Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. Ленин В.И. Соч. - Т. 28. - С. 56. Вернуться в текст
2. Там же. - С. 72. Вернуться в текст


Глава 4. Новые типы зданий для советских, общественных и административных органов

1. Особенности социального заказа первых послереволюционных лет

Для периода архитектуры советского авангарда были характерны интенсивные творческие поиски новых типов общественных зданий, отражавшие сложные процессы социально-экономических и политических преобразований в стране. В первые годы советской власти слом старой государственной машины сопровождался реформами во всех областях общественной жизни. Коренные преобразования проводились в системе образования, здравоохранения, культурного отдыха и т. д. Старые учреждения и организации были расформированы или реформированы, а новая сеть общественно-политических, культурно-массовых и других учреждений еще только формировалась.

Острая политическая борьба, которая велась в процессе создания нового государственного аппарата и реорганизации всей общественно-административной системы, влияла на тех или иных этапах как на специфику самой новой системы общественных учреждений, так и на отношение к старым учреждениям. В

се это отражалось на процессе формирования новых типов общественных зданий. Так, например, в первые послереволюционные годы в условиях ожесточенной политической борьбы рабочие создавали свои чисто пролетарские организации, вокруг которых и формировались новые типы культурно-массовых и коммунально-бытовых учреждений. Значительную роль в формировании новой сети культурно-бытовых учреждений сыграли рабочие профсоюзы и бытовые коммуны. Наряду с местными Советами эти пролетарские организации не только явились первыми структурными единицами новой общественной жизни города, но и стали своеобразными генераторами целого ряда новых массовых учреждений, а следовательно, и новых типов общественных зданий.

Стихийно возникшие в первые годы советской власти бытовые коммуны и созданные на их основе в национализированных доходных домах и особняках рабочие дома-коммуны стали базой формирования таких элементов сети обслуживания, как детские учреждения, общественные столовые, общие прачечные, читальни, красные уголки и т. д. Следовательно, наряду с коммунально-бытовыми учреждениями в рабочих домах-коммунах появились и элементы культурно-массовых учреждений, обслуживавших относительно небольшой бытовой коллектив. Однако рабочие дома-коммуны сыграли все же более значительную роль в формировании новых типов учреждений коммунально-бытового обслуживания. Что же касается культурно-массовых учреждений нового типа, то решающая роль в их формировании принадлежала таким характерным для первых лет советской власти комплексным общественным зданиям, как "Дворцы труда", "Дворцы рабочих", "Дворцы народов" и др.

В конкретных условиях первых лет советской власти, когда еще только формировалась структура общественных организаций и новая система культурно-массового обслуживания, эти комплексные здания стали одними из важнейших центров общественно-культурной жизни трудящихся. Они размещались в бывших особняках, дворцах, зданиях Дворянских собраний и в других национализированных сооружениях. Передача их в пользование трудящихся рассматривалась как реализация права на свободу собраний.

В 1918 г. в письме к американским рабочим Ленин писал: "Наши Советы отняли все хорошие здания, и в городах и в деревнях, у богачей, передавая эти здания рабочим и крестьянам под их союзы и собрания. Вот наша свобода собраний - для трудящихся"1.

В том же году, выступая на бывшем заводе Михельсона, Ленин говорил: "Точно так же реальная, подлинная жизнь научила рабочих понимать, что пока помещики великолепно устроились в дворцах и волшебных замках, до тех пор свобода собраний является фикцией и означает свободу собираться разве на том свете. Согласитесь, что обещать свободу рабочим и одновременно оставлять дворцы, землю, фабрики и все богатства в руках капиталистов и помещиков - не пахнет что-то свободой и равенством... И мы провозглашаем: все - рабочим, все - трудящимся!"2.

Уже в первые годы советской власти развертывается проектирование комплексных общественных сооружений, включавших в себя самые разнообразные функции.

Дворцы рабочих, Дворцы труда и другие подобные комплексные учреждения, размещавшиеся в первые годы советской власти в приспособленных старых зданиях (в Нижнем Новгороде Дом рабочих занимал бывшее Сорокинское подворье, в Калуге для Дворца рабочих было отведено здание Дворянского собрания и т. д.), набором присущих им функций влияли на выработку программы проектов новых зданий этого типа. А функции такого рода первых культурно-общественных учреждений были весьма разнообразны. Они служили одновременно и центром общественных организаций, и учебным заведением, и театром, и клубом и библиотекой-читальней, и общественной столовой, и музеем и т. д. Фактически первые такие общественные здания рассматривались как некие комплексные сооружения, объединяющие различные политические, общественные, культурно-массовые и просветительные организации.

Такая комплексность назначения подобных общественных зданий отражала определенный этап формирования системы новых общественных организаций и учреждений, недифференцированность самих функций еще только рождавшейся системы культурно-бытового обслуживания трудящихся. Однако определенную роль в стремлении объединить многие учреждения и организации в одном общественном сооружении играло и то обстоятельство, что новое пролетарское общественное здание хотели видеть непременно огромным и величественным, рассматривали его как единый центр политической и культурной жизни трудящихся.

И набор помещений, и комплексность назначения, и внешний облик, и размеры, и характер организации прилегающего пространства - все в программах и проектах первых общественных зданий отражало требования нового социального заказа, возникшего в первые годы советской власти. Пафос первых послереволюционных лет как бы перехлестнул через сугубо утилитарные потребности, удовлетворение которых завоевавший политическую власть пролетариат считал само собой разумеющимся делом. Рабочие видели свое будущее светлым и радостным и хотели уже сейчас, немедленно воплотить его черты в грандиозных величественных зданиях - непременно "Дворцах" - Дворцах рабочих, Дворцах народов, Дворцах труда, Дворцах культуры и т. д. Эти здания рассматривались как некие символы новой власти, главное видели в их социальном назначении (для рабочих) и в художественном образе, которому придавали тогда большое значение.

Победа пролетарской революции в России, классовые битвы в других странах, казавшиеся тогда предвестниками очень близкой мировой революции, особый социально-психологический климат первых лет советской власти окрасили революционной романтикой новый социальный заказ в области общественной архитектуры.

Рабочие хотели в своих "Дворцах" зримо ощущать черты будущего города свободных трудящихся, для описания которого в те годы часто использовали такие эпитеты, как огромный, великий, гигантский, яркий, лучистый, ослепительно сверкающий, роскошный, чудесный, величавый, стройный, прекрасный и т. д., и т. п. (например, в фантастическом рассказе "Первомайский сон" пролетарского писателя Вл. Кириллова, 1921). Это отражало социальное настроение пролетариата тех лет. Именно таким - огромным, сверкающим, прекрасным и стройным представлялся рабочим мир будущего. В этом мире живут стройные, красивые люди, радостно марширующие в огромных колоннах по залитым солнцем гигантским площадям мимо ослепительных "Дворцов".

Не только архитекторы, но и заказчики в те трудные и голодные годы меньше всего думали об экономии и утилитарности, создавая (и заказывая) проекты грандиозных дворцов, в структуре и образе которых своеобразно отразился и повседневный общественный быт рабочих в те годы, который был связан с конкретными историческими условиями периода революции, острой классовой борьбы и гражданской войны. Рабочий привык в те годы всегда быть на людях - митинги, собрания, демонстрации. Пришедший к власти пролетариат в своих первых общественных зданиях стремился зримо ощутить свое монолитное единство, свою огромность как коллектива.

Все это вошло в архитектуру общественных зданий как порожденный конкретными условиями социальный заказ. Архитектура как бы пространственно оформляла реальный революционный быт тех лет, создавала среду для активной деятельности революционных масс. Человек воспринимался в окружении коллектива и в непрерывном движении - шествующий, митингующий в колоннах. Отсюда и такие характерные черты проектов первых общественных комплексов, как огромные эспланады для демонстраций, грандиозные залы для митингов, гигантские лестницы и т. п.

Следовательно, проектирование в первые годы советской власти комплексных общественных сооружений отражало как первый этап формирования общественных зданий, когда еще только намечалась их функциональная дифференциация, так и особенности социального заказа тех лет, когда революционный пафос стремились выразить в грандиозных композициях, а коллективизм часто понимали в самом буквальном смысле - скопление возможно большего количества людей.

В 1919 г. на заседаниях Живскульптарха в течение нескольких месяцев обсуждалась программа нового типа общественного здания. 9 мая с докладом на тему "О возрождении чистого значения архитектурного сооружения - как храма Нового Культа" выступил Н. Исцеленов (присутствовали С. Домбровский, Б. Королев, Н. Ладовский, Я. Райх, А. Рухлядев, В. Фидман).

Приведу полностью сохранившееся в протоколах Живскульптарха изложение доклада Исцеленова. Содержание доклада отражает отношение многих архитекторов к неопределенности в те годы социального заказа на новое общественное здание, которое могло бы стать символом нового, еще только создаваемого общества. Ставилась задача найти такой тип общественного здания, который играл бы такую же роль, как культовый храм в прошлом.

"Зодчие, создавая города, - говорил Исцеленов, - ставили наверху, на холме, самое ценное, - храм, где происходили богослужения - где ярко выливалось (выявлялось? - С. Х.) слияние всех искусств, их композиция. Сама архитектура храма была чужда утилитаризму, была просто архитектурой.

Постановки Вагнера ничтожны по сравнению с действами в храмах, ибо в театрах нет архитектуры; и таким образом нет слияния искусств; сцена, места для зрителей, уборные и вешалки - это утилитаризм как минус, храм - чистое пространство и все искусства объединены для действа. Посему в городе на холме, над всем городом господствовал храм.

Теперь наука ставит вопросы о создании новых городов, а что должно быть поставлено над городом, вместо храма, ибо храмы умерли; парламенты, музеи - утилитарны и не будут равнозначны прежним храмам.

В прежние века было великое сияние искусства вокруг религии. Теперь же религия распалась, и искусства ушли в свои области. Живопись оперирует краской, скульптура - формой, поэзия - звуковым значением слова, а архитектура стала утилитарной, и чистое значение искусства архитектуры потеряно.

Пусть будет создано простое здание - на бурге, там будут работы скульпторов и живописцев, пусть приходит туда народ ни для чего. Может быть возражение, что оно будет производить унылое, забытое впечатление. Но теперь, после революции люди труда принесут своего бога, поэты свое вдохновение. Недавние диспуты о театре указали о тяготении народа к театру, но к театру, где выявляется что-то замечательное. В художественном театре уже скучно, футуризм говорит - театр сломался, нельзя смирно сидеть в партере и глядеть на сцену - нужен театр на улице. Нужны празднества на улицах, стихи, пение, но это не то, эти празднества во вне человека, похороны тоже праздник. Это два вида общих проявлений - как карнавал и мистерии. Чтобы создать театр, нужно начать созидать, как храмы, культ.

Обаяние архитектуры пусть служит связующим началом, где толпа творит свое искусство, выступают ораторы, народ любит их, придут актеры и дадут жестом мысль, переживание на расстоянии, как священнослужители, гудки заменят колокола. Это уже будет началом действа, слияние искусств, и народ будет жаждать этих зданий, где вращается вся жизнь, как хлеба насущного.

В будни эти здания осматриваются посетителями, и в созерцании скульптур, фресок углубляется душа, там поэты пишут свои стихи. Для жизни, как организму нужна голова, нужно слияние искусства для выражения светлого в жизни, для устремления идеи. Мысль об устремлении разума, уже дана была Парижской коммуной".

Обсуждение программы нового типа общественного здания - Храм нового культа (или Храма общения народа) - продолжалось на заседаниях Живскульптарха фактически пять месяцев (май - сентябрь). За это время состоялось 42 заседания, на последнем из которых были подведены итоги выработки программы Храма общения народа.

Начиная с 11-го заседания, обсуждение программы Храма общения народа сопровождалось обсуждением эскизов экспериментальных проектов этого типа здания.

Предлагая приступить к выработке программы и разработке экспериментального проекта Храма общения народа, Исцеленов считал, что за основу правильнее взять сооружение, не имеющее узко утилитарного назначения. Исходя из типа культового храма, он видел в новом типе общественного здания некий центр духовного общения людей. Однако при разработке программы Храма общения народа члены Живскульптарха, естественно, не могли обойти вопрос о его функциональном назначении.

Из высказываний членов Живскульптарха можно заключить, что Храм общения народа предназначался для различного рода массовых действ. После длительных дискуссий была согласована общая программа Храма общения народа (в которой нашли отражение и взгляды членов Живскульптарха на проблемы новой архитектуры на этапе преобладания символико-динамических концепций формообразования):

  1. 1. Здание предназначается для массового общения (большое количество народа), однако должна быть предусмотрена возможность и интимного общения (небольшие группы).
  2. 2. Здание должно проектироваться в виде единого объема - с одним помещением любой сложности, но без замкнутых отдельных пространств, имеющих то же назначение, что главное пространство. Изолированными от единого основного пространства могут быть только подсобные помещения.
  3. 3. Исходя из общественного назначения сооружения по своим размерам оно должно быть грандиозным.
  4. 4. Сооружение должно быть выражением движения, при определении характера которого необходима трансформация и динамизация самих форм.
  5. 5. Конструктивность должна основываться на требованиях применяемых форм и подчеркивать динамизм здания.
  6. 6. Основной формой при проектировании Храма общения народа должна быть трапеция (в плане), к которой могут добавляться другие динамические формы.
  7. 7. В здании может быть один или несколько входов.
  8. 8. Внутреннее помещение должно быть хорошо освещено.
  9. 9. Здание должно располагаться на городской площади с большим движением.
  10. 10. Общая форма здания должна быть запроектирована таким образом, чтобы зрительно она воспринималась как состоящая из простейших форм или их элементов, причем простейшими формами являются куб, шар, пирамида, цилиндр и конус.
  11. 11. Внутренняя и внешняя форма здания могут и не быть тождественными.

Исходя из этой программы члены Живскульптарха создали в 1919 г. значительное количество эскизных проектов Храма общения народа. Среди них проекты Н. Ладовского, В. Кринского, Н. Исцеленова, С. Домбровского, 3. Фидмана, Б. Королева (многие из этих проектов эпубликованы в первом томе).

И все же термин "Храм" для обозначения нового общественного здания не привился. Он ассоциировался с культовым сооружением. Общераспространенным названием стал "Дворец".

К началу страницы
Содержание    3.18. От поисков нового типа коммунального жилища...  4.2. Дворцы труда