Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск






-->

Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. СА. - 1929. - №1. - С. 4. Вернуться в текст


Глава 3. Проблемы перестройки быта (разработка новых типов жилища)

8. Дома переходного типа с пространственными жилыми ячейками (проекты коллектива архитекторов секции типизации Стройкома РСФСР)

Работа по рационализации и разработке коммунального дома переходного типа была продолжена в 1928 г. группой архитекторов-конструктивистов во главе с М.Гинзбургом (М. Барщ, В. Владимиров, А. Пастернак и Г. Сум-Шик) в Секции типизации Стройкома Строительной комиссии) РСФСР, где практически впервые в государственном масштабе стали разрабатываться проблемы научной организации быта. Секция типизации была создана по предложению председателя Стройкома В. Вельмана.

Прежде чем перейти к рассмотрению работы коллектива Секции типизации, нелишне еще раз напомнить о специфике процессов, происходивших в те годы в самом быту. Особенно наглядно эти процессы проявлялись не в распределяемых покомнатно квартирах секционных домов, сооружавшихся местными советами, а в программах строительства домов для жилищно-строительных кооперативов, принявших эстафету в области переустройства быта от бытовых коммун первых лет советской власти. Как уже отмечалось, рабочие жилищные товарищества во второй половине 20-х годов практически ориентировались на дом переходного типа: жилая ячейка для каждой семьи, обобществление наиболее трудоемких процессов домашнего хозяйства и создание условий для повышения культурного уровня их членов.

Показательна в этом отношении организация жизни в перестроенном в 1927-1928 гг. огромном доходном доме "Порт-Артур" у Московских ворот в Ленинграде. Старое здание типа дома-казармы (с комнатной системой и минимумом удобств) перестраивалось для 900 пайщиков жилищного кооператива Союза металлистов. В перестроенном заселенном доме каждая семья получила небольшие квартиры в две-три комнаты, на каждом этаже были созданы большие общие кухни (с кипятильником), усовершенствованные прачечные, детские комнаты, гостиные для совместного отдыха (они всегда были переполнены - беседы, читка газет и журналов, игра в шахматы и т. д.). В доме функционировали ясли, был оборудован лекционный зал (регулярные лекции врача и т. д.), в специальных помещениях под руководством педагогов целый день проводили дети, работали школа по ликвидации неграмотности, санитарные и медицинские кружки и т. д.

Организация жизни в бывшем "Порт-Артуре" отражала видоизменение социального заказа со стороны потребительских коллективов (бытовая коммуна, жилищное товарищество) в вопросах перестройки быта, которые все больше отходили от максималистских требований полного обобществления быта, характерных для первых лет советской власти, и ориентировались на дом переходного типа.

В таких конкретных условиях и приступил к разработке проблем жилища коллектив архитекторов Секции типизации, который должен был учитывать, с одной стороны, ориентацию жилищных кооперативов на дом переходного типа, а с другой - становившуюся массовой практику покомнатного заселения местными советами новых домов секционного типа.

Основное внимание коллектив Секции типизации обратил на поиски наиболее экономичной планировки квартиры. Архитекторы ставили перед собой задачу разработать такие жилые ячейки, которые позволили бы дать отдельную квартиру каждой семье с учетом реальных возможностей тех лет. Они считали, что экономичность квартиры неотделима от реальной возможности ее посемейного заселения. Проанализировав статистические данные Госплана, согласно которым в те годы имелась реальная возможность предоставлять отдельные квартиры в две-три комнаты лишь 40% населения, а остальные 60% должны были расселяться покомнатно, архитекторы Секции типизации пришли к выводу, что в условиях тех лет решение жилищной проблемы неотделимо от разработки типовых проектов экономичной малометражной (в первую очередь однокомнатной) квартиры для отдельных семей.

Коллектив Секции типизации в поисках типа экономичной квартиры для посемейного заселения провел большую работу по рационализации планировки применявшихся тогда жилых секций и разработке новых пространственных типов жилой ячейки как с использованием решений, предложенных в проектах товарищеского соревнования ОСА, так и создав принципиально новые решения.

Секция типизации Стройкома РСФСР. Проект кухонного элемента (кухня-ниша, кухня-шкаф). 1928. План, фасад, разрез Секция типизации Стройкома РСФСР. Пространственные схемы жилых ячеек и графики их экономической эффективности. 1928

Секция типизации Стройкома РСФСР. Проект кухонного элемента (кухня-ниша, кухня-шкаф). 1928. Аксонометрия Секция типизации Стройкома РСФСР. Проект коммунального дома с квартирами А-2 (двухкомнатная) и А-3 (на одном из этажей однокомнатные ячейки и коридор, связывающий все лестницы с коммунальным центром). 1928. Аксонометрия, разрез, план этажа с коридором, план однокомнатной квартиры

Секция типизации Стройкома РСФСР. Квартира типа А-3 (трехкомнатная). Замена изолированной кухни кухонным элементом. 1928. Перспектива интерьера Секция типизации Стройкома РСФСР. Проект коммунального дома с жилыми ячейками Типа Е-1 [на одного человека). 1928. Перспективный вид внутренних лестниц, поперечный разрез

Секция типизации Стройкома РСФСР. Проект коммунального дома с жилыми ячейками Типа Е-1 [на одного человека). 1928. Поперечный разрез; продольный разрез по внутренний лестницам; планы второго и пятого (коммунальных) этажей Секция типизации Стройкома РСФСР. Проект коммунального дома с жилыми ячейками Типа Е-1 [на одного человека). 1928. Планы второго и пятого (коммунальных) этажей; фрагменты планов жилых (1, 3. 4. 6) и коммунальных (2, 5) этажей

Стремясь добиться экономичности не за счет снижения качества строительства и уменьшения комфортности жилья архитекторы Секции типизации предварительно выработали основные требования, которым должны были отвечать их проекты, с учетом норм того времени и уровня развития науки и техники. Эти требования предусматривали повышение потребительских качеств жилья по сравнению с массовым строительством тех лет (секционные дома).

Большое значение придавалось анализу размеров и форм помещений квартиры с учетом графика движений и схемы расстановки оборудования. Тщательно отрабатывались пропорции отдельных комнат, в первую очередь, с учетом расстановки в них мебели.

В Секции типизации была проделана большая аналитическая работа с целью выяснения основных путей снижения стоимости квартиры в секционном доме, причем результаты исследований сравнивались с показателями типовых секций, утвержденных для строительства в Москве. В первую очередь было обращено внимание на рационализацию планировки квартиры и на уменьшение в связи с этим вспомогательной площади. Прежде всего были сведены к минимуму все внутриквартирные переходы и коридоры, для которых стремились найти научно обоснованные и практически проверенные габариты. Следующим шагом была рационализация оборудования передней, кухни и ванной, что позволило уменьшить их размеры. Особенно тщательно были проанализированы график движения и последовательность трудовых процессов хозяйки в кухне; рационально размещенное оборудование позволило высвободить часть неиспользуемой площади; размеры кухни были сокращены более чем в полтора раза и доведены до 4,5 м2. Все это позволило на 10-12% улучшить экономические показатели квартиры.

В результате было разработано несколько вариантов секционной квартиры с рациональной планировкой - тип А. Среди этих вариантов следует отметить проекты А-2 и А-3.

А-3 представляет собой трехкомнатную квартиру с кухней, ванной и уборной. Все жилые комнаты изолированные, причем общая комната имеет глубокий спальный альков, являющийся фактически четвертой жилой комнатой, и связана окном-передачей с кухней. Был разработан также вариант, при котором эта общая комната могла объединяться с кухней при замене изолированной кухни стандартным кухонным элементом (площадь 1,4 м2). Общая площадь квартиры - 69,5 м2, жилая - 54,19 м2 (при кухонном элементе 60,94 м2). Высота этажа (с перекрытием) - 3,35 м.

Двухкомнатная квартира А-2 была рассчитана на 4 человека. Ее общая площадь - 54,15 м2, жилая - 35,67 м2 (при кухне-нише 38,78 м2). Санузел в этой квартире совмещенный.

Опыт работы коллектива Секции типизации над секционными квартирами типа А показал, что при существовавших в те годы нормах распределения жилой площади (9 м2 на человека) и обязательных санитарно-гигиенических требованиях (сквозное проветривание, естественное освещение всех помещений, ориентация спален на одну сторону, высота этажа и т. д.), а, главное, при ограниченных экономических возможностях строительства (наряду с острой жилищной нуждой, усугублявшейся быстрым ростом городского населения), квартиры такого типа оставались дорогими и практически могли заселяться в основном покомнатно (что и происходило на практике). А это делало бессмысленным рациональное решение подсобных помещений, в частности, кухни, так как рационализированная кухня, рассчитанная на одну хозяйку, становилась, естественно, неудобной при двух-трех хозяйках.

В поисках резервов дальнейшего снижения стоимости жилищного строительства коллектив Секции типизации приходит к выводу о целесообразности снизить высоту подсобных помещений квартиры (передней, ванной, уборной и кухни) по сравнению с высотой жилых комнат.

Развив прием, предложенный в конкурсном проекте (товарищеское соревнование ОСА) Г. Вегмана, архитекторы Секции типизации разработали новое пространственное решение секционной квартиры (тип В). Располагая жилые помещения попеременно то на одной, то на другой стороне дома, т.е. зеркально меняя планировку в двух смежных этажах, они получили возможность снизить высоту подсобных помещений.

В проекте двухкомнатной квартиры В-2 (с одним или двумя значительными по площади спальными альковами) высота подсобных помещений равна 2,2 м. Даже несколько повысив высоту жилых помещений (так как часть жилой площади - столовая или кухня-столовая - тоже оказалась в зоне с заниженной высотой), удалось все же снизить общую высоту этажа, уменьшить кубатуру дома на 17% (по сравнению с типом А-2 на 10%). Средняя высота всей жилой площади такой квартиры равна 2,95 м. Общая площадь - 55,81 м2, жилая - 36,18 м2 (при кухне-нише - 39,12 м2). Как и в двухкомнатной квартире А-2 санузел здесь совмещенный. Недостатки квартир типа В: усложнение конструктивного решения, расположение санузла над жилой комнатой, а также появление двух внутренних лестниц, отнимающих часть жилой площади.

Кроме двух типов секционных квартир (А и В) в Секции типизации были разработаны различные варианты квартир еще четырех типов пространственного расположения жилых ячеек, но уже с использованием сквозного коридора, обслуживающего один (тип С), два (типы D и F) и три этажа (тип Е). Сравнительный анализ экономической эффективности всех шести типов жилых ячеек показал, что типы А и В целесообразны лишь при значительных размерах квартир. В квартирах этих типов даже при замене кухни кухонной нишей, а ванны - душем, не удавалось достичь стоимости, необходимой для массового заселения их одной семьей. Во многом это было связано и с тем, что требование сквозного проветривания приводило к необходимости иметь лестничную клетку на каждые две квартиры (на этаже секционного дома), что также увеличивало стоимость жилой площади.

Стремясь создать экономичную малометражную квартиру для массового заселения одной семьей, архитекторы Секции типизации проверили в процессе экспериментального проектирования и экономического анализа возможности всех пространственных типов жилых ячеек, создав ряд оригинальных решений, не имевших аналогов в нашей стране и за рубежом. Наиболее эффективным оказался тип F, который позволял получить квартиру в 27 м2 с экономическими показателями, по стоимости

1 м2 равными показателям квартир в 54 м2 в секционном доме (такую квартиру, как правило, заселяли покомнатно).

По пространственному решению дом с ячейками типа F - это здание коридорного типа.

Однако в отличие от типов С, D и Е занимаемая коридором площадь в таком доме не вычитается из общей площади жилых ячеек этажа. Коридор обслуживает два этажа и устраивается за счет понижения высоты вспомогательных помещений квартир и спального алькова. При этом коридор получается светлым, а каждая квартира имеет сквозное проветривание.

В Секции типизации было разработано несколько типовых проектов однокомнатных квартир типа F жилой площадью 27 м2, 30 м2 и 31 м2. Каждая квартира имела небольшую переднюю при входе, из которой лестница вниз или вверх вела в основную жилую комнату высотой 3,5 м (или 3,2 м). Здесь около окна была устроена ниша с типовым кухонным элементом (плита, мойка и т. д.), закрывающаяся раздвижной ширмой. Заниженная часть квартиры высотой 2,25 м (или 2,15 м) включала спальню-альков и совмещенный санузел (с ванной, душем или только с раковиной для умывания). Причем в 50% квартир пол всей жилой части был расположен на одном уровне, а в остальных 50% уровень спальни-алькова был выше всего на шесть-семь ступеней. Практически при освещении прямым светом спальни-алькова такая жилая ячейка была полуторакомнатной, рассчитанной на семью из 3-4 человек.

Архитекторы Секции типизации считали, что в отличие от домов-коммун с полным обобществлением быта жилая ячейка типа F позволяет создать экономичный коммунальный дом переходного типа, где изолированные квартиры для каждой семьи будут органически сочетаться с общественными помещениями.

В Секции типизации были разработаны проекты коммунальных домов переходного типа, в которых в разной комбинации объединялись различные пространственные типы жилых ячеек. Предлагалось, например, в случае необходимости строительства коммунальных домов с определенным количеством квартир большой вместимости (типы А и В) объединять их с ячейками типа С, D или F в зависимости от конкретных условий.

Так, например, два секционных дома с квартирами типа А-2 и А-3 объединялись путем устройства в одном из этажей коридора с однокомнатными квартирами (ячейка типа С) в единый коммунальный дом, все квартиры которого связаны теплыми переходами с центром обслуживания.

Два проекта коммунальных домов типа общежития (для малосемейных) были разработаны на основе жилой ячейки типа Е.

Первый тип (Е-1) - это шестиэтажное общежитие с 360 комнатами на одного человека (средняя площадь комнат 9,6 м2). Два этажа (второй и пятый) частично заняты коридором и примыкающими к нему помещениями общего пользования: санитарными узлами, комнатами отдыха и столовой с раздвижными перегородками (столовые размещаются на двух этажах, а расположенная на втором этаже кухня связана со столовой пятого этажа подъемником). В проекте этого дома было предложено оригинальное решение небольших лестниц, связывающих жилые комнаты с обслуживающим каждые три этажа распределительным коридором. Расположенные в центральной части корпуса, эти лестницы (каждая обслуживает четыре комнаты) образуют систему, при которой создается возможность осветить их на всю высоту дома верхним светом. С улицей оба коммунальных этажа связаны двумя основными лестницами, причем пятый этаж обслуживается лифтом.

Второй дом с ячейками типа Е - это пятиэтажное общежитие на 450 человек, в котором основные помещения общего пользования (комнаты отдыха, столовая, ванные комнаты) расположены на первом и четвертом этажах. Кроме того, группа жилых комнат, объединенная внутренней лестницей, имеет на каждом этаже санитарные узлы и общую открытую комнату отдыха. Жилые комнаты рассчитаны на двух 18 м2), трех (24 м2) и четырех человек (30 м2).

В разработанных в Секции типизации проектах коммунальных домов переходного типа предусматривается относительно ограниченный набор общественных помещений, предназначенных для обслуживания каждого отдельного дома.

Первый этап работы коллектива Секции типизации Стройкома РСФСР был чрезвычайно интенсивным. Уже через три месяца после начала работы ее первые результаты были обсуждены на расширенном пленуме Стройкома (26 ноября 1928 г.), на котором присутствовали предcтaвитeли Наркомздрава, Наркомсобеса, Наркомвнудела, Текстильстроя, Центрожилсоюза, Госторга, Военно-Строительного Управления РККА, МАО, ВСНХ СССР, ОСА, НК РКИ РСФСР, В.С.Раб. металлистов, Института Государственных сооружений, Русгерстроя, жилищно-строительного комитета Моссовета, ВОГИ, ЦК деревообделочников, ГАХН, ВХУТЕИНа, Горпромстроя, Мосгубжилсоюза, ЦК Союза металлистов, АСНОВА, Наркомпроса РСФСР, Московского управления строительного контроля, МВТУ, Горбанка, Ком. СТО по строительству, ВСНХ РСФСР, Госплана РСФСР, ЦК Союза железнодорожников, Главискусства, редколлегий газет "Комсомольская правда", "Постройка", "Экономическая жизнь", "Роста" и др.

С докладом "Проблемы типизации жилья в РСФСР" на этом совещании выступил М. Гинзбург.

Он заявил, что основной базой целевой установки коллектива Секции типизации являлась экономика. "Наше затруднительное экономическое положение и необходимость обеспечения миллионов трудящихся жильем заставляют вопросы экономики выдвигать на первый план". При этом, говорил Гинзбург, "...мы настойчиво ставили перед собой установку учета изменений бытового уклада, замены замкнутых бытовых процессов в жилище более высокими коллективными обобществленными формами. Другими словами, вопросы экономики мы понимали достаточно широко, чтобы они не шли в ущерб качеству жилья"1.

Гинзбург рассказал, что архитекторы Секции типизации начали свою работу с анализа типов квартир дореволюционных доходных домов (в том числе и относительно экономичных). Анализ показал, "...что наше жилье экономически в два раза хуже... Что же из этого следует? Это значит, что старое жилье вовсе не было плохим. Оно было прекрасным типом, отвечающим своей задаче обслуживать интересы средней и мелкой буржуазии, для которой предназначалось. Лишь механический перенос этого типа в наши условия делает его экономически невыгодным и социально непригодным. Но для того, чтобы сделать его хотя бы экономически сносным, пришлось заниматься урезыванием, уплотнением. Мы давно уже отказались от второй лестницы, от комнаты для прислуги, но эти жертвы еще недостаточны, потому что коэффициент возводимых ныне домов еще не достигает дореволюционного коэффициента (речь идет о коэффициенте отношения кубатуры квартиры к ее жилой площади - С. Х.)...

До какой же степени мы можем продолжать уминание этого старого дореволюционного типа и за счет чего? За счет жилой площади этого делать не приходится; остается только вспомогательная площадь... Необходимо прежде всего свести к абсолютному минимуму все те переходы и коридоры, которые служат лишь путями связи...

Пробуя дальше анализировать обычную квартиру и ее вспомогательную площадь, мы пришли к выводу о возможности еще большего уменьшения коэффициента за счет высоты вспомогательных помещений - ванной, уборной, передней" (с. 4).

Далее Гинзбург подробно рассказывает о разработанных в Секции типизации новых типах жилых ячеек, особо остановившись на рационализации кухни и предложении "замены кухни кухонной нишей со стандартным элементом, дающей при минимальных размерах площади (1,4 м2) гораздо больше удобств, чем небольшая кухня. Во время работы штора кухонного элемента поднята и вся прилегающая к нему часть комнаты становится кухней. По окончании работы задвинутая штора, скрывающая все необходимое кухонное оборудование, включающее и мусоропровод, и вытяжную вентиляцию, освобождает комнату для других бытовых процессов" (с. 5). Рассказав о всех типах разработанных в Секции типизации жилых ячеек, Гинзбург наиболее подробно остановился на типе F, так как именно с этой жилой ячейкой архитекторы секции связывали свои надежды на создание такого дома переходного типа, где каждая семья имеет отдельную квартиру (хотя и малометражную).

"Вопрос о мелкой квартире, - говорил Гинзбург, - которая явилась бы экономически более выгодной, выдвигается нашими социально-бытовыми условиями на первый план...

Наша работа убедила нас в том, что мы можем получить такой тип однокомнатной квартиры, которая бы имела коэффициент такой же, как и трехкомнатная квартира... мы пришли к выводу, что этот вопрос при благоприятном его разрешении должен сыграть основную роль в вопросе всей нашей жилищной политики. Действительно, если удастся найти такое решение однокомнатных квартир, которые не будут уступать в своей экономической эффективности двух-, трехкомнатным квартирам, то эти последние будут необходимы в количестве 40% и будут заселяться отдельными семьями, а остальные 60% городского населения будут жить также в отдельных, но однокомнатных квартирах" (с. 5).

Члены Секции типизации рассматривали квартиру типа F не только как экономичную и эффективную, но и как такую жилую ячейку, которая позволяет более разносторонне, чем в секционном доме, удовлетворить социально-бытовые потребности жильцов. Изолированные квартиры сочетаются в таком доме с широким (до 3 м) светлым коридором, превращающимся летом в открытую террасу для отдыха, где около каждой жилой ячейки устроена светлая ниша со скамейками и столиком как для индивидуального пользования семьей, так и для общения с соседями. Этот же светлый коридор связывает квартиры с расположенным в отдельном корпусе общественным центром, где размещены столовая, кухня (обеды на дом), комнаты отдыха, библиотека-читальня, детская комната, ванные помещения (если квартира без ванн) и т. д.

"Тип F важен для нас, - говорил Гинзбург в докладе, - как переход к коммунальному типу жилья, отвечающему общественным процессам дифференциации семьи и стимулирующему пользование помещениями коллективного характера.

Особенно важным для нас в типе F является то, что такая квартира открывает перед жильцами новые социально-бытовые возможности. Общий светлый коридор может превратиться в своеобразный плацдарм, на котором смогут развиваться чисто коллективные функции общения.

В сущности говоря комплекс однокомнатных квартир типа F - это уже первый организм, приводящий нас к социально более высокой форме жилья - к коммунальному дому. Присутствие горизонтальной артерии- светлого коридора - позволяет органически включить в этот тип общественную столовую, кухню, комнаты отдыха, ванные помещения и т. д. - все те коммунальные помещения, которые должны стать неотъемлемой частью нового жилья.

Вместе с тем мы считаем важным моментом учет при постройке новых домов диалектики растущей жизни. Невозможно данный дом сделать в настоящий момент обязательно коллективным, как это у нас пытались делать до сих пор и что приводило обычно к отрицательным результатам. Нужно сделать так, чтобы этот дом мог иметь возможность постепенного естественного перехода на коммунальное обслуживание в целом ряде функций. Вот почему мы стремились сохранить изолированность каждой ячейки, вот почему мы пришли к необходимости создания кухни-ниши со стандартным элементом, отнимающим минимальное место, могущим быть вовсе вынесенным из квартиры и позволяющим в любой момент перейти к коллективно обслуживаемой столовой. Мы считаем совершенно необходимым в нашей работе создание ряда моментов, стимулирующих переход на социально более высокую форму бытового уклада, стимулирующих, но не декретирующих ее" (с. 5).

В докладе Гинзбург выдвинул предложение дифференцированно рассматривать коммунальные помещения того или иного назначения, учитывая различие функций собственно жилой ячейки, жилого дома, жилого квартала и жилого района. Он разделил коммунальные и культурно-бытовые учреждения (и помещения) на две категории. К первой категории Гинзбург относил те из них, которые, по его мнению, должны быть органической неотъемлемой составной частью нового жилого дома - это общественная столовая и кухня, комнаты отдыха, ванные помещения (при отсутствии ванн в квартирах). Ко второй категории он относил такие коммунально-общественные учреждения, которые должны обслуживать группу жилых домов (квартал, жилой район), - это клуб, спортивные сооружения, детский сад, ясли, прачечные и т. д.

Подводя итоги рассмотрению функциональных проблем, разработанных в Секции типизации жилых ячеек, Гинзбург перечислил основные качества жилья, которых возглавлявшийся им коллектив архитекторов стремился добиться в своих проектах:

"1. Свет во всех частях.

2. Сквозное проветривание - двусторонняя освещенность.

3. Ориентация всех спальных помещений на одну сторону.

4. Размеры и форма комнат из точного учета бытовых и трудовых процессов.

5. Максимально высокое оборудование.

6. Наилучшие пропорции комнат.

7. Рациональное цветовое решение всех поверхностей" (с. 6).

Более подробно Гинзбург остановился на двух последних пунктах.

Пропорции помещений квартиры Гинзбург связывал, во-первых, с удобствами функционального использования помещения (сама расстановка мебели и использование комнаты являются функциями этих пропорций, Поэтому площадь комнаты мы считали возможным сделать не хуже отношений стороны квадрата к его диагонали"), а во-вторых, со стремлением облегчить стандартизацию элементов жилья (включая и мебель), если различные помещения квартиры кратны по пропорциям.

По поводу цветового оформления интерьера жилой ячейки Гинзбург говорил в своем докладе: "То, что у нас неизменно, - потолок окрашивают белый цвет, а все четыре стены непременно одного и того же цвета, - есть не что иное, как результат сугубо устарелой традиции. Тщательное изучение этого вопроса приводит к совершенно другим результатам. Так, при помощи света можно корректировать освещенность помещений и вместе с тем цветовое оформление может до известной степени расширить восприятие помещения, в котором находится человек" (с. 6).

В заключительной части доклада Гинзбург остановился на конструктивных вопросах жилищного строительства. Он говорил, что работа по рационализации жилища и разработке различных типов ячеек велась в Секции типизации с учетом обыкновенной кирпичной стены. Однако дальнейший экономический эффект может быть достигнут лишь при переходе к современным методам строительства и применению новых строительных материалов и конструкций, изготовляемых фабричным путем, что позволит перевести строительство на рельсы индустриализации и превратить строительство в монтаж готовых элементов.

Что же касается проблемы соотношения типового дома и стандартного конструктивного элемента, то в этом вопросе Гинзбург и его коллеги по Секции типизации занимали позиции, существенно отличавшиеся от внедрения тогда в жилищное строительство методов и приемов.

"Та установка, - говорил Гинзбург, - которая сейчас существует по линии стандартизации, на наш взгляд является также неправильной, так как желание населить всю страну такими домами, которые не отличались бы друг от друга, представляли бы собой какое-то ужасающее однообразие, является ошибочным. Такая установка не только неправильна, но даже вредна. Мы считаем, что работа по стандартизации должна вестись не в плане автоматического повторения одного типа, а в плане изыскания таких стандартных элементов, которые можно было бы всячески комбинировать и получить громадное многообразие типов на базе тех же элементов. Следовательно, и работу по стандартизации, которую секция намерена вести, мы предполагаем вести на базе таких стандартов, которые обладали бы максимальной гибкостью и экономически позволили бы максимально разнообразить то жилищное строительство, которое предполагается у нас в СССР" (с. 6).

По докладу Гинзбурга развернулись оживленные прения, в ходе которых выступили более двадцати человек - представители различных организаций и учреждений.

Приведу фрагменты ряда выступлений:

Морозов (Губинж): "Предлагаемые типы являются шагом вперед по экономике помещений. Особенно мне понравилась кухня" (с. 10).

Елашенко (Моссовет): "То, что здесь предлагается, является очень интересным и остроумным, но я считаю, что такие дома надо строить с лифтом... Я считаю, что высоту кухни нельзя делать меньше высоты жилой комнаты... Что касается 3-х и 2-х комнатных квартир, то уменьшить в них кухню больше того размера, который мы даем, невозможно. Если квартира будет занята одной семьей, то кухню можно уменьшить до тех размеров, которые предполагает Стройком... Что касается кухонных шкафов, то в наших условиях (т.е. при покомнатном заселении квартир - С. Х.) их необходимо устраивать в каждой комнате" (с. 10).

Буров (Мосгорбанк): "Очень интересна постановка проблемы выяснения графика движения в квартире и экономии площади по этой линии" (с. 12).

А. Рухлядев (Центрожилсоюз): "Положительным моментом данного проекта является то, что здесь впервые начали подходить к вопросу об упорядочении кухонного оборудования... Я считаю что наличие коридора является чрезвычайно важным моментом в постройке жилья, особенно кооперативного, где мы видим стремление кооперации соединить жилища в укрупненные объекты с тем, чтобы последние были связаны какой-то общей артерией, и эти артерии были обеспечены соответствующими условиями (наличие клуба, столовой, прачечной, комнаты для детей и т. д.)" (с. 12).

А. Курелла (Главискусство): "В докладе мы видим новые пути исканий по такому центральному вопросу, как научная организация быта... Одна из самых удачных мыслей настоящего доклада - это установление стимулов перехода от чисто индивидуального к более коллективному жилью. Ведь до сих пор проблема так называемого коммунального дома всегда сталкивалась с тем затруднением, что нельзя рабочим навязать нового быта. Если мы устроим дома исключительно с коммунальной кухней, то рабочий у себя в комнате заведет примус. Нужно найти такой тип, который дал бы возможность сократить бытовые процессы, относящиеся к старому быту... В ближайшем году надо будет обязательно создать несколько опытных построек по этим типам и проверить их на живых людях" (с. 12).

Брагин (Наркомздрав): "Я не думаю, что в коридоре смогут создаваться возможности общения между жильцами, а если и создадутся, то только в отрицательном отношении" (с. 18).

Садовский (Наркомвнудел): "Относительно дефектов коммунального дома... - изрезанность внутреннего периметра: множество закоулков, мелких лестниц, не лестниц с длинным маршем, а маленьких лестниц, которые отнимают площадь" (с. 22).

Я. Корнфельд (ОСА): "Критика должна ставить себе те же задачи, которые ставила работа... Первый вопрос: кто желает, чтобы его жена была все время привязана к кухне и не имела возможности более культурного использования своего времени? Надо, чтобы стала ненужной отдельная кухня, и в представленном типе она атрофируется как отдельная комната. Необходимо стремиться к уничтожению индивидуальной кухни... Я беру тип F, вызывающий наибольшее количество нападок. Экономичность его бесспорна, и если имеется некоторое удорожание конструкции, то зато выгадывается объем коридора, не увеличивая периметра наружных стен. Наша трагедия состоит в том, что в 3-комнатную квартиру вселяют 3 семьи; потому искания в области установления типа однокомнатной квартиры надо всячески приветствовать. Я думаю, нам сегодня необходимо признать, что представленные типы дают решение вопроса о мелкой квартире на сегодняшний день" (с. 22).

Воейков: "...Мы занимаемся оформлением нового быта, а где же этот быт? Его нет. Он не создан. Мы знаем, что он должен быть; мы можем сказать, каков он должен быть, но его сейчас нет и нет задания, которое отвечало бы новому быту... Я полагаю, что для нас является бесспорной наша сегодняшняя тема... Здесь шел разговор относительно рационализации плана. Есть она? Есть. Нужна она? Нужна. Следовательно, мы должны признать, что это - шаг вперед по верному пути" (с. 22).

Копелянский: "Совершенно правильно было указано, что нельзя решать вопрос без жильцов. У нас был такой случай: один известный московский архитектор спроектировал прекрасный дом для рабочих, и когда прошел ровно год после того, как мы поместили туда рабочих, пришла грозная бумага от ЦК союза химиков, в которой предлагалось не строить больше таких домов, так как рабочие в них жить не могут... Пословица: "Что для немцев здорово, для русского смерть" оказалась справедливой: рабочие не могут жить в коттеджных домах, потому что дети падают сверху и т. д. Вывод тот, что нужно обязательно проверять на практике всякий новый тип жилья... нужно построить опытный дом, заселить его и через год выяснить, как чувствовали себя жильцы в этом доме" (с. 26).

Секция типизации Стройкома РСФСР. Проект коммунального дома с ячейками типа Е. 1928. План жилого этажа (вверху), план коммунального этажа (внизу); разрез; план группы ячеек, обслуживаемых одной лестницей; фрагмент плана коммунального этажа Секция типизации Стройкома РСФСР. Проект коммунального дома на базе ячейки типа F. 1928. Перспектива жилого корпуса с коммунальным центром, планы этажей (с коридором и без коридора)

Секция типизации Стройкома РСФСР. Ячейка типа F. 1928. Планы двух вариантов ячейки, разрез, планы ячейки - вариант с ванной Секция типизации Стройкома РСФСР. Ячейка типа F. 1928. Перспектива

Секция типизации Стройкома РСФСР. Ячейка типа F. 1928. Макет Секция типизации Стройкома РСФСР. Жилая квартира типа В-2 (двухкомнатная). 1928. Планы двух смежных по высоте этажей, разрез

Л. Лисицкий (АСНОВА): "Мы знаем, что сегодня у нас есть норма 9 кв. м; мы знаем, что это ненормальная норма, это паек, временное явление. Если мы будем строить сегодня на 50 лет, основываясь на такой норме, то это значит, что мы ни во что не верим, это значит быть пессимистами... Речь идет о том, что мы строим что-то временное... Здесь поставлен вопрос о кухне. Тут дело не только в том, что мы имеем часто чад и "всеобщее наводнение", - хуже то, что кухня часто бывает местом склоки, скандалов, побития жен и детей и т. д. И вот нужно указать, что нам кухня рисуется в другом плане, а именно как коллективная лаборатория. Второй существенный вопрос - это рационализация оборудования кухни; произведя рационализацию, мы можем много сэкономить в площади" (с. 28).

Кизимов (Цекомбанк): "К чему сводится рационализация кухни. По-моему, этот вопрос есть вопрос рационализации самой хозяйки... Ведь наша хозяйка проводит на кухне не меньше 4-6 часов в день. В кухне совершенно иной воздух, чем в общей квартире. Можно ли при таких условиях снизить размер кухни? Ведь у большинства рабочих женщин нет прислуги и приходится тащить на кухню и ребенка" (с. 28).

Б. Вендеров (ВОГИ): "Я присоединяюсь к тем товарищам, которые говорили о том, что нужно построить такие дома, чтобы на опыте проверить их качества" (с. 28).

Жуков (ВСНХ РСФСР): "Представленные нашему вниманию типы имеют ту заслугу, что они охватывают не только экономическую, но и социально-бытовую сторону проблемы. Мне очень нравится идея горизонтального коридора, так как коридор, применявшийся на постройках Московского Совета, является очень неэкономным и отнимает излишне много кубатуры и площади. Нужно перейти к проверке этих типов на практике" (с. 28).

В заключительном слове Гинзбург ответил на высказанные в прениях вопросы и критические замечания.

Отвечая тем выступавшим, которые признавали норму в 9 м2 жилой площади на человека сугубо временным голодным пайком и опасались, что построенные по этой норме дома через несколько, а тем более через 40-50 лет, трудно будет использовать, Гинзбург говорил, что такая норма сохранится "на долгое время, потому что, если мы будем расти, то не за счет индивидуальной площади, а за счет тех коллективных помещений, которые мы будем строить. Буржуазная квартира при экономическом росте страны растет за счет количества комнат индивидуального пользования, а мы говорим, что будем расти за счет общественных столовых, клубов и т. д... Что будет с типом F через 50 лет? Очень просто. В нем будут жить вместо 3-4 человек 1-2, а в лучшем случае один человек. Но рост будет происходить главным образом за счет грандиозных коммунальных помещений: за счет столовых, кухонь, за счет целого ряда детских садов и других подобных учреждений, которые будут обслуживать коллективный сектор, а не индивидуальный" (с. 40 и 34).

Подводя итоги обсуждения председатель Стройкома РСФСР В. Вельман активно поддержал проделанную Секцией типизации работу. "Семей, имеющих две и больше комнат, по данным Госплана, насчитывается в размере 40%, - говорил Вельман. - Это означает, что приблизительно 40% городского населения нуждаются в таком типе нового жилья, где две и больше комнат. Остальные нуждаются в однокомнатной квартире... Кто имеет необходимость в однокомнатной квартире, пусть возьмет тип F, кто в 2-комнатной квартире - тип В. ...нужно сравнить то, что дают эти типы, с тем, что мы имеем, и сказать, улучшают они жилищные условия или нет. Мы говорим, что для трех семейств, которые нуждаются в комнатах, нужно дать тип F, т.е. для каждой семьи по отдельной комнате. Если каждая семья будет иметь свою комнату и отдельную кухню - нишу и другие удобства, то это будет лучше, чем то, что мы видим сейчас, когда вы располагаете одной комнатой и кухней, где горят 17-20 примусов, общей уборной, всегда грязной и т. д. Если вы сравните с казармами, то будет ли данный тип лучше? Несомненно лучше. Будет ли дешевле? Несомненно. Следовательно, имея в виду семейство, которое располагает только одной комнатой, и в дальнейшем будет нуждаться в одной комнате, мы должны поставить перед собой задачу дать такому семейству наиболее выгодный тип однокомнатной квартиры, обеспеченный всеми необходимыми удобствами... Я считаю, что нужно признать работу, проделанную Секцией... достаточно обоснованной. Надо эту работу продолжить, и для такого продолжения мы просим одобрения проделанной нами работы и признания, что она должна быть проверена в опытно-показательном порядке" (с. 34).

С предложением Вельмана не согласился представитель Госплана РСФСР Герштейн, который предложил еще раз обсудить результаты работы Секции типизации с привлечением "специальных обществ и организаций и потом только окончательно решить" (с. 34).

Оба предложения были поставлены на голосование: за предложение Вельмана было подано 40 голосов, за предложение Герштейна - 8 среди членов президиума за предложение Зельмана - 7, против - 1).

В постановлении, принятом пленумом Стройкома РСФСР, после обсуждения первого этапа работы коллектива архитекторов Секции типизации, были рекомендованы к внедрению в массовое строительство, уже начиная с 1928 г., жилые ячейки типа А-2 и А-3. Типы В-2 и В-3 предлагалось проверить в опытно-показательном строительстве. Что же касается жилых ячеек типа F и коммунальных домов, то о них в постановлении Стройкома было сказано: "Новые типы постройки небольших однокомнатных квартир (типы F) для небольших семейств со всеми необходимыми удобствами при одновременном удешевлении стоимости жилплощади этих квартир (что достигается за смет сокращения числа лестничных клеток или коридоров) и обслуживанием двух этажей квартир одним светлым коридором - террасой заслуживают при наших экономических и бытовых условиях особого внимания и должны быть еще в текущем году проверены в порядке опытно-показательного строительства.

Вместе с тем, в порядке опытно-показательного строительства должна быть проверена возможность наиболее экономного и рационального сочетания этих типов в одном строении с устройством при последнем необходимых для обслуживания жилья помещений коллективного пользования и обслуживания (клубы, столовая, кухня, прачечная, ванные, детские сады, ясли и т. п.)".

Далее в постановлении говорилось: "Поручить Секции типизации Стройкома одновременно с дальнейшими изысканиями новых методов и форм усовершенствования типов жилья в ближайшее время особое внимание обратить на разработку новых конструкций и проблемы применения более дешевых материалов для осуществления вышенамеченных типов.

Типовые конструкции при учете применения новых и дешевых материалов надлежит проработать с таким расчетом, чтобы эти конструкции могли быть проверены в порядке опытно-показательного строительства еще в текущем строительном сезоне.

...необходимо всемерно стремиться к удешевлению самих процессов работ и для этого проектировать типовые конструкции и отдельные стандартные элементы жилья таким образом, чтобы максимально возможная часть их могла изготовляться фабричным способом" (с. 34 и 36).

В соответствии с предусмотренным этим постановлением Стройкома опытно-показательным строительством в конце 20-х - начале 30-х годов в Москве, Свердловске и Саратове было построено шесть экспериментальных коммунальных домов переходного типа, в которых проверялись на практике разработанные в Секции типизации жилые ячейки.

Проектирование этих домов началось уже в 1928 г., причем одновременно с созданием проектов конкретных домов коллектив Секции типизации продолжал разработку проблем рационализации, типизации и стандартизации жилища. На этой второй стадии работы (конец 1928 - начало 1929 г.) основное внимание было обращено на разработку новых конструкций и рационального бытового оборудования. К этой работе были привлечены инженер С. Орловский (специалист по новым материалам и конструкциям), архитектор Л. Лисицкий (много внимания уделявший в то время проблеме бытового оборудования жилища; он возглавлял в это время кафедру проектирования мебели и художественного оборудования помещений на Дерметфаке ВХУТЕИНа) и др.

Результатом работы коллектива Секции типизации в 1928-1929 гг. была, с одной стороны, разработка "типовых проектов и конструкций жилищного строительства, рекомендуемых на 1930 г." (альбом проектов был издан Стройкомом РСФСР в 1929 г.), а с другой, как уже говорилось, строительство шести экспериментальных коммунальных домов переходного типа в Москве, Свердловске и Саратове.

К началу страницы
Содержание    3.7. Товарищеское соревнование ОСА...  3.9. Разработка проекта дома-коммуны...