Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. Семенов В. Содоклад на заседании МАО по жилищному вопросу. Изложение // Коммунальное хозяйство. - 1922. - № 11. - С. 21. Вернуться в текст
2. Семенов В. Очередные задачи // Архитектура. - 1923. - № 1-2. - С 28-30. Вернуться в текст
3. Семенов В. О городе-саде // Коммунальное хозяйство. - 1922. - № 8-9. - С 7-8. Вернуться в текст
4. Там же. - С 9. Вернуться в текст
5. Архитектура. - 1923. - № 1-2. - С. 50. Вернуться в текст
6. Семенов В. Указ. соч. - С. 10. Вернуться в текст
7. Семенов В. О городской зелени // Коммунальное хозяйство. - 1922. - №2. - С. 8. Вернуться в текст
8. Семенов В. Зелень в городе // Красная нива. - 1924. - № 19. - С 461. Вернуться в текст
9. Тельман И. Города-сады в Англии // Коммунальное хозяйство. - 1922. - №8-9. - С. 11-12. Вернуться в текст
10. Марковников H. М. Благоустройство населенных мест и схема их природной красоты // Коммунальное дело. - 1923. - № 2. - С. 46. Вернуться в текст
11. Шлиосберг И. Движение в пользу устройства городов-садов в свете коммунистической революции // Коммунапьное хозяйство. - 1922. - № 13. - С. 7. Вернуться в текст
12. Там же. - № 15-(6). - С. 9. Вернуться в текст
13. Кожаный П. Рабочий город-сад // Правда от 14 июня 1922 г. Вернуться в текст
14. К вопросу о городах-садах (обзор печати) // Коммунальное дело. - 1923. - № 1. - С. 118. Вернуться в текст
15. Гельман И. Многоквартирные дома или рабочие поселки? // Коммунальное хозяйство. - 1922. - № 14. - С. 11-12. Вернуться в текст
16. Строитель. - 1923. - № 7. - С. 40. Вернуться в текст
17. Райх Я. К вопросу о городах-садах в РСФСР // Строитель. - 1923. - № 1. - С 88-22. Вернуться в текст
18. Быков В. Новая деревня // Строитель. - 1923. - №6. Вернуться в текст


Глава 2. Социалистическое расселение. Градостроительные концепции. Строительство новых городов

4. Первая градостроительная дискуссия, 1922-1923 (В. Семенов, Н. Марковников, Я. Райх, А. Иваницкий, И. Гельман, П. Кожаный, И. Шлиосберг, Л. Бернацкий и др.)

Непосредственным поводом к развертыванию (а вернее - к обострению) дискуссии о социалистическом расселении было воссоздание "Общества городов-садов" (на учредительном собрании Общества, состоявшемся 30 июня 1922 г., были заслушаны доклады инженера-архитектора В.Семенова - "Основные принципы городов-садов", врача-гигиениста И. Гельмана - "Города настоящего и города будущего" и юриста П. Кожаного - "Рабочие города-сады", было создано Бюро Общества во главе с Народным комиссаром здравоохранения Н. Семашко). В Уставе Общества говорилось, что его целью являются изучение и разработка вопросов, связанных со строительством городов-садов, поселков-садов, предместий-садов, вопросов планировки, благоустройства, украшения и оздоровления городов и поселений и улучшения жилищных условий трудящихся; пропаганда среди трудящихся идеи города-сада и рациональных знаний в области жилищного строительства, благоустройства и оздоровления населенных мест; содействие развитию зеленых насаждений и мелкого садового и огородного хозяйства; содействие всем практическим попыткам, направленным к полному или частичному осуществлению идеи города-сада.

Сторонники создания Общества городов-садов широко пропагандировали идею города-сада.

В Москве читались лекции и доклады под лозунгом: "Города-сады - города освобожденного труда". В печати велась агитация за строительство образцового "рабочего города-сада" к 10-летней годовщине Октября. Филиалы Общества городов-садов создаются на Украине и в ряде крупных городов. Эта проблема стала модной темой; студенты ВХУТЕМАСа, как отмечалось выше, разрабатывали дипломные проекты города-сада.

В развернувшейся дискуссии приняли участие архитекторы, врачи-гигиенисты, инженеры-строители, работники коммунального хозяйства, социологи, инженеры-транспортники, юристы, журналисты, широкие слои трудящихся. Среди аргументов сторонников концепции города-сада можно выделить три основные группы: архитектурно-планировочную, санитарно-гигиеническую и социально-бытовую.

С архитектурно-планировочным обоснованием идеи города-сада выступала в те годы большая группа опытных и авторитетных градостроителей и архитекторов. Активное участие приняли в дискуссии В. Семенов, A. Иваницкий, Н. Марковников (доклады, статьи), Г. Бархин (книга "Рабочий дом и рабочий поселок-сад", 1922) и др.

Наиболее развернутая аргументация в пользу концепции города-сада содержалась в докладах и статьях (1922-1923) В. Семенова, пропагандировавшего этот тип поселения еще в дореволюционные годы в своей книге "Благоустройство городов". Он видел в этой градостроительной концепции единую научно обоснованную теорию, дающую возможность регулировать процессы развития города. Особенно ценным в теории Говарда Семенов считал ее соответствие российским условиям. В отличие от западных городов, где процессы урбанизации зашли уже далеко, русские города, по его мнению, с их свободной застройкой при обилии свободных территорий в стране и ее равнинном ландшафте могут естественно развиваться в соответствии с теорией города-сада, разумеется, при определенном регулировании их планировки и застройки (для чего предлагалось выработать "строительный устав").

Идею о планомерном превращении русских городов в поселения типа города-сада B. Семенов развивал и в послереволюционные годы. Он призывал воспользоваться восстановительными работами в городах, пострадавших в годы войны, в целях улучшения их планировочной структуры. Большое значение В. Семенов придавал задаче скорейшего разрешения жилищного кризиса, считая, что "существующие жилищные условия задерживают развитие наших городов и делают невозможным возрождение крупной промышленности"1.

Оценивая реальные экономические возможности жилищного строительства, он пришел к выводу, что в ближайшие годы основной объем массового жилищного строительства будет осуществляться на сбережения "обывателя многочисленного среднего класса" в виде небольших индивидуальных домов (из местных материалов) с приусадебными участками. "Такое строительство, - писал В. Семенов в начале 1923 г., - уже началось - оно идет стихийно, безудержно, бессистемно. Изучить, регулировать, направлять его в правильное русло, сделать архитектурным и рациональным - есть основная и очередная задача, стоящая перед нашими зодчими". Стихийно застраиваемые пригороды, которые тогда окрестили "городами-огородами", он предлагал "превратить... в города-сады с определенной индивидуальностью и эстетикой, найти выражение их общей жизни, создать общественную архитектуру"2, т.е. приблизить их к создаваемым по единому проекту рабочим поселкам-садам, сооружаемым предприятием или государством.

Теоретически обосновывая необходимость взять за основу разработки советского градостроительства концепцию города-сада, В. Семенов основное внимание уделял доказательству трех основных положений - важности увеличения зелени в городе, целесообразности небольшого размера поселения и экономической рентабельности малоэтажного жилищного строительства.

"Идея города-сада, - писал В. Семенов, - очень простая - создать новый тип поселения, не город и не деревню, - так, чтобы от обоих заимствовать их лучшие стороны, использовать их преимущества, соединить лучшие свойства городской жизни: культуру, технические устройства, усовершенствованные пути сообщения с преимуществами деревни - приближением к природе, более естественными условиями - и этим упростить и оздоровить всю нашу жизнь.

...В настоящее время можно говорить уже не только о теории, но и о практике города-сада, который определенно представляется нам как город ограниченного размера, с небольшими домами, приближающимися к особнякам, а это, в свою очередь, возможно там, где в корне уничтожена земельная спекуляция".

По мнению В. Семенова, "город-сад не только наилучшая, - против этого мало кто спорит, - но и наиболее выгодная система, с точки зрения государства, нации и отдельных граждан... малый город и малый дом жизненнее больших, практичнее и выгоднее". Он считает, что жилой город не может быть большим, так как центр местной городской общественной жизни объединяет не более 30-50 тыс. жителей; переход за эту норму ведет к образованию новых центров. В результате "большие города все равно приходится разделять на отдельные местные районы". Следовательно, "большой город есть не правило, а исключение... рядовой жизненный, естественный город есть город небольшой"3.

Считая само собой разумеющимся, что малый город - наилучшая форма расселения и что "в небольшом доме особнякового типа жить приятнее, здоровее, удобнее"4, В. Семенов и другие сторонники концепции города-сада много внимания уделяли доказательству экономической рентабельности города-сада, которая была одним из центральных вопросов градостроительной дискуссии. С этой целью разрабатывались экспериментальные проекты городов-садов, поселков-садов (проект образцового рабочего поселка под Москвой, инж. В.Воейков, 1922; проект самостоятельного рабочего поселка-сада на 800 человек работающих при плотности застройки 1/8 всей территории, инж. Н. Сокольский, 1922), малоэтажных домов типа коттедж (Н. Марковников, 1922); тщательно подсчитывались расходы на инженерное оборудование, благоустройство и строительные материалы; анализировался опыт строительства и характер застройки городов-садов и поселков-садов в Англии и Германии (статьи А. Иваницкого и др.); предлагались различные планировочные, конструктивные и другие приемы, позволяющие снизить стоимость поселений с усадебной застройкой.

Так, например, Семенов с целью сокращения протяженности магистралей предлагал уменьшить ширину участков. Он считал возможным в городах-садах упростить и удешевить инженерное оборудование и внешнее благоустройство, видел выход в широком применении дешевых строительных материалов. Анализируя примеры строительства рабочих поселков полуземледельческого типа в послевоенной Германии с ее острым жилищным кризисом и экономическими трудностями, Семенов писал в начале 1923 г.: "Пора и нам бросить разговоры о Городах-Садах асфальтированных и канализированных, а присмотреться к тому, как выкручиваются наши соседи в обстоятельствах, очень похожих на наши"5.

Однако Семенов отнюдь не рассматривал города-сады и поселки-сады только как временный тип поселения, призванный упорядочить стихию пригородной усадебной застройки, а считал концепцию города-сада основой социалистического расселения будущего. Он писал в 1922 г.: "Строя небольшие города, возводя маленькие домики, мы не должны забывать будущего и предусмотреть все возможности. Это - не маленькие захолустные городки прошлого, это - города будущего, города-сады. Их принципы, их начала надо применять не только при постройке новых, но и прививать ко всем, без исключения, нашим городам". Что же касается экономической рентабельности городов-садов, то, по его мнению, "гораздо более важным представляется расчет государства по охране здоровья его граждан", так как он считал, что "потери на здоровье и трудоспособности жителей крупных городов, на смертности и вырождаемости обитателей каменных многоэтажных ящиков общеизвестны"6.

Много внимания в своих статьях начала 20-х годов В. Семенов уделял проблеме зелени в городе. Он призывал использовать все возможности для увеличения количества зелени в городах. В то же время он считал, что само по себе количество зеленых насаждений еще не определяет уровень их влияния на оздоровление городской атмосферы. Многое зависит от того, как эта зелень распределена по территории. Проанализировав такие общегородские озелененные территории, как бульвары, скверы и парки, он приходит к выводу, что по сравнению с бульварами "при одном и том же количестве зелени система скверов выгоднее", но все же вкрапленные в городскую застройку "скверы сами чахнут в душной атмосфере современного города, и одних скверов для того, чтобы город дышал, недостаточно... Только внутренние парки и общественные сады имеют право называться легкими города". Сравнивая две системы расположения парков в городе - кольцевую и радиальную (в виде зеленых клиньев), он отдает предпочтение второй, считая, что она "дальше проникает в глубь городского застроения, лучше соединяет город с окрестностями", с защитной зеленой зоной "в виде окружающих лесов, лугов и полей", являющихся "естественными резервуарами чистого воздуха", которые "должны быть сохранены в неприкосновенности... и охранены сами как заповедные"7.

Семенов призывал использовать разрушения в городах в ходе гражданской войны для увеличения общегородской зелени. "Пожар способствовал украшению Москвы; разрушения последних лет дают ей новый шанс - в этом новые возможности, открытые революцией, и их надо использовать в целях увеличения городского зеленого фонда"8.

Санитарно-гигиенические преимущества городов-садов были одними из наиболее важных аргументов сторонников этой градостроительной концепции. В этом вопросе градостроители и коммунальники опирались на мощную поддержку работников здравоохранения, врачей и гигиенистов, в том числе таких авторитетных специалистов, как Н. Семашко, А. Мольков, А. Сысин, И. Гельман, 3. Соловьев, С. Гуревич и др., которые выступали в печати и на совещаниях в защиту городов-садов.

Принимавший активное участие в градостроительной дискуссии И. Гельман считал, что идею города-сада необходимо "сделать... одним из рычагов оздоровления наших существующих и возникающих городов и поселений". По его мнению, развитие движения за города-сады осуществляется по четырем основным руслам: собственно города-сады, влияние на развитие существующих городов, устройство пригородов-садов, создание поселков-садов. "Но это не есть раздробление самой идеи. Разные пути ведут в будущем к одной цели - к созданию новых, здоровых и прекрасных городов будущего, которые должны придти на смену беспорядочным, тесным и нездоровым городам прошлого. И в России это движение, начинаясь еще в более тяжелых условиях, должно пойти по всем возможным ручьям. Разъединенное в путях, оно объединяется в одной цели - впустить природу в города или вывести города в поля, леса и сады"9.

Для доказательства преимуществ концепции города-сада ее сторонниками широко использовалась статистика европейских промышленных стран. Приводились цифровые данные об увеличении смертности и болезней, о росте преступности и проституции с возрастанием плотности населения и уменьшением зелени и воздуха, с заменой малоэтажной застройки многоэтажной. Делались выводы, что города-сады, создав более благоприятные во всех отношениях условия жизни, позволят уменьшить расходы государств на строительство и содержание больниц, домов для инвалидов и преступников.

Серьезным аргументом в пользу городов-садов сторонники этой концепции считали художественные преимущества нового типа поселения. Обилие зелени, криволинейные очертания улиц, раскрытие памятников архитектуры, сохранение живописных природных участков - все то, что создает "естественную красоту города", являющуюся "драгоценным даром природы", по мнению Н. Марковникова, "наиболее ярко выражено в идее города-сада"10.

Одним из наиболее острых вопросов, обсуждавшихся в ходе градостроительной дискуссии, была проблема уничтожения противоположности между городом и деревней. Сторонники города-сада считали, что предусмотренная теорией Говарда система расселения (группа взаимосвязанных небольших городов, окруженных сельскохозяйственным поясом) наилучшим образом решает эту задачу. Анализируя градостроительные процессы, происходившие в промышленных странах в конце XIX - начале XX в., сторонники теории города-сада ссылались на то, что в этот период во многих европейских государствах происходили процессы децентрализации крупных городов (население постепенно перемещалось из центральных районов к окраинам и в пригороды), видя причину не только в давлении растущей земельной ренты, но и во влиянии усовершенствованных и удешевленных путей сообщения, в тяготении промышленности к источникам электроэнергии, в индустриализации сельского хозяйства. Вокруг городов появилась сеть тяготеющих к ним поселков, в том числе сформировался новый тип рабочего поселка в виде небольшого самостоятельного жилого комплекса с усадебной застройкой (типа поселок-сад).

Все это, по мнению сторонников теории города-сада, свидетельствовало о том, что концепция Говарда лишь отразила объективные закономерности градостроительных процессов в промышленных" странах. Причем, считали они, за основу своего города-сада Говард взял наиболее прогрессивный тип поселения - рабочий поселок, сформировавшийся в капиталистическом обществе, но являющийся своеобразным зародышем коммунистического города. Так, например, в серии статей под общим названием "Движение в пользу устройства городов-садов в свете коммунистической революции" И. Шлиосберг писал, что сформировавшийся на протяжении XIX в. "рабочий поселок явился прообразом грядущего коммунистического, синтетического, рационально планированного, совершенного в экономическом, техническом, санитарно-гигиеническом, эстетическом и других отношениях города-деревни и явился прототипом для первой в литературе схемы будущего города, знаменитого говардовского города-сада"11. Он видел в этом городе-саде новый синтетический тип поселений (город-деревня), разрешающий проблему противоположности между городом и деревней. Объявив Говарда "гениальным пионером нового рационального коммунистического градоустройства"12, И. Шлиосберг писал, что теория города-сада ориентирована в будущее, она не приемлема для капиталистического общества и предусмотренные ею новые типы поселения (города-деревни) будут созданы в коммунистическом обществе.

Сторонники концепции города-сада видели в этом типе поселения не только уничтожение противоположности города и деревни, но и соединение промышленности с земледелием, возможность привлечения фабричных рабочих к сельскому хозяйству, в частности, используя имеющееся у каждой семьи при застройке усадебного типа небольшое индивидуальное хозяйство (сад, огород, домашний скот, птица и т. д.).

В предоставлении каждой рабочей семье отдельной квартиры в малоэтажном доме с индивидуальным участком (в идеале по принципу - "один дом - одна квартира") сторонники городов-садов видели возможность кардинального решения жилищного вопроса, причем одним из важных аргументов в защиту концепции города-сада они считали стремление самих рабочих к домам-особнякам. Анализируя опыт строительства рабочих поселков в капиталистических странах Европы, они приходили к выводу, что там, где голос рабочих звучит сильнее, там тип жилья всегда приближается к английскому типу особняка. И тем более, считали они, эта тенденция должна возобладать в стране, где рабочий класс завоевал господствующее положение.

"Старые города, - писал П. Кожаный, - должны отмереть вместе со старым политическим и экономическим строем. Вместо них должны быть выдвинуты новые города, достойные того строя, в эпоху которого они созданы. Такими городами будут рабочие города-сады"13.

По его мнению, "ради укрепления хозяйственной мощи РСФСР, во имя сохранения сил рабочего класса - строителя новой жизни - необходимо срочно приступить к строительству, и именно рабочих городов-садов". П. Кожаный считал, что "при отсутствии частной собственности на землю постройка многоэтажных домов коммерчески не выгодна", поэтому он был уверен, что "Советское государство, учитывающее вопросы здоровья рабочего класса, наилучшего восстановления его сил и трудоспособности, более чем непосредственно, коммерческую выгоду, несомненно, будет разворачивать жилищное строительство в сторону городов-садов и поселков-садов"14.

Речь, собственно, шла не только о необходимости оздоровления города, но и о типе жилого дома, на который следует ориентироваться при развертывании жилищного строительства.

Об этом, например, прямо говорится в статье И. Гельмана, которая так и названа - "Многоквартирные дома или рабочие поселки?"

"Многоквартирный дом казарменного типа, хотя бы удовлетворяющий самым высоким требованиям техники, или небольшой дом (1-2- 4-квартирный), окруженный зеленой площадью, достаточной для подсобных сельскохозяйственных занятий, - вот вопрос, который теперь встал не только перед Московским Советом, но и перед всеми организациями жилищного строительства...

При самом лучшем устройстве многоквартирные дома не смогут дать рабочим той психической и физической изоляции, которая является необходимым условием для отдыха и восстановления физических и нервных сил, и неизбежно превратятся в те же фабричные казармы с их суетливой и шумной жизнью, только улучшенного типа.

А создание поселка на окраине или в предместьях Москвы с отдельными домиками, окруженными палисадами и огородами, с зелеными площадками для игр и спорта, с хорошим и дешевым трамвайным сообщением, дает рабочим то, в чем они больше всего нуждаются: просторное здоровое жилище, которое станет местом отдыха и накопления сил для общественной и промышленной работы"15.

Большое значение сторонники концепции города-сада придавали изменениям в области транспорта. Считая, что современный транспорт лишает практического смысла сосредоточение большого количества людей в одном населенном пункте, они видели в развитии внутригородского, пригородного и междугороднего транспорта важнейший инструмент разукрупнения больших городов, рассредоточения населения. Показательна в этом отношении полемика, развернувшаяся в связи с выходом в свет в 1922 г. брошюры инженера Л. Бернацкого "Москва будущего. Пути и средства сообщения". Автор брошюры большое значение придавал пригородному сообщению, рассматривая его как средство образования и развития городов-садов (в том числе путем включения в орбиту Москвы смежных городов и поселков), играющих роль жилых филиалов основного города. Созданные заблаговременно рационально запроектированные пути сообщения, по мнению Л. Бернацкого, помогут осуществить децентрализацию Москвы.

Таковы были основные принципы и аргументы концепции нового расселения, в основу которой была положена говардовская теория города-сада.

В ходе градостроительной дискуссии наибольшей критике подверглись такие основные положения концепции города-сада, как отрицание будущего за крупными городами, признание основным типом поселения небольшого города, ориентация на малоэтажную застройку усадебного типа (с небольшим индивидуальным хозяйством). Главными аргументами противников концепции города-сада были реальные процессы формирования промышленной агломерации, экономическая нерентабельность поселений типа город-сад, социальная неприемлемость массового внедрения в городах застройки усадебного типа, которая квалифицировалась как влияние мелкобуржуазного образа жизни, неприемлемого в связи с задачей коренной перестройки быта. Причем по вопросу о типе дома наиболее острой критике концепция города-сада подверглась со стороны рабочих, на потребности которых ссылались многие сторонники этой концепции.

В первые годы советской власти как реакция на дореволюционные казармы при фабриках и заводах (огромные многоэтажные корпуса с расположенными по обеим сторонам коридора комнатами) среди рабочих действительно преобладало стремление создавать поселки из небольших, расположенных среди зелени домов, что в значительной степени было связано с желанием резко улучшить санитарно-гигиенические условия жизни. Обострившиеся в первые годы нэпа социальные противоречия и ясно обозначившееся стремление средних слоев населения к жилищу усадебного типа заставили обратить пристальное внимание на социальные проблемы жилищного строительства для рабочих. Многие рабочие, стремясь противопоставить коллективизм пролетариата собственническому индивидуализму обывателя, в остро полемической форме ставили вопрос о типе рабочего жилища, резко отрицательно оценивая особняковую застройку рабочих поселков.

Все большее значение приобретала проблема жилого комплекса для рабочих.

Согласно концепции города-сада система расселения должна была состоять из однотипных поселений (не более 32 тыс. чел.), объединенных в группы, связанные с центральным (для данной группы) городом (не более 58 тыс. чел.). Селитебная территория города-сада не имела структурных элементов - она состояла из отдельных жилищ с участком, объединенных транспортными магистралями, сетью коммунально-бытового обслуживания и единым общественным центром. Итак, иерархия структурного построения всей системы расселения, согласно теории города-сада, состояла из жилища усадебного типа, города-сада и группы городов-садов. Следовательно, практически существовала лишь одна архитектурно-планировочная структурная единица - небольшой город.

Такая моноструктурная градостроительная система сразу же столкнулась со сложными и противоречивыми реальными процессами урбанизации, связанными с различными по величине и характеру градостроительными образованиями, объединенными во взаимосвязанные, непрерывно изменяющиеся системы. Появление в недрах концепции города-сада наряду с "типовым" малым городом таких понятий, как перестроенный по типу города-сада крупный город, пригород-сад и поселок-сад, отражало сложность реальных градостроительных процессов, но не могло примирить жесткую схему расселения, предлагаемую этой концепцией, со все усложняющейся действительностью в области градостроительства.

Неприемлемость моноструктурной градостроительной концепции города-сада для решения реальных задач выявилась уже в начале 20-х годов, когда от деклараций, теоретических споров о типе "идеального" города-будущего и от проектирования небольших рабочих поселков в пригородной зоне или при вновь строящихся промышленных предприятиях перешли к проектированию жилых комплексов в крупных городах и к созданию проектов (на первых порах - схем) районной планировки. Эти проблемы - создание городского жилого комплекса и разработка схемы районной планировки - вообще оказались непредусмотренными концепцией города-сада, претендовавшей на создание единой системы расселения. Слабость концепции города-сада, связанная с отсутствием в ее градостроительной иерархии структурного элемента ниже города-сада и более сложных градостроительных образований, чем группа городов-садов, стала очевидной уже в ходе градостроительной дискуссии 1922-1923 гг. При этом большое значение придавалось критике застройки усадебного типа (она действительно ставила под сомнение моноструктурность самого города-сада) и разработке предложений по развитию промышленной агломерации.

Структура селитебной территории города в большой мере связана с характером жилой застройки. Поэтому пропагандировавшееся сторонниками города-сада особняковое строительство стало одной из главных тем, обсуждавшихся в ходе градостроительной дискуссии. Вопрос стоял так: многоквартирные дома или рабочие поселки, дома-коммуны или особняки, жилые комплексы как часть застройки города или только автономные (или полуавтономные) поселки?

Противники застройки усадебного типа считали, что особняки с небольшим индивидуальным хозяйством будут отрицательно влиять на социальную психологию рабочих, прививать им мелкобуружазную идеологию, формировать из рабочего мелкого хозяина и обывателя. В печати появились статьи, где критиковалась сама идея развертывания в стране строительства жилья для рабочих особнякового типа. В марте 1923 г. состоялась публичная дискуссия, устроенная Организационным Бюро Общества городов-садов. На ней против особнякового строительства, принципы которого отстаивали докладчики от Общества (инженер-архитектор А. Иваницкий, врач-гигиенист С. Гуревич и юрист П. Кожаный), решительно высказались все остальные выступавшие (16 ораторов).

Один из наиболее влиятельных профсоюзов того времени - профсоюз строительных рабочих, которому государственными органами был направлен на заключение Устав Общества городов-садов, категорически выступил против утверждения этого Устава, принципиально отвергая необходимость создания Общества городов-садов в проектируемом виде и выдвинув встречное предложение (1923) о создании Общества содействия рациональному градостроительству. В своем заключении об Уставе Общества городов-садов ЦК союза строительных рабочих отмечал, что "организация, преследующая основной целью - насаждение в РСФСР идей строительства особняков для рабочих, по образцу коттеджей и английских городов-садов, с мелким индивидуальным хозяйством, противоречащим идеям коммунизма, - не может быть признана полезной. Идеи особнякового строительства, пропагандируемые Обществом городов-садов... могут по своей реакционности и определенно выраженной буржуазно-мещанской идеологии принести вред и затормозить процесс социалистического развития страны"16.

С развернутой аргументацией против идеи города-сада и особенно против особняковой застройки неоднократно выступал в печати архитектор Я. Райх, принимавший активное участие и в разработке (от имени ЦК союза строительных рабочих) проекта Устава Общества содействия рациональному градостроительству, которое должно было объединять сторонников различных течений в области градостроительства, разрабатывать проблемы рационального строительства поселений различного типа, соответствующих переходному периоду в строительстве нового общества. Предполагалось, что в процессе строительства коммунизма будут складываться новые формы поселений с коллективными типами жилища, где индивидуальные ячейки будут объединены в единый централизованный архитектурный организм сетью помещений коллективного пользования, а объединение промышленного и сельскохозяйственного труда будет происходить в процессе развития коллективных хозяйств. В этих вопросах прежде всего и отличались позиции сторонников Общества городов-садов и Общества содействия рациональному градостроительству.

Резко выступая против особняковой застройки городов-садов и призывая "вдуматься в надвигающуюся опасность закрепления в России особняковых добродетелей" и "учесть и этот, наиболее открытый фронт борьбы с буржуазной идеологией", Райх писал об особняках, что они могут "не возбудить энергию к коллективизму, но лишь обмануть и связать рабочих, разъединить и ослабить их волю и дух, усыпить самосознание и примирить с существующим "порядком", укрепить мелкобуржуазные инстинкты и закабалить не только материально, но и духовно, психически.., сколько ни купай их в зелени, сколько ни омывай их светом, как ни совершенствуй водопровода и канализации, сколько ни заменяй русской печи плитой, - они не изменят своей внутренней сути, не составят города будущего. Особняк останется особняком, а мелкое хозяйство - тем, что оно есть... Не во имя процветания особняковых добродетелей ведется великая борьба... Рабочий класс, как носитель идей коллективизма, не похож на прежних хозяев жизни... Новый вид хозяйства и новые социальные отношения вызывают необходимость создания и нового типа жилья, поселения... Не в степени применения новейших санитарных устройств будет тут главное отличие, но в самой основной идее планировки целого и отдельных частей, во взаимном расположении и типе жилья, общественных зданий и хозяйственных построек"17.

Противники особнякового строительства не только возражали против создания в рабочих поселках индивидуальных жилищ с участками, но и новые сельскохозяйственные поселения предлагали застраивать квартирными домами без индивидуальных участков и хозяйственных построек. В таком преобразовании деревни они видели приближение типа сельского поселения к новому характеру все шире внедрявшегося на селе коллективного труда. При этом будущее деревни они видели в превращении сельскохозяйственного поселения в агрогород.

Характерен в этом отношении проект "Новой деревни" В. Быкова. Исходя из идеи, что "новый тип селения должен по возможности сглаживать и уничтожать разницу между городом и деревней"18, он предлагает для сельскохозяйственного поселка радиально-кольцевую схему планировки: в центре главная площадь и общественные здания (государственные учреждения, партийные организации, театр, библиотека, кинотеатр и т.п.); далее кольцо жилых кварталов (малоэтажные квартирные дома и общежития для одиноких) и скверов; за ними, чередуясь с садами, размещаются учебные заведения; учреждения культуры и просвещения; следующий пояс - больницы, сельскохозяйственные лаборатории, метеостанция (здания разделены парками); далее размещается промышленно-коммунальный пояс (элеватор, мельница, автогараж, депо тракторов, аэродром, электростанция, трамвайное депо, ремонтные мастерские и т.д.); последний пояс - конный завод, ферма, птичники, скотные дворы, ветеринарный пункт и т. д.

Хотя в этом проекте многое идет от города-сада, такой агрогород предполагалось строить не вместо крупных городов, а вместо небольших деревень; малоэтажные квартирные дома должны были заменить не многоэтажные городские дома, а индивидуальные дома крестьян.

Следовательно, предполагался совсем иной путь уничтожения противоположности между городом и деревней, сближения промышленного и сельскохозяйственного труда: не растворение города в деревне, а урбанизация села, не совмещение фабричного труда с сельскими работами, а индустриализация сельского хозяйства, не наделение земельным участком рабочих, а освобождение от индивидуального хозяйства крестьян.

К началу страницы
Содержание    2.2. Градостроительные идеи Э. Говарда в России начала XX в.  4. Первая градостроительная дискуссия, 1922-1923...