Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. Леонидов И. И. Дом промышленности: Пояснительная записка к проекту // СА. - 1930. - № 4. - С. 1. Вернуться в текст


Глава 4. Новые типы зданий для советских, общественных и административных органов

6. Административно-деловые здания

Одновременно с процессом формирования такого принципиально нового типа общественного здания, как Дом Советов, шли поиски новых решений административных, конторских и деловых зданий. Среди них были конторские здания внешнеторговых объединений, здания наркоматов, учреждений кооперации и промышленных трестов, банковские помещения и т. д. В рассматриваемый период проводились многочисленные конкурсы на проекты зданий этого типа, разрабатывалось большое количество заказных проектов, было построено много различных по назначению административно-конторских сооружений.

Проблемы, которые стояли перед архитекторами при разработке проектов административных и деловых зданий, не ограничивались задачей организации сложного функционального процесса. Много внимания уделялось проблеме создания благоприятных условий для работающих, поискам образного решения советского делового здания.

Интенсивная разработка нового типа административно-делового здания началась в середине 20-х годов. Оживление экономической жизни страны в условиях нэпа, становление системы административных и хозяйственных учреждений, развитие торговых связей со многими странами - все это потребовало строительства для вновь создававшихся промышленных, торговых и внешнеторговых организаций и объединений современных конторских зданий.

Большую роль сыграли конкурсы на проекты зданий "Аркос" в Москве и Госпрома в Харькове.

Получивший первую премию проект Весниных для здания "Аркос" (1924), выделявшийся среди других конкурсных проектов рациональным подходом к решению функционально-конструктивных задач и подчеркнуто современным внешним обликом, как бы задал уровень дальнейших творческих поисков в области проектирования новых административно-конторских зданий.

При этом нельзя не отметить, что усилившиеся в эти годы внешнеторговые операции многих экономических объединений страны привели к тому, что к облику проектировавшихся для них зданий стали предъявляться требования представительности и даже импозантности. Это сказалось уже и в конкурсе на здание "Аркос" (внешнеторговое объединение), и в ряде других конкурсов, например на проект Дома Текстилей - административно-конторского здания для Всесоюзного текстильного синдиката (1925). Программа этого конкурса не давала проектировщикам большой свободы действий, так как в ней было указано и количество этажей (10), и расположение по этажам отдельных учреждений. Поэтому перед архитекторами стояла задача не столько создать новый тип общественного здания, сколько профессионально решить четко намеченные программой функции. Большая часть объема зданий отводилась под многочисленные конторские помещения, как правило, небольшого размера. В здании размещались также ресторан, универмаг, гостиница.

М. Гинзбург. Дом Текстилей в Москве. Конкурсный проект. 1925. Перспектива Д. Коган, Я. Райх и Д. Фридман (при участии Б. Кондрашова). Дом Текстилей в Москве. Конкурсный проект. 1925. Перспектива

М. Гинзбург, В. Владимиров и А. Пастернак. Здание Русгерторга в Москве. Конкурсный проект. 1926. Аксонометрия М. Гинзбург, В. Владимиров и А. Пастернак. Здание Русгерторга в Москве. Конкурсный проект. 1926. Перспектива

М. Гинзбург. Дом акционерного общества Оргаметалл в Москве. Конкурсный проект. 1925-1927. Перспектива; планы первого этажа (выставочное помещение для машин) и верхних этажей (конторы) М. Гинзбург. Дом акционерного общества Оргаметалл в Москве. Конкурсный проект. 1925-1927. Перспектива; планы первого этажа (выставочное помещение для машин) и верхних этажей (конторы)

Б. Мительман (?). Здание Совпольторга в Москве. Общий вид Проекты Торгового дома - магазины, конторы, гостиница. ВХУТЕМАС (мастерская Н. Ладовского). 1926. Перспективы, планы. Лукьянов

Проекты Торгового дома - магазины, конторы, гостиница. ВХУТЕМАС (мастерская Н. Ладовского). 1926. Перспективы, планы. М. Мазманян Проекты Торгового дома - магазины, конторы, гостиница. ВХУТЕМАС (мастерская Н. ЛадовсКОГО). 1926. Перспективы, планы. Г. Кочар

Проекты Торгового дома - магазины, конторы, гостиница. ВХУТЕМАС (мастерская Н. Ладовского). 1926. Перспективы, планы. Л. Залесская Проекты Торгового дома - магазины, конторы, гостиница. ВХУТЕМАС (мастерская Н. Ладовского). 1926. Планы. Л. Залесская

Проекты Торгового дома - магазины, конторы, гостиница. ВХУТЕМАС (мастерская Н. Ладовского). 1926. Перспективы, планы. К. Алабян

В программе конкурса на проект здания для московской конторы русско-германского торгового акционерного общества "Русгерторг" (1926) также предусматривалось большую часть площади отвести под многочисленные конторские помещения; кроме того, в комплекс были включены магазины, кафе, кинотеатр, жилые помещения.

Из числа проставленных на оба эти конкурса проектов одними из лучших по функциональному решению и объемно-пространственной композиции были проекты И. Голосова и М. Гинзбурга (по второму конкурсу М. Гинзбурга В. Владимирова и А. Пастернака). Конторские здания решены в них с использованием новейших конструкций (железобетонный каркас), которые в значительной степени определили структуру фасадов. Близки к этим проектам и выполненные Голосовым и Гинзбургом конкурсные проекты таких сложных по функциональному назначению зданий, как здания Электробанка (совмещение в одном здании трех этажей конторских и четырех этажей жилых помещений; проект Голосова) и акционерного общества Оргаметалл (объединение в одном здании конторских помещений и обширного выставочного зала для машин; проект Гинзбурга).

Как видим, конторские здания в середине 20-х годов нередко рассматривались как комплексные сооружения, включающие в себя ресторан, магазин, кафе, кинотеатр, гостиницу и жилые помещения. Один из вариантов такого комплексного конторского здания прорабатывался в 1926 г. в мастерской Ладовского во ВХУТЕМАСе: первый этаж - магазины, два средних - конторы, три верхних - гостиница (проекты К. Алабяна, Л. Залесской, М. Мазманяна, Г. Кочара, В. Лукьянова).

К проектам подобного рода конторских зданий предъявлялись повышенные требование как в отношении конструктивного решения (с применением современных материалов), так и в создании необходимого комфорта для служащих и уровня оборудования помещений различного назначения. Все это заставляло архитекторов учитывать новейшие достижения строительной техники и прикладных наук, что сказывалось и на функционально-техническом уровне проектов.

Н. Колли и С. Кожин (при участии В. Калиша). Промбанк в Свердловске. Конкурсный проект. 1925. Перспектива Н. Колли и С. Кожин (при участии В. Калиша). Промбанк в Свердловске. Конкурсный проект. 1925. План первого этажа

Г. Бархин, при участии М. Бархина. Здание издательства "Известий" в Москве. 1925-1927. Проект (перспектива) Г. Бархин, при участии М. Бархина. Здание издательства "Известий" в Москве. 1925-1927. Общий вид

Г. Бархин, при участии М. Бархина. Здание издательства "Известий" в Москве. 1925-1927. Ракурс (фото А. Родченко) Б. Великовский, при участии М. Барща, Г. Вегмана, М. Гакен, А. Лангмана. Госторг в Москве. 1925-1927. Проект (перспектива)

Б. Великовский, при участии М. Барща, Г. Вегмана, М. Гакен, А. Лангмана. Госторг в Москве. 1925-1927. Общий вид Б. Великовский, при участии М. Барща, Г. Вегмана, М. Гакен, А. Лангмана. Госторг в Москве. 1925-1927. Фрагмент интерьера

Б. Великовский, при участии М. Барща, Г. Вегмана, М. Гакен, А. Лангмана. Госторг в Москве. 1925-1927. Фрагмент фасада Б. Великовский, при участии М. Барща, Г. Вегмана, М. Гакен, А. Лангмана. Госторг в Москве. 1925-1927. Фрагмент интерьера

Б. Великовский, при участии М. Барща, Г. Вегмана, М. Гакен, А. Лангмана. Госторг в Москве. 1925-1927. План

Ограниченные жесткой программой и во многом лишенные возможности экспериментировать в функциональных вопросах архитекторы при проектировании подобного типа конторских зданий большое внимание уделяли формально-эстетическим поискам, тем более что заказчик, как правило, предъявлял повышенные требования к выразительности внешнего облика здания. Это привело к появлению в середине 20-х годов, в значительной степени под влиянием веснинского проекта "Аркоса", характерного типа конторского здания (в основном это были проекты) с подчеркнуто представительным внешним обликом: обилие стекла, сочетание лент горизонтальных окон с обычными окнами, контрастное противопоставление сплошного остекления низа и глухих стен верхних этажей, применение цвета, использование в качестве своеобразного "декора" шрифта вывесок и рекламных объявлений (крупные надписи на русском и иностранных языках).

Тип конторского здания, идущий от веснинского "Аркоса", представлял собой объемно-пространственную композицию, в которой выходящие на улицу фасады часто играли решающую роль в создании архитектурного образа. Такой тип конторского здания был особенно характерен для конкурсных проектов конструктивистов или архитекторов, примыкавши" в 20-е годы к этому творческому течению.

Вторая линия разработки нового типа конторских зданий была связана с поисками рационалистами высотного сооружения. Еще в 1922-1923 гг. по предложению Н. Ладовского В. Кринский создает экспериментальный проект "небоскреба" ВСНХ для Лубянской площади в Москве с использованием рамной железобетонной конструкции. В последующие годы во ВХУТЕМАСе в мастерской Н. Ладовского была продолжена разработка проектов здания ВСНХ высотой 40-60 этажей, например, проекты И. Володько, Г. Глущенко, В. Лаврова и др.

В середине 20-х годов создаются проекты конторских зданий, в которых оказались как бы синтезированы находки конструктивистов и рационалистов. По своей объемно-пространственной композиции они делились на две части: нижнюю (решенную в духе "Аркоса") и башенную высотную (восходящую к небоскребам рационалистов). Наиболее характерны проекты зданий "Известий" (архит. Г. Бархин, 1925-1927) и Госторга (архит. Б. Великовский, 1925-1927) в Москве, согласно которым эти решенные в железобетонном каркасе сооружения должны были наряду с основным шестиэтажным объемом иметь повышенную центральную часть в 12- 13 этажей. Однако принятое в 1926 г. постановление о запрещении строить в Москве в пределах Садового кольца сооружения выше шести этажей заставило уже в процессе строительства отказаться от возведения высотных объемов (здания "Известий" и Госторга пришлось частично перепроектировать).

Этим объясняется, что в рассматриваемый период, начиная со второй половины 20-х годов, в Москве не было построено в центральном районе ни одного здания с высотной композицией, что, с одной стороны, обеднило силуэт города, а с другой - не позволило новаторским течениям выявить многие художественно-композиционные вОЗМОЖНОСТИ новой архитектуры.

Между тем высотные композиции интенсивно разрабатывались сторонниками архитектурного авангарда. Высотные здания конторского типа, в том числе и предназначенные для издательств, продолжали проектироваться, например, во ВХУТЕМАСе - проекты 1926 г. И. Леонидова (мастерская А. Веснина), А. Куровского (мастерская А. Щусева), А. Носова (мастерская Н. Ладовского) и др.

Однако строились в Москве конторские здания в три-шесть этажей (например, здания Моспроекта на Ленинградском шоссе. Трансстроя и Хладостроя на Рождественке).

А. Голубев. Проект здания Военпрома в Москве. 1929. Эскиз (перспектива) Проекты здания газеты "Известий" в Москве. ВХУТЕМАС. Преддипломная работа, 1926. Н. Пашков (перспектива, план); Н. Носов (перспектива)

Проекты здания газеты "Известий" в Москве. ВХУТЕМАС. Преддипломная работа, 1926. Н. Пашков (перспектива, план); Н. Носов (перспектива) А. Щусев. Проект Госбанка в Москве. 1927. Фасад

Л. Лисицкий. Комбинат "Правда" в Москве. Конкурсный проект. 1930. Перспектива Л. Лисицкий. Комбинат "Правда" в Москве. Конкурсный проект. 1930. План первого этажа

И. Голосов. Дом промышленности в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Аксонометрия Д. Фридман и Г. Глущенко. Окончательный принятый к строительству проект Дома промышленности в Свердловске (на базе конкурсного проекта Д. Фридмана, В. Фидмана и Г. Глущенко). 1931. Макет

А. Голубев. Дом промышленности в Свердловске. Предварительный проект перед конкурсом. 1930. Эскиз (фасад, план) В. Гальперин. Дом промышленности в Новосибирске. Конкурсный проект. 1930. Аксонометрия

К. Афанасьев, Я. Корнфельд и И. Милинис. Дом промышленности в Свердловске. Конкурсный проект. 1931. Аксонометрия

Судя по всему, вопреки запретам строить высотные здания, архитекторы ощущали необходимость создавать в центральной части Москвы новые композиционные вертикали. Характерны в этом отношении выполненные в 1927 г. проекты Госбанка на Неглинной улице И. Жолтовского и А. Щусева. В обоих проектах наряду с основными шестиэтажными корпусами запроектированы объемы в виде башен.

В 1930 г. был проведен конкурс на проект здания издательства "Правда". П. Голосов и А. Куровский запроектировали сооружение с высотной угловой частью, в то время как, например, конкурсный проект Л. Лисицкого не имел развитых в высоту элементов. Однако окончательный проект комбината "Правда", разработанный П. Голосовым и осуществленный в 30-е годы, уже не имел высотной части.

В рассматриваемый период, когда еще не были созданы промышленные наркоматы, руководство промышленностью осуществлялось республиканскими и местными совнархозами (ВСНХ, СНХ), для которых проектировались и строились дома промышленности и здания Госпромов.

Видное место в процессе формирования нового типа административно-хозяйственного здания занимает харьковский Госпром, конкурс на который проходил в 1925 г. По роли в композиции нового общественного центра тогдашней столицы Украины и по комплексности его функционального назначения Госпром близок правительственным зданиям. Фактически выполнявшие роль промышленных наркоматов тресты и различные объединения наряду с другими учреждениями, входящими в ВСНХ Украины, и были объединены в едином здании Госпрома (архитекторы С. Серафимов, М. Фельгер и С. Кравец, 1925-1928).

Близок по назначению к харьковскому Госпрому Дом промышленности в Свердловске, конкурс на который проходил в два этапа - в 1927 (проекты А. и Л. Весниных; А. Бурова, М. Синявского и М. Барща; И. Фомина и др.) и в 1931 г. Программой второго конкурса предусматривалось создание грандиозного здания (600 тыс. м3) - штаба промышленности Урала, своеобразной столицей которого считался тогда Свердловск. Дом промышленности должен был вмещать десятки трестов, управления, проектные организации, госбанк, выставку промышленности. В получившем первую премию на конкурсе 1931 г. проекте К. Афанасьева, Я. Корнфельда и И. Милиниса Дом промышленности был решен в виде единого 14-этажного корпуса длиной 400 м, ритмично расчлененного вертикалями лестниц и прилестничных холлов. Интересен также проект И. Голосова. В первой половине 30-х годов был осуществлен получивший вторую премию проект Д. Фридмана, В. Фидмана и Г. Глущенко.

В 1929-1930 гг. состоялся конкурс на npoeкт Дома промышленности в Москве (проекты: П. Голосов; Л. Залесская, М. Коржев, Л. Лисицкий и М. Прохорова; Н. Ладовский и Д. Фридман; В. Симбирцев и др.). Наибольший интерес представляет проект И. Леонидова.

Леонидов решает конторское здание в виде вертикального параллелепипеда. Он был противником всякого рода коридоров и соединительных помещений, предпочитая большие открытые внутренние пространства, связанные через сплошное остекление с природой и имеющие внутри зелень и воду. В проекте Дома промышленности он полностью уничтожает всякие коридоры и стремится создать новые условия труда для служащих. Каждая группа служащих (специализированная) занимает типовой этаж (120 человек), который так описывается Леонидовым: "Этаж разбит на соответствующие количеству людей площадки г: 5 кв. м каждая, не считая проходов. Перегородки отсутствуют. Между площадками посажена зелень, пол мягкий, звукопоглощающий, потолок тоже. С одной стороны площадок устроена зона отдыха и физкультурной зарядки с кушетками для лежания, библиотекой, местами принятия пищи, которая подается снизу, душами, бассейном дорожками для прогулок и бега, площадками для приема посетителей. Полная возможность регулярного получасового и десятиминутного отдыха, зарядки, душа, принятия пищи и т. д. Свет с двух сторон, летом стены открываются. Открываемые перспективы повышают жизненный тонус"1. В нижнем распластанном этаже зал собраний, спортзал, клубные помещения и т. д., на его крыше переносной бассейн, спортплощадки, беговая дорожка. Верхний этаж - гостиница для приезжих; промежуточный открытый этаж - ресторан и прогулки на воздухе. Лестничная клетка с лифтами сделана в виде пристроенного к зданию объема.

И. Леонидов. Дом промышленности в Москве. Конкурсный проект. 1929-1930. Аксонометрия И. Леонидов. Дом промышленности в Москве. Конкурсный проект. 1929-1930. Фасад

И. Леонидов. Дом промышленности в Москве. Конкурсный проект. 1929-1930. Фасад И. Леонидов. Дом промышленности в Москве. Конкурсный проект. 1929-1930. Генплан

И. Леонидов. Дом промышленности в Москве. Конкурсный проект. 1929-1930. План типового этажа С. Гельфельд. Дом промышленности и торговли. Дипломный проект. ВХУТЕИН (мастерская Н. Докучаева). 1928. Перспектива

В. Цветаев. Дом правления Птицеводсоюза в Москве. 1929-1930. Общий вид Бригада АСНОВА (Л. Залесская, М. Коржев, Л. Лисицкий и М. Прохорова). Дом промышленности в Москве. Конкурсный проект. 1929-1930. Макет

Бригада АСНОВА (Л. Залесская, М. Коржев, Л. Лисицкий и М. Прохорова). Дом промышленности в Москве. Конкурсный проект. 1929-1930. План Конкурсные проекты Дома книги в Москве. 1930. Н. Павлов и К. Зайцев (перспектива)

Конкурсные проекты Дома книги в Москве. 1930. К. Афанасьев (перспектива) Конкурсные проекты Дома книги в Москве. 1930. Г. Вегман (макет)

Л. Гриншпун и А. Каплун. Здание ТАСС в Москве. Конкурсный проект. 1934. Макет

Поиски типа Дома промышленности велись во ВХУТЕМАСе - ВХУТЕИНе в мастерских Ладовского и Докучаева. Причем, если в проектах дома ВСНХ 1924-1925 гг. все помещения объединялись в компактном в плане небоскребе, то в выполненных в 1928 г. проектах Дома промышленности и торговли объемно-пространственная композиция решалась с учетом как взаимосвязи отдельных учреждений, так и их автономии. Например, в проекте А. Сильченкова высотное здание отводилось для центральных учреждений, а пониженные (круглые в плане) корпуса - для специализированных трестов.

В целом поиски новых типов административных и конторских зданий были направлены на то, чтобы, во-первых, создать благоприятную обстановку для работы и отдыха сотрудников (специальные помещения для отдыха, питания, общественной работы), а во-вторых, подчеркнуть и в организации внутреннего пространства (светлые переходы, приемные, коридоры-выставки и т.д.), и во внешнем облике знаний демократичность этих учреждений, создать атмосферу, сближающую посетителя и работника учреждения. В зависимости от особенностей функционального назначения учреждения менялся и подход к организации работы его сотрудников: обширные операционные залы, в которых группируются сотрудники, связанные с обслуживанием посетителей; небольшие кабинеты для одного или нескольких сотрудников, работа которых требует психологической изоляции или индивидуального приема посетителей; большие общие залы для сотрудников, не входящих в соприкосновение с посетителями. Многие учреждения по характеру их работы требовали различной организации труда их специализированных отделов - они включали операционные залы, кабинеты, общие помещения для сотрудников и т. д. Все это требовало дифференцированного подхода к проектированию различного рода конторских и административно-хозяйственных зданий.

В рассматриваемый период было проведено много конкурсов и построено большое количество зданий этого типа, среди них наркоматы, проектные учреждения, банки и другие сооружения. Наряду с функциональными различиями постройки часто отличались друг от друга стилистической трактовкой их внешнего облика. Так, например, наркомзем в Ереване (архит. А. Таманян, 1927-1928), был построен в "неоармянском стиле", наркомзем в Москве (архит. А. Щусев, 1928) в духе новой архитектуры, а наркомат путей сообщения в Москве (архит. И. Фомин, 1930) в формах "пролетарской классики". Так же резко отличались по стилистической характеристике построенные почти одновременно неоренессансный Госбанк в Москве (архит. И. Жолтовский, 1927-1929) и конструктивистский банк в Иваново-Вознесенске (архит. В. Веснин, 1927-1928).

Среди наиболее удачных конторских зданий для административно-проектных учреждений следует назвать Дом проектов в Харькове (архитекторы С. Серафимов и М. Зандберг-Серафимова, 1930-1934) и здание Всесоюзного электротехнического объединения в Москве (архитекторы Л. Мейльман, В. и Г. Мовчаны, Р. Чуенко и др., 1929-1933).

Г. Бархин и М. Бархин. Здание Госбанка в Новосибирске. Конкурсный проект. 1929. Перспектива А. Гринберг и Л. Гриншпун. Центральный дом химии в Москве. Конкурсный проект. 1932. Перспектива

А. Гринберг и Л. Гриншпун. Центральный дом химии в Москве. Конкурсный проект. 1932. План И. Фомин. Наркомат путей сообщения в Москве. 1930. Общий вид

С. Лисагор и Я. Чаплинский. Проект здания "Совторгфлота" в Архангельске. 1930. Перспектива Г. Тер-Микелов. Госбанк в Баку. Общий вид

Д. Фридман. Проект Дома объединения "Сталь". 1931. Перспектива Г. Глущенко. Здание ТАСС в Москве. Заказные и конкурсные проекты 1931-1935 гг., иллюстрирующие на примере одного объекта эволюцию от авангарда к упрощенной неоклассике (постконструктивизму). Перспективы: 1931

Г. Глущенко. Здание ТАСС в Москве. Заказные и конкурсные проекты 1931-1935 гг., иллюстрирующие на примере одного объекта эволюцию от авангарда к упрощенной неоклассике (постконструктивизму), Перспективы: 1934 Г. Глущенко. Здание ТАСС в Москве. Заказные и конкурсные проекты 1931-1935 гг., иллюстрирующие на примере одного объекта эволюцию от авангарда к упрощенной неоклассике (постконструктивизму), Перспективы: 1932

Г. Глущенко. Здание ТАСС в Москве. Заказные и конкурсные проекты 1931-1935 гг., иллюстрирующие на примере одного объекта эволюцию от авангарда к упрощенной неоклассике (постконструктивизму), Перспективы: 1933 Г. Глущенко. Здание ТАСС в Москве. Заказные и конкурсные проекты 1931-1935 гг., иллюстрирующие на примере одного объекта эволюцию от авангарда к упрощенной неоклассике (постконструктивизму), Перспективы: 1934

Г. Глущенко. Здание ТАСС в Москве. Заказные и конкурсные проекты 1931-1935 гг., иллюстрирующие на примере одного объекта эволюцию от авангарда к упрощенной неоклассике (постконструктивизму), Перспективы: 1934 Г. Глущенко. Здание ТАСС в Москве. Заказные и конкурсные проекты 1931-1935 гг., иллюстрирующие на примере одного объекта эволюцию от авангарда к упрощенной неоклассике (постконструктивизму), Перспективы: 1935

В 1934 г. состоялся конкурс на здание Наркомтяжпрома (первого промышленного наркомата), которое рассматривалось не просто как деловое конторское сооружение, а как символ ускоренной индустриализации страны (оно должно было строиться на Красной площади в Москве). На этом конкурсе состоялось как бы последнее открытое творческое соревнование между сторонниками авангарда (проекты А. и В.Весниных; И. Леонидова; К. Мельникова; М. Гинзбурга и С. Лисагора) и завоевывавшими все более прочные позиции традиционалистами. Врастание советской архитектуры в новый этап неоклассики происходило не только в процессе творческого соревнования между сторонниками авангарда и приверженцами традиционализма, но и в процессе перехода многих сторонников авангарда на позиции постконструктивизма. Наиболее наглядно это можно проследить на проектах молодых архитекторов, в творческих позициях многих из которых за годы первой половины 30-х годов происходили разительные перемены. От рафинированных форм новой архитектуры они довольно быстро переходили к формам упрощенной неоклассики. Среди перешедших на позиции постконструктивизма молодых архитекторов были сторонники двух основных творческих течений авангарда - конструктивизма и рационализма.

Характерный пример - творчество одного из учеников Н. Ладовского - Г. Глущенко. Он быстро эволюционировал от последовательно авангардистских форм к упрощенной неоклассике. Это наглядно видно на процессе проектирования им в течение пяти лет одного и того же объекта - здания ТАСС в Москве. В 1931-1933 гг. он создает три варианта заказного проекта для участка на улице Огарева. Все они решены в формах новой архитектуры, но видна эволюция в образном подходе: сначала это обычное конторское здание, затем в композиции нарастает монументальность. Последующие четыре варианта проекта делались как конкурсные: конкурс проходил в три тура в 1934-1935 гг. (для здания было выбрано новое место - Пушкинская площадь). В этих проектах от варианта к варианту возрастали как монументальность образа, так и богатство постконструктивистской деталировки. Таковы были и многие другие проекты последних туров этого конкурса.

К началу страницы
Содержание    4.5. Конкурс на проект Дворца Советов...  4.7. Конкурс на дом Центросоюза в Москве