Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. Как реконструировать старую и строить новую Москву // Коммунальное хозяйство. - 1930.- №6. - С. 18-33. Вернуться в текст
2. Корбозье. Планировка города. - М., 1933. - С. 204. Вернуться в текст
3. Болдырев С., Гольденберг П., Долганов В. Москва. Вопросы планировки // Советская архитектура. - 1931. - № 4. - С. 33-34. Вернуться в текст


Глава 2. Социалистическое расселение. Градостроительные концепции. Строительство новых городов

43. В поисках общей концепции планировочной схемы развития и реконструкции Москвы (Н. Ладовский, М, Гинзбург, В. Семенов. Ле Корбюзье. Г. Красин, Э. Май, X. Майер, В. Кратюк, К. Майер, В. Бабуров, П. Голосов и др.)

Москва в годы советского архитектурного авангарда, с одной стороны, была центром, где формировались основные творческие концепции, а с другой - являлась своеобразным полигоном (для проверки и отработки различных проектных идей), и, в известной мере, образцом для подражания.

Поэтому поиски планировочной схемы развития и реконструкции Москвы имели принципиальное значение для всей советской архитектуры.

В результате поиски концепции генерального плана Москвы в начале 30-х годов вышли далеко за рамки создания проекта перепланировки одного города. Если градостроительная дискуссия 1929-1930 гг. была связана в основном с обсуждением проблемы небольшого нового промышленного города и системы расселения экономического района, то проводившееся в 1930-1932 гг. на страницах печати обсуждение различных предложений и конкурсных проектов реконструкции Москвы вновь поставило в центр внимания проблемы развития крупного города и связанной с ним агломерации.

В ходе этого обсуждения столкнулись различные градостроительные концепции, а состоявшийся конкурс на проект реконструкции Москвы выявил много интересных идей и конкретных предложений. Еще до проведения конкурса, в 1930 г., в печати появились два рассмотренных выше принципиально отличавшихся друг от друга предложения - дезурбанистическое (проект Зеленого города М. Барща и М. Гинзбурга), согласно которому Москва постепенно растворялась в сходящихся в ней лентах расселения, и последовательно урбанистический проект Ладовского ("парабола"), который, разрывая кольцевые магистрали Москвы на одном участке, предлагал "выводить" за пределы исторического ядра вновь возникавшие, нараставшие и видоизменявшиеся функции центра. Ось параболы, по которой в виде "кометы" развивался городской центр, принимала на себя все основные динамические изменения, предохраняя и освобождая исторический центр от дополнительной нагрузки. Функции общественного центра Москвы Ладовский предлагал изменять во времени не за счет его непрерывной перестройки, а путем добавления к нему (по оси параболы) новых звеньев.

В том же 1930 г. были опубликованы результаты проведенного МОКХ (Московский отдел коммунального хозяйства) опроса различных специалистов с просьбой изложить свое мнение по вопросам о том, как реконструировать старую и строить новую Москву1. В МОКХ была разработана подробная анкета из тридцати вопросов, сгруппированных по темам: Москва - политический и административно-плановый центр, промышленность, сельское хозяйство, население, транспорт, жилища, социальное воспитание, обслуживание, Москва - культурно-просветительный центр, общие требования к схеме Москвы.

На вопросы анкеты МОКХ ответили: B. Коларов (член Президиума Исполкома Коминтерна), С. Струмилин (зам. председателя Госплана СССР), Г. Пузис (Госплан РСФСР), проф. П. Лященко (НИИ сельскохозяйственной экономики), А. Рухлядев (АСНОВА), М. Барсуков и Л. Сабсович (Госплан СССР), проф. В. Образцов, C. Гуревич (врач-гигиенист), Н. Докучаев (АСНОВА), П. Кожаный (Всесоюзный совет жилкооперации), Г. Козелков (ВОПРА), Э. Май (тогда еще работавший во Франкфурте-на-Майне), В. Балихин, В. Кринский, В. Петров и М.Туркус (АСНОВА), К. Мельников, Н. Соболев (МАО), В. Бабуров (ВОПРА), Н. Семашко, Н. Колли, П. Голосов (ОСА), В. Лавров (АРУ).

С. Струмилин. Московское сельскохозяйственное кольцо. 1930. Схема (надписи: в центре - "политический, административно-плановый и культурный центр", первое кольцо - "зеленая зона", второе кольцо состоит из шести "производственных центров", внешнее кольцо состоит из лент "жилище" и расположенных между ними участков - "огородно-садовая зона") П. Голосов. Предложение по развитию Москвы. 1930. "Радиально-языкообразная схема, переходящая в секторальную" (надписи на схеме: вверху - "сад-парк", в кольце - "политически умирает и превращается в исторический музей", короткие языки -"жилой фонд", средний язык - "промышленный фонд", длинный язык - "сосредоточие административно-плановых учреждений")

Г. Пузис. Радиально-линейная схема развития Москвы. 1930 (зеленые сектора-клинья создаются за счет сноса застройки) Ле Корбюзье

Ле Корбюзье. Планировочная схема реконструкции Москвы. 1930. C.AF - деловой городок, С. AD - административная часть города, С.Р - политическая часть города, Н - жилые районы, А. М - промышленная зона, YI -тяжелая индустрия, Y - вокзалы, СИ - университетские городки, S-стадионы В. Семенов (руководитель), С. Болдырев, П. Гольденберг, В. Долганов. Эскизная схема перепланировки Москвы. 1930. Генплан

При публикации ответов на анкету они были сгруппированы по темам.

На первую группу вопросов, основным из которых был "чем должна быть Москва в условиях мировой революции (в частности, как совмещать в ней роли международного, союзного и республиканского центров)", были получены такие ответы:

"Если сейчас Москва является руководящим и организующим центром мирового революционного движения (Коминтерн, Профинтерн, Крестинтерн, МОПР, КИМ, международные университеты и т. д.), то никаких оснований нет думать, что по мере распространения революции и на другие капиталистические страны (Германия, Франция и т. д.), руководящая роль СССР будет свертываться и в день победы мировой революции перестанет существовать или перейдет к другой стране...

План Москвы должен считаться с возрастающим международным значением и международной ролью СССР" (В. Коларов).

"Москва, по-видимому, останется на протяжении многих лет столицей Советского Союза и штабом Коминтерна" (С. Струмилин).

"Москва имеет все основания остаться политическим центром международного значения. В этой ситуации целесообразнее было бы административный центр РСФСР перевести на Волгу в Ульяновск, Н.Новгород или Саратов, областной - в Тверь или Тулу, окружной - в один из ближайших других пунктов. В настоящем положении бесспорно, что Москва должна оставаться политическим и административно-хозяйственным центром СССР" (Г. Пузис).

"Для правильной планировки Москвы требуется знать, что она должна из себя представлять. И в этом отношении, по-моему, неправильно стремление строить из нее "вечный город". Город вообще создание капиталистической эпохи (во всяком случае современный город) и, следовательно, он отживет, когда окончательно отживут капитализм и классовое общество. Поэтому нельзя говорить о Москве как о мировом центре после мировой революции, т.е. при полном социализме. Москву необходимо строить только на срок до мировой революции... А после этого Москва как город должна изживать себя, согласно новым планам размещения населения. Конечно, физически она останется как мировой исторический музей (Кремль), как место, священное по воспоминаниям (Красная площадь и др.) и т.п." (П. Лященко).

"Существующий тип городов - столицы, бывшие губернские, уездные города и нынешние областные и другие должны быть изжиты.

Административно-хозяйственный и политический центр СССР должен принять формы научно-директивного центра (радио, передача изображения и пр. видоизменяют взаимоотношения с периферией)" (А. Рухлядев),

"При составлении задания по разработке плана будущей Москвы должно, конечно, исходить из того, что Москва является и останется центром СССР и РСФСР, сохраняющим свою роль политического центра международного рабочего движения" (М. Барсуков и Л. Сабсович).

Вторая группа вопросов анкеты МОКХ связана с проблемой промышленного развития Москвы развивать промышленность Москвы, ограничивать ее развитие или выводить из города?). На эти вопросы были получены такие ответы:

"В условиях пролетарской диктатуры политическим, а следовательно, и хозяйственно-административным центром может быть только крупный промышленный город со значительной и крепкой пролетарской базой. Москва, имеющая и сейчас подобную базу, может и должна усиливать эту базу по мере расширения и усложнения задач, стоящих перед пролетарской диктатурой" (В. Коларов).

"Некоторое время Москва еще будет крупнейшим промышленным центром.

Новая промышленность не должна концентрироваться в Москве (принцип децентрализации промышленности)" (С. Струмилин).

"Политический и административный центр должен являться и крупнейшим, и быстро развивающимся промышленным центром, местом концентрации больших масс индустриального пролетариата" (M. Барсуков и Л. Сабсович).

"Нет никакой надобности в территориальной связи политического, административного и народнохозяйственного центра с районом производства" (Г. Пузис). На группу вопросов анкеты, связанных с проблемами роста и размещения населения Москвы, были получены такие ответы:

"Рост населения будет некоторое время продолжаться.

Необходимо отвлечь людской поток от Москвы.

Должен быть установлен предел роста города.

Новые предприятия вне Москвы оттянут население из столицы" (С. Струмилин).

"Население нынешней Москвы должно в дальнейшем уменьшаться.

Социалистическая реконструкция быта трудящегося населения нынешней Москвы, которая даст возможность использовать труд женщин, занятых ныне домашним хозяйством, освободит несколько сот тысяч населения Москвы, сделает его излишним, "избыточным" населением...

Вполне возможно, что численность населения нынешней Москвы сможет быть понижена до 1,5 млн. жителей, а может быть и еще более" (М. Барсуков и Л. Сабсович).

"Пределом нынешней Москвы мы, гигиенисты, считаем 3 млн. человек. Все остальное население должно быть расселено за пределами этих границ" (С. Гуревич).

"Наличие хороших средств сообщения, квалифицированных рабочих кадров, мощная электростанция и пр. приведут к тому, что промышленность Москвы, а, следовательно, и население будут на протяжении ближайших лет расти... Рост Москвы может быть смягчен вывозом, переселением в другие города целого ряда административных и хозяйственных учреждений" (Г. Козелков).

"Надо ожидать приостановки притока населения в Москву, а затем и огромного уменьшения ее населенности" (Г. Пузис).

"Москва в таком виде как сейчас способна рационально обслужить не более 1 млн жителей...

Развитие Москвы должно происходить путем включения отдельных и удаленных от непосредственного центра территорий, так называемых драбантов.

Эти драбанты должны быть не ближе 10 км и не далее 35 км" (Э. Май).

Широкий разброс мнений выявился по проблеме реконструкции московского транспортного узла и организации внутригородского транспорта.

"По моему мнению, при рациональной экономной организации наибольшую роль должен играть объединенный рельсовый транспорт с одинаковой колеей, энергией движения и подвижным составом.

Понятие: железная дорога, трамвай и метрополитен при этом будут относиться лишь к характеру проведения отдельных участков этой сети (отдельное полотно на насыпях и выемках, уличный путь, внеупичный путь). Этот вид сообщений, особенно при предварительной распланировке улиц (широкие улицы с бульварами вдоль эстакад и ж.-д. линий), является наиболее быстрым и наименее стеснительным для массового транспорта; автобусные сообщения должны работать в районах, не оправдывающих рельсового транспорта, в пешеходном сообщении можно предвидеть подвижные тротуары (скорее надземные, чем подземные). С гигиенической точки зрения всякое подземное движение людей должно быть сведено к минимуму" (В. Образцов).

"Основным внутригородским транспортом будут автомобили и троллейбусы" (Г. Пузис).

"В первую очередь необходимо бросить силы и средства на электрификацию пригородного железнодорожного узла, которая даст возможность децентрализовать население Москвы вдоль ее ж.-д. путей, связуя его удобными средствами сообщения с Москвой...

Метрополитен мы не считаем первоочередной задачей, так как он не будет содействовать децентрализации населения вне Москвы" (С. Гуревич).

"Ни трамваев, ни метрополитена, а автобусы, автомобили, электрички, водные и воздушные сообщения, причем роль всех их будет огромна в связи с постепенной разгрузкой центральных районов от жилищ" (П. Кожаный).

"Совершенно необходим глубокий ввод пригородных железных дорог в центральные районы города (без объединения одним вокзалом), при условии подземного их расположения и электрификации. Для дальних железных дорог желателен единый центральный вокзал вне центральной части города" (В. Балихин, В. Кринский, В. Петров и М. Туркус).

"В центре - метрополитен и автотранспорт. Трамвай за пределами кольца "А". Вокзалы в районе кольца "Б". Связь с прилегающими районами Москвы - электрическая железная дорога, автотранспорт" (Н. Докучаев).

"Для связи с внешним миром, а также и для разгрузки-выгрузки железнодорожное сообщение доводится до кольца "А", по которому (между А и Б) равномерно располагаются вокзалы и крытые станции трамвайно-автобусных линий. В этом же окружении размещаются аэродромы и гаражи. За I кольцом к центру города ни трамвайного, ни автомобильного движения нет. Связь с центром города вокзалов и других центров передвижения происходит по проложенным на существующих магистралях движущимся тротуарам.

Намеченное обслуживание средствами передвижения в целом аннулирует устройство метрополитена" (К. Мельников).

Группа вопросов анкеты МОКХ была посвящена проблеме организации жилищ. По этой проблеме участники опроса как бы продолжали обсуждение в ходе проходившей тогда градостроительной дискуссии. Мнения были таковы:

"В условиях планового расселения жилые образования в системе социалистического расселения должны занять место самостоятельного образования, подчиненных в своих формах своим внутренним требованиям.

Эти требования определяются потребностями коллектива и личности в свободное от обязательного труда время...

Опыт проектов жилкомбинатов на конкурсах по соцгороду показал, что прежде всего жилкомбинат не должен быть изолированным образованием в системе поселения и в функциях своих, с городом мало связанным" (В. Бабуров).

"Дома-коммуны (жилые комбинаты), с населением не свыше 800-1000 человек, и, как переходный тип, - дома блочной системы с небольшими квартирами, с некоторыми общественными функциями...

Жилые комбинаты должны строиться при максимальном обобществлении бытовых и культурно-просветительных функций. Все трудоспособное население комбината обязано участвовать в производительном труде и различных общественных работах в самом комбинате. Заинтересованность в лучшем состоянии и обслуживании комбината должна быть общей.

Дети живут при комбинате в особых помещениях, неразрывно связанных с жилищем взрослых. Специальные детские городки, интернаты и пр. исключаются" (Н. Докучаева).

"Жилищное строительство должно идти по линии невысоких домов и отнюдь не по пути небоскребов или многоэтажных..., хотя в общем большие дома и являются немного дешевле, учитывая расходы по организации благоустройства, но для нормальных условий жизни, в особенности для детей, необходимо жилье не отрывать от земли и не ставить в условия горного режима" (Э. Май).

"Большие комбинаты до 1000 человек с полным оборудованием явятся наиболее рациональным типом жилья" (А. Рухлядев).

"При определении типа жилища как для постоянного, так и для временного населения, необходимо исходить не из единого типа жилья, но дифференцировать типы в соответствии с дифференциацией социальных функций и профессиональными особенностями...

Необходимо выделение жилых кварталов и районов и изоляция их от районов и кварталов другого назначения (административно-хозяйственных, промышленных, транспортных и т. д.)...

Крайне желательно создание пригородных зеленых жилых районов, при условии развития и электрификации пригородного сообщения...

Необходимо принять все меры к разрежению существующих площадей застройки жилых районов, путем сноса отживающих жилых домов и замены освобождающихся площадей зелеными насаждениями.

Вполне целесообразна постройка многоэтажных жилых домов (небоскребов), при условии свободного расположения их на участке и окружения зелеными площадями... При определении нормы жилой площади неправильно было бы исходить исключительно из санитарной нормы и устанавливать единый стандарт. Необходимо выработать ряд типовых стандартов, в соответствии со специфическими, профессиональными особенностями, предполагая возможность совмещения функций жилища с некоторыми видами индивидуальной работы.

Вопрос о возрастных категориях в жилых комбинатах должен решаться не по одному типу, но в соответствии с индивидуально-бытовыми склонностями жильцов, т.е. наряду с организацией полного обособления жизни возрастных категорий необходимо предусмотреть возможность сохранения связи с семьей для той или иной возрастной группы, выделяя для этого сектор в комбинате или организуя отдельный комбинат в комплексе жилкомбинатов...

При организации комбинатов необходимо создавать условия для специфических профессиональных особенностей живущих, для чего целесообразна организация комбинатов по профессиональному признаку, с соответствующими обслуживающими помещениями, не исключая возможности организации комбинатов смешанного типа. В отношении величины отдельных комбинатов необходимо допустить возможность вариаций типов в рациональных пределах, исключая форму комбинатов-гигантов (2000-3000 человек и более)" (В. Балихин, В. Кринский, В. Петров и М. Туркус).

"Никаких уступок индивидуальной кухне и прачечной, частной починочной мастерской, частной торговле - все должно быть организовано на общественных началах. Именно в Москве можно ставить ставку на отдельные комнаты для занятий и для жилья" (Н. Семашко).

"Свободное расселение в 2-3-, максимум 4-этажных домах с перерывами между группами,- коллективами домов, - с обязательными зелеными площадями между ними и вокруг них. Нормы жилой площади установить ни в коем случае не ниже 9-10 метров на душу.

Принцип таков: отдельные жилые помещения для сна, отдыха в уединении и работы и ряд общественных учреждений по обслуживанию быта,.. возможны различные типы комплексов - в виде единых домов отдельного типа или в виде единой группы малых домов с обобществленным бытом. Бессмысленны попытки вогнать в один дом-коробку многие сотни и даже тысячи людей" (П. Кожаный).

"50 человек на га для первого десятилетия с последующим дальнейшим понижением плотности. Нормы-минимум 9 м2 к 1933 году, 15 м2 к 1938 г. при 2-3, а затем 5-6 м2 обобществленной площади по мере роста благосостояния страны" (Г. Пузис).

"Застройка малоэтажная. Желателен учет интересных с архитектурной точки зрения перспектив (рельефа и пр.).

Обобществление быта желательно при сохранении поквартирного расселения и возможности пользоваться индивидуальными малыми кухнями. Хорошо организованная сеть общественных столовых" (Д. Рязанов).

Группа вопросов в анкете МОКХ была посвящена проблемам организации социально-воспитательной сети; в частности, речь шла об отношении взрослых и детей в быту. По этим вопросам в периодической печати и на дискуссиях высказывались самые различные точки зрения. Продолжалось обсуждение этой острой проблемы и в ответах на анкету:

"В отношении воспитания детей в Москве можно пойти дальше по пути коллективизации, чем это возможно по тактическим соображениям в других местах Союза.

В Москве можно ставить ставку на общественное воспитание детей, начиная с ясельного возраста" (Н. Семашко).

"Для детей предшкольного возраста (примерно до 3 лет) должны создаваться ясли...

Учитывая, что женщина все в большей мере будет втягиваться в производственную и общественную работу и в работу над поднятием своего общего и технического образования, нужно стремиться к тому, чтобы все детские учреждения, в том числе и ясли, могли бы в наибольшей мере освободить женщину-работницу от индивидуального ухода за своими детьми. Поэтому мы должны стремиться в конечном счете к организации таких ясель, которые были бы приспособлены и для дневного, и для ночного пребывания детей...

Совершенно также должен быть поставлен и разрешен вопрос в отношении детей дошкольного возраста, для которых должны быть созданы детские сады как для дневного пребывания детей, так и для пребывания в течение круглых суток" (М. Барсуков и Л. Сабсович).

"Принцип участия родителей в общественном воспитании детей должен являться критерием при установлении величины и распределении по городу учреждений внешкольного воспитания и образования. Никаких интернатов с тысячами детей, оторванных от родителей, механически воспитанных в духе инкубаторов для цыплят" (Н.Докучаев).

"В решении вопроса о расположении детских учреждений необходимо предусмотреть допустимость общения родителей с детьми.

При расположении детских учреждений разных возрастных групп необходимо создать условия для взаимного влияния различных возрастных групп. Полная изоляция возраста была бы безусловно вредна в воспитательном отношении" (В. Балихин. В. Кринский, В. Петров и М. Туркус).

На вопросы анкеты, посвященные пригородному сельскому хозяйству Москвы, ответы были в основном близки по содержанию. Многие писали о необходимости иметь вокруг Москвы сельскохозяйственный пояс для снабжения города продукцией садоводства и огородничества. С. Струмилин сделал даже чертеж такого "Московского сельскохозяйственного кольца".

Э. Май писал: "Для рационализации условий труда необходимо предоставить населению огородные участки, занятия на которых парализуют вредные условия фабричного и канцелярского труда".

Принципиальный интерес представляли ответы на последний вопрос анкеты МОКХ, который был сформулирован так:

"30. Необходимо ли старую Москву (в кольце "Б"):

  • а) перепланировать по другой схеме;
  • б) превратить ее в замкнутый центр с развитием городов-сателлитов (спутников);
  • в) дать направление для развития города в другую схему;
  • г) оставить старую радиально-кольцевую схему".

На этот вопрос были получены различные ответы:

"Старую Москву (в кольце "Б") необходимо реконструировать в той мере, в какой это позволяют средства государства, отпускаемые на жилстроительство, и кооперативные средства на ту же цель. Следовательно, не столько перепланировка, сколько реконструкция жилища. Все новое строительство общественных, научных, административно-хозяйственных зданий нужно вынести из кольца "Б" (вообще из пределов Москвы)...

Это проще всего сделать, разорвав кольца Москвы и соединив новый центр (условно центр в смысле идеологическом, планово-хозяйственных функций его, а не в планировочном) с центром старой Москвы" (В. Бабуров).

"Москва не должна расти по кольцам с административным центром и сосредоточием плановых учреждений во внутреннем центральном круге. В этом случае развитие учреждений должно идти за счет соприкасающегося кольца, интенсивно застроенного; создается мало динамическая схема с переуплотнением в центре и невозможностью удовлетворительного его благоустройства. Схема должна быть динамична и позволять любую часть города наращивать безболезненно.

Этому требованию удовлетворяет радиально-языкообразная схема, переходящая в секторальную (см. чертеж).

Сосредоточие административно-плановых учреждений - районно-секторальное.

Сектора растут независимо друг от друга, соответственно своим индивидуальным силам роста" (П. Голосов).

"Промежуток между метрополией и драбантами должен содержать в себе сельскохозяйственный район, т.е. представлять систему свободных от городской застройки пространств: лесов и садов, огородных культур большой интенсивности. Здесь же будут расположены и агроцентры (колхозы)...

При системе драбантов кольцевая схема планировки старого города и даже этих новых драбантов не таит в себе никаких пороков.

Вообще кольцевая система в отношении планировки является наилучшей...

Драбанты должны представлять собой цельную хозяйственную и техническую систему и включать: жилье, фабрики и учреждения культурные, коммерческие и административные" (Э. Май).

"Система существующего плана Москвы имеет строгую четкость и ясную централизацию ее обслуживания, поэтому нет необходимости менять основу плана.

В условиях темпа развития существующего строительства следует считать, что дальнейшее развитие города по этой схеме нежелательно; будет правильным остановить Москву в пределах Окружной железной дороги и теперь же перенести ее развитие, - может быть тоже в виде лент-колец, за пределы зеленой прослойки.

Указанное кольцо расширяется (примерно до 300 м), образуя как бы кольцевую площадь для парадов и народных шествий" (К. Мельников).

"Схема Москвы должна быть принята за основу в следующем виде: сектор - Центр (Кремль) по направлению к Ленинградскому шоссе - Москва - Международный политический центр и научно-директивный; противоположные районы и по р. Москве - промышленные комбинаты, разделенные зонами огородов, лугов, засаждениями" (А. Рухлядев).

"Новую Москву необходимо проектировать на новом месте, где бы планировке не мешали существующие крупные здания и памятники архитектуры. Наиболее удобным местом для новой Москвы считаю район Ленинградское шоссе - Сокольники (близость Аэродрома, возможность соединения к одному центру пригородных путей сообщения и создание центрального вокзала).

Наиболее приемлемой схемой Новой Москвы считаю радиально-кольцевую. Причем необходимо создать группу центров, объединяя в них отдельные функции управления страной. Сообщение между отдельными центрами новой Москвы и старой Москвы должно быть осуществлено при помощи метрополитена" (Н. Соболев).

"Старая Москва должна быть перепланирована по схеме радиально-линейной. В самый центр должны быть введены мощные зоны зеленых насаждений. Москва должна быть превращена в огромный парк с используемыми для различных учреждений специализированными районами.

Без трудностей, например, может быть разрешена эта задача путем постепенного сноса застроенных секторов и засаждения освобожденных участков в направлениях:

  • 1) сектор: Арбат - Брянский вокзал - Зоопарк...:
  • 2) сектор: Каляевская - Новослободская...;
  • 3) может быть очищена огромная полоса в Замоскворечье...

Схема разрежения Москвы для более или менее близкого этапа представлена на рисунке" (Г. Пузис).

"Радиальное расположение должно быть сохранено, так как пока Москва является центром - это наилучший способ обслуживания его. Но в дальнейшем фактический импульс жизни должен будет (помимо чисто управленческого аппарата, в пределах, примерно. Китай-город и близко к нему) переноситься на периферию. Закончиться этот процесс должен будет, по моему мнению, отпочкованием сначала новых подцентров (примерно около кольца "Б"), а потом ("почти" или "имея в виду" уже отживание Москвы как городского центра) отпочкованием особых городов, агрогородов и т.п. И в этом отношении есть возможность продления радиального расположения за пределы кольца "Б" до этих будущих городов.

Центр, поскольку он и впредь сохранит свое значение, можно вместить, примерно, в кольцо "Б", а остальное пойдет за счет городов-спутников" (П. Лященко).

Как видим, среди тех, кто отвечал на анкету МОКХ, не было единого мнения о путях реконструкции и развития Москвы.

Эта же анкета МОКХ была направлена и Ле Корбюзье, который подробно и обстоятельно ответит на все вопросы. В сокращенном виде "Ответы на вопросы из Москвы" были опубликованы в 1930 г. в журнале "Строительство Москвы", а полный текст напечатан в 1933 г. в изданий книги Ле Корбюзье "Планировка города".

Приведу лишь выдержки из ответа Ле Корбюзье на последний вопрос анкеты, тем более, что этот ответ связан и с предложенной им планировочной схемой реконструкции Москвы.

Высказавшись против сохранения радиально-кольцевой системы планировки Москвы, Ле Корбюзье писал:

"Для меня вывод ясен: нет возможности мечтать о сочетании города прошлого с настоящим или будущим; а в СССР больше, чем где-либо, речь идет о двух повернутых спиною друг к другу эпохах, у которых нет никаких общих элементов, действительно существующих на территории Москвы; я уже говорил, что в Москве, кроме нескольких драгоценных памятников былой архитектуры, еще нет твердых основ; она вся нагромождена в беспорядке и без определенной цели, по системе концентрически радиальной; тянущиеся вдоль улиц дома большей частью невысоки и непрочной постройки.

...принимая во внимание отсутствие в СССР капитализма, что в данном случае выражается в отсутствии надбавок на цены земли в городе, принимая затем во внимание современную недостаточность путей сообщения, а также наличие центрального ядра в виде Кремля..., и принимая, наконец, во внимание, что в Москве все нужно переделать, предварительно все разрушив, - естественно придти к заключению о необходимости подыскать новую земельную площадь, ... к такой площади было бы легче приложить схему того плана регулирования, по которому из сочетания ряда отдельных частей мог бы быть создан новый город.

Будет ли, однако, эта земельная площадь именно той, на которой выстроена Москва, или другй, близ Москвы, или же совсем иной, вдали от Москвы"2.

В предложенной Ле Корбюзье планировочной схеме для Москвы он все же размещает "новый город" на территории существующей Москвы. Причем в отличие от большинства предложений по реконструкции Москвы, в которых территория Москвы увеличивалась, Ле Корбюзье предложил сократить размеры города, одновременно насытив его зеленью за счет застройки многоэтажными зданиями. Сохранив исторический центр города, всю остальную территорию Москвы он радикальным образом реконструирует, наложив на радиально-кольцевую систему прямоугольную сетку и предлагая решительным образом обновить большую часть застройки.

Ле Корбюзье четко зонирует территорию "Новой Москвы". Севернее исторического центра он размещает четыре больших жилых района. Еще севернее - новый административно-политический центр. Южнее исторического центра - промышленная зона.

Итак, в 1930 г. в результате интенсивных поисков концепции реконструкции и развития Москвы появилось большое количество самых различных предложений- от последовательно дезурбанистических (М. Гинзбург и М. Барщ) до сверхурбанистических (Ле Корбюзье), от сохранения радиально-кольцевой системы и ориентации в развитии города на города-спутники (П. Лященко) до предложения разорвать кольца Москвы и развивать одновременно центр, жилые и промышленные зоны ("парабола" Н. Ладовского) и т. д.

Вот в таких условиях широкого разброса мнений по проблеме реконструкции и развития Москвы в 1930 г. вступил в должность главного архитектора Москвы В. Семенов, выступавший в 20-е годы как убежденный сторонник и активный пропагандист концепции города-сада. Под его руководством в конце 1930 г. С. Болдыревым, П. Гольденбергом и В.Долгановым была разработана эскизная схема перепланировки Москвы. Согласно этому проекту Москву, которая рассматривалась как некое подлежащее коренной реконструкции неопределенное градостроительное образование- "московское пятно" ("исторически сложившийся конгломерат заводов, зданий, улиц и зелени"), предлагалось расчленить в процессе "сознательно осуществляемого плана на систему городов-комплексов, расположенных вокруг старого городского центра, но обладающих значительной долей самостоятельности (своя промышленность, свой районный центр, свой райсовет). Такая система является первым шагом к более равномерному расселению. Она не противопоставляет себя остальной сельскохозяйственной и кустарной территории, а наоборот, врастает в нее активным фактором". При этом каждый город-комплекс получал значительную планировочную и административную самостоятельность и "погружался" в защитную и оздоровительную "зеленую зону". В целом созданный под руководством В. Семенова проект планировочной реконструкции "московского пятна" преследовал цель децентрализации исторически сложившегося города путем превращения московских районов в самостоятельные города-комплексы и создания децентрализованной "системы городов, пригородов и спутников"3, объединенных развитой транспортной сетью в некое сложное единство при сохранении ведущей роли за старым городским центром.

Весной 1932 г. был проведен закрытый конкурс на проект реконструкции и развития Москвы, в котором участвовало семь бригад. Задание было сформулировано в самых общих чертах; требовалось выявить планировочные идеи и принципиальные решения.

Проектные предложения по реконструкции и развитию Москвы. Конкурс. 1932. Схемы планировки: бригада В. Кратюк Проектные предложения по реконструкции и развитию Москвы. Конкурс. 1932. Схемы планировки: бригада ВОПРА В. Бабуров, А. Карпов, И. Кычаков и др.)

Проектные предложения по реконструкции и развитию Москвы. Конкурс. 1932. Схемы планировки: Курт Майер Проектные предложения по реконструкции и развитию Москвы. Конкурс. 1932. Схемы планировки: Ханнес Майер

Проектные предложения по реконструкции и развитию Москвы. Конкурс. 1932. Схемы планировки: бригада Г. Красина Проектные предложения по реконструкции и развитию Москвы. Конкурс. 1932. Схемы планировки: Н. Ладовский (сплошная заливка - центр, клетка - промышленность, точки - жилье)

Проектные предложения по реконструкции и развитию Москвы. Конкурс. 1932. Схемы планировки: Эрнст Май

Н. Ладовский в конкурсном проекте, как и в ранее опубликованной (1930) статье, предложил, используя планировочную схему в виде "параболы", постепенно преобразовать радиально-кольцевую систему Москвы в динамическую структуру с развитием в одном направлении.

В проекте бригады В. Кратюка также была сделана попытка развить город за пределы исторически сложившейся радиально-кольцевой системы, но в отличие от проекта Ладовского планировался рост территории города в нескольких направлениях, неравноценных по своему объему и интенсивности, причем два основных направления (по Ленинградскому шоссе и по шоссе Энтузиастов), получая прямоугольную планировку, связывались несколькими диагональными магистралями.

В проектах Ладовского и Кратюка создание условий для динамического роста городского центра за пределы радиально-кольцевой системы позволило рассматривать город как единый организм с развитым общественным центром.

В остальных конкурсных проектах сохранение традиционной планировки исторического ядра сочеталось с децентрализацией всей градостроительной структуры Москвы. Причем степень этой децентрализации колебалась от членения города на районы до превращения его в систему самостоятельных поселений.

Так, в проекте бригады ВОПРА (В. Бабуров, А. Карпов, И. Кычаков и др.) предлагалось развивать Москву как город, состоящий из пяти районов-комплексов, рассматриваемых как самостоятельные планировочные единицы со своими жилыми массивами, обслуживающей промышленностью и районным центром.

Близок к проекту бригады ВОПРА проект Курта Майера, который также расчленяет городскую территорию на ряд районов, лучами сходящихся к центру города и прорастающих в пригороды. Отделенные друг от друга зелеными зонами районы придают плану города вид своеобразной звезды.

Еще более интенсивно территория города в виде широких клиньев прорастает в пригородную зону вдоль основных магистралей в проекте бригады Г. Красина. Используя возможности современного транспорта, авторы этого проекта предлагали превратить линии метро и электрифицированных железных дорог в каналы, при помощи которых пригородная зона Москвы становится частью городского организма.

В проекте бригады Ханнеса Майера город прорастает еще дальше в глубь периферии, причем его "клинья" и "лучи" как бы распадаются на нанизанные на транспортные магистрали десять комплексов-спутников (в основном в восточном направлении). Вся эта система рассматривается в проекте как агломерация. При этом сама Москва сохраняет радиально-кольцевую систему и делится на шесть районов, примыкающих к кольцу "А".

Если в проекте бригады X. Майера поселения-спутники образуют вместе с сохраняющей свое значение крупного города Москвой единую агломерацию, принимая на себя часть динамических процессов и тем самым предохраняя Москву от чрезмерного расширения, то в проекте Эрнста Мая создаваемая сеть городов-спутников призвана способствовать постепенному разукрупнению Москвы. Э. Май фактически заменяет компактный крупный город системой городов-спутников, связанных с общим центром, рассматривая Москву будущего как "город-коллектив". При этом на территории с диаметром до 30 км города-спутники расположены сравнительно равномерно, а за пределами этой зоны они все более тяготеют к основным транспортным магистралям (общий диаметр системы городов-спутников около 60 км). Существующий город в несколько этапов превращается в ограниченный по территории административно-деловой центр, окруженный культурной зоной. Жилой фонд Москвы по мере амортизации сносится, а новые жилые комплексы создаются в городах-спутниках, каждый из которых рассчитан на 100 тыс. жителей.

На первом этапе создаются первые одиннадцать городов-спутников (в основном в радиусе до 15 км) с населением 1 млн жителей из общего количества 3,5 млн жителей. На втором этапе в 24 городах-спутниках (в радиусе до 20 км) проживает уже 2,2 млн человек, а в старом городе -1,8 млн человек. На третьем этапе в еще более возросшей системе городов-спутников (радиус до 30 км) проживает уже фактически все население "города-коллектива".

Большая часть городов-спутников имеет свою промышленность ("индустриально-жилой "комбинат"), однако часть из них запроектирована как города-спальни, обслуживающие основную промышленную зону юго-востока Москвы.

Обсуждение в начале 30-х годов проблем дальнейшего развития Москвы и разработка конкурсных проектов и проектов-предложений позволили накопить опыт осмысления сложных проблем, связанных с подходом к реконструкции и развитию крупного города.

К началу страницы
Содержание    2.42. Интернациональные связи советского авангарда...  2.44. Комплекс Дворца искусств в Москве...