Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. Программа международного конкурса на проект государственного украинского театра массового музыкального действа. - Харьков, 1930.- С. 43. Вернуться в текст
2. Советская архитектура. - 1931. - № 1-2. - С. 112. Вернуться в текст
3. Советская литература. - 1957. - Сб. № 8. - С. 76. Вернуться в текст
4. Советская литература. - 1932. - № 1. - С. 65. Вернуться в текст
5. Там же. Вернуться в текст
6. Строительство Москвы. - 1932. - № 7. - С. 16-17. Вернуться в текст
7. Центральный театр Красной армии // Советское искусство от 27 июня 1932 г. Вернуться в текст
8. Ган М. Театр Красной армии в Москве // Строительство Москвы. - 1933. - № 8. - С 27. Вернуться в текст
9. Звезда на площади Коммуны // Вечерняя Москва от 25 февраля 1934 г. Вернуться в текст
10. Бархин Г. Б. Архитектура театра. - М., 1947. - С. 116. Вернуться в текст


Глава 6. Зрелищные сооружения нового типа - проблемы агитационного искусства, массового действа и научного зрелища

3. Конкурсы на театральные здания нового типа (1930-1934)

К концу 20-х годов была уже в основном разработана программа нового типа зрелищного сооружения - театра массового действа. Сложные процессы в формировании общей сети культурно-массового обслуживания городского населения привели к тому, что в начале 30-х годов театр массового действа стал восприниматься как главное здание в системе культурно-массовых сооружений. Если в первые годы советской власти роль главного здания культурно-массового назначения "по совместительству" взяли на себя такие комплексные по функциональному назначению сооружения, как Дворцы труда, а в середине и второй половине 20-х годов специализированные рабочие клубы, то уже в конце 20-х годов все отчетливее стала осознаваться потребность в более универсальном типе культурно-массового сооружения. Это сказалось в интенсивной разработке такого здания, как районный Дворец культуры, в состав которого включали зал универсального назначения со структурой, формировавшейся под большим влиянием театра массового действа.

Так, например, программа конкурса на проект Дворца культуры Пролетарского района Москвы (1930) предусматривал создание массово-зрелищной части со зрительным залом на 5 тысяч мест. При этом зал необходимо было запроектировать так, чтобы в нем можно было осуществлять постановки всех имевшихся тогда течений и школ в области театрального искусства. Кроме того, зал предполагалось использовать для съездов, массовых собраний, конференций, демонстраций. Необходимо было в оборудовании зала предусмотреть возможность маневрирования его вместимостью, механизировать сцену (залы в проектах И. Леонидова на оба тура конкурса, отдельный театральный корпус в веснинском проекте).

Сформулированные ко второй половине 20-х годов принципы театра массового действа и разработанная затем программа нового типа здания для этого театра практически переводили этот тип сооружения из разряда узкоспециализированных зрелищных зданий в группу сооружений широкого универсального назначения, предназначенных для многофункционального использования, - театральные представления, спортивные соревнования, митинги, лекции, собрания и т.д.

Этим в значительной степени объясняется, что в начале 30-х годов именно такой тип сооружения стал восприниматься как главное общественное здание города. Для целого ряда крупных городов (Ростов-на-Дону, Харьков, Новосибирск, Иваново-Вознесенск, Свердловск, Минск, Ашхабад, Москва и др.) проводятся конкурсы на разработку проектов театрального здания, которое рассматривается одновременно и как общегородской зал универсального назначения, и как одно из важнейших общественных сооружений города, не только связанное с обслуживанием культурно-зрелищных потребностей, но и рассчитанное на организацию массово-политических мероприятий.

Первым конкурсом на проект сложного по программе общегородского театрального здания большой вместимости был Всесоюзный конкурс 1930 года на оперно-драматический театр в Ростове-на-Дону. Программа предусматривала объединение в одном здании зрительного зала на 2500 мест и концертного зала на 800 мест. Кроме того, посетителей должны были обслуживать выставочные помещения, театральный музей, детские комнаты и т.д.; для работников сцены предназначались студии, клуб, гимнастический зал, репетиционные залы и др. Получивший первую премию проект Г. и М. Бархиных представлял собой сложную объемно-пространственную композицию, состоящую из трех соединенных между собой различных по размерам и плановой конфигурации корпусов - театрального (овал зала), концертного (прямоугольник) и репетиционного (трапеция).

По проекту Г. Глущенко зал и сцена представляли собой близкие по размерам полуцилиндрические объемы, примыкавшие с двух сторон к высокому прямоугольнику- экрану сценической коробки.

К осуществлению был принят заказной проект В. Щуко и В. Гельфрейха (проектирование 1930-1931 гг., строительство 1932-1936 гг.). Здание представляет собой компактную прямоугольную композицию. Зрительный зал (подковообразный в плане) решен амфитеатром с широко раскрытым порталом и сильно вынесенным просцениумом. Концертный зал расположен над фойе основного зала. Внешний облик театра строится на контрасте высоких остекленных отдельно стоящих объемов парных лестничных клеток, связанных мостовыми переходами с верхними этажами театра (концертный зал), и огромного глухого "экрана" лицевого фасада. Эта облицованная белым мрамором стена нависает над остеклением фойе, фланкированным фризовыми барельефами. Перед театром устроена обширная площадь, в сторону которой обращена трибуна, расположенная на уровне стилобата театра.

Объявленный после ростовского международный конкурс (1930-1931) на проект театра "массового музыкального действа" в Харькове привлек рекордное число участников и стал крупным событием в развитии новой архитектуры XX в. На конкурс было подано 145 проектов, в том числе около 100 проектов из двенадцати зарубежных стран (США, Франции, Германии, Италии, Швеции, Японии и др.). Программа предоставляла широкую инициативу проектировщикам: разрешалось отходить от существующих норм и т. д.; в то же время были четко определены требования к организации пространства зрительного зала на 4 тысячи человек и к трансформации сцены. Конкурс дал большое количество оригинальных идей и объемно-пространственных решений, став значительным этапом в разработке типа современного театрального здания и определив на много лет вперед пути поисков в этой области не только в нашей стране, но и за рубежом. Программа конкурса ставила цель "найти наилучшие архитектурные формы для проектируемого театра, отвечающего современным задачам массового музыкально-зрелищного действа и всем новейшим достижениям сценического искусства"1. Сцена и зрительный зал должны были пространственно составлять единое целое и кроме театральных представлений предназначались для организации народных празднеств, митингов, спортивных выступлений и соревнований, цирковых представлений, театрализованных выступлений агитбригад, пропуска демонстраций и т. д.

Г. и М. Бархины. Оперно-драматический театр в Ростове-на-Дону. Конкурсный проект. 1930. Макет Г. и М. Бархины. Оперно-драматический театр в Ростове-на-Дону. Конкурсный проект. 1930. План второго этажа

Г. Глущенко. Оперно-драматический театр в Ростове-на-Дону. Конкурсный проект. 1930. Перспектива Г. Глущенко. Оперно-драматический театр в Ростове-на-Дону. Конкурсный проект. 1930. Планы первого и второго этажей

В. Щуко и В. Гельфрейх. Театр в Ростове-на-Дону. 1930-1936. Общий вид В. Щуко и В. Гельфрейх. Театр в Ростове-на-Дону. 1930-1936. Первого и второго этажей

А., В. и Л. Веснины. Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. Перспектива А., В. и Л. Веснины. Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. Разрез

А., В. и Л. Веснины. Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. Варианты трансформации сцены А., В. и Л. Веснины. Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. План второго этажа

Высшую премию на харьковском конкурсе получил проект Весниных, который был решен с подлинным артистизмом и отличался тщательной проработкой всех деталей. Подковообразная форма зрительного зала (с единым амфитеатром) и полукружие сцены образовывали овальный в плане объем, который можно было объединить в интерьере в общее пространство, меняя количество зрительных мест от двух до шести тысяч. Веснины писали в пояснительной записке к проекту, что они "поставили себе задачу найти прием решения театра, в котором зрительный зал и сцена представляли бы пространственно единый зал, могущий трансформироваться и служить для массовых музыкальных действий, праздников и больших собраний... Трансформации сценической части авторы придавали особое значение, считая необходимым предоставить возможность театру не только проводить существующие постановки, но и дать новые возможности использования сцены и театра. В театре могут происходить большие празднества, проход манифестаций по просцениуму, соединенному пандусами с улицами... Сцена в этих случаях путем соответствующего подъема и использования плюнжеров превращается в места для президиума и амфитеатр, покрытый тентом, с вместимостью до 2000 чел. (см. чертежи трансформации сцены). На этих чертежах показана также возможность превращения сцены в цирковую арену"2.

Внешний облик здания выявлял внутреннюю структуру театра и был решен в крупных лаконичных формах. Овал зала (с обходящей его галереей-фойе), перекрытый пологим куполом, своими плавными криволинейными формами и обильным остеклением контрастировал с глухим прямоугольником экрана-стены сценической коробки.

Бригада АСНОВА (И. Болбашевский, А. Бунин, Л. Залесская, М. Круглова, М. Туркус). Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. Макет Бригада АСНОВА (И. Болбашевский, А. Бунин, Л. Залесская, М. Круглова, М. Туркус). Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. План

Бригада АСНОВА (И. Болбашевский, А. Бунин, Л. Залесская, М. Круглова, М. Туркус). Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. Перспектива интерьера фойе Г. Людвиг. Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. Перспектива

А. Власов (руководитель бригады студенте* АСИ). Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. Макет А. Власов (руководитель бригады студенте* АСИ). Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. План

А. Власов (руководитель бригады студенте* АСИ). Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. Макет зала Н. Троцкий. Массовый театр в Иваново-Вознесенске. Конкурсный проект. 1931. Перспектива

Г. Вольфензон, Р. Вальденберг и Д. Меерсон. Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. Перспектива Г. Вольфензон, Р. Вальденберг и Д. Меерсон. Театр массового музыкального действа в Харькове. Конкурсный проект. 1930-1931. План

А. Власов. Массовый театр в Иваново-Вознесенске. 1931-1933. Общий вид А. Власов. Массовый театр в Иваново-Вознесенске. 1931-1933. План

И. Голосов. Массовый театр в Иваново-Вознесенске. Конкурсный проект. 1931. Перспектива И. Голосов. Массовый театр в Иваново-Вознесенске. Конкурсный проект. 1931. План

А. Власов - дружеский шарж архитектора В. Андреева. 1941

Позднее А. Веснин, отвечая на вопросы, связанные с взаимоотношением функциональной целесообразности и художественного образа, привел в качестве примера проект театра в Харькове:

"Говоря об архитектурном, образном решении функции, я хотел бы сказать... что существенное содержание архитектурного образа составляют конкретное функциональное назначение, характер и внутренняя жизнь различных частей здания, а не просто абстрактный момент их функциональной оправданности. Это, во-первых. А во-вторых, что архитектурное оформление различных частей здания должно не просто украшать фасады, но делать более выразительным и прекрасным выявление во вне их конкретного содержания, функции, назначения. Только такое понимание сущности архитектурного образа ведет к единству формы и содержания... С какими функционально существенными частями мы имеем дело, например, в театральном здании? Со входом, с вестибюлем, с лестницами, фойе, зрительным залом, сценической коробкой. В проекте Музыкального театра в Харькове мы значительно выявляем эти части в наружном строении здания, а не прячем их в один общий геометрический объем. Здание выглядит снаружи не как простое геометрическое тело, а как сложный архитектурный организм, каким оно и является по своему внутреннему устройству"3.

Осуществлению проекта Весниных помешала позиция ВОПРА, сторонники которой, присвоив себе единоличное право выступать от имени "пролетарской архитектуры", пытались в этот период внушить недоверие к представителям других творческих течений. Они добились включения в авторский коллектив по разработке окончательного проекта театра своих представителей (А. Мордвинова и А. Тация) в целях улучшения "идейного содержания" проекта.

Работа над проектом затянулась, первоначальный замысел Весниных был в значительной степени искажен. Впоследствии в связи с уменьшением вместимости зала проектирование было поручено другому коллективу авторов, а затем, после переноса в 1934 г. столицы Украины в Киев, работы по уже начатому строительству харьковского театра прекратились.

Начатую в 1931 г. работу над проектированием одного из крупнейших театральных сооружений рассматриваемого периода - театра в Иваново-Вознесенске - постигла та же участь. И здесь вмешательство ВОПРА не дало возможности осуществить оригинальный проект, отобранный в результате конкурса.

А. Гринберг и др. Театр в Новосибирске А. Гринберг и М. Курилко. Проект синтетического панорамно-планетарного театра в Новосибирске. 1931. Макет

А. Гринберг и М. Курилко. Проект синтетического панорамно-планетарного театра в Новосибирске. 1931. План Г. Вегман. Массовый театр в Иваново-Вознесенске. Конкурсный проект. 1931

М. Гинзбург. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Перспектива М. Гинзбург. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Макет

М. Гинзбург. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. План М. Гинзбург. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Разрез

М. Гинзбург. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Перспективы интерьера зрительного зала (варианты трансформации - зал собраний на 8000 человек) М. Гинзбург. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Перспективы интерьера зрительного зала (варианты трансформации - арена

Г. и М. Бархины. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект, 1931. Перспектива Г. и М. Бархины. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект, 1931. Планы первого и второго этажей

"Массовый театр" в Иваново-Вознесенске был близок по программе к харьковскому и предназначался для многоцелевого использования. Принятый первоначально к осуществлению проект И. Голосова фактически предусматривал создание общегородского зала универсального назначения на 2750 мест. Решение зала (амфитеатр) и сцены было рассчитано на различные формы массового зрелища и слияние со зрителем; предусматривалась возможность пропуска через сцену массовых демонстраций, воинских частей и автомобилей. Перед театром была запроектирована обширная площадь, в сторону которой были обращены трибуны (расположенные в головной части фасада театра), позволявшие развертывать на открытом воздухе массовые действа. Однако под давлением ВОПРА заказ на разработку проекта театра был передан представителю этой организации А. Власову, по проекту которого он и был выстроен, причем в процессе строительства первоначальный проект (А. Власова) был значительно переработан, в первую очередь, с целью "обогащения" внешнего облика. Внутреннее же построение осталось почти без изменений - большой зал трапециевидной формы (общая вместимость 2500 человек, в том числе 600 мест на балконе) и широкий сценический портал позволили пространственно объединять зал и сцену. В цокольном этаже устроен концертный зал на 500 мест.

Проект "синтетического панорамно-планетарного" театра для Новосибирска с залом на 3 тысячи человек был разработан в 1931 г. архитектором А. Гринбергом совместно с художником М. Курилко. Слияние сцены и зрительного зала в этом проекте было проведено наиболее последовательно. Как и в проекте театра им. Мейерхольда, амфитеатр зрительных мест с трех сторон окружал сценическую площадку, глубоко вдававшуюся в зал. Проектом предусматривалась максимальная механизация сцены и зрительного зала (по периметру зрительного зала было запроектировано кольцо подвижного просцениума, партер мог превращаться в цирковую арену с размещением зрителей на просцениуме, огромный купол предполагалось использовать для показа кинокартин и т.д.). В процессе затянувшегося строительства театра первоначальный проект неоднократно перерабатывался различными архитекторами главным образом в части внешнего оформления здания.

В 1931 г. был проведен конкурс на проект Большого синтетического театра для Свердловска. В его программе и во многих поданных на конкурс проектах были обобщены, а подчас и доведены до крайности те предложения и разработки, которые содержались во многих предшествующих экспериментальных и конкурсных проектах. Уже в самом назначении здания театра подчеркивалась его универсальность - зал предназначался для всех видов театральных постановок (драматических, оперных и балетных), концертов и зрелищ, должен был служить и для собраний. Кроме того, согласно программе, при театре необходимо было создать группу помещений для работы по воспитанию массового зрителя. Здание театра рассматривалось как массовый культурно-просветительный центр столицы индустриального Урала. Исходя из этих задач, программой предусматривались такие помещения: театральный зал на 4000 мест с возможностью трансформации сцены (чтобы использовать его для всех типов театральных постановок, концертов и зрелищ) и приспособлением для массовых собраний на 8 тысяч человек, киноконцертный зал на 1000 мест, группа учебно-культурных помещений и лабораторий (для работы над воспитанием массового зрителя и участника массовых действ), обслуживающие помещения. Многофункциональное назначение основного зала влекло за собой повышенные требования в области создания сложной системы трансформации и механизации сцены и всего зала.

Лучшим среди конкурсных проектов был признан проект М. Гинзбурга. Наибольший интерес в проекте Гинзбурга представляло решение основного зала (в плане в форме трапеции). Архитектору удалось за счет рационального использования пространства запроектировать зал минимального объема, с минимальным углом расположения мест, с оптимальным удалением зрителя от сцены. Удачно было решена акустика зала - при помоют тщательно найденной кривой внутренней оболочки купольного покрытия зала. Круглая часть партера с просцениумом могла поворачиваться на 180°, при этом просцениум превращался в расположенную в центре зала арену.

Н. Ладовский. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Фотомонтаж Н. Ладовский. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. План

Н. Ладовский. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Схемы трансформации зрительного зала и сцены Бригада САСС (Л. Богданов, М. Жиров, А. Максимов, В. Таушканов). Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Перспектива

Бригада САСС (Л. Богданов, М. Жиров, А. Максимов, В. Таушканов). Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Фасады И. Голосов. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Макет

И. Голосов. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. План

Значительный интерес из проектов свердловского конкурса представляют проекты И. Голосова, Н. Ладовского, Г. Глущенко и Д. Фридмана, бригад АРУ, АСНОВА, ВОПРА, САСС.

И. Голосов с целью многофункционального использования зала запроектировал пространственно развитую сцену, состоящую из трех секторов, средний из которых представляет собой расположенную в центре прямоугольного партера зала вытянутую механизированную площадку. Внешний облик театра решен в виде обращенной к площади динамической по композиции трибуны, по направлению к которой движутся колонны демонстрантов, проходящих затем под зданием театра.

Н. Ладовскии проектирует театр как огромный крытый стадион с обширной прямоугольной в плане ареной-сценой (длина 180, ширина 60 м), в сторону которой обращены три амфитеатра (постоянные трибуны) - два в торцах и один с продольной стороны. Перед главным входом в театр - окруженная галереей круглая площадь массового действа (под ней запроектирована стоянка для автомашин) диаметром 170 м. Профессиональные актеры выступают на специальном балконе-эстраде над входом в театр. На разбросанных в разных местах подвижных площадках выступают самодеятельные театры и ораторы. Окружающая площадь галерея используется для подвижной кино- и светопроекционной аппаратуры.

Таким образом театр в проекте Ладовского делится на две части: закрытый театр и площадь массового действа.

"Общая идея закрытого театра, - писал Ладовскии в пояснительной записке, - заключается в том, чтобы дать гибкий организм, способный трансформироваться в объемном и формовом отношении, дающий возможность использования пространства по четырем координатам. Эти установки определили общую форму здания в виде сочетания стадионоподобной части с полукруглой формой"4.

Предусматривались следующие возможности пространственного маневрирования и трансформации: а) эксплуатация зрительного зала на 4 тысячи мест (большой амфитеатр) с глубинной сценой при одновременном использовании боковых пространств глубинной сцены (с малыми амфитеатрами) для репетиций или в качестве отдельных театров (например, юношеского или детского), или в качестве кинотеатров, что может достигаться опусканием звукоизолирующих занавесей; б) одновременное использование двух театров: одного без глубинной сцены (большой амфитеатр) и другого, имеющего сценическую площадь в виде арены стадиона с расположением зрителей вокруг нее: в) единый театр (с объемной сценой) на 10 тысяч мест или зал заседаний с частичным использованием сценической части для размещения делегатов и президиума; г) три театра с эстрадными сценами.

В проекте бригады АСНОВА (Л. Залесская, М. Коржев, М. Прохорова, М.Туркус) овальной формы зал окружен пандусом и с трех сторон площадками для действия. Перед главным фасадом в окружении кольцевого фойе запроектировано поле массовых действ.

Проект Г. Глущенко и Д. Фридмана так описывался в пояснительной записке: "Сцена со своими подсобными помещениями перерезает поперек яйцеобразный план высоким полудиском., врезающимся наполовину в землю... Здание театра состоит из двух залов на 4 тыс. и 1 тыс. зрителей, размещенных по обе стороны сценической коробки. Внутренняя организация зала и сцены дает возможность при соответствующей трансформации организовать: 1) на 4тыс. чел. оперную постановку (большой зал) и на 1 тыс. чел. - концерт на эстраде при малом зале или драматическую постановку..; 2) массовую драматическую, оперную или балетную постановку на сцене аренного типа. В этом случае на боковых частях сцены могут быть дополнительно установлены места для зрителей: 3) зал собраний на 8 тыс. чел. Дополнительные места на сцене устанавливаются при помощи передвижных фурок с прикрепленными к ним стульям... Места в зрительном зале расположены амфитеатром. Все три кольцевых прохода зала соединены со сценой, что дает возможность переносить действия в зрительный зал"5.

В проекте бригады АРУ (Г. Крутиков, В. Лавров и В. Попов) наряду с глубинной сценой предусмотрен динамический просцениум, глубоко вдающийся в зрительный зал широким полукругом. Через весь зрительный зал идет широкий проход для массовых сцен среди зрительного зала. По краю балкона предусмотрен ряд небольших площадок - трибун, предназначенных для приветствия демонстраций проходящих через зрительный зал, и для отдельных выступлений среди зрительного зала.

Г. Грущенко и Д.Фридман. Синтетический театр в Свердловсе. Конкурсный проект. 1931. Перспектива Г. Грущенко и Д.Фридман. Синтетический театр в Свердловсе. Конкурсный проект. 1931. Аксонометрческий разрез

Г. Грущенко и Д.Фридман. Синтетический театр в Свердловсе. Конкурсный проект. 1931. Перспектива фойе Г. Грущенко и Д.Фридман. Синтетический театр в Свердловсе. Конкурсный проект. 1931. Макет

Бригада АРУ (Г. Крутиков, В. Лавров и В. Попов). Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Макет В. Волошинов, 3. Крылова и И. Изосимов. Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Перспектива, план

Бригада ВОПРА (М. Круглов и А. Машинский). Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Перспектива Бригада ВОПРА (М. Круглов и А. Машинский). Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Аксонометрия

Бригада ВОПРА (М. Круглов и А. Машинский). Синтетический театр в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. План

В большинстве конкурсных проектов театра для Свердловска авторы глубинной сцене предпочитали такие композиционные приемы, как окружение зрителем действия или окружение действием зрителя.

В проекте бригады САСС (Л. Богданов, М. Жиров, А. Максимов и В. Таушканов) была сделана попытка сочетания обоих этих приемов. Круглый в плане зал имеет центральную арену ("центр пространственных постановок") и окружен по периметру игровыми площадками ("кольцом фронтальных действий"). Причем "центр пространственных постановок" состоит из нижней центральной площадки, которая может подниматься и опускаться, трансформируясь в арену, трибуну, бассейн или оркестровую яму, и подвешенной над ней монтажной площадки, позволяющей переносить действие на любую высоту. При трансформации зала для съезда игровые площадки "кольца фронтальных действий" заполняются через люки временными трибунами легкого типа на 2 тысячи человек. По периметру через зал проходит магистраль демонстраций.

Разработка окончательного проекта Большого синтетического театра в Свердловске была поручена Д. Фридману и Г. Глущенко, которые существенно отошли от своего конкурсного проекта. Проект был закончен к лету 1932 г., утвержден в Наркомпросе и планировался к осуществлению с весны 1933 г.

В 1931 г. был проведен конкурс на театр МОСПС (Московский областной совет профсоюзов) в Москве (зал на 2500 мест, требования универсальности, трансформации и механизации). Среди поданных на конкурс наибольший интерес представляют проекты К. Мельникова, Н. Ладовского и А. Никольского.

К. Мельников запроектировал зрительный зал в виде усеченного конуса, в котором 1/6 часть сцены и партера вынута, чтобы образовать пространство сцены. Семиярусный зал поворачивается вместе со зрителями, переориентируя их внимание на одну из трех сцен. Первая сцена оборудована обычным поворотным кругом, на второй вертикально перемещаются горизонтальные площадки, а третья имеет в верхней части вращающееся на горизонтальной оси "колесо", к ободу которого подвешены горизонтальные площадки (как кабины "колеса обозрения"). В качестве четвертой сцены может использоваться центральная часть партера.

"Для быстрой смены кадров сценических картин, - писал Мельников в пояснительной записке к проекту, - а также для большей их разновидности запроектированы сцены с горизонтальным вращением, сцена с водяными устройствами и бассейном... Имеем все разнообразие театральных действий, быстроту смены кадра, замену его другими, доведенные до разительного впечатления, граничащего с невозможным...

При перемене сцен оркестр вместе с центральными местами партера поворачивается вокруг центральной сцены-арены с тем, чтобы дирижеру всегда занимать во время действия осевое положение у любой из трех сцен, а местам создать нормальные условия видимости"6.

Общая объемно-пространственная композиция театра по проекту Мельникова была совершенно необычной: распластанная пластина подиума, на котором еще один горизонтальный параллелепипед, фланкированный двумя треугольными призмами и увенчанный усеченным конусом. И в эту структуру по диагонали врезано "колесо" одной из сцен.

Сложную пространственно-планировочную композицию создал в своем проекте театра МОСПС и Ладовский, объединив круглой аванплощадью перед главным фасадом различные объемы театра. В театральном зале места зрителей расположены амфитеатром. Партер с частью просцениума помещается на вращающемся барабане, т.е. сцена обычного типа может превращаться в объемную со зрителями вокруг нее. Часть мест зрительного зала для удобства обозрения конструируется на вращающихся сидениях. Трансформируя просцениум, можно получить бассейн. В зрительный зал введен кольцевой трек шириной 4 м, используемый для прохода демонстрации или как беговая дорожка. Из перекрытия зрительного зала могут быть выпущены рабочие площадки для актера.

Никольский вместо театра запроектировал театральный стадион. Зрительный зал-сцена представляет собой огромное пространство, объединяющее воедино зрителя и артиста. Места для зрителей расположены параллельно сцене, ширина которой 100 м. Интерьер зрительного зала - это скорее площадь массовых действ, объединенная с залом-фойе.

В 1933 г. был проведен второй конкурс на проект театра МОСПС. На этом конкурсе авторы большое внимание уделяли внешнему облику театра, придавая ему монументальность и обогащая традиционными формами (проекты Г. Гольца, В. Кокорина и В. Владимирова, А. Жукова, Д. Чечулина и др.).

Н. Колли. Проект театра МОСПС в Москве. 1934. Аксонометрия К. Мельников. Театр МОСПС в Москве. Конкурсный проект. 1931. Перспектива

К. Мельников. Театр МОСПС в Москве. Конкурсный проект. 1931. Разрез, план К. Мельников. Театр МОСПС в Москве. Конкурсный проект. 1931. Аксонометрия

А. Никольский. Театр МОСПС в Москве. Конкурсный проект (театр-стадион). 1931. План; разрез И. Голосов. Театр МОСПС в Москве. Конкурсный проект (второй тур). 1933. Перспектива (эскиз)

И. Голосов. Театр МОСПС в Москве. Конкурсный проект (второй тур). 1933. План Г. Гольц. Театр МОСПС в Москве. Конкурсный проект. 1933. Перспектива

Г. Гольц. Театр МОСПС в Москве. Конкурсный проект. 1933. План Н. Ладовский. Театр МОСПС в Москве. Конкурсный проект (второй тур). 1931. Макет

В 1932 г. было решено построить в Москве Центральный театр Красной армии. Работа по его проектированию была поручена Г. Глущенко и Д. Фридману, которые быстро разработали проект, использовав свой окончательный вариант проекта Большого синтетического театра в Свердловске, реальное осуществление которого оказалось под вопросом.

В течение года, с июня 1932 по июнь 1933 г., в периодической печати (в том числе в газетах "Советское искусство", "Красная звезда", "Литературная газета", "Вечерняя Москва" и др.) публиковались статьи и заметки о проекте Глущенко и Фридмана (в том числе и фото с проекта). Сообщалось, что проект одобрен, и Реввоенсовет Союза вынес решение приступить к строительству театра в 1933 г. Вот как описывался проект Глущенко и Фридмана в газете "Советское искусство":

"Здание театра Красной Армии, вмещающего 2000 зрителей, запроектировано одноэтажным. Это дало возможность почти избежать лестниц, усложняющих план и дезориентирующих публику.

Оставлены только широкие марши по 12 ступеней, ведущие из гардеробов в фойе. Весь участок движения построен так, что зритель двигается только по прямой линии, проходя гардероб и направляясь к своему месту.

Входов запроектировано семь; расположены они лучеобразно. Между этими зимними входами запроектированы летние, ведущие непосредственно в фойе, минуя гардеробы.

Над гардеробами против выходов размещены буфеты, по количеству соответствующие выходам. Фойе запроектировано одним общим залом, идущим кольцом вокруг зрительного зала. Высота фойе 12 метров... Из фойе предусмотрены выходы, ведущие на плоскую кровлю над входом в театр.

Г. Глущенко и Д. Фридман. Проект театра Красной армии в Москве. 1932. Макет Г. Глущенко и Д. Фридман. Проект театра Красной армии в Москве. 1932. План

Г. Глущенко и Д. Фридман. Проект театра Красной армии в Москве. 1932. Перспектива (фрагмент) Г. Глущенко и Д. Фридман. Проект театра Красной армии в Москве. 1932. Перспектива зрительного зала (трансформация для цирковых представлений)

Г. Глущенко и Д. Фридман. Проект театра Красной армии в Москве. 1932. Перспектива фойе Л. Руднев и В. Мунц. Театр Красной армии в Москве. Конкурсный проект. 1933. Перспектива

Л. Руднев и В. Мунц. Театр Красной армии в Москве. Конкурсный проект. 1933. Планы первого и второго этажей Г. Глущенко и Д. Фридман. Театр Красной армии в Москве. Конкурсные проекты. Первый тур конкурса. 1933 (перспектива)

Г. Глущенко и Д. Фридман. Театр Красной армии в Москве. Конкурсные проекты. Первый тур конкурса. Второй тур конкурса. 1934 (макет)

Зрительный зал проектируется одним сплошным амфитеатром с уклоном пола 1:6...

Передняя часть амфитеатра с сильно вынесенной авансценой вращается, превращая театральный зал в зал цирковой для аттракционного представления и собраний.

Таким образом осуществляется полное объединение зрительного зала со сценой"7.

Однако пока шла подготовка к строительству театра, в советской архитектуре происходил быстрый процесс изменения творческой направленности. К лету 1933 г. проект Глущенко и Фридмана стал восприниматься как слишком упрощенный по внешнему облику. Не удовлетворял, как говорилось в одной из статей, "фасад, носивший чисто индустриальные черты и ни в коей мере не выражавший дух и характер здания, предназначенного для обслуживания вооруженных бойцов и строительства социализма"8.

Было решено устроить закрытый конкурс, заказав три проекта: 1 - И. Фомину, 2 - Л. Рудневу и В. Мунцу, 3 - Г. Глущенко и Д. Фридману. В августе 1933 г. все три проекта были представлены. В процессе рассмотрения этих конкурсных проектов большую активность проявили бывшие деятели ВОПРА К. Алабян и В. Симбирцев.

Хочу напомнить читателю, что лидерами ВОПРА были А. Мордвинов, А. Власов и К. Алабян. В первой половине 30-х годов они, опираясь на поддержку партаппарата (в частности, Л. Кагановича), стремились не только занять руководящие должности во вновь формировавшихся тогда архитектурных организациях (Союз советских архитекторов, Академия архитектуры), но и получить заказы на проектирование наиболее престижных объектов. Среди таких объектов в эти годы были театры. И хотя на крупнейшие театры проводились конкурсы, бывшие лидеры ВОПРА сумели, оттеснив тех, чьи проекты уже были приняты к строительству или получили первые премии, стать авторами реально осуществлявшихся проектов. Так, Мордвинов был включен в авторский коллектив Весниных по строительству театра в Харькове, Власов оттеснил И. Голосова и построил театр в Иваново-Вознесенске, а Алабян вместе с Симбирцевым сумели в последний момент с помощью Кагановича приостановить решение по конкурсу на театр Красной армии и настоять на втором туре конкурса и своем участии в нем (конкурс был заказным).

К. Алабян и В. Симбирцеа. Театр Красной армии в Москве. 1933-1940. Общий вид К. Алабян и В. Симбирцеа. Театр Красной армии в Москве. 1933-1940. План

К. Алабян - дружеский шарж архитектора А. Аркина. 30-е годы М. Гинзбург и Г. Гассенпфлуг. Театр имени В. И. Немировича-Данченко в Москве. Конкурсный проект. 1933. Макет

М. Гинзбург и Г. Гассенпфлуг. Театр имени В. И. Немировича-Данченко в Москве. Конкурсный проект. 1933. Генплан Н. Троцкий. Большой оперно-драматический театр в Минске. Конкурсный проект. 1934. Перспектива

Н. Троцкий. Большой оперно-драматический театр в Минске. Конкурсный проект. 1934. План второго этажа И. Лангбард. Большой оперно-драматический театр в Минске. 1934-1938. Общий вид

И. Лангбард. Большой оперно-драматический театр в Минске. 1934-1938. План И. Фомин и М. Минкус. Театр в Ашхабаде. Конкурсный проект. 1934. Макет

И. Фомин и М. Минкус. Театр в Ашхабаде. Конкурсный проект. 1934. План второго этажа В. Веснин и др. Летний театр на Днепрострое. Общий вид

Г. Глущенко. Проект летнего театра ЦДКА в Москве. 1932. Перспектива Г. Глущенко. Проект летнего театра ЦДКА в Москве. 1932. План

Т. Шапиро. Проект летнего деревянного театра в Петрозаводске. 1930. Фасад

Их участие во втором туре конкурса с самого начала было беспроигрышным, так как в процессе разработки проекта они консультировались с Кагановичем, и именно он подсказал им идею положить в основу композиции плана пятиконечную "красноармейскую звезду". Поэтому, когда 23 февраля 1934 г. Главный совет строительства театра Красной армии (с участием Л. Кагановича, К. Ворошилова, Н. Хрущева, Н. Булганина, M. Тухачевского, Я. Гамарника, С. Каменева и др.) рассматривал шесть представленных проектов, Л. Каганович поддержал проект Алабяна и Симбирцева. Он "отметил в своем выступлении целеустремленность проекта и указал, что он явится памятником Красной армии"9.

Проект был одобрен и впоследствии осуществлен.

В 1933 г. состоялся второй тур конкурса на здание театра им. В. И. Немировича-Данченко в Москве. Необходимо было создать музыкальный театр со зрительным залом на 1600 человек. В большинстве конкурсных проектов уже явно ощущалась наметившаяся в тот период тенденция к монументализации и обогащению внешнего облика сооружений.

Пожалуй, лишь в проекте М. Гинзбурга и Г. Гассенпфлуга был сохранен характерный для авангарда подход к решению внешнего облика здания (гладь стены, остекление, лаконичные объемы, столбы, балконы). В плане здание представляло собой трапецию, вдвинутую в кольцо. В "трапеции" были размещены вестибюль, зрительный зал и фойе, в центре круга - сцена и вспомогательные помещения, а в кольце - артистические уборные, связанные радиальными переходами со сценой.

В 1934 г. были проведены два конкурса на театральные здания - для Минска и Ашхабада.

В программе на проектирование Большого оперно-драматического театра в Минске говорилось, что необходимо "обеспечить наилучшие условия для оперных постановок и других массово-музыкальных зрелищ и в то же время учесть необходимость использования этого театра как для драматических постановок, так и для съездов и массовых собраний"10. Зрительный зал должен был вмещать 2250 человек. В конкурсе участвовали Г. и М. Бархины, И. Голосов, Н. Троцкий, И. Лангбард и др. Театр был выстроен по проекту И. Лангбарда, причем в процессе разработки окончательного проекта вместимость зрительного зала была уменьшена до 1500 человек.

Программа проектирования театра в Ашхабаде предусматривала создание единого комплекса, вмещающего в себя три театра: зимний театр с залом на 1500 человек, летний с открытым амфитеатром на 2000 человек (оба театра должны были обслуживаться общей сценой) и малый театр на 800 мест с отдельной сценой (этот зал должен был служить и для торжественных собраний). В конкурсе участвовали И. Фомин и М. Минкус, А. Щусев, В. Щуко и В. Гельфрейх.

Пятилетний период разработки нового типа зданий для театра массового действа (1930- 1934) по интенсивности творческих поисков и по разнообразию оригинальных идей в области пространственной организации и трансформации зала универсального назначения был исключительным явлением в архитектуре XX в. Широко опубликованные в мировой архитектурной печати конкурсные проекты этих лет (особенно проекты международного харьковского конкурса) долгие годы служили источником вдохновения архитекторов при проектировании театральных зданий и залов универсального назначения.

Причем именно в области разработки городского зала универсального назначения проекты этих лет внесли много нового. Что же касается типа театрального здания, то постепенный отказ в первой половине 30-х годов от идеи подчинения традиционных форм театрального представления принципам массового действа привел к существенному изменению самой программы театрального здания. Сокращается вместимость театрального зала, восстанавливается разделение сцены и зрительного зала, в зал возвращаются ярусы, балконы и партер, театры проектируются уже с расчетом на специализированные театральные представления и т. д.

Характерные для рассматриваемого периода интенсивные поиски нового типа театрального здания, давшие большое количество оригинальных идей, на практике оказались реализованными в минимальной степени. Практически лишь два здания были построены в соответствии с первоначальными проектами (театры в Ростове-на-Дону и в Минске), причем запроектированные в самом начале или в конце бурного пятилетия творческих поисков, они не могут считаться характерными примерами театра массового действа. Остальные проекты были либо вообще не осуществлены (Весниных для Харькова, И. Голосова для Иваново-Вознесенска, М. Гинзбурга для Свердловска и др.), либо же существенно переработаны в процессе строительства в 30-е годы (театр им. Мейерхольда в Москве, театры в Иваново-Вознесенске и в Новосибирске). В результате театру массового действа повезло меньше, чем многим другим новым типам общественных зданий. В истории советской и мировой архитектуры XX в. он представлен прежде всего проектами, что объясняется сложной творческой обстановкой в советской архитектуре в годы, когда происходили интенсивные поиски этого типа общественного здания (перерастание творческих разногласий в групповую борьбу, а затем и коренное изменение творческой направленности), а также кризисом самой идеи массового действа.

Ориентация на массовые театральные зрелища повлияла в рассматриваемый период на проектирование и строительство летних эстрадно-театральных площадок как открытых, так и крытых. Характерные примеры - летние театры в ЦПКиО Москвы, Днепростроя, ЦДКА в Москве и Петрозаводске.

К началу страницы
Содержание    6.2. Формирование программы театра массового действа...  6.4. Цирк-театр