Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. Маркс К. и Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии. - М., 1981. - С.47. Вернуться в текст


Глава 2. Социалистическое расселение. Градостроительные концепции. Строительство новых городов

7. Особняк или рабочая казарма?

Первая градостроительная дискуссия развертывалась в условиях, когда проблемы жилища оказались сосредоточенными на поисках типа жилого дома для рабочих. К власти в стране пришел новый класс, для которого в прошлом в России не был выработан удовлетворяющий потребителя тип жилища. Жилища для рабочих, разумеется, проектировали и строили и до революции, однако разброс типов жилища был очень широк - односемейные дома, квартиры, общежития, казармы (в том числе с двухъярусными кроватями) и т. д. Весь этот ассортимент жилья для рабочих был взят на вооружение архитекторами и в первые послереволюционные годы.

В поисках типа рабочего жилища выявились две крайние тенденции - ориентация на особняк и ориентация на рабочую казарму.

Ориентация на особняк явно была связана с концепцией города-сада и стремлением прежде всего предоставить хорошее в функционально-бытовом и здоровое в санитарно-гигиеническом отношении жилище для обездоленного в прошлом класса, ставшего теперь правящим. Многие считали, что рабочий человек должен иметь жилище по крайней мере не хуже по комфорту, чем жилище свергнутых бывших правящих классов, для которых одним из наиболее привлекательных типов жилища был особняк. Ориентация именно на этот тип жилища проявилась у ряда архитекторов, когда в первые годы после Октябрьской революции проводились конкурсы на жилище "для пролетария", "для рабочего".

Характерен в этом отношении проект "пролетарского жилища", разработанный А. Белогрудом в 1918 г. Это односемейный трехэтажный дом в виде романтической хижины с высокой, крытой черепицей, крышей. На первом этаже передняя, кухня-столовая и коровник, на втором - холл, ванная и антресоль, на третьем (мансардном) - две спальни. Сама объемно-пространственная и функциональная структура этого "пролетарского жилья" явно заимствована из распространенного до революции особняка состоятельного интеллигента (в том числе и архитектора), тип которого, кстати, продолжал разрабатываться архитекторами и в первые годы советской власти. Так, например, излюбленная до революции тема курсового проекта - особняк для автора проекта - продолжала задаваться студентам архитектурных вузов. Близок к такому типу здания курсовой проект жилого дома Р. Поляк, выполненный в МИГИ (МПИ) в начале 1921 г. Это двухэтажный особняк с ионическим портиком (на первом этаже аванзал, зал, кабинет и гостиная, на втором - столовая, ванная и две спальни). Почти одновременно с Р. Поляк делает в МИГИ (МПИ) курсовой проект двухэтажного особняка Л. Славина. Оба проекта делались по одной программе (хотя и в разных "стилях") и под руководством одного и того же преподавателя - Н. Марковникова, активного сторонника концепции города-сада.

А. Белогруд. Одноквартирный дом - пролетарское жилище". 1918. Фасад, разрез, планы Р. Поляк. Одноквартирный жилой дом. Курсовой проект. МИГИ (руков. Н. Марковников). 1921. Фасады, генпланы, планы

Л. Славина. Особняк. Курсовой проект. МИГИ (руков. Н. Марковников). 1920. Фасады, планы, разрезы, перспектива Проект дома для рабочих на одну семью. Начало 20-х годов. Перспектива, фасады, планы

Г. Мапу. Проект одноквартирного жилого дома для рабочего. Начало 20-х годов. Перспектива Н. Марковников. Жилой дом поселка "Сокол" в Москве. 1923

Сам Н. Марковников в 1921 г. создает экспериментальный проект двухквартирного кирпичного жилого дома с квартирами в двух уровнях. В 1923 г. по его проекту в Москве было начато строительство поселка жилищного кооператива "Сокол", состоявшего из различных типов малоэтажных домов (одно-, двух-, трехквартирных и блокированных).

Пожалуй, одним из наиболее обширных по площади и по набору помещений был проект одноквартирного жилого дома, разработанный в начале 1924 г. для Москвы Г. Many (две спальни, спальня-кабинет, столовая, кухня, ванная, передняя, кладовая, антресоли).

Подобного рода проекты особняков безусловно влияли на разработку типа одноквартирного жилого дома для рабочего ("для пролетария"), интенсивное создание образцовых проектов которого характерно для первых послереволюционных лет.

Вторая тенденция была связана с восходящей еще к "Манифесту коммунистической партии" идеей, провозглашавшей "учреждение промышленных армий"1 после совершения пролетарской революции. Эта идея получила распространение в годы гражданской войны, когда шел интенсивный процесс формирования Красной Армии, подразделениям которой нередко приходилось выполнять и невоенные задачи. Кроме того, тогда же в стране широко использовали такую форму привлечения населения к определенным работам, как трудовая повинность. В руководстве большевистской партии всерьез обсуждалась проблема о создании трудовой армии. Наиболее активно пропагандировал эту идею Л. Троцкий, который в годы гражданской войны много энергии отдал становлению Красной Армии и, судя по всему, стремился перенести некоторые организационные принципы из военной сферы в экономическую.

Такое характерное для этапа гражданской войны и первых лет после ее окончания стремление к сближению форм организации армии и трудовых процессов нашло отражение и в архитектурных проектах. Это можно заметить при сравнении ряда проектов военных городков и рабочих поселков.

В 1923/24 учебном году во ВХУТЕМАСе и в МИГИ разрабатывались курсовые проекты красноармейских казарм (проекты Н. Уманского, О. Яфы, С. Лисагора) на 200-250 человек. Предусматривались общие спальни, столовая, красный уголок, конюшни для лошадей и т. д.

В 1923 г. В. Красильников и А. Мухин (студенты МИГИ) подают на конкурс поселка для Сахаротреста проект, где предусмотрены казарма на 50 человек (с общими спальнями) со столовой, мастерская, здание для волов (рабочий скот) на 100 голов и т.д.

Как видим, схема общая - казарма для красноармейцев или рабочих и стойла для лошадей и волов.

Показательно, что сторонник концепции города-сада И. Фомин для того же конкурса Сахаротреста запроектировал двухквартирные жилые дома.

Н. Уманский. Красноармейские казармы. Курсовой проект. ВХУТЕМАС. 1924. Аксонометрия Н. Уманский. Красноармейские казармы. Курсовой проект. ВХУТЕМАС. 1924. План

В. Красильников и А. Мухин. Рабочий поселок для Сахаротреста. Конкурсный проект. 1923. Рабочая казарма на 50 человек (фасады, перспектива, разрез, планы) В. Красильников и А. Мухин. Рабочий поселок для Сахаротреста. Конкурсный проект. 1923. Воловня на 100 голов (фасады, разрез, перспектива, план)

В. Красильников и А. Мухин. Рабочий поселок для Сахаротреста. Конкурсный проект. 1923. Мастерская (фасады, разрез, планы) И. Фомин. Двухквартирный жилой дом для поселка Сахаротреста. Конкурсный проект. 1923. План, фасад

А. Гегелло. Проект жилого дома для рабочих. 1923. Фасады Временный барак для рабочих в поселке при Кизеловской электростанции. 1920. План, аксонометрия, разрезы

К. Мельников. Поселок для рабочих с двухэтажными квартирами для многосемейных. Конкурсный проект. 1920. Перспективы, план первого этажа квартиры

Что касается рабочей казармы как типа жилища, то ее не следует смешивать с домами-коммунами (подробнее о которых ниже). Дома-коммуны и другие типы коллективного жилого дома - это жилища постоянного типа, рассчитанные на специфическую организацию жизни бытового коллектива с учетом включения в общую структуру жилого дома (или комплекса) взрослых обоего пола и разного возраста, а также детей. Рабочие же казармы - это временное (возможно, сезонное) жилище типа общежития для рабочих, направленных (или мобилизованных) на выполнение определенной работы. Именно в этом смысле рабочая казарма как тип жилища и близка к красноармейской казарме. И тут, и там контингент жильцов никак не связан с семейным бытом или с разновозрастным и разнополым бытовым коллективом.

Было бы, однако, едва ли правильным проводить резкую грань между рабочей казармой и коллективным жилищем типа дома-коммуны. Были и переходные типы. В качестве примера можно привести проект временного барака для рабочих в поселке при Кизеловской электростанции (1922), где в одном комплексе объединены рабочая казарма для холостых и общежитие для семейных. Корпус для холостых имеет общие спальни - одну на 76 человек и шесть на 10 человек каждая. Корпус для семейных имеет 14 комнат на 5 человек и десять - на 7 человек. Оба корпуса соединены между собой коммунальным корпусом, основное помещение которого используется и как столовая (на 300 человек), и как зрительный зал (предусмотрена сцена), читальня, зал для лекций.

К началу страницы
Содержание    2.6. Предложения по развитию Большой Москвы и московской агломерации  2.8. Рабочие поселки-сады