТЕИН (мастерская Н. Ладовского). 1928. Л. Букалова. План всего комплекса И. Кузьмин. Турбаза в горах. ВХУТЕИН мастерская А. Веснина). 1928. Перспектива

Проекты комплекса курортной гостиницы на 200 человек. ВХУТЕИН (мастерская Н. Ладовского). 1928. А. Бунин. Макет всего комплекса

В том же 1928 г. студентам III курса ВХУТЕИНа дали задание разработать проект турбазы в горах. В этих проектах проявилось различие творческих концепций конструктивизма и рационализма. В проектах мастерской А. Веснина проект И. Кузьмина) четко проявился функциональный метод в создании композиции здания турбазы. Проекты студентов мастерских Н. Ладовского и Н.Докучаева (проекты В. Калмыкова, Л. Гриншпуна) более живописны по объемно-пространственному построению.

В рассматриваемый период было построено большое количество домов отдыха и санаториев общего пользования. Однако постепенно все больше проявляла себя тенденция изменения соотношения между профсоюзными здравницами и ведомственными учреждениями, среди которых увеличивалось количество мест отдыха закрытого типа, ориентированных на обслуживание номенклатурного слоя командно-административной системы (включая и партаппарат). Характерный пример - санаторий в Барвихе под Москвой (архит Б. Иофан, 1929- 1934).

Эта тенденция создания домов отдыха и санаториев повышенной комфортабельности (как это происходило и в жилищном строительстве) особенно наглядно проявилась в первой половине 30-х годов. Наряду с учреждениями закрытого типа, строительство которых старались не афишировать, официально дома отдыха повышенной комфортабельности считались предназначенными для ИТР - инженерно-технических работников (также именовались и соответствующие жилые дома). Это была форма легализации формировавшейся в это время системы привилегий для представителей командно-административного строя. Все это нашло отражение и в программах курсовых проектов на архитектурных факультетах вузов. Так, в 1932/33 учебном году в Ленинградской Академии художеств было дано задание на проектирование дома отдыха на 80 человек для ИТР, расположенного на участке со сложным рельефом (проект И. Жмайлова).

Т. Макарычев. Проект санатория. МВТУ. 1928. Перспектива Т. Макарычев. Проект санатория. МВТУ. 1928. План

Г. Кочар и М. Мазманян. Дом отдыха на озере Севан в Армении. 1934-1935. Фрагмент фасада М. Рославлев и И. Фомин. Санаторий в Железноводске. 1929. Общий вид

Г. Бархин и М. Бархин. Санаторий в Саках (Крым). 1927-1930. Общий вид Г. Бархин и М. Бархин. Санаторий в Саках (Крым). 1927-1930. План первого этажа

А. Голубев. Дом отдыха в Зеленогорске. 1930. Макет А. Голубев. Дом отдыха в Зеленогорске. 1930. Перспектива

В крупных санаторных комплексах, строившихся ведомствами, уже в процессе проектирования учитывалась социальная и должностная дифференциация отдыхающих. Для номенклатурного слоя создавались жилые палаты или даже отдельные корпуса повышенной комфортабельности.

Так, например, при строительстве санатория Наркомтяжпрома в Кисловодске (проект которого разрабатывал большой коллектив архитекторов во главе с М. Гинзбургом) было решено возвести специальный корпус - "домик Наркома". Но для этого требовалось получить согласие наркома Орджоникидзе. Вот как описывает в своих воспоминаниях историю с попыткой утверждения проекта "домика Наркома" во время посещения Орджоникидзе строительства санатория один из участников проектирования санатория В. Калинин:

"У Моисея Яковлевича (Гинзбурга. - С. Х.) другая задача - получить у Серго благословение на домик Наркома.

Площадка под проект на склоне Ребровой балки нашлась изумительная, достаточная по размерам, рядом с фруктовым садом, с тремя соснами, которые можно было включить в композицию, обязав строителей сохранить деревья в период постройки.

Б. Иофан. Санаторий в Барвихе. 1929-1934. Общий вид Б. Иофан. Санаторий в Барвихе. 1929-1934. План

М. Гинзбург (руководитель коллектива архитекторов). Санаторий Наркомтяжпрома имени Орджоникидзе в Кисловодске. 1935- 1937. Общие виды спальных и лечебного корпусов М. Гинзбург (руководитель коллектива архитекторов). Санаторий Наркомтяжпрома имени Орджоникидзе в Кисловодске. 1935- 1937. Интерьер лечебного корпуса

М. Гинзбург (руководитель коллектива архитекторов). Санаторий Наркомтяжпрома имени Орджоникидзе в Кисловодске. 1935- 1937. План И. Леонидов. Санаторий Наркомтяжпроте; имени Орджоникидзе в Кисловодске. 1935- 1937. Лестница в парке

М. Гинзбург (руководитель коллектива архитекторов). Санаторий Наркомтяжпрома имени Орджоникидзе в Кисловодске. 1935- 1937. Общий вид спальных и лечебного корпусов М. Гинзбург (руководитель коллектива архитекторов). Санаторий Наркомтяжпрома имени Орджоникидзе в Кисловодске. 1935- 1937. Общий вид спальных и лечебного корпусов

М. Гинзбург. Санаторий Наркомтяжпрома имени Орджоникидзе в Кисловодске. 1935- 1937. Специальный корпус - "домик Наркома". Макет В. Калинин. Дружеский шарж - коллектив проектировщиков санатория Наркомтяжпрома в Кисловодске. Слева направо, верхний ряд - С. Вахтангов ("играет" на фасаде своего проекта спального корпуса), Т. Рапопорт, Ю. Гумбург, Е. Попов (со своим проектом спального корпуса); нижний ряд - И. Кузьмин (внизу), И. Леонидов (вверху- на запроектированном им фонтане), Л. Богданов (внизу), И. Вишневский (внизу), А. Некрасов, врач Болтнер (внизу) М. Гинзбург, В. Калинин (внизу), И. Шпалек (со своим проектом лечебного корпуса), Л. Шпалек

В. Владимиров. Проект дома отдыха сотрудников Госбанка на 35-40 человек. 1932. Фасады, планы И. Жмайлов. Проект дома отдыха для ИТР на 80 человек. Ленинградская Академия художеств. 1932/33 уч. год. Перспектива

Проект как никогда удался: небольшой кубик с внутренним двориком, цокольный этаж для удобств и персонала, верхний - комнаты Наркома. Перголы над плоской кровлей создают узор и светотень; собственный сад для Наркома с бассейнами, фонтанами и цветниками, с террасами по периметру в двух уровнях...

Когда сообщили, что Нарком уже на строительной площадке, архитекторы моментально поднялись наверх, чтобы присоединиться к эскорту, сопровождавшему Серго...

...на отдельном столике М.Я. Гинзбург поставил макет домика Наркома.

Макет был сделан лучшим по Москве мастером этого дела... и выглядел как игрушка. Эта игрушка излучала эманацию творчества - Нарком должен был растаять.

Моисей Яковлевич показал макет:

- А вот это лично для Вас, товарищ Серго, домик Наркома...

Серго оценил красоту этой вещички, правда несколько по-своему.

- Для меня лично ничего не надо, а для моих холуев- это слишком шикарно".

М. Мержанов. Санаторий РККА в Сочи. 1931-1934. Общий вид М. Мержанов. Санаторий РККА в Сочи. 1931-1934. План

М. Мержанов. Санаторий РККА в Сочи. 1931-1934. Фрагмент фасада М. Мержанов. Санаторий РККА в Сочи. 1931-1934. Фрагмент интерьера

М. Мержанов. Санаторий РККА в Сочи. 1931-1934. Фрагмент фасада

Среди руководителей ведомств и других организаций такое отношение к своим привилегиям в 30-е годы было, однако, очень редким.

Что касается осуществленного санаторного комплекса Наркомтяжпрома в Кисловодске, то это одна из наиболее удачных по архитектуре здравниц и яркий пример постконструктивизма. В его проектировании участвовали архитекторы Л. Богданов, С. Вахтангов, Ю. Гумбург, В. Калинин, И. Кузьмин, И. Леонидов, Е. Попов, Т. Раппопорт, И. Шпалек и др. Для строительства был отведен участок 35 га, включающий в себя так называемую Ребровую балку и расположенную над ней часть Георгиевского плато. Основные корпуса санатория размещены на верхней площадке, доминирующей над прилегающей частью города. Два четырехэтажных спальных корпуса и расположенный между ними лечебный корпус выдвинуты на кромку плато и развернуты в единую композицию над парком, куда ведет удачно вписанная в рельеф склона лестница (это единственный осуществленный проект И. Леонидова).

Среди крупных санаторных комплексов, построенных в рассматриваемый период, можно отметить санаторий РККА в Сочи (архит. М. Мержанов, 1931-1934).

К началу страницы
Содержание    9.2. Парки культуры и отдыха  9.4. Конкурс на проект Зеленого города