Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. Строительство Москвы. - 1928. - № 5. - С. 24. Вернуться в текст
2. Татаринов Е. Два конкурса на дом Центросоюза // Строительство Москвы. - 1928. - № 11. - С. 5-6. Вернуться в текст
3. СА. - 1929.- №2. - С. 81. Вернуться в текст
4. Марковников Н. Корбюзье и его новые эскизы дома Центросоюза // Строительная промышленность. - 1928. - №11-12. - С. 850, 854. Вернуться в текст
5. Корнфельд Я. А. Архитектура советских общественных зданий // Академия архитектуры. - 1935. - № 4. - С. 74. Вернуться в текст
6. Архитектура СССР. - 1934. - № 12. - С. 8. Вернуться в текст
7. Там же. - С. 8. Вернуться в текст
8. Там же. - С. 9. Вернуться в текст
9. Там же. Вернуться в текст


Глава 4. Новые типы зданий для советских, общественных и административных органов

7. Конкурс на дом Центросоюза в Москве

Значительную роль в процессе формирования здания конторского типа сыграл конкурс 1928 г. на дом Центросоюза в Москве.

Открытый конкурс на дом Центросоюза был объявлен ВОГИ (Всероссийское общество гражданских инженеров) по поручению Центросоюза.

Здание предназначалось для двух тысяч работающих. В нем планировалось разместить административную часть, торговые конторы и общественные организации Центросоюза. В соответствии с таким функциональным назначением здания программа конкурса предусматривала, что "все помещения подразделяются на четыре группы: 1) главные, руководящие, планирующие и объединяющие части Центросоюза с общей рабочей площадью в 2255 кв. м; 2) все торговые отделы, секции, управления и вспомогательные к ним части с площадью 8990 кв. м; 3) общественные помещения - клуб с залом собраний на 600 мест, со сценой, фойе, гимнастическим залом с душами, столовая с кухней и подсобными помещениями, фундаментальная библиотека, амбулатория и т.п. - всего площадью в 3170 кв. м и 4) хозяйственные помещения - ремонтные мастерские, склады, котельная и шесть квартир для обслуживающего дом персонала"1. Срок подачи проектов - 20 июня 1928 г. Одновременно с открытым конкурсом, на который было подано 32 проекта, проводился закрытый заказной конкурс, в котором приняли участие архитекторы Вернет и Тейт (Лондон), М. Таут (Берлин), Ле Корбюзье и П. Жаннере, группа архитекторов Центросоюза (А. Самойлов и др.). В жюри конкурса входили представители ВОГИ, МАО, ЛАС Центросоюза и Моссовета.

По открытому конкурсу первая премия за проект была присуждена Б. Великовскому и В. Воинову, вторая - А. Капустиной и Л. Савельеву, третья - А. Вагнеру, Б. Ефимовичу и И. Звездину, одна из четвертых премий - Н. Троцкому, С. Козаку и Т. Зеликману, одна из пятых премий - Ф. Белостоцкой и 3. Розенфельду.

Правление Центросоюза образовало Комиссию (Г. Красин, М. Крюков, И. Машков, Л. Серк, В. Веснин, Я. Корнфельд, И. Кондаков), которая дала свое заключение как по проектам закрытого конкурса, так и по проектам, получившим первые четыре премии в открытом конкурсе. Комиссия признала, что проекты открытого конкурса не могут служить материалами для разработки окончательного проекта.

Из проектов закрытого конкурса комиссия отметила два - Ле Корбюзье и П. Жаннере и группы архитекторов Центросоюза. О первом проекте в отзыве комиссии говорилось:

"Четкость плана в размещении административных, оперативных и общественных частей Центросоюза, хорошо запроектированные входы и вестибюли, наличие значительного отступа от Мясницкой ул., удачное решение раздевален и стоянки автомобилей, своеобразное разрешение клуба и общая насыщенность проекта новыми решениями, переходящими в изобретательность, дают все основания для рекомендации проекта Корбюзье к дальнейшей разработке.

К недостаткам проекта следует отнести застройку вплотную к границам соседнего владения, сложную конструкцию перекрытия Haz залом собраний: недостаточную освещенность раздевальни, недостаточное обособление помещений клуба от остальных помещений Центросоюза.

Второй проект комиссия оценила так:

"Наиболее продуманный и разработанный проект. План здания задуман хорошо, размещение и взаимная связь частей Центросоюза, входы и раздевальные разрешены хорошо. К недостаткам проекта Комиссия относит интенсивную застройку участка, недостаточную использованность фронта Мясницкой ул. под деловую часть здания, где расположен клуб, и недостаточно выразительный въезд на парадный двор. Проект следует признать вполне пригодным к дальнейшей разработке с устранением замеченных недостатков.

Комиссия считает необходимым разработку окончательного проекта силами русских зодчих с учетом всех замечаний Комиссии и положительных сторон выделенных проектов"2.

По результатам двух конкурсов (открытого и закрытого) Правление Центросоюза организовало третий закрытый конкурс, заказав семь проектов П. Беренсу (Берлин), братьям Весниным, П. Нахману и А. Самойлову, А. Никольскому, А. Олю, ОСА, И. Жолтовскому. Срок подачи проектов 20 октября 1928 г. В этом списке, как видим, отсутствует Ле Корбюзье. Сказалось, видимо, влияние жюри, рекомендовавшего разрабатывать окончательный проект "силами русских зодчих" проект Ле Корбюзье был высоко оценен конструктивистами и единственный из проектов открытого и закрытого конкурсов был подробно опубликован в "СА"). Однако Правление Центросоюза, судя по всему, склонялось к тому, чтобы привлечь Ле Корбюзье к разработке окончательного проекта. Его пригласили в Москву, чтобы он мог лично разъяснить те архитектурные принципы, которые вложил в свой проект дома Центросоюза. Ле Корбюзье сделал доклад на организованном Центросоюзом собрании и представил эскизы нового варианта своего проекта Центросоюза, учтя замечания жюри. Этот вариант проекта Ле Корбюзье и стал еще одним проектом третьего закрытого конкурса. От ОСА было подано два проекта - И. Леонидова и бригады в составе В. Владимирова, Н. Воротынцевой, А. Пастернака и Л. Славиной (это был проект "переработки проекта" Ле Корбюзье). Таким образом, на третий конкурс было подано девять проектов.

Центросоюз в Москве. Конкурсные проекты (первый - открытый конкурс). 1928. Н. Троцкий, С. Козак и Т. Зеликман (перспектива) Центросоюз в Москве. Конкурсные проекты (первый - открытый конкурс). 1928. Б. Великовский и В. Воинов (перспектива)

Центросоюз в Москве. Конкурсные проекты (второй - закрытый конкурс). 1928. Бернет и Тейт - Лондон (перспектива) Центросоюз в Москве. Конкурсные проекты (второй - закрытый конкурс). 1928. М. Таут - Берлин (макет)

Центросоюз в Москве. Конкурсные проекты (второй - закрытый конкурс). 1928. М. Таут - Берлин (план первого этажа) Центросоюз в Москве. Конкурсные проекты (второй - закрытый конкурс). 1928. Ле Корбюзье и П. Жаннере (аксонометрия)

Центросоюз в Москве. Конкурсные проекты (второй - закрытый конкурс). 1928. Ле Корбюзье и П. Жаннере (план первого этажа) Центросоюз в Москве. Конкурсные проекты (второй - закрытый конкурс). 1928. Группа архитекторов Центросоюза - А. Самойлов и др. (перспектива)

В большинстве поданных на третий конкурс проектов, как и в проектах двух первых конкурсов, здание Центросоюза рассматривалось как одно из рядовых конторских зданий Москвы. Это относится и к проектам таких ведущих архитекторов советского архитектурного авангарда, как Веснины, Никольский и Оль.

Веснины в пояснительной записке так сформулировали основные требования, положенные ими в основу проекта Центросоюза:

  1. "1. Устройство одного центрального вестибюля, работающего на две магистральные улицы г. Москвы.
  2. 2. Быстрая и равномерная загрузка и разгрузка здания служащими Центросоюза.
  3. 3. Ясность ориентировки посетителей и служащих.
  4. 4. Удаленность помещений от шумных улиц.
  5. 5. Минимальное количество помещений, выходящих на юг и север.
  6. 6. Короткая связь отделов с правлением и между собой.
  7. 7. Ясное членение отделов.
  8. 8. Непроходные отделы.
  9. 9. Возможность изолированной от отделов работы клубных помещений"3.

Как видим, эти требования исходят из господствовавшего тогда в конструктивистской творческой концепции функционального метода.

Среди поданных на третий конкурс безусловно выделялись два проекта - И. Леонидова и Ле Корбюзье.

И. Леонидов объединил почти все помещения Центросоюза в едином двенадцатиэтажном корпусе, и лишь двухэтажный корпус музея (первый этаж - открытая колоннада) выделен в самостоятельный объем. В проекте Леонидова была четко продумана функциональная организация здания: устройство сквозного вестибюля (связывающего старую и проектируемую новую Мясницкие улицы), рациональная планировка рабочих этажей, устройство выставочного корпуса, располагаемого вдоль Мясницкой улицы, размещение всех культурно-просветительных помещений наверху с расчетом максимальной изоляции их от пыли и шума, устранение коридоров из рабочих частей здания и пр.

В протяженном параллелепипеде здания продольные фасады были полностью остеклены, а торцевые решены как глухие плоскости. На уровне второго этажа перпендикулярно главному объему, "подсекая" его, расположен горизонтальный выставочный корпус. Пространственное богатство сообщает композиции отдельно вынесенный, круглый в плане вестибюль с лифтовыми шахтами, обслуживающий верхние этажи.

Центрсоюз в Москве. Конкурсные проект (третий - закрытый конкурс). 1928. Братья Веснины (перспектива) Центрсоюз в Москве. Конкурсные проект (третий - закрытый конкурс). 1928. А. Никольский и В. Гальперин (перспектива)

Центрсоюз в Москве. Конкурсные проект (третий - закрытый конкурс). 1928. Ле Корбюзье и П. Жаннере (аксонометрия) Центрсоюз в Москве. Конкурсные проект (третий - закрытый конкурс). 1928. И. Леонидов (аксонометрия)

Центрсоюз в Москве. Конкурсные проект (третий - закрытый конкурс). 1928. П. Нахман и А. Самойлов (перспектива) Центрсоюз в Москве. Конкурсные проект (третий - закрытый конкурс). 1928. А. Оль, при участии К. Иванова (аксонометрия)

Однако экспертная комиссия Центросоюза не оценила по достоинству проект Леонидова. К числу проектов, представляющих наибольший интерес, комиссия отнесла проекты Весниных. П. Нахмана и А. Самойлова, А. Оля, Ле Корбюзье и И. Жолтовского. Комиссия не сделала определенного выбора, ограничившись рекомендацией поручить разработку окончательного проекта или одному из советских архитекторов, или Ле Корбюзье с условием, что он разработает еще один вариант проекта - с учетом замечаний. А замечания комиссии по проекту Ле Корбюзье были весьма существенными (в частности, в своем отзыве о проекте экспертная комиссия критически оценила пандусы, столбы первого этажа и плоскую крышу). Подобная критическая оценка проекта Ле Корбюзье и требование его существенной переработки вызвали несогласие со стороны даже такого умеренного архитектора, как H. Марковников. Он опубликовал специальную статью, посвященную второму варианту конкурсного проекта Ле Корбюзье, где полемизировал с выводами экспертной комиссии. По его мнению, критика проекта Ле Корбюзье свидетельствует, что "комиссия, по-видимому, в корне несочувственно отнеслась к идеям Корбюзье и недостаточно оценила архитектурно-художественные достоинства эскиза", а конкретные требования "совершенно уничтожают основную идею Корбюзье... и характерны для нашего консерватизма... Несомненно, что для типа здания, предлагаемого Корбюзье, необходимы отступления от многих обязательных правил... Для нашего технического и архитектурного прогресса опыт построения проекта Корбюзье может иметь колоссальное значение, даже в случае некоторых неудач в отдельных частях, и мы необходимо должны всячески поддерживать намерения Центросоюза придать своему зданию исключительный архитектурный характер и пренебречь голосами дешевого анемичного благоразумия, боящегося как огня всякой ответственности, и ничтожного риска потери нескольких десятков тысяч рублей, могущих понадобиться в случае выяснившейся необходимости переделки здания. Даже и в таком случае это будет совсем дешевая плата за ценный пример осуществления широкой и свободной творческой идеи"4.

Ле Корбюзье и П. Жаннере, при участии Н. Колли. Центросоюз в Москве. 1929-1934. Окончательный вариант проекта (перспективе) Ле Корбюзье и П. Жаннере, при участии Н. Колли. Центросоюз в Москве. 1929-1934. Общий вид

Ле Корбюзье и П. Жаннере, при участии Н. Колли. Центросоюз в Москве. 1929-1934. Общий вид Ле Корбюзье и П. Жаннере, при участии Н. Колли. Центросоюз в Москве. 1929-1934. План

Ле Корбюзье и П. Жаннере, при участии Н. Колли. Центросоюз в Москве. 1929-1934. Общий вид Ле Корбюзье и П. Жаннере, при участии Н. Колли. Центросоюз в Москве. 1929-1934. Общий вид

Ле Корбюзье и П. Жаннере, при участии Н. Колли. Центросоюз в Москве. 1929-1934. Окончательный вариант проекта (интерьер) Ле Корбюзье и П. Жаннере, при участии Н. Колли. Центросоюз в Москве. 1929-1934. Окончательный вариант проекта (интерьер)

Правление Центросоюза решило заказать окончательный проект Ле Корбюзье, который в процессе доработки своего второго конкурсного проекта создал вариант, отличавшийся от первых двух прежде всего ориентацией клубного корпуса и образным решением основных продольных фасадов.

В те годы господствовало увлечение лентами горизонтальных окон, превращавших многоэтажные фасады конторских зданий в "тельняшку", как тогда говорили. Ле Корбюзье был одним из тех, кто последовательно вводил этот прием в новую архитектуру. И, разумеется, в своих конкурсных проектах Центросоюза он сделал "тельняшку" основой образного решения продольных фасадов основных корпусов.

Леонидов во второй половине 20-х годов одним из первых в мировой архитектуре стал использовать в своих проектах сочетание в прямоугольных объемах глухого торца и полностью остекленной стены. Так решено книгохранилище в его проекте Института Ленина, так он запроектировал и Центросоюз. Ле Корбюзье несколько раз давал высокую оценку работам Леонидова, знал он и его конкурсный проект Центросоюза, отмечая его целостность. Судя по всему, окончательный проект Ле Корбюзье несет на себе влияние леонидовского проекта. Многократно перерабатывая принятый по конкурсу проект, Ле Корбюзье постепенно пришел к полному упразднению ленточных окон и заменил их сплошной стеклянной стеной-экраном с перемежающимися полосами прозрачного и непрозрачного стекла. К разработке окончательного проекта (на правах - при участии) по рекомендации Ле Корбюзье был привлечен Н. Колли. Первая очередь здания Центросоюза была введена в строй в 1934 г. (к тому времени здание было передано Наркомлегпрому), когда в нашей стране отношение к архитектуре авангарда стало критическим. Это сказалось и на откликах профессиональной прессы на новое конторское здание Москвы.

Например, весьма критически оценил образное решение Центросоюза Я. Корнфельд, который писал: "Общий облик здания чересчур утилитарный, скорее свойственный производственному процессу, где главные действующие лица - машины, а не люди"5.

Журнал "Архитектура СССР" в 1934 г. в одном номере поместил сразу четыре отклика на постройку Ле Корбюзье. Характерны и заголовки этих статей: Н. Колли - "Произведение мастера", И. Фомин - "О простоте и богатстве", А. Веснин - "Легкость, стройность, ясность", С. Кожин - "Ошибка замысла".

Н. Колли пытался найти аргументы, чтобы оправдать работу Ле Корбюзье: "Не следует забывать, что дом Наркомлегпрома был запроектирован еще в 1928-1929 гг. Срок в наших условиях довольно значительный. Надо рассматривать эту работу как пройденный этап не только в истории развития нашей архитектуры, но по всей вероятности, и для самого Ле Корбюзье"6.

И. Фомин, отметив ряд положительных сторон в постройке Ле Корбюзье, писал "Корбюзье - архитектор капиталистической страны. Он хочет строить красиво, дешево, удобно, в формах конструктивно оправданных - и этим его задача исчерпывается. Наш архитектор... своей архитектурой... вносит в наш новый быт дух бодрости, мужества и жизнерадостности. Таких слов в лексиконе Корбюзье нет"7.

С. Кожин, признав, что Ле Корбюзье "большой мастер", а его здание "крупное явление в архитектуре", писал: "Огромные застекленные стены дома сообщают ему холодный, однообразный и неприветливый характер. Кажется, что за этими стенами люди должны работать напряженно, автоматически, уныло, безрадостно. Это американизм, чуждый нам и неприемлемый в советских условиях"8.

А вот как оценил произведение Ле Корбюзье А. Веснин: "Здание Наркомлегпрома в Москве на Мясницкой улице, строящееся по проекту архитектора Корбюзье, будет несомненно лучшим зданием, построенным в Москве за последнее столетие... Исключительная ясность архитектурной мысли, четкость в построении масс и объемов, чистота пропорций, ясность соотношений всех элементов, сопоставленных по контрасту и по нюансу, масштабность всего сооружения в целом и отдельных его частей, легкость и вместе с тем монументальность, архитектурное единство, строгая простота характерны для этого сооружения"9.

К началу страницы
Содержание    4.6. Административно-деловые здания<  5.1. Типы рабочих клубов