Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

 

Глава 2. Социалистическое расселение. Градостроительные концепции. Строительство новых городов

19. Вторая градостроительная дискуссия, 1929-1930

Принятый на XIV съезде ВКП(б) (декабрь 1925 г.) курс на ускоренную индустриализацию страны, решение XV съезда партии (декабрь 1927 г.) о директивах по составлению первого пятилетнего плана, разработка, а затем утверждение и начало реализации первого пятилетнего плана (1928-1932) поставили перед советскими архитекторами конкретные задачи в области градостроительства.

Как и в начале 20-х годов в связи с развертыванием работ по строительству рабочих поселков при сооружавшихся по плану ГОЭЛРО электростанциях, в годы первой пятилетки, когда была поставлена задача строительства жилых комплексов при крупных промышленных предприятиях и совхозах, проблемы социалистического расселения вновь оказались в центре внимания архитекторов.

В процессе реального проектирования советские архитекторы вырабатывали новые принципы планировки и застройки социалистических поселений. При этом годы первой пятилетки были временем наиболее интенсивных градостроительных поисков, ибо советским архитекторам практически впервые в мире приходилось в таком масштабе проектировать не экспериментальные, а реальные новые промышленные города. Многие проблемы приходилось решать заново. Принципы зонирования территории, возможность развития города в целом и его отдельных частей, организация коммунально-бытового обслуживания, взаимоотношение жилых кварталов и общественного центра, зависимость типов зданий и структуры жилых комплексов от новых социальных отношений людей, сам характер этих отношений в пределах бытового коллектива - эти и многие другие градостроительные вопросы широко обсуждались в печати. Высказывались различные, часто диаметрально противоположные точки зрения, вырабатывались те или иные градостроительные концепции, принципы которых находили отражение в конкурсных проектах и в проектах, предназначенных для реального строительства.

В годы первой пятилетки градостроительные проблемы в значительной степени определяли направление теоретических и творческих поисков советских архитекторов. В эту область архитектуры постепенно перемещается центр всей творческой жизни. Крупнейшие архитекторы советского авангарда (Веснины, Н. Ладовский, М. Гинзбург, К. Мельников, И. Леонидов и др.) много внимания уделяют градостроительным вопросам. Возникают новые творческие группировки и коллективы, занимающиеся разработкой градостроительных проблем (АРУ, Секция социалистического расселения и др.).

Весной 1929 г. был опубликован первый пятилетний план, согласно которому наряду с реконструкцией старых предполагалось строительство новых 200 индустриальных и 100 агрогородов.

В 1929-1930 гг. на страницах общей и архитектурной печати развернулась острая градостроительная дискуссия. Теоретические концепции, планировочные схемы, конкурсные и встречные проекты новых городов (Автострой, Магнитогорск, Чарджоу, Коминтерновск, Кузнецк, Бобрики, Зеленый город и др.) - все было предметом острых споров и дискуссий.

Наряду с поисками оптимальной или гибкой планировочной структуры города и принципов его функционального зонирования большую роль в градостроительной дискуссии играли социальные проблемы расселения, в значительной степени определившие подход архитекторов к поискам той или иной принципиальной планировочной схемы города.

Как и в ходе первой градостроительной дискуссии (1922-1923), в центре внимания участников второй градостроительной дискуссии (1929-1930) оказались такие проблемы, как отношение к крупным городам, уничтожение противоположности между городом и деревней, перестройка быта.

Однако опыт разработки этих проблем в предшествующее десятилетие и иной по сравнению с началом 20-х годов масштаб постановки градостроительных задач повлияли на подход участников дискуссии к проблемам социалистического расселения.

Во-первых, ориентация в годы ускоренной индустриализации на строительство промышленных гигантов требовала нового подхода к разработке типа жилищно-промышленного комплекса. В этих условиях уже не годились небольшие поселки-сады или даже города-сады, так как расчетное количество населения жилого комплекса при наиболее крупных промышленных новостройках первой пятилетки превышало оптимальные размеры говардовского города-сада (32 тыс. жителей).

Во-вторых, этапы начала и конца 20-х годов резко отличались друг от друга миграционными процессами между городскими и сельскими поселениями. Если в первые годы советской власти, как отмечалось выше, в нашей стране наблюдался необычный для промышленной страны градостроительный феномен - отток городского населения в деревню, то в годы ускоренной индустриализации проявился другой, также необычный для промышленной страны градостроительный феномен - в города хлынул огромный поток населения из деревни. Миграционные потоки из сельской местности были небывалыми по интенсивности - с 1926 по 1939 т. численность городского населения страны выросла, более чем в два раза (с 26,3 до 55,9 млн. чел.), а доля городских жителей с 17,9 до 32,8%.

В-третьих, индустриализация существенно повлияла на социальный состав населения новых жилых комплексов. Первая градостроительная дискуссия проходила в период оживления частного строительства индивидуальных домов, причем в количественном отношении особняковая застройка на средства средних слоев городского населения подавляла своей массовостью и стихийностью незначительное по объему строительство для рабочих. Вторая градостроительная дискуссия совпала с развертыванием массового строительства крупных жилых комплексов при новых промышленных предприятиях. Это уже было в подавляющем большинстве - рабочее жилище; социальные проблемы градостроительства и перестройки быта вышли здесь на первый план.

Во второй градостроительной дискуссии принимали участие архитекторы, социологи, инженеры, экономисты, врачи-гигиенисты, естественные деятели, журналисты, специалисты смежных с градостроительством областей. В короткий срок на страницах специальной и общей периодической печати появилось большое число статей; проблемам градостроительства посвящались отдельные номера журналов; выходили книги, сборники и брошюры. Вопросы социалистического расселения стали одной из наиболее острых общественно-политических проблем. Всех волновала проблема города будущего, хотелось иметь научно обоснованный план развития поселений, чтобы с наибольшей социальной эффективностью использовать впервые запланированные государством в таком масштабе средства на строительство.

В ходе градостроительной дискуссии обсуждались все "уровни" - от жилой ячейки до системы расселения в масштабе страны. Причем отношение к городу как таковому, к его структуре и размерам во многом определялось принципиальным подходом к этим крайним структурным формам расселения (жилой ячейке и общей системе расселения). Почти все сходились на том, что в государстве с плановым хозяйством необходима единая система расселения, многие выступали за отказ от семейных квартир в пользу развития коллективных сторон быта, некоторые отвергали крупные города.

Среди многочисленных точек зрения на социальные и другие проблемы градостроительства, выдвинутых в ходе дискуссии, можно выделить три наиболее влиятельные концепции социалистического расселения, две из "вторых принято обозначать терминами "урбанизм" и "дезурбанизм", хотя более правильно было бы говорить о компактном и линейном способе расселения (или, как говорили в те годы, о "соцгороде" и "новом расселении"); третья концепция связана с теоретическим кредо АРУ.

К началу страницы
Содержание    2.18. Проекты города-кольца "Сатурний"...  2.20. От фаланстера к жилкомбинату