Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения в двух томах. - М., 1955. - Т. 1. - С. 114. Вернуться в текст
2. Ленин В. И. Соч. - Т. 19. - С. 42. Вернуться в текст
3. Ленин В. И. Соч. - Т. 23. - С. 320. Вернуться в текст
4. Ленин В. И. Соч. - Т. 27. - С. 132. Вернуться в текст
5. Ленин В. И. Соч. - Т. 28. - С. 161. Вернуться в текст
6. Первый Всероссийский съезд работниц. - Харьков. - 1920. - С. 17. Вернуться в текст
7. Ленин В. И. Соч. - Т. 29. - С. 395-397. Вернуться в текст
8. Ленин В. И. Соч. - Т. 30. - С. 25-26. Вернуться в текст
9. Там же. - С. 383. Вернуться в текст
10. Новый мир. - 1982. - №5. - С. 208. Вернуться в текст


Глава 3. Глава 3. Проблемы перестройки быта (разработка новых типов жилища)

Проблемы перестройки быта и разработка новых типов жилища тесно связаны с проблемами социалистического расселения. Многие рассмотренные в предыдущей главе градостроительные концепции и проекты планировки и застройки городов включали в себя все уровни социалистического расселения: жилую ячейку, дом, квартал, район, город, систему расселения. Поэтому выше уже были частично рассмотрены некоторые проблемы перестройки быта и разработки новых типов жилища (в частности, жилкомбината). Данная глава посвящена прежде всего проблемам, связанным с поисками нового типа жилища в основном на уровне жилой ячейки и дома.

1. Задача реконструкции домашнего хозяйства и вовлечения женщины в общественное производство

После Октябрьской революции перед советскими архитекторами в связи с новым социальным заказом встала задача разработки нового в социальном отношении типа жилища, отвечающего требованиям социалистического быта, как его тогда понимали. Поиски нового типа жилища интенсивно велись начиная с первых лет советской власти, в процессе становления самого нового быта, отражая все особенности его формирования на различных этапах развития нового общества. Постановка проблемы нового жилья в рассматриваемый период при всех противоречиях творческих поисков позволила выявить и всесторонне обсудить большое количество сложнейших вопросов, проверить в экспериментальном проектировании и строительстве различные типы жилья, выявить жизненность или неприемлемость того или иного подхода к реконструкции быта.

Создавая первые проекты жилищ нового типа, советские архитекторы внимательно следили за процессами перестройки быта, происходящими в самой жизни, знакомились с постановкой этой проблемы социалистами-утопистами, внимательно изучали произведения классиков марксизма. При этом наибольшее внимание привлекали две задачи: внедрение в быт коллективного начала и освобождение женщины от домашнего хозяйства. Обе проблемы в той или иной форме ставились в трудах социалистов-утопистов XVI-XIX вв.: Мора, Кампанеллы, Вераса, Морелли, Дезами, Фурье, Оуэна, Сен-Симона и других. Причем, как было показано в первой главе, значительное внимание в работах социалистов-утопистов уделялось роли семьи в будущем обществе: многие из них считали, что семья, как первичная ячейка общества, будет заменена более крупным бытовым коллективом, с учетом потребностей которого они и создавали свои проекты жилища будущего.

Классики марксизма рассматривали жилищную проблему и пути ее решения при социализме как часть более общей проблемы социалистического расселения и связывали ее с задачами уничтожения противоположности между городом и деревней и вовлечения женщины в общественное производство. Ф. Энгельс писал, что "освобождение женщины, ее уравнение с мужчиной невозможно..., пока женщина устранена от общественного производительного труда и ограничивается домашним частным трудом"1.

Много внимания проблеме перестройки быта уделял в своих произведениях В. Ленин, видя в ней подлинно социалистическое разрешение женского вопроса.

Еще до Октябрьской революции, в 1913 г., В. Ленин писал, что при социализме внедрение в быт научно-технических достижений и прежде всего электричества избавят миллионы "домашних рабынь" от необходимости убивать три четверти жизни в смрадной кухне"2. В марте 1917 г. в "Письмах из далека", анализируя различные стороны организации жизни при социализме, Ленин писал: "...не привлекая женщин к общественной службе,... к политической жизни, не вырывая женщин из их отупляющей домашней и кухонной обстановки, нельзя обеспечить настоящей свободы, нельзя строить даже демократии, не говоря уже о социализме"3.

После Октябрьской революции В. Ленин неоднократно обращался к проблеме социалистической реконструкции быта, призывал к практическим мероприятиям в этой области. В написанных в 1918 г. к VII съезду партии "Десяти тезисах о советской власти" Ленин одним из условий укрепления советской власти считал "неуклонные, систематические меры" к переходу к общественному питанию, к "замене индивидуального хозяйничанья отдельных семей общим кормлением больших групп семей"4.

В ноябре того же года в выступлении на созванном ЦК партии I Всероссийском съезде работниц и крестьянок Ленин говорил: "...женщина задавлена своим домашним хозяйством, и от этого положения ее может спасти только социализм"5. Съезд после детального обсуждения проблемы раскрепощения женщин и вовлечения их в активную работу по строительству нового общества принял резолюцию, в которой говорилось: "Вместо доморощенных печного горшка и корыта должны быть созданы как в городе, так и в деревне, общественные кухни, общественные столовые, центральные прачечные, мастерские для штопанья платья, артели для чистки белья и квартир и т.д."6

В 1919 г. В. Ленин вновь обращается к проблеме перестройки быта, призывая искать ростки нового быта в самой жизни, поддерживать и распространять их. "Наша печать, - писал он, - ...мало поддерживает простые, скромные, будничные, но живые ростки подлинного коммунизма.

Возьмите положение женщины...

Женщина продолжает оставаться домашней рабыней несмотря на все освободительные законы, ибо ее давит, душит, отупляет, принижает мелкое домашнее хозяйство, приковывая ее к кухне и к детской, расхищая ее труд работою до дикости непроизводительною, мелочною, изнервливающею, отупляющею, забивающею. Настоящее освобождение женщины, настоящий коммунизм начнется только там и тогда, где и когда начнется массовая борьба против этого мелкого домашнего хозяйства, или, вернее, массовая перестройка его в крупное социалистическое хозяйство.

...достаточно ли заботливо относились мы к росткам коммунизма, уже имеющимся в этой области? Еще и еще раз нет. Общественные столовые, ясли, детские сады - вот образчики этих поисков..."7.

Выступая в сентябре 1919 г. на IV Московской общегородской беспартийной конференции работниц, Ленин, говоря о решении женского вопроса при социализме, большое внимание уделил вопросам перестройки быта. "Положение женщины при ее занятии домашним хозяйством все еще остается стесненным. Для полного освобождения женщины и для действительного равенства ее с мужчиной нужно, чтобы было общественное хозяйство и чтобы женщина участвовала в общем производительном труде...

...речь идет о том, чтобы женщина не была угнетена ее хозяйственным положением в отличие от мужчины... даже при полном равноправии остается все же эта фактическая придавленность женщины, потому что на нее сваливают все домашнее хозяйство. Это домашнее хозяйство в большинстве случаев является самым непроизводительным, самым диким и самым тяжким трудом, какой осуществляет женщина. Это труд чрезвычайно мелкий, не заключающий в себе ничего, что сколько-нибудь способствовало бы развитию женщины.

...Мы теперь серьезно готовимся к расчистке почвы для социалистической постройки, а самая постройка социалистического общества начинается только тогда, когда мы, добившись полного равенства женщины, примемся за новую работу вместе с женщиной, освобожденной от этой мелкой, отупляющей, непроизводительной работы...

Мы создаем образцовые учреждения, столовые, ясли, которые освободили бы женщину от домашнего хозяйства... учреждения эти, избавляющие женщин от положения домашней рабыни, возникают всюду, где только есть малейшая к тому возможность"8.

8 марта 1920 г. в специальном выпуске "Правды", посвященном Международному женскому дню, была опубликована статья В. Ленина, в которой он еще раз подчеркнул тесную связь подлинного освобождения женщины и коренной реконструкции домашнего хозяйства. "Втянуть женщину в общественно-производительный труд, - писал он, - вырвать ее из "домашнего рабства", освободить ее от подчинения - отупляющего и принижающего - вечной и исключительной обстановки кухни, детской - вот главная задача.

Это - борьба длительная, требующая коренной перестройки и общественной техники и нравов"9.

Как видим, В. Ленин весьма остро и недвусмысленно связывал проблемы социалистической реконструкции быта с решением женского вопроса (освобождением женщины от многих бытовых забот и ориентацией ее на общественное производство). Эти положения безусловно учитывались в процессе поисков нового типа жилища в период становления советской архитектуры.

В. Ленин, высказываясь по проблемам перестройки быта, имел в виду прежде всего реконструкцию семейного хозяйства, о реконструкции же самой семьи как первичной ячейке общества, он не говорил. А между тем вопросы реконструкции семейных отношений, о которых думали еще социалисты-утописты, стали одними из важных при обсуждении проблемы перестройки быта в целом.

Опыт разработки концепций, проектов и реализованных экспериментов реконструкции быта в 20-е годы представляет интерес не только исторический, но и как материал для понимания такого сложного общественного явления, как быт.

На протяжении всего XX в. специалисты различных областей науки много внимания уделяли сфере быта, однако его внутренняя содержательная сущность оказывалась чаще всего вне поля зрения исследователей. Не выделены различные по значению признаки быта: которые в принципе неизменяемы, которые могут видоизменяться и которые могут появляться и исчезать.

В подходе к быту теоретиков и проектировщиков 20-х годов отражалось такое отношение к быту, когда в нем не видели фундаментального явления, одну из важнейших форм жизнедеятельности человека. Во многом этим объяснялась радикальность предложений о реконструкции, перестройке или реформировании быта, так как не была по-настоящему выяснена роль быта в жизни человека, семьи и общества. Привычным стало тогда говорить о консерватизме быта, о его отгороженности от общественной жизни, о его неупорядоченности и т. д.

Однако бросающийся в глаза "консерватизм" быта отражает, в частности, преемственность в развитии целого комплекса благоприобретенных элементов культуры, передающихся через эстафету поколений именно в сфере быта. В "отгороженности" же быта от общественной жизни, если учитывать автономию сферы быта, можно увидеть сформировавшуюся в ходе развития человеческого общества особую форму жизнедеятельности, которая создает условия для формирования некоторых важных черт личности. А во внешней "неупорядоченности" (для постороннего взгляда) быта можно увидеть проявление личности, потребность человека в психологической раскованности.

Специфика таких сложных явлений, как быт, заключается в том, что их содержательное ядро (устойчивое по отношению к внешним влияниям) почти не проявляется вовне. А между тем быт - одна из наиболее устойчивых форм жизнедеятельности, которая играла и играет в жизни человека огромную роль. Что только ни пытались делать с бытом, что только ни предлагали! Но быт, это вроде бы аморфное, "мягкое" и непонятное явление с размытыми границами и неясно выраженным содержательным ядром, как бы растворяет в себе многие радикально-реформаторские попытки и продолжает существовать и развиваться.

Наша страна располагает бесценным опытом развития быта в процессе формирования нового образа жизни. Даже трудности и противоречия этого опыта помогают понять многие существенные особенности быта как общественного явления, увидеть черты его содержательного ядра. И этим, в частности, полезен опыт экспериментирования со сферой быта в 20-е годы.

О новом быте и его предметно-пространственном оформлении в 20-е годы писали очень много. Одни авторы под новым бытом подразумевали прежде всего элементарное улучшение условий жизни широких слоев трудящихся и прежде всего рабочих. Писали о необходимости повысить санитарно-гигиенический уровень жилищ и увеличить реальные нормы жилой площади, о важности рациональной планировки квартир и развитого инженерного оборудования во вновь строящихся жилых домах, о повышении внимания к разработке и производству встроенного оборудования и общедоступной мебели, рассчитанной на реальные жизненные условия тех лет (покомнатное заселение квартир). Новый быт и перестройка быта при таком подходе понимались как повышение комфорта жилища.

Но те же понятия "перестройка быта" и "новый быт" имели в 20-е годы и иное значение. Они затрагивали содержательную основу структуры самого быта и принципиальное изменение того первичного коллектива, на который ориентировались архитекторы при разработке предметно-пространственной среды жилища. Какие же основные структурные изменения в быту связывали в 20-е годы с радикально понимаемыми задачами формирования нового быта?

Во-первых, это новый тип семейных отношений в сфере быта, в частности, отрицание функций семьи как хозяйственно-экономической единицы. Для архитектуры это означало, что жилая ячейка освобождается от многих хозяйственных функций.

Во-вторых, это замена семьи в роли первичной ячейки общества бытовым коллективом. Для архитектуры это означало, что не дом надлежало набирать из жилых автономных ячеек, а жилой комплекс (и город) формировать из автономных жилых единиц, рассчитанных на коллектив с более сложным набором функциональных процессов, а значит, и с иной структурой предметно-пространственной среды.

В-третьих, это принципиально иные взаимоотношения внутри нового бытового коллектива: самообслуживание, потребительская кооперация, новое отношение к личной собственности на предметы быта (максимальное их обобществление), формы общения в масштабе нового первичного коллектива и т. д. Все эти особенности взаимоотношений людей и рассматривались в 20-е годы как социальная основа перестройки старого быта.

Анализ теоретических концепций и деклараций 20-х годов показывает, что эти три группы факторов не одинаково трактовались различными авторами. Амплитуда взглядов и подходов к степени радикальности реконструкции быта была весьма широкой. В зависимости от этого менялись и модели предметно-пространственной организации нового быта, отражающиеся в архитектурных и дизайнерских поисках.

Сфера быта испытывала тогда на себе влияние как коренных фундаментальных процессов формирования нового общества, так и многих особенностей конкретного исторического этапа. Модель нового образа жизни еще только формировалась, многое в ней было неясно, боролись между собой различные варианты такой модели.

Например, общий настрой на уравнивание женщины в правах с мужчиной в сфере быта, на освобождение ее от трудоемких бытовых процессов и вовлечение в общественную жизнь в конкретно-исторических условиях тех лет в среде активно участвовавшей в революции и гражданской войне молодежи приобрел свои специфические приметы.

В первые послереволюционные годы, когда многое характерное для старой семьи отвергалось, а черты новой еще не определились, новое советское семейно-брачное законодательство (свободное расторжение брака, уравнение в правах внебрачных детей и т. д.) не только создало объективные предпосылки более здоровых семейных отношений, но и в обстановке незавершенности сложных жизненных процессов обострило многие нравственные проблемы.

Рождавшаяся в противоречивой обстановке гражданской войны, хозяйственной разрухи и коллективистского пафоса периода военного коммунизма новая советская семья часто не имела необходимых условий для нормального функционирования. Брачные связи, хотя и носили, как правило, более искренний характер и были лишены сугубо материальных соображений, часто оказывались временными. В условиях гражданской войны, когда быт во многом утратил стабильность, новая семья нередко была полностью отделена от традиционного быта, что также влияло на неустойчивость брачных связей. Эта вызванная сложными условиями первых лет советской власти неустойчивость новой семьи стала нередко восприниматься как новая социалистическая мораль. Поэтому, когда в первой половине 20-х годов в условиях стабилизации экономической жизни семья вновь стала принимать форму хозяйственно-потребительской ячейки общества, революционная молодежь увидела в этом опасность возрождения мещанства, утраты коллективизма и замены его индивидуализмом мелкобуржуазного быта.

На страницах печати и собраниях молодежи бурно дискутировались проблемы новой морали в области взаимоотношения полов, обсуждались различные модели семейно-бытовых отношений. В центре внимания оказались тогда доклады и статьи А. Коллонтай, которая, отстаивая равноправие женщин во всех сферах общественной и личной жизни, видела реальное достижение такого равноправия в свободном браке и в освобождении женщины не только от бытовых забот (стирка, кухня), но и от повседневной заботы о детях.

В тезисах прочитанной Коллонтай в 1921 г. в Коммунистическом университете лекции "О "коммунистической" морали в области брачных отношений" говорится: "Коммунистическое хозяйство упраздняет семью, семья утрачивает значение хозяйственной ячейки с момента перехода народного хозяйства в эпоху диктатуры пролетариата к единому производственному плану и коллективному общественному потреблению.

Все внешние хозяйственные задачи семьи от нее отпадают: потребление перестает быть индивидуальным, внутрисемейным, его заменяют общественные кухни и столовые; заготовка одежды, уборка и содержание жилищ в чистоте становится отраслью народного хозяйства так же, как стирка и починка белья. Семья как хозяйственная единица с точки зрения народного хозяйства в эпоху диктатуры пролетариата должна быть призвана не только бесполезной, но и вредной.

Забота о детях, их физическое и духовное воспитание становится признанной задачей общественного коллектива в трудовой республике. Семья, воспитывая и утверждая эгоизм, ослабляет скрепы коллектива и этим затрудняет строительство коммунизма"10.

В такой сложной социально-психологической обстановке тех лет разрабатывались концепции нового быта и создавались проекты его предметно-пространственного оформления. Одной из наиболее сложных проблем реконструкции быта в 20-е годы была проблема общения человека во внерабочее время.

Большое внимание уделялось вычленению в структуре города таких элементов, которые связаны с новой организацией взаимоотношений людей. Считалось, что коллективизм нового общества требует и в сфере быта (а не только в сфере труда или общественной жизни) создания устойчивых коллективов. Структура взаимоотношений вне работы в теориях реконструкции быта предусматривала такие варианты: семья - бытовой коллектив - город, человек - поселение, человек - бытовой коллектив - город.

Эти схемы взаимоотношений влияли тогда и на разработку программы проектирования предметно-пространственной среды.

В теориях реконструкции быта семье как структурной единице либо отводилось второстепенное место, либо она вообще игнорировалась, либо рассматривалась как такая структурная единица, которая со временем будет терять свое значение и постепенно отомрет. Главное внимание уделялось новой структурной единице - бытовому коллективу.

Историки советской архитектуры, анализируя различного рода концепции перестройки быта, а также проекты домов-коммун, как правило, видят импульсы работы архитекторов в этих теоретических концепциях. Однако существовала взаимосвязь проектных разработок в области жилища с социальным заказом, опиравшимся на практику поисков новых форм организации быта.

В работах некоторых авторов сам факт проектирования домов-коммун оценивается как некое декретированное сверху предписание о коллективизации быта. На деле все обстояло наоборот, массовое возникновение бытовых коммун было инициативой трудящихся города и деревни. В первые послереволюционные годы коллективистский пафос революции, условия гражданской войны и борьба за социальные преобразования общества повлияли и на сферу быта.

К началу страницы
Содержание    2.47. От поисков концепции социалистического расселения...  3.2. Возникновение бытовых коммун...