Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. Коммунальное хозяйство. - 1921. - № 1. - С. 106. Вернуться в текст
2. Из истории советской архитектуры 1917-1925 гг.: Документы и материалы. - М., 1963. - С. 61. Вернуться в текст
3. Там же. - С. 63. Вернуться в текст
4. Богданов и Кожанович. К конкурсу Моссовета на проект рабочего дома // Строитель. - 1925. - № 9. - С. 26. Вернуться в текст
5. Попов Н. (Сибиряк). Конкурс на проект рабочего дома // Строитель. - 1925. - № 9. - С. 27. Вернуться в текст
6. Строительство Москвы. - 1926. - № 6. - С. 1. Вернуться в текст
7. Цит. по статье: Вендеров Б. Второй конкурс Московского Совета P.K. и К.Д. на проект дома-коммуны // Строительство Москвы. - 1926. - №6. - С. 4. Вернуться в текст
8. Марковников H. Опыт применения типа малого дома к проектированию дома-коммуны // Строительная промышленность. - 1927. - №2. - С. 127-128. Вернуться в текст
9. Покшишевский C. H. Дом-коммуна - многоэтажный фаланстер // Строительная промышленность. - 1930. - № 6-7. - С. 483-484. Вернуться в текст


Глава 3. Проблемы перестройки быта (разработка новых типов жилища)

3. Проектирование и строительство первых домов-коммун

В первой половине 20-х годов в процессе изучения опыта рабочих домов-коммун вырабатывалась программа нового типа жилища и создавались первые проекты домов-коммун. Существенную роль в этом процессе сыграли экспериментальные и конкурсные проекты.

Одни из первых проектов дома-коммуны (коммунального дома) были созданы в Живскульптархе Н. Ладовским, В. Кринским и Г. Maпу и демонстрировались в 1920 г. на выставке среди работ членов Живскульптарха. Жилые дома в этих экспериментальных проектах представляли собой сложные по композиции многоэтажные здания. В проектах Ладовского и Кринского вокруг высокого центрального холла были сгруппированы различные помещения с многочисленными внутренними лестницами.

В начале 1921 г. в Москве состоялся представительный "Съезд по оздоровлению населенных мест", на котором рассматривались проблемы планировки и застройки городов, жилищного строительства и коммунального хозяйства. В принятой на съезде специальной резолюции о домах-коммунах говорилось: "Октябрьская революция выдвинула идею Рабочего дома или Дома-коммуны, имеющего целью воспитание и насаждение коллективистских начал путем создания учреждений общего пользования и привлечение женщины к общественно-полезному труду путем освобождения ее от мелких хозяйственных забот... Практика существующих Домов-коммун в Москве и других городах Республики с очевидностью показала, что идею Дома-коммуны трудно осуществить в нынешних жилищных и бытовых условиях и домах дореволюционной постройки... Задачей нынешнего дня является разработка планов и типов идеального жилища, отвечающего всем санитарным, техническим и эстетическим требованиям современной науки и искусства, а также основной цели, которую ставят себе Дома-коммуны"1.

Начиная с 1921 г. разворачивается планомерная работа по разработке проектов нового типа жилища на базе рабочего дома-коммуны.

Н. Ладовский. Коммунальный дом. Экспериментальный проект. 1920. Разрез Н. Ладовский. Коммунальный дом. Экспериментальный проект. 1920. План

Н. Ладовский. Коммунальный дом. Экспериментальный проект. 1920. Фасад В. Кринский. Коммунальный дом. Экспериментальный проект. 1920. Фасад

В. Кринский. Коммунальный дом. Экспериментальный проект. 1920. План Г. Мапу. Коммунальный дом. Экспериментальный проект. 1920. Фасад (вариант)

М. Туркус. Проект коммунального дома для рабочих. ВХУТЕМАС (мастерская Н. Ладовского). 1923. Генеральный план, фасады, планы М. Туркус. Проект коммунального дома для рабочих. ВХУТЕМАС (мастерская Н. Ладовского). 1923. Разрезы

И. Ламцов. Проект коммунального дома для рабочих. ВХУТЕМАС (мастерская Н. Ладовского). 1923. Эскиз фасада

В конце 1921 г. был объявлен рассматривавшийся выше конкурс на проект типового коллективного жилища для застройки пригородной зоны Петрограда, программа которого предусматривала создание жилого дома, совмещающего удобства семейной жизни с обобществлением некоторых помещений.

Этот конкурс, в отличие от развитого дома-коммуны (коммунального дома) в проектах Ладовского, Кринского и Maпу, предполагал создание дома переходного типа (дома-коллектива, коллективного дома), где наряду с семейными квартирами предусмотрено частичное обобществление домашнего хозяйства.

Объявленный через год, в конце 1922 г., (также уже рассматривавшийся выше) конкурс на проекты застройки двух жилых кварталов в Москве показательными домами для рабочих тоже предусматривал создание жилища переходного типа. Однако четкое деление требований к составу помещений в корпусах для семейных (75% всей жилой площади) и одиноких (25%) предоставляло проектировщикам более широкие возможности в области поисков нового типа жилища.

Двух- и трехкомнатные квартиры для семейных согласно программе должны были иметь полный набор подсобных помещений, включая кухню. Для жителей этих квартир предусматривались такие общественные помещения, как детский сад, ясли и библиотека-читальня, а также помещения общего пользования - ванные, душевые и кубовые.

Для малосемейных предназначались отдельные комнаты (на одного и двух человек) с умывальником. Общие помещения здесь включали приемные, библиотеки-читальни, столовые, кухни, кубовые, ванные, душевые, уборные и др.

Кроме того, в жилом квартале предусматривались общие помещения (обслуживающие все корпуса - для семейных и одиноких): амбулатория, гараж, прачечная, домовая контора, зал для собраний и др. Проектировщики могли по своему усмотрению создавать отдельные или соединенные между собой корпуса.

Как видим, программа образцовых рабочих жилых кварталов в Москве была разработана весьма подробно и содержала набор жилых и общественных помещений уже сложившийся в рабочих домах-коммунах, при этом было проведено четкое деление корпусов для семейных и одиноких - для них предлагалась различная степень обобществления домашнего хозяйства.

В 1923 г. в мастерской Н. Ладовского во ВХУТЕМАСе студенты разрабатывали проект "коммунального дома для рабочих". Ладовский ставил задачу создать жилой дом, в котором сочетались бы преимущества как индивидуального жилища, так и дома с развитой коммунально-бытовой частью. Конкретные требования он варьировал. Например, в ряде проектов решалась задача, как, не увеличивая стоимость дома, обеспечить связь каждой жилой ячейки внутри дома с помещениями общего пользования и, кроме того, предусмотреть, чтобы каждая жилая ячейка имела изолированный вход непосредственно с улицы. Эта задача была виртуозно решена в проекте М. Туркуса, где в протяженном трехэтажном доме все жилые ячейки (на одного и на двух человек) связаны и с улицей, и с внутренними коридорами. По-иному решалась проблема сочетания индивидуального и коммунального в проекте И. Ламцова, где был создан узел коммуникаций в торце дома.

В середине 20-х годов, когда наметился повсеместный отказ от малоэтажного строительства поселков-садов и переход в основных пролетарских центрах страны (Москве, Ленинграде, Баку, Харькове, Иваново-Вознесенске и др.) на строительство городских жилых комплексов для рабочих, проблема нового типа рабочего жилища приобрела практическое значение.

В 1924-1925 гг. проходил всесоюзный конкурс на дом-коммуну в Харькове, программа которого предусматривала создание нового типа жилого дома с развитой коммунальной частью. Было подано более 30 проектов. Получивший первую премию проект В. Троценко был осуществлен (Толкачевская улица). Это пятиэтажное здание, решенное в плане "покоем": в центре общественно-коммунальные помещения, в боковых корпусах (коридорная система) жилые помещения без кухонь, рассчитанные на 60 семей и 30 одиноких. Развитая система коммунально-общественных помещений включала столовую, зал, библиотеку, прачечную, холлы для отдыха, душевые на этажах и т. д.

В 1925-1926 гг. Моссовет провел два всесоюзных конкурса на проекты жилых домов для рабочих, при этом программа первого конкурса предусматривала создание "домов с квартирами для рабочей семьи, живущей обособленным хозяйством"2, а программа второго конкурса ставила перед проектировщиками цель "дать тип дома, приспособленного как для одиноких рабочих, так и для рабочих семей, не ведущих обособленного хозяйства"3.

Первый конкурс Моссовета на проект рабочего дома. 1925. Конкурсные проекты блокированных домов с двухэтажными квартирами. А. Дмитриев (фасады, планы, разрезы) Первый конкурс Моссовета на проект рабочего дома. 1925. Конкурсные проекты блокированных домов с двухэтажными квартирами. М. Иванов и 3. Щербаков (фасады, планы)

Первый конкурс Моссовета на проект рабочего дома. 1925. Конкурсные проекты блокированных домов с двухэтажными квартирами. А. Клейн и Э. Серк (Берлин) (фасады) Первый конкурс Моссовета на проект рабочего дома. 1925. Конкурсные проекты блокированных домов с двухэтажными квартирами. А. Клейн и Э. Серк (Берлин) (фасады, планы)

Таким образом, в отличие от конкурса 1922 г., в котором предусматривалось создание единого жилого комплекса для одиноких и семейных (с домашним хозяйством), в новых конкурсах предусматривалась разработка жилых домов двух разных типов - обычного квартирного жилого дома и дома-коммуны (коммунального дома).

Первый конкурс был объявлен летом 1925 г. Он предусматривал создание трех типов квартирных домов: А - двухэтажный дом на 4-8 квартир, располагаемых поэтажно (каждая квартира расположена на одном этаже); Б - блокированные дома на три и более квартир (каждая квартира занимает два этажа); В - трех-, четырехэтажный секционный дом.

О том, какое значение придавалось этому конкурсу, свидетельствуют две статьи, опубликованные в журнале "Строитель" под общей рубрикой: "Ко всем архитекторам, инженерам и техникам-строителям". Авторы первой статьи писали: "Конкурс - академический, имеющий целью дать идеи, общие методы и приемы проектирования и конструирования рабочего дома... Мы обращаемся с призывом поддержать начинание Моссовета и принять самое деятельное участие в объявленном им конкурсе"4. Во второй статье формулировались требования к проекту рабочего жилища: "План должен быть жизненный, т.е. должен строго отвечать нормальному укладу жизни рабочего. План должен подсказать рабочему, как и в чем изменить свои нездоровые навыки, привитые неблагоустроенным жилищем, но план квартиры не должен толкать рабочего на несвойственную ему роскошь, которая может увеличить расходы по домашней жизни.

Проект должен с эстетической стороны удовлетворять здоровому, пролетарскому вкусу"5.

К 1 ноября 1925 г. на конкурс было подано более 100 проектов, в том числе более 30 иностранными архитекторами (из Германии, Австрии, Англии, Норвегии и др. стран). Наибольший интерес представляют блокированные дома, среди которых были и двухэтажные с мансардами (т.е. с квартирами, расположенными в трех уровнях). Второй конкурс Моссовета был объявлен в конце 1925 г., а срок подачи проектов установлен до 28 февраля 1926 г. В этом конкурсе также участвовали иностранные архитекторы. В предисловии к программе конкурса была сформулирована принципиальная задача, поставленная перед проектировщиками: "Долг технической мысли, обязанность зодчих проникнуться новыми запросами к жилищу и возможно скорее дать проект такого дома с общественным хозяйством, который превратил бы так называемый домашний очаг из тесной, скучной, а подчас и тяжелой кельи, особенно для женщины, в место приятного и свободного отдыха.

Новая жизнь требует новых форм.

Рабочий не желает, чтобы его мать или сестра была нянькой, прачкой или стряпухой без ограничения времени; он не желает, чтобы дети лишали его самого и особенно свою мать возможности использовать часы своего отдыха для общественной работы, для духовных и физических развлечений"6.

Население дома-коммуны согласно программе должно было насчитывать 750-800 человек, при этом типы семей распределялись таким образом: 3-5 человек - 60%, 2 человека - 30%, одинокие - 10%. Предусматривалась развитая система коммунальных помещений дома для обслуживания процессов питания (центральная кухня, рассчитанная на питание 600 человек, столовая на 250 мест, кубовые и газовые плиты на каждом этаже для индивидуального приготовления и подогревания пищи), воспитания детей (детский сад на 30 детей и ясли на 30 детей), культурного отдыха (клуб на 100 человек, библиотека-читальня на 100 человек), личной гигиены (центральная механическая прачечная, подсобные прачечные для малой стирки на каждом этаже, умывальные комнаты и помещения для чистки одежды и обуви на каждом этаже).

В получившем первую премию проекте архитектора В. Маята дом-коммуна состоял из шести связанных теплыми переходами корпусов - четырех жилых и двух коммунальных. В некоторых вопросах автор отступил от программы. Так, например, вместо общих он запроектировал индивидуальные умывальные и уборные, так аргументируя это в пояснительной записке к проекту: "Чтобы хорошо вымыться, надо достаточно обнажиться, что в общих умывальнях весьма неудобно; также неудобно носить с собой полотенце, мыло и проч. Мыть детей в общих уборных тоже весьма неудобно. Для больных детей, а ночью и для взрослых, чрезвычайно неудобно ходить по коридору в общие уборные. Содержание в достаточной чистоте общих уборных и умывален без специального постоянного персонала, как показала практика, нигде не удается"7.

Второй конкурс Моссовета на проект дома-коммуны. 1925-1926. Первая премия - В. Маят (фасад) Второй конкурс Моссовета на проект дома-коммуны. 1925-1926. Первая премия - В. Маят (план)

Второй конкурс Моссовета на проект дома-коммуны. 1925-1926. Вторая премия - Г. Вольфензон, С. Айзикович и Е. Волков (план первого этажа дома, планы жилых ячеек на 1, 2, 3, 4 и 5 человек) Второй конкурс Моссовета на проект дома-коммуны. 1925-1926. Вторая премия - Г. Вольфензон, С. Айзикович и Е. Волков (план первого этажа дома, планы жилых ячеек на 1, 2, 3, 4 и 5 человек)

Второй конкурс Моссовета на проект дома-коммуны. 1925-1926. Третья премия - В. Щербаков и М. Иванов (фасад) Второй конкурс Моссовета на проект дома-коммуны. 1925-1926. Третья премия - В. Щербаков и М. Иванов (план)

Второй конкурс Моссовета на проект дома-коммуны. 1925-1926. Четвертая премия - А. Клейн и Э. Серк (Берлин) (перспектива) Второй конкурс Моссовета на проект дома-коммуны. 1925-1926. Четвертая премия - А. Клейн и Э. Серк (Берлин) (план первого этажа)

В проекте Г. Вольфензона, С. Айзиковича и Е. Волкова (вторая премия) жилые помещения были разделены на три группы - для больших семей, для малых семей и для одиноких. Сложный по конфигурации план дома состоял из примыкавших друг к другу жилых корпусов коридорного типа, расположенных по сторонам обширного курдонера, в глубине которого находился коммунальный корпус.

Сложные по конфигурации планы (симметричные по композиции) были и у ряда других конкурсных проектов (третья премия - В.Щербаков и М.Иванов; четвертая премия - А. Клейн и Э. Серк, Берлин).

Своеобразным откликом на этот конкурс Моссовета был экспериментальный проект Н. Марковникова, опубликованный в начале 1927 г. По мнению Марковникова, объявленный Моссоветом конкурс "на составление проекта коммунального дома... дал нам несколько решений, вполне отвечающих задачам, но все же не внесших чего-либо нового в обычный тип общежития, благодаря тому, что в заданиях был уже определенно предрешен вопрос сооружения многоэтажного здания с внутренними коридорами, небольшим числом входов, с вестибюлями и т. п., что уже заранее обрисовывало этот характер гостиницы, в котором ничего нельзя было изменить". Он считал, что при разработке проектов коммунальных домов не используются возможности малоэтажного строительства из облегченных экономичных конструкций. Исходя из того, что "идея внутреннего замкнутого двора, с зелеными насаждениями, обнесенного экономического типа жилыми строениями, с закрытым теплым между ними сообщением, централизацией хозяйственных и просветительных потребностей, трактованная открыто, без намека на монастырский или вообще какой-либо принудительный режим, является вполне подходящей для первых шагов по пути оформления идеи дома-коммуны, при наличии достаточной для этого земельной площади"8. Марковников создает встречный проект двухэтажного дома-коммуны. Вокруг обширного двора расположены сблокированные между собой секции, каждая из которых имеет самостоятельный вход со стороны двора и состоит из восьми комнат (13, 15 и 19 м2), уборной, ванной и лестницы.

При желании комнаты могут быть соединены между собой и образовывать квартиры в две, три и более комнат. В центре второго этажа устроен сквозной коридор, соединяющий все жилые секции с помещениями общественного пользования (клуб, ясли, детский сад и т. д.). При 205 жилых комнатах дом-коммуна может вместить до 360 человек (при норме примерно 8 м2 на человека).

Это экспериментальное проектное предложение Н. Марковникова вызвало отклик в виде еще одного проекта - С. Покшишевского. Он как бы развивает проект Марковникова, но возвращает дому-коммуне его четырехэтажную высоту, как это было предусмотрено программой Второго конкурса Моссовета. Настаивая на том, что дом-коммуна - это многоэтажный фаланстер, Покшишевский аргументирует свое предложение сравнением экономичности двух- и четырехэтажных жилых корпусов.

Вот как сам автор обосновывает свое проектное решение: "Воплощение в жизнь идеи "дома-коммуны" несомненно переживает некоторый кризис. Идеологические нападки противников "красной казармы", с одной стороны, и указания на дороговизну такого рода зданий, с другой, делают свое дело... мы попытались в настоящем проекте дать наиболее экономическое решение такого комплекса.

Вся "бытовая" сторона решена здесь так, как она и доселе решалась в домах-коммунах, т.е. так, как она представляется в настоящий момент наиболее приемлемой для культурно-передовых слоев пролетариата. А именно - обобществлено питание, имеется возможность общественного воспитания детей и предусмотрены элементы клубно-просветительной работы среди населения дома-коммуны. Главное внимание было однако заострено на собственно жилую часть дома, так как предлагаемые до сих пор решения (главным образом коридорные) не выдерживали с экономической стороны никакой критики. Жилая часть по настоящему проекту мыслится как целый ряд ячеек, совершенно изолированных друг от друга, предназначенных для лиц, живущих семьями, и ряд индивидуальных комнат для одиноких.

...если лишить... индивидуальные квартиры, так экономично разработанные в настоящее время, самого одиозного их элемента - кухни и дать поэтажно комплект санитарных приборов (уборная, умывальник, душ и ванная), то получится целый ряд семейных ячеек, группирующихся по вертикальной связи - лестнице. Прорезав в первом этаже эти блоки коридором и дав таким образом возможность попадать в общие помещения, мы получили по обеим сторонам коридора индивидуальные комнаты для одиноких"9.

Дом-коммуна Покшишевского, состоящий из четырехэтажных жилых и двухэтажных общественных корпусов, предназначался для рабочих одного из предприятий под Ленинградом. Он был рассчитан на 620 человек и включал 66 комнат для одиноких и 168 семейных жилых ячеек.

Дома-коммуны проектировались в эти годы для ряда городов. Часть из них была осуществлена. Однако острая жилищная нужда приводила к тому, что эти дома заселялись с нарушением предусмотренного программой режима их эксплуатации. Сложные по функциональной структуре дома-коммуны могли обеспечить предусмотренный проектом бытовой комфорт их жильцам лишь при условии нормального функционирования всех их общественно-коммунальных учреждений и при заселении их жильцами соответствующего семейного положения. Нарушение этих условий (коммунальные учреждения не работали, общественные помещения отводились под жилье, предназначенные для одиноких и малосемейных корпуса заселялись семьями с детьми и т. д.) не только не давало возможности объективно оценить достоинства и недостатки экспериментальных домов-коммун, но и ставило их жильцов в условия дискомфорта и вызывало с их стороны резкую критику самого типа дома-коммуны.

Были и другие причины неудач попыток внедрения дома-коммуны в качестве массового типа рабочего жилища. Не были в достаточной степени проанализированы процессы возникновения, развития и постепенного распада бытовых коммун, созданных в первые годы советской власти в старых доходных домах и особняках. Считалось, что причины неустойчивости бытовых коммун связаны прежде всего с неприспособленностью для нового быта старых домов. При этом не учитывалась роль специфических условий периода военного коммунизма, повлиявших на массовое возникновение бытовых коммун, и особенностей состава членов наиболее устойчивых коммун (возраст, семейное положение, связь с производством и др.).

Н. Марковников. Экспериментальный проект двухэтажного дома-коммуны. 1927. Фасад Н. Марковников. Экспериментальный проект двухэтажного дома-коммуны. 1927. План второго этажа всего здания

Н. Марковников. Экспериментальный проект двухэтажного дома-коммуны. 1927. Планы первого и второго этажей жилой секции С. Покшишевский. Проект дома-коммуны для Ленинграда. 1930. Аксонометрия

С. Покшишевский. Проект дома-коммуны для Ленинграда. 1930. Планы первого и второго этажей С. Покшишевский. Проект дома-коммуны для Ленинграда. 1930. План жилой секции

Наряду с уже рассмотренными выше факторами, способствовавшими массовому появлению бытовых коммун (освоение рабочими национализированного жилого фонда, стремление к освобождению женщины от малопроизводительного домашнего труда, задачи культурной революции и т. д.), существенную роль играли и другие факторы, значение которых в процессе социально-экономических преобразований в стране уменьшалось или они вообще переставали оказывать влияние. Рассмотрим два наиболее существенных фактора.

Во-первых, в годы военного коммунизма считалось, что в новом обществе сразу же после победы социалистической революции система товарообмена с денежным обращением будет заменяться системой продуктообмена. Это положение было зафиксировано и в принятой VIII съездом РКП(б) программе партии. Система продуктообмена предполагала создание наряду с системой производственных коллективов разветвленную сеть потребительских коллективов (коммун). На основе продуктообмена (или взаимного обмена трудом) должна была строиться не только система распределения промышленных изделий и продуктов питания, но и система коммунально-бытового обслуживания и жилищного хозяйства. Такой подход к характеру организации всей системы потребления в стране, естественно, требовал придания ей определенной структуры, объединения потребителей на основе совместной эксплуатации жилья, создания на началах самообслуживания первичных коммунально-бытовых учреждений и т. д. Следовательно, бытовая коммуна в условиях постепенно вводившегося в годы военного коммунизма продуктообмена (продразверстка, распределители, запрет частной торговли и т. д.) могла стать и уже частично становилась экономически оправданной структурной ячейкой общей системы распределения материальных благ и услуг. Нэп коренным образом изменил экономические условия функционирования бытовых коммун.

Во-вторых, создание рабочих домов-коммун было связано и с политическим самоопределением пролетариата в структуре когда-то враждебных ему жилых кварталов селитебной территории города. Это были не просто бытовые коммуны, а именно рабочие дома-коммуны. Убежденным сторонникам советской власти в годы гражданской войны и нэпа часто приходилось действовать в среде равнодушных обывателей или враждебно настроенных состоятельных слоев населения. Особенно это было характерно в сфере быта, где рабочий находился вне трудового коллектива. Это обстоятельство также способствовало объединению активных сторонников советской власти в бытовые коммуны, которым часто приходилось вести острую политическую борьбу с окружающей средой.

Такие бытовые коммуны (рабочие дома-коммуны) были опорой советской власти в селитебной структуре города. Они служили формой объединения в условиях быта политических единомышленников. В период нэпа с его эйфорией потребительства бытовые коммуны рассматривались как важная сфера пропаганды и становления нового отношения человека к собственности и к вещам, противопоставленного мещанской (как тогда считали) власти вещей и тяге к накопительству и безусловно сыграли определенную роль в пропаганде объявленной социалистической морали, социально-этических норм общежития.

Следовательно, многие черты первых рабочих домов-коммун были не "забеганием вперед" (как позднее писали критики этого типа жилища), а отражали реальные условия своего времени. Больше того, попытки законсервировать их и перенести в будущее оканчивались неудачей, ибо эти черты отвечали на конкретные потребности определенной эпохи. В процессе социально-экономических преобразований в стране происходило быстрое изменение экономических, социальных и политических условий. Отмирали одни и рождались другие элементы организации быта. Не оставались в стороне от этого процесса и бытовые коммуны, многое в них естественно отмирало вместе с изменением условий. Однако уже установившаяся в первые годы советской власти оценка рабочих домов-коммун как жилища будущего часто мешала объективной оценке жизненности той или иной конкретной формы бытовой коммуны. Мешало стремление рассматривать чуть ли не все их черты как элементы жилища будущего, причем их практическая неприемлемость в конкретных условиях, как правило, объяснялась преждевременностью их внедрения - предполагалось, что со временем общество "дорастет" и до тех форм жизни, которые культивировались в домах-коммунах.

Между тем дома-коммуны, являясь порождением определенной исторической эпохи, в своей "идеальной форме" были не столько жилищем будущего, сколько характерным для той исторической эпохи представлением о жилище будущего. И вполне естественно, что идеал жилища будущего включал в себя многие условия жизни, свойственные тому этапу развития, когда впервые формировалось социалистическое общество (при опоре на определенную социальную модель).

Все это проявилось уже в первой половине 20-х годов, когда переход к нэпу и к хозяйственной самоокупаемости городских жилых домов (введение дифференцированной квартплаты) привел к существенным изменениям в самой экономической основе функционирования рабочих домов-коммун. Основанная на бесплатной эксплуатации дома и полном самообслуживании бытовая коммуна уступала место новой форме бытового коллектива - жилищной кооперации с долевым участием членов в финансировании строительства и эксплуатации дома, и с формой личной собственности на жилплощадь.

К началу страницы
Содержание    3.2. Возникновение бытовых коммун...  3.4. Жилищные товарищества...