Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. Известия АСНОВА. - М., 1926. - С. 2-3. Вернуться в текст
2. Там же. - С. 3. Вернуться в текст


Глава 2. Социалистическое расселение. Градостроительные концепции. Строительство новых городов

12. Идеи вертикального зонирования города (А. Лавинский, Л. Лисицкий, К. Мельников)

Проблема вертикального зонирования города связана со стремлением ликвидировать пересечение транспортных потоков и отделить транспорт от пешеходов. Первая задача уже в XIX - начале XX в. решалась путем создания внеуличного транспорта (подземного или надземного) и организации тоннелей и путепроводов (эстакад); она стала приобретать со временем все более инженерно-технический характер. Вторая задача оказалась более тесно связанной с архитектурными вопросами объемно-пространственной композиции города.

Архитектурно-художественный облик города зависит не только от характера его планировки и застройки, но и от того, как и откуда воспринимает его человек. Условия восприятия облика города складывались на протяжении столетий, однако в появившихся в начале XX в. проектах по вертикальному зонированию города (Сант-Элиа, Гильберзаймер, Ле Корбюзье и др.) это обстоятельство не всегда учитывалось. Как известно, городская застройка рассчитана на то, что человек воспринимает отдельное здание и ансамбли прежде всего с уровня земли. Поэтому содержавшиеся в ряде проектов предложения поднять пешеходов над улицей и даже превратить в пешеходные террасы плоские крыши домов привели бы к резкому изменению привычного характера восприятия городской застройки, а следовательно, и потребовали бы иного отношения к созданию ансамбля. Кроме того, планировку и застройку города человек зрительно воспринимает не только по горизонтали и "вниз", но и "вверх", т.е. облик города неотделим от количества неба над головой человека. Предложения некоторых архитекторов освободить улицы для транспорта, убрав пешехода под поставленные на столбы дома, фактически отнимали у человека значительную часть "неба" и вели к резкому изменению условий восприятия архитектурного облика города.

Идеи вертикального зонирования города, выдвигавшиеся в первой половине 20-х годов советскими архитекторами, существенно отличались от предложений зарубежных архитекторов.

В 1921 г. А. Лавинский создал поисковый проект "Города на рессорах". Город строится по радиально-кольцевой схеме и в плане представляет собой круг. Два взаимно перпендикулярных "магистральных бульвара" - диаметра, концы которых ориентированы по странам света, делят город на четыре сектора, обозначаемых SO, SW, NO, NW. Каждый сектор разделен на кварталы улицами-бульварами, предназначенными только для движения пешеходов (это "радиусы-бульвары" и "параллели-бульвары" А. В. С. Д. Е.).

А. Лавинский. Город на рессорах. 1921. Схема генплана города А. Лавинский. Город на рессорах. 1921. Схема дома-квартала

А. Лавинский. Город на рессорах. 1921. Конструкция радиомачт А. Лавинский. Город на рессорах. 1921. Конструкция радиомачт

Стремясь отделить пешеходов от транспорта, Лавинский не стал заглублять транспортные улицы в траншеи или убирать с них пешеходов под дома и на эстакады, а, наоборот, предложил предоставить всю уличную сеть города пешеходам, превратив улицы в озелененные бульвары. Все постройки города поднимались на опоры в виде стальных ферм рессорной конструкции (для предотвращения передачи вибрации от грузового транспорта в жилые помещения) и под ними устраивались транспортные магистрали, пересекавшие пешеходные бульвары-улицы в тоннелях. В здания с бульваров должны были вести движущиеся лестницы. Первый ярус городской застройки (непосредственно над опорами) отводился под общественные и коммунальные учреждения (магазины и т. д.), выше располагались жилые этажи, склады размещались под землей.

В проекте предусматривались специальные устройства для поворота жилых домов вокруг вертикальной оси, чтобы прямое солнечное освещение получали все помещения. Здания должны были собираться в основном из элементов, изготовленных на заводах; строительные материалы - сталь, алюминий, стекло, асбест. Все предельно рационально, но в то же время общий облик формируется именно этими современными индустриальными элементами. "Мы не маскируем форм..., - говорил Лавинский на заседании ИНХУКа 22 января 1922 г., где он рассказывал о своем проекте. - Дом, квартал, канализация, водопровод, электросветовые конструкции, лифты и проч. не застегнуты в приличный маскировочный костюм, а в общем кодексе формы живут жизнью своих тел и функций".

Так же в виде утилитарно-конструктивных элементов города запроектированы радиомачты, которые представляют собой сложные вращающиеся сооружения с системой экранов, предназначенных для демонстрации новостей. Экраны расположены так, "...чтобы работа ветра на один экран действовала на другой в обратном направлении, что возможно при наклонном положении одного из них и при непосредственной связи. Для того, чтобы ветер всегда работал в данном положении, вводится руль".

Принцип рациональности и экономии проводится в планировке города и с учетом максимального облегчения ориентации человека в городской среде. Деление города на сектора, определяемые ориентацией по странам света, деление каждого сектора радиальными и кольцевыми бульварами создает четкую схему размещения кварталов и зданий, каждое из которых может иметь адрес в виде математической формулы, например SO.235 А 17 (где SO - сектор города, А - кольцевая улица-бульвар).

Проект Лавинского оживленно обсуждался на заседании в ИНХУКе. Многие критиковали его за техническую неосуществимость. А. Веснин, выступая в прениях, не согласился с такой критикой проекта. Его, будущего лидера архитектурного конструктивизма, оказывается, меньше всего волновали технические и утилитарные вопросы. Он высказал удивление, что выступавшие "не отметили интересной стороны поднятия города вверх над землей, создав для жителей пространственные построения". По его мнению, техника поможет сделать такой город без загромождающих пространство опор. А. Веснин отметил ту разницу в общем облике города, которая отличает предложенный "город на рессорах" от существующей городской застройки, и подчеркнул, что сам он не подходит к проекту с точки зрения оценки его с утилитарной, технической или экономической стороны. "Но в смысле очищения сознания это очень интересно. Я представляю себе, как действует такое пространственное построение, если дом будет находиться на разных высотах, на психику. Я подхожу с точки зрения действия на сознание. Это страшно интересно в современных условиях".

В проекте "горизонтальных небоскребов" для Москвы, разработанном Л. Лисицким в 1923-1925 гг., предлагалось на пересечениях бульварного кольца (кольца А) с основными радиальными транспортными магистралями возвести (непосредственно над проезжей частью города) восемь однотипных зданий для центральных учреждений в виде вытянутых по горизонтали двух-трехэтажных корпусов с центральным коридором (общая протяженность корпусов около 180 м, ширина корпуса - 16 м). Корпуса подняты над землей (на высоту около 50 м) на трех вертикальных опорах (сечение 10x16 м), в которых размещены лифты и лестницы, причем одна опора связывает здание непосредственно со станцией метрополитена, а у двух других опор - остановки трамвая.

Л. Лисицкий. Горизонтальные небоскребы для Москвы. 1923-1925. Перспективные рисунки (виды здания с различных сторон) Л. Лисицкий. Горизонтальные небоскребы для Москвы. 1923-1925. Перспективные рисунки (виды здания с различных сторон)

Л. Лисицкий. Горизонтальные небоскребы для Москвы. 1923-1925. Перспективные рисунки (виды здания с различных сторон) Л. Лисицкий. Горизонтальные небоскребы для Москвы. 1923-1925. Перспективные рисунки (виды здания с различных сторон)

Л. Лисицкий. Горизонтальные небоскребы для Москвы. 1923-1925. Аксонометрия Л. Лисицкий. Горизонтальные небоскребы для Москвы. 1923-1925. Перспективы

Л. Лисицкий. Горизонтальные небоскребы для Москвы. 1923-1925. Разрез Л. Лисицкий. Горизонтальные небоскребы для Москвы. 1923-1925. Фасад (в сочетании с перспективным сокращением высоты второго плана и разрезом нижнего яруса)

Л. Лисицкий. Горизонтальные небоскребы для Москвы. 1923-1925. Фасад (в сочетании с перспективным сокращением высоты второго плана и разрезом нижнего яруса) Л. Лисицкий. Горизонтальные небоскребы для Москвы. 1923-1925. План

Л. Лисицкий. Горизонтальные небоскребы для Москвы. 1923-1925. Схема размещения горизонтальных небоскребов на бульварном кольце

Вот как сам Лисицкий обосновывал предложенный им проект "горизонтальных небоскребов": "Мы считаем, что пока не изобретены возможности совершенно свободного парения, нам свойственней двигаться горизонтально, а не вертикально.

Поэтому, если для горизонтальной планировки на земле в данном участке нет места, мы подымаем требуемую полезную площадь на стойки, и они служат коммуникацией между горизонтальным тротуаром улицы и горизонтальным коридором сооружения. Цель: максимум полезной площади при минимальной подпоре. Следствие: ясное членение функций.

Но есть ли надобность строить в воздухе? "Вообще" - нет. Пока есть еще достаточно места на земле.

Но ... "в частности"?

Мы живем в городах, родившихся до нас. Темпу и нуждам нашего дня они уже не удовлетворяют... Невозможно сразу изменить их структуру и тип. Москва относится по своему плану к концентрическому средневековому типу (Париж, Вена). Структура ее: центр - Кремль, кольцо А, кольцо Б и радиальные улицы. Критические места: это точки пересечения больших радиальных улиц (Тверская, Мясницкая и т. д.) с окружностью (бульварами). Здесь выросли площади, которые требуют утилизации без торможения движения, особенно сгущенного в этих местах... Здесь место центральных учреждений. Здесь родилась идея предлагаемого типа...

Стойки опираются системой катков и ребер на фундамент. (Принцип упругих ферм и мостовых конструкций)... Структура верхней рабочей части (бюро, учреждения): скелетная центральная труба, открытая от пола до верхнего света внутри, несет балконы коридоров; т.е. выйдя из лифта в первом этаже, можно читать на дверях помещений 2-го и 3-го этажей. На этой центральной раме консолями держатся горизонтальные площади этажей. Все тело, как вагон, положено на стойки.

Скелет из новых сортов нержавеющей и выдерживающей высокие напряжения стали... Легкие и хорошо изолирующие на тепло-, и звукопроводность материалы для междуэтажных перекрытий и перегородок. Стекло химически обработано для пропуска световых и задержки тепловых лучей.

Все элементы скелета нормированы и поэтому, по мере потребности застройки новой площади по линии кольца А или Б, остается лишь произвести монтаж готовых частей. Монтаж может производиться без лесов: до наводки верхних форм стойки держатся на тросах. Поэтому стройка может идти, не прерывая движения площади... Огромные преимущества в наличии света и воздуха по отношению к американскому башенному типу небоскреба"1.

Большое значение Лисицкий придавал "эстетическому эффекту" горизонтальных небоскребов в структуре городской застройки. Во-первых, это внесение в город контраста между существующей застройкой и новыми зданиями. Во-вторых, это стремление придать горизонтальным небоскребам "пространственное равновесие, как результат контрастных вертикальных и горизонтальных напряжений". В-третьих, возможность "дать новый масштаб городу". В-четвертых, предлагалось так расположить на площадях асимметричные по пространственной структуре горизонтальные небоскребы, чтобы они были ориентированы в сторону центра одинаковыми фасадами. Это должно было позволить жителям ориентироваться в городе по силуэту видимого в перспективе улицы или бульвара здания (Лисицкий специально проверял этот эффект, сделав рисунки перспектив горизонтальных небоскребов с различных точек зрения - от Кремля, к Кремлю, вдоль бульвара - в обе стороны). В-пятых, стремление учесть также, что "при установке всей серии, введение цвета для отметки каждого небоскреба в отдельности послужит к усилению его ориентировочных качеств"2.

В 1925 г. К. Мельников, находясь в Париже в связи со строительством по его проекту советского павильона на Международной выставке декоративного искусства, получил ряд предложений и заказов. Один из таких заказов был связан с поисками в плотно застроенном центре Парижа мест для стоянки быстро растущего парка легковых автомашин.

К. Мельников. Гаражи-автостоянки для Парижа (над мостами через Сену). 1925. Перспектива К. Мельников. Гаражи-автостоянки для Парижа (над мостами через Сену). 1925. Фасад, план

К. Мельников выдвинул оригинальную идею разместить многоярусные гаражи-стоянки над существующими мостами через Сену. В этом проекте наряду с предложением вертикального зонирования города (использование пространства над проезжей частью магистралей, в данном случае - над мостами) содержались и другие новые проектные идеи. Во-первых, это прием консольного подвешивания двух пересекающихся систем наклонных опор и пандусов, связанных поверху работающими на растяжение горизонтальными перекрытиями (атланты - это не опоры, а контрфорсы против боковой ветровой нагрузки). Во-вторых, это новый прием размещения автомашин (так называемая прямоточная система): автомашины устанавливаются в один ряд под углом к оси ряда (с уступом по отношению друг к другу), что позволяет заезжать на место стоянки и выезжать с него без использования заднего хода.

Проекты Лавинского, Лисицкого и Мельникова внесли принципиально новое в поиски вертикального зонирования города. Их объединяют между собой общие черты.

Во всех проектах поднятые на опоры здания предлагалось соорудить не над пешеходными путями, а над транспортными магистралями, что отличает их от большинства проектов, создававшихся в тот период за рубежом. Из трех основных элементов вертикального зонирования - пешеход, транспорт и застройка - советские архитекторы отдали предпочтение пешеходу, считая нецелесообразным изменять его положение в пространственно-планировочной структуре города. Главные резервы вертикального зонирования они видели в использовании пространства для застройки над транспортными магистралями. Причем в новом городе (Лавинский) все магистрали убирались под здания, а в таких сложившихся городах, как Москва (Лисицкий) и Париж (Мельников), второй ярус предлагалось создать лишь в определенных пространственно раскрытых точках (перекрестки, мосты), где поднятые на опоры сооружения отнимали бы минимум "неба". В таком подходе к проблеме вертикального зонирования безусловно проявился гуманизм архитекторов советского авангарда.

К началу страницы
Содержание    2.11. Формирование новых городских общественных центров  2.13. Идеи "верхнего фасада" города...