Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. Строительство Москвы. - 1927. - № 4. - С. 21. Вернуться в текст
2. Правда от 14 ноября 1918 г. Вернуться в текст
3. Струков С. Н. Неотложная задача // Строитель. - 1920. - № 11- 12. - С. 11. Вернуться в текст


Глава 1. Проблемы архитектуры и градостроительства в социальных утопиях

3. Концепция города-сада в первые годы советской власти

Перейдя преемственно в советское градостроительство, концепция города-сада в первые послереволюционные годы многими рассматривалась расширительно - как система расселения, включающая в себя и крупные города-сады, и пригороды-сады, и поселки-сады, и группы новых городов-садов и т. д. Планировочные принципы города-сада применялись и при разработке проектов реконструкции крупных городов (Москва, Петроград, Ярославль, Ереван и др.), и при создании небольших рабочих поселков, и при застройке пригородов.

Влияние теории города-сада на советское градостроительство первых послереволюционных лет определялось целым рядом обстоятельств, связанных с социальными, экономическими, культурными и иными конкретно-историческими условиями тех лет.

Так, например, популярность идеи города-сада в значительной степени была связана и с хозяйственно-экономическим положением страны, что оказывало существенное влияние на происходившие в первые годы советской власти градостроительные процессы. Многие из этих процессов носили временный характер, однако в те годы они часто воспринимались как некие новые закономерные тенденции и влияли на формирование градостроительных концепций тех лет.

Во-первых, трудности военного времени, хозяйственная разруха, закрытие многих фабрик и заводов, развал городского хозяйства, голод и эпидемии вызвали необычный для промышленной страны градостроительный феномен - резкое сокращение городского населения (1917 г.-20 млн. человек, 1920 - 16 млн. человек). Процесс урбанизации был не только прерван, но и отброшен на десятилетие назад. При этом особенно значительно сократилось население крупных городов - так, количество жителей Москвы за пять лет сократилось почти в два раза (в 1915 г. - 1 983 716 жителей, в 1920 г. - 1 027 336)1. Это воcпринималось некоторыми как начало процесса разукрупнения больших городов.

Во-вторых, продовольственные трудности военных лет и особенно неурожай 1920 г. (от голода в 1921 г. погибли миллионы людей) привели не только к временному переселению многих горожан в деревню, но и к стремлению, особенно малообеспеченных слоев городских жителей, обзавестись своим "подсобным хозяйством" (сад, огород, домашний скот). Эта проблема в трудные голодные годы легче решалась в небольших городах и поселках, где многие горожане и рабочие имели приусадебные участки. В крупных городах стремление определенной категории жителей быть ближе к земле (влияние затруднений в области продовольственного снабжения) привело к тяге в пригороды с их малоэтажной усадебной застройкой.

В-третьих, резкое изменение соотношения объемов жилого строительства между центральными и пригородными районами крупных городов в пользу последних объяснялось также и особенностями жилищной политики в первые годы советской власти и в период нэпа. Переселение рабочих в бывшие доходные дома и особняки привело к временному ослаблению жилищного кризиса среди трудящихся. Квартирное уплотнение нетрудовых и состоятельных слоев населения и взимавшаяся с них повышенная квартирная плата вызвали стремление обеспеченной части городского населения обзавестись собственными домами в пригородах. Сохранение командных экономических рычагов в руках государства привело к тому, что частный капитал (прежде всего мелкий) в период нэпа устремился не только в легкую промышленность и розничную торговлю, но и в малоэтажное жилищное строительство (нэпманы не рисковали строить крупные доходные дома). Уже в первые годы нэпа в предместьях многих городов началось массовое строительство индивидуальных жилых домов с приусадебными участками. На окраинах и вблизи крупных городов стихийно росли жилые поселки и комплексы, получившие ироническое название "города-огороды".

В-четвертых, резкий дефицит строительных материалов, почти полное прекращение выпуска изделий для инженерного оборудования и благоустройства территории и оборудования домов (системы водопровода, канализации, центрального отопления и т. д.) также способствовали тому, что строились, главным образом малоэтажные жилые дома из местных дешевых строительных материалов, причем как инженерное оборудование вновь возникавших пригородов и поселков, так и благоустройство самих домов находились на низком уровне.

В-пятых, большое влияние на тип складывавшихся в первые годы советской власти рабочих поселений оказало то обстоятельство, что первыми реально строившимися промышленно-жилыми комплексами были расположенные, как правило, за пределами городов электростанции (сооружавшиеся по плану ГОЭЛРО) с относительно небольшими поселками при них; отделенные друг от друга большими расстояниями поселки рабочих нефтепромыслов (районов Баку и Грозного); поселки при небольших предприятиях по переработке сельскохозяйственной продукции (строительство Сахаротреста) и т. д. Практически экономическое развитие страны в начале 20-х годов не ставило перед архитекторами задачу разработки типа нового промышленного города. Проектировались и строились именно рабочие поселки.

В таких условиях формировались в первые годы советской власти различные градостроительные концепции. При этом на их характер и содержание большое влияние оказывали те конкретные задачи, которые приходилось решать сторонникам этих концепций: реконструкция или благоустройство крупных городов, упорядочение стихийной застройки пригородов, создание новых рабочих поселков и т. д.

Особое внимание сразу же после Октябрьской революции уделялось созданию в пригородах крупных городов поселков для рабочих, расположенных среди природы. Характерна в этом отношении опубликованная в 1918 г. в газете "Правда" заметка:

"В президиум Московского Совета поступил проект комиссара Елизарова (М. Елизаров был главным комиссаром по делам страхования и борьбы с огнем. - С.Х.) об устройстве поселков-садов для рабочих. Согласно проекту, поселки должны быть начаты постройкой еще зимой, с таким расчетом, чтобы к весне можно было переселить туда часть рабочих Москвы с семьями"2.

И. Жолтовский. Схема небольшого поселения. 1921
Конкретная градостроительная ситуация первых лет советской власти вызвала повышенное внимание архитекторов к проблеме малого города. Показательна в этом отношении разработанная к 1921 г. И. Жолтовским схема небольшого поселения. В основу своей схемы Жолтовский положил идею гармонического построения объемно-пространственной композиции. Композиция города строится от периферии к центру: а - индивидуум (жилье), в - группы (клубы, школы, библиотеки, магазины), с - общность (государственные здания), d - господствующая философская идея (например, храм). Окружающие городской центр здания композиционно ориентированы в сторону центра и имеют горизонтальные оси. Центральный ансамбль характеризуется вертикализмом.

При подходе к проблемам жилищного строительства и благоустройства городов в первые послереволюционные годы много внимания уделялось санитарно-гигиеническим проблемам, что и привлекало тогда многих в концепции города-сада. Характерна в этом отношении опубликованная в 1920 г. статья архитектора С. Струкова. Он пишет о необходимости оздоровить жилища, кварталы и города, опираясь на уже принятые "Декрет о санитарной охране жилищ" и "Временные правила устройства и содержания жилых помещений и организации жилищно-санитарного надзора". По мнению автора, с точки зрения задачи оздоровления "большинство русских городов находится в весьма благоприятных условиях. По своему земельному запасу, простору площадей и улиц, размеру усадеб и проч. они не только приближаются к идеалам городов-садов, но часто даже превосходят эти последние"3. Эти возможности автор и призывает использовать для оздоровления городов в процессе их благоустройства и перепланировки.

Таким образом, сам факт обращения советских архитекторов в первые послереволюционные годы к идее города-сада при проектировании новых жилых комплексов для рабочих необходимо рассматривать также и в связи с общим стремлением улучшить условия жизни трудящихся. Для самых первых лет советской власти задача улучшения санитарно-гигиенических условий жизни рабочих стала фактически главной социальной проблемой градостроительства. Для рабочих создавались новые жилые комплексы в зеленой пригородной зоне, которые ничем не должны были напоминать старые, лишенные зелени и необходимого благоустройства рабочие кварталы, примыкавшие к промышленным предприятиям. В них должны были быть предусмотрены наиболее благоприятные санитарно-гигиенические условия для рабочего человека, такие условия, которые создавали для себя в прошлом господствующие классы. В то время таким наиболее благоприятным для жизни человека типом поселения считался город-сад (жилой комплекс, удаленный от предприятия), идея которого и была широко использована советскими архитекторами при проектировании малоэтажных рабочих поселков в первые годы советской власти.

В концепции города-сада градостроители видели возможность создавать новые максимально приближенные к природе рабочие поселки и реконструировать старые города, разуплотнив и озеленив их. Вместе с тем теория города-сада воспринималась в первые послереволюционные годы как наиболее научно обоснованная концепция расселения. Советских градостроителей привлекали в этой теории прежде всего те ее положения, которые предусматривали плановый подход к градостроительным проблемам, - создание взаимосвязанной системы поселений, функциональное зонирование территории города, формирование жилого комплекса с сетью коммунально-бытового обслуживания.

В самые первые послереволюционные годы, когда главное внимание обращалось на благоустройство существующих городов и создание небольших рабочих поселков, из теории города-сада использовались отдельные положения, помогавшие решать конкретные задачи, - увеличение зелени в городе, упорядочение застройки усадебного типа в пригородах и т. д.

Однако постепенно идея города-сада становилась все более популярной как среди градостроителей, так и среди широкой общественности, и стала восприниматься многими как социальная программа социалистического расселения будущего. В ней видели конкретный план уничтожения доставшихся от капитализма крупных городов, преодоления противоположности между городом и деревней. "Рабочий город-сад", "красный город-сад", "город-деревня"- с такими типами поселений связывали градостроительство будущего.

Теория города-сада превращалась чуть ли не в официальную градостроительную доктрину. Особенно наглядно это проявилось в начале 20-х годов, когда после окончания гражданской войны и введения нэпа оживились работы по благоустройству городов и жилищному строительству.

Работники отделов коммунального хозяйства, в значительной степени определявшие тогда характер жилищного строительства в городах, в своем большинстве придерживались концепции города-сада, видя в ней реальные возможности улучшения городского благоустройства. Государственное управление коммунального хозяйства пропагандировало зарубежный опыт проектирования и строительства городов-садов и внедряло в практику "образцовые примерные планы поселков и городов-садов и застройки отдельных участков", показанные, например, на сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке 1923 г. в Москве (где был специальный отдел города-сада).

Теория города-сада повлияла и на подход ко многим проблемам градостроительства в ряде документов этих лет (доклады и резолюции представительного съезда по оздоровлению населенных мест, 1921; проект Положения "Об установлении городских планов", 1922; резолюции Всесоюзного съезда жилищной кооперации, 1923 и др.).

В то же время требовалось более глубоко разобраться в таких вопросах, как судьба крупных городов, тип города будущего и связанный с ним тип жилища и др. Не все градостроители считали возможным решать эти и многие другие проблемы в соответствии с теорией города-сада.

Развернулась дискуссия по проблемам социалистического расселения, которая велась на страницах общей (газеты "Правда", "Известия" и др.) и специальной (журналы "Архитектура", "Строитель", "Коммунальное дело", "Коммунальное хозяйство" и др.) печати, на конференциях, совещаниях специалистов и рабочих собраниях.

К началу страницы
Содержание    2.2. Градостроительные идеи Э. Говарда в России начала XX в.  2.4. Первая градостроительная дискуссия, 1922-1923