Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. CA. - 1930. - № 1-2. - С. 44. Вернуться в текст
2. Там же. - С. 48. Вернуться в текст
3. Там же. - С 54-56. Вернуться в текст
4. Барщ М., Гинзбург М. Зеленый город // CA. - 1930. - № 1-2. - С. 17-23. Вернуться в текст
5. Там же. - С. 23-24. Вернуться в текст


Глава 2. Социалистическое расселение. Градостроительные концепции. Строительство новых городов

31. Общая схема расселения и конкурсные проекты дезурбанистов - Магнитогорье (М. Охитович, М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов) и Зеленый город (М. Барщ, М. Гинзбург)

К началу 1930 г. коллективом Секции социалистического расселения Госплана РСФСР были разработаны общая схема расселения и два проекта для конкретного места: Магнитогорье и Зеленый город.

Согласно общей схеме расселения на территории страны (или определенного региона) создается равномерная сеть дорог (железных, шоссейных) для перевозки сырья, топлива, полуфабрикатов, готовых продуктов и рабочей силы. Скрещение транспортных путей образует сеть треугольников, в вершинах которых (по возможности вблизи сырья) создаются различные промышленные предприятия. Параллельно транспортным магистралям идут электросети, связывающие все предприятия. По обеим сторонам от транзитной магистрали идет парковая зона шириной 50-150 м, за ней дороги для местного движения, вдоль которых на некотором расстоянии от них жилища тех, кто работает на ближайших предприятиях.

Жилища разного типа, но господствующим является небольшой домик-ячейка на одного-двух человек (жилая комната, тамбур с вешалкой, теплая уборная, душевая кабина с умывальником). Общей системы водопровода и канализации не предусмотрено. Вода развозится на автомашинах и накачивается в двухсуточные баки, в уборных используются системы компостирования нечистот. Отопление электрическое или печное. Эти ячейки - домики сборно-разборные, по желанию они могут переноситься с места на место, а также легко могут быть сблокированы.

Возможны также автономные дома для многосемейных. Допускаются своеобразные дома-коммуны, состоящие из ряда таких же индивидуальных ячеек, но не имеющие внутри никаких учреждений общественного пользования. Разрывы между строениями 50 м. Плотность населения в жилых зонах вдоль магистрали определяется уровнем развития производства в данном узле; она может колебаться от ста пятидесяти до трех тысяч человек на километр. Пространство внутри треугольников незаселено, здесь зона сельского хозяйства или добывающей промышленности. Занятые в этих отраслях производства живут на периферии треугольников вдоль транспортных путей. Сеть учреждений общественного пользования (почтовые отделения, библиотеки, детские учреждения, столовые и т. д.) размещается в парковой зоне (между магистралью и жильем). На каждой ленте расселения в наиболее благоприятном в природном отношении месте размещается один парк культуры и отдыха с клубом, аудиторией, кинотеатром и спортивной базой, выставками образцов товаров, водной станцией и т. д.

В конкурсе на проект нового города Магнитогорска (1930) выступала бригада дезурбанистов из Секции социалистического расселения - М. Охитович, М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов. В разработке проекта участвовали также Г. Вегман, Н. Воротынцева, В. Калинин, Л. Павлов, А. Пастернак, Г. Савинов, Н. Шмидт.

Конкурс, собственно, проводился на проект соцгорода, но дезурбанисты, которые отвергали концепцию соцгорода и были вообще противниками компактных городских поселений, свой проект в отличие от всех остальных, поданных на конкурс, назвали не Магнитогорск, а Магнитогорье.

Магнитогорье - это проект расселения конкретного промышленного района, в котором была сделана попытка связать в единую систему промышленные предприятия, рудники, вспомогательные производства и сельское хозяйство. Восемь главных лент расселения (средняя длина 25 км), связанных с основными шоссейными магистралями (сходящимися к металлургическому комбинату), обслуживают жильем и сетью коммунально-бытового обслуживания весь район. Каждая лента расселения имеет свой парковый культурный центр (музей, кино, библиотека-читальня, выставка и т. д.), кроме того, запроектирован центральный парк культуры и единый административно-общественный центр.

Общая схема "нового расселения" (крупный треугольник - это увеличенная деталь сети расселения, его место в этой сети справа внизу - в круге) Генеральный план полосы (ленты) расселения

Схема сетей общественного обслуживания (к генеральному плану полосы расселения): ПТ - почта-телеграф; К - книжно-библиотечный киоск; СГ- санитарно-гигиенический пункт; Д - детские учреждения; В - сеть водоснабжения; СТ - столовые-распределители; ПКиО - парк культуры и отдыха; КИ- кино; КЛ - клуб; ПР - прачечная; КС - компостационная станция; Р - распределитель предметов широкого потребления

Авторы сопроводили публикацию проекта и пояснительной записки к нему лозунгом "Не дом-коммуна, а коммуна домов".

Линия расселения имеет такую структуру: ее осью является автомобильное шоссе, по обе стороны которого изолирующие полосы насаждений. За ними среди зелени зоны расселения, где в живописном беспорядке разбросаны жилища (одинокая ячейка, блок из двух, трех и более таких ячеек, коммуна). За зонами расселения спортивные дорожки (прогулка, бег, велосипед, лыжи и т. д.).

По шоссе проходят линии общественного транспорта. На кдом километре шоссе станция, где расположено двухэтажное общественное здание, являющееся местным культурно-коммунальным центром (столовая, распределитель предметов обихода, кладовые для обслуживания жилища, спорт-кладовая, парикмахерская, справочная, газеты, розничная продажа - прием заказов). За зданием "километровой станции" спортивная площадка, напротив нее (через дорогу) ясли. На протяжении километра среди жилищ расставлены постройки для детей 8-15 лет, позволяющие их свободное общение со взрослыми и друг с другом. Дети могут жить и вместе с родителями. Каждая лента расселения имеет три школы. Все необходимое для жизни человек заказывает по образцам и каталогам в парковом культурном центре - заказанное доставляется на дом.

Особое внимание, как и во всей концепции дезурбанизма, уделено разработке типа жилища, точнее, жилой ячейки, особенно индивидуальной. При этом авторы проекта так формулировали свои исходные позиции:

"Не только воздействие коллектива, но и углубленная работа над собой.

Не только общественное воздействие, но и сосредоточенное размышление.

Не только живые люди сегодняшнего дня, но и книги - опыт предыдущих поколений.

Не только многообразное воздействие социальной действительности, но и отсутствие внешних раздражений. Все это должно дать жилище. Расстановкой строений, разделенных расстоянием и растительностью и связанных развитой системой средств связи и транспорта, это достигается. Никто не мешает тем, кто пожелает селиться семьей или коммуной, одиночкой, парой и т. д."1.

Как видим, никакой регламентации в организации быта.

В строительстве ориентация на использование стандартных сборных элементов из дешевых местных материалов (в частности, дерева). "Из тех же стандартных элементов собираются различные строения. Различные по назначению: жилая ячейка, ясли, общественная столовая, парикмахерская, здание клубных кружков и т. д. Различные по величине: ячейка на одного, двух, четырех и т. д. Большей или меньшей высоты, площади. Различные по форме плана, по пропорциям, освещению и др. При действительной механизации - отсутствие механического однообразия, казарменности. Личный вкус свободен не только в пище и одежде, но и в характере жилища. Свободен во времени. Изменяется вкус - растет культурность, благосостояние; за ростом и изменением следует жилище. Его можно увеличить, добавить воздуха, света и удобств, не говоря уже о лучшем оборудовании. Кроме того, отдельные жилища можно соединить в группы. И тоже по-разному: большее или меньшее количество ячеек в группе. Соединение общим помещением или без него. Группы различно расставлены по отношению друг к другу. Строчная застройка, ленты, прямая, ломаная, отдельные строения между большими блоками и т. д. Группы жилища, связанные переходом с общественными строениями или с такой же группой.

Все - соответственно укладу жизни, соответственно конкретным условиям места и времени"2.

Наиболее детально разработан проект отдельно стоящей в природе автономной жилой ячейки. Это квадратный в плане объем (внешние размеры 4,35x4,35 м при высоте помещения 2,8 м), поднятый на столбах (высота 2,1 м). Ячейка предназначена для одного человека. Она имеет тамбур с небольшой нишей (видимо, для электроплитки), уборную и сложный трансформируемый агрегат в виде ломаной в плане стенки, к которой в нише прикреплена раковина, устроен встроенный шкаф для откидывающейся кровати и укреплен душ (при пользовании душем пространство около него отгораживается двигающейся по полукольцу непромокаемой занавеской). Оборудование ячейки включает в себя также рабочий стол с креслом, встроенный шкаф, откидной обеденный стол, стул, складное кресло-шезлонг для отдыха. Проектом предусмотрены три варианта организации пространства жилой ячейки: ночью кровать разложена, откидной стол и шезлонг сложены; утром - кровать убрана, душевая "кабина" приведена в рабочее состояние; днем - душевая "кабина" свернута, обеденный стол откинут, шезлонг разложен.

Явно полемизируя с концепцией соцгорода и упорядоченной структурой жилкомбината, авторы проекта Магнитогорья так описывали раскованный, ничем не регламентированный образ жизни человека, предусмотренный их проектом.

"Культура должна быть доступной, - пишут они. - Так физкультура у нас рядом: стоит дойти до дороги. Так "духовная" культура рядом: стоит протянуть руку к трубке радио или телефона. Так книга преследует человека: и у места работы и во время отдыха она идет к нему на дом. Не отнимание книг в коллективное пользование, как это вытекает из существа взглядов потребительского коллективизма, но, наоборот, привлечение читателя к книге, всяческое возбуждение в нем стремления обладать книгой и всяким культурным сокровищем...

Наши строители социалистического города долго и настойчиво проповедовали идею превращения жилища рабочего только в место для сна (т. Сабсович). Остальная жизнь должна была протекать, по его мнению, целиком коллективно. Мы рассматриваем индивидуальное жилище как место огромной, сосредоточенной, углубленной работы...

Мы уничтожаем лишь индивидуальное хозяйство, но не личность и даже не личную собственность, в частности, мы проектируем отдельное жилище на отдельного работника, в то же время прекрасно понимая, что ничто не может ему помешать соединить свое жилище с другим...

Ни особых детских городков, ни особых женских городков для "административного" нажима, для разложения семьи мы не планируем. С нас достаточно, если мы уничтожим очаг - основу буржуазной семьи. Но с тем большей категоричностью мы за предоставление женщине отдельной от мужчины комнаты, с тем большей решительностью мы заботимся о прекращении неизбежной при занятости родителей безнадзорности детей.

Для детей мы планируем поэтому особую жилую площадь в ближайшем расстоянии от дома родителей, независимо от того, пользуются ли они ею полностью или нет... Мы детей не прячем от родителей... Родительскую привязанность к детям, так же, как детскую привязанность к родителям, мы не рассматриваем как пережиток буржуазности, мещанства. Мы знаем, что впервые в истории человеческого общества дети становятся дороги родителям не как "наследники", но как "личности"3.

М. Охитович, М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов. Магнитогорье. Конкурсный проект. 1930. Генеральный план М. Охитович, М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов. Магнитогорье. Конкурсный проект. 1930. Схема

М. Охитович, М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов. Магнитогорье. Конкурсный проект. 1930. "Километровая станция" (фасады, аксонометрия М. Охитович, М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов. Магнитогорье. Конкурсный проект. 1930. "Километровая станция" (планы, разрезы

М. Охитович, М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов. Магнитогорье. Линия расселения (генеральный план, аксонометрия фрагмента) М. Охитович, М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов. Магнитогорье. Линия расселения (генеральный план, аксонометрия фрагмента)

М. Охитович, М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов. Магнитогорье. Варианты фасадов жилых и других зданий М. Охитович, М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов. Магнитогорье. Автономная жилая ячейка (фасад, планы, разрез, аксонометрия, перспективы)

М. Охитович, М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов. Магнитогорье. Дом-коммуна (генплан, планы этажей, разрезы, перспектива) М. Охитович, М. Барщ, В. Владимиров, Н. Соколов. Магнитогорье. Фрагмент производственной зоны (перспектива)

Второй конкурсный проект дезурбанистов - Зеленый город (М. Барщ и М. Гинзбург). Программа проведенного в 1930 г. заказного конкурса на проект Зеленого города предполагала создание в пригородной зоне Москвы оздоровительного комплекса - "города отдыха". Однако М. Барщ и М. Гинзбург воспользовались этим конкурсом, чтобы разработать и широко обнародовать предложение о дезурбанистической реконструкции Москвы.

Зеленый город по проекту Барща и Гинзбурга - это рассчитанный на 100 тыс.человек один из пригородных районов Москвы (лента расселения вдоль Ярославского шоссе), жители которого должны были работать на местных промышленных предприятиях и в сельском хозяйстве. Вдоль дороги расположена парковая полоса шириной 200-250 м, за ней запроектирована непрерывная лента жилых строений в виде поднятых на столбы сблокированных жилых ячеек, под которыми образуется сплошной крытый проход. От равномерно расположенных вдоль шоссе автобусных станций крытые переходы ведут к ленте жилых ячеек, по пути к которой расположены общественная столовая, помещения для отдыха (читальня и т. д.) и занятий спортом (волейбол, теннис), парикмахерская, распределитель предметов обихода и т. д. По другую сторону от шоссе в нетронутых массивах зелени располагаются детские учреждения, школы (с мастерскими для политехнического обучения и специализированные в зависимости от месторасположения), техникумы, культурные учреждения.

М. Барщ и М. Гинзбург. Зеленый город. Конкурсный проект. 1930. Генеральный план

М. Барщ и М. Гинзбург. Зеленый город. Конкурсный проект. 1930. Фрагмент ленты расселения М. Барщ и М. Гинзбург. Зеленый город. Конкурсный проект. 1930. Фрагмент ленты расселения

М. Барщ и М. Гинзбург. Зеленый город. Конкурсный проект. 1930. Проект жилой ячейки - фасады, планы, разрез, перспективы (внешний вид) М. Барщ и М. Гинзбург. Зеленый город. Конкурсный проект. 1930. Проект жилой ячейки - перспективы (интерьер)

М. Барщ и М. Гинзбург. Зеленый город. Конкурсный проект. 1930. Проект жилой ячейки - процесс сборки из стандартных элементов (аксонометрии) М. Барщ и М. Гинзбург. Зеленый город. Конкурсный проект. 1930. Вокзал (аксонометрия)

М. Барщ и М. Гинзбург. Зеленый город. Конкурсный проект. 1930. Макет жилой ячейки в натуральную величину М. Барщ и М. Гинзбург. Зеленый город. Конкурсный проект. 1930. Макет жилой ячейки в натуральную величину

В проекте Зеленого города оказалась как бы возрожденной в новой форме идея "рассасывания" Москвы с помощью пригорода-сада. Авторы проекта рассматривали Зеленый город как часть расселения, представляющего собой "систему уничтожения города со всеми специфическими атрибутами урбанизма", призывали к созданию "такого способа расселения человечества, который бы разрешил проблему труда, отдыха и культуры как единый непрерывный процесс социалистического бытия". Они считали, что надо создавать не специальные "города отдыха", а такой способ расселения, который не заставлял бы человека уезжать за светом, воздухом, солнцем и зеленью за пределы его постоянного места жительства. Свой Зеленый город они рассматривали как часть системы реконструкции Москвы, как первое звено в мероприятиях по ее разгрузке.

М. Барщ и М. Гинзбург не видели никаких перспектив дальнейшего развития Москвы как крупного города. Увеличение в ближайшие годы населения Москвы с 2 до 3 млн. жителей, по их мнению, должно было вызвать почти катастрофические последствия: "Жилищный кризис приводит к тому, что несмотря ни на какие нормы и правила застройки уничтожаются все зеленые насаждения, пока еще в относительном изобилии разбросанные по отдельным владениям. Первые 2-3 тысячи полученных от Автостроя автомобилей превратят все без исключения улицы Москвы в движущийся ад. Число несчастных случаев станет астрономическим. Автомобили не улучшат условий сообщения - потому что они принуждены будут двигаться со скоростью улитки. Пыль, теснота, шум, сутолока породят такие нервные заболевания, которых мы еще не знаем даже по имени. Детское наше население - наша смена будет обречена на вырождение". Единственный выход авторы видели в реконструкции Москвы по принципу "нового расселения". Они предлагали категорически запретить строительство новых и расширение существующих промышленных предприятий, научных, учебных, административных и других учреждений Москвы, постепенно выводя их за пределы города. Это приведет к уменьшению населения Москвы и позволит приступить ко второй стадии реконструкции - "расселение оставшегося трудового населения Москвы не в самой Москве, а вдоль магистралей, соединяющих Москву с другими близлежащими центрами". В самой Москве прекращается всякое строительство, по мере естественного износа зданий они сносятся и на их месте создаются озелененные территории, сохраняются лишь представляющие историко-художественный интерес архитектурные ансамбли и отдельные памятники архитектуры. Конечная цель - "превращение самой Москвы в центральный парк культуры и отдыха, в который стекаются ленты социалистического расселения". В этом грандиозном парке "будут свободно раскинуты немногие оставшиеся административные учреждения, научные институты и вузы, обслуживающие лишь население Москвы, аудитории, стадионы, водные станции, зоопарки, ботанические сады, цветоводства, питомники и гостиницы для приезжающих туристов"4.

Авторы этого дезурбанистического проекта еще и еще раз подчеркивали, что концепция "нового расселения" противопоставляет коммуналистской идее мелочной регламентации быта идею сочетания свободы в удовлетворении потребностей с централизацией самой системы обслуживания.

Они писали: "...укажем на то, что мы видим принципиальную разницу в вопросах производства и потребления и что механическое распространение принципов производства на область и потребления было бы крайне ошибочным и вредным.

Производство всегда однотипно, всегда стандартно, всегда безлично. Потребление наталкивается на целый ряд индивидуальных особенностей потребителя. Однородное производство почти всегда рационально централизовать. Потребление почти всегда в интересах потребителя рационально децентрализовать. Каждая фабрика должна изготовлять один продукт, один стандарт, в одном месте, с одной поточной системой. Но это не значит, что потребитель должен потреблять только этот продукт: потреблять его он может в разных местах, в разные часы, в разных условиях. Механический перенос принципов производства на принципы потребления шел бы неизбежно по пути ущемления интересов потребителя. Точно так же задачей принципиальной важности социалистической организации общества мы считаем создание условий, наиболее благоприятствующих развитию, расцвету каждой отдельной личности... Надо отдавать себе ясный отчет в том, что, ведя борьбу с капиталистической организацией общества, с буржуазным индивидуалистическим бытом, - мы ведем борьбу с кустарным способом индивидуального производства (хозяйства) и со старым семейным укладом, построенным на принципе частной собственности и на эксплуатации одного члена семьи другим. Это наш подлинный враг, и с этим нужно вести жестокую борьбу.

Но из этого нельзя делать ошибочных выводов (часто к несчастью совершаемых), что нужно уничтожить индивидуальные особенности личности, побрить всех под одну гребенку: это значит вместе с водой выплеснуть из ванны самого ребенка"5.

К началу страницы
Содержание    2.30. Дезурбанизм и градостроительная дискуссия...  2.32. Бруно Таут и Ле Корбюзье...