Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга вторая
Социальные проблемы

1. Цитаты даются по изданию Академии наук СССР: Мор Томас. Утопия. - М. - Л., 1947. Вернуться в текст


Глава 1. Проблемы архитектуры и градостроительства в социальных утопиях

3. "Утопия" Томаса Мора

первые опубликованная в 1516 г. "Утопия" Томаса Мора (1478-1535 ) занимает исключительное положение среди утопической литературы. В этой небольшой книге впервые были четко сформулированы многие положения, ставшие впоследствии общепринятыми.

Томас Мор родился в Лондоне в семье, принадлежавшей к высшим слоям буржуазии. Он получил прекрасное образование и был хорошо знаком с произведениями греческих авторов (например, изучал" Платона).

Литературная форма "Утопии" - это роман путешествий, характерный для эпохи великих географических открытий.

В первой части "Утопии" даются характеристика положения крестьян в Англии в XVI в. и критика частной собственности. Томас Мор противопоставляет строй Утопии строю европейских стран и делает попытку показать возможность существования государства без частной собственности с организованным общественным производством. Верховным органом Утопии является сенат, ведающий перераспределением продуктов, передвигающий рабочую силу в пределах государства и т. д. Производство организуется отдельными городами, а хозяйственной единицей является семья, занимающаяся определенным ремеслом, причем отдельные члены семьи, не желающие заниматься данным ремеслом, могут переходить в другую семью, т.е. по существу каждая такая семья является общественной мастерской. Такая система семейно-ремесленной организации производства несомненно была подсказана средневековым ремесленным строем, еще сохранившимся в эпоху Томаса Мора.

Сельскохозяйственные работы организованы в Утопии по принципу трудовой повинности всех граждан, обязанных в течение двух лет заниматься в сельском хозяйстве. Поэтому в Утопии нет деревень, имеются лишь сельскохозяйственные фермы, где временно живут отбывающие трудовую повинность горожане. Таким образом уже в "Утопии" Томаса Мора была сделана попытка устранить противоположность между городом и деревней. Единым типом поселения и центром организации всех работ является город. Каждый город, кроме того, имеет определенную территорию, где его жителями выполняются сельскохозяйственные работы.

Все продукты ремесленного и сельскохозяйственного производства поступают в распоряжение государства. Система распределения продуктов состоит из общественных складов и общественных рынков, где граждане получают то, что им необходимо, т.е. распределение основано на принципе- каждому по потребностям.

Томас Мор понимает общность прежде всего как общность производства. В области потребления он допускает возможность известной свободы выбора. Так, например, создавая систему общественного питания, он предусматривает возможность отдельным гражданам питаться дома.

Томас Мор. Общий вид острова Утопия (из базельского издания, 1518) Томас Мор, Город Утопии Амаурот. 1516. Схематический генплан (реконструкция Г. Градова) (1 - филарх; 2 - дворец сифогранта - столовая; 3 - рыночная площадь - центр района на 60 тыс. жителей: 4 - центр города; 5 - общинная больница)

Ниже приводятся выдержки из текста "Утопии"1:

"Остров утопийцев в средней своей части, где он всего шире, простирается на двести миль, затем на значительном протяжении эта ширина немного уменьшается, а в направлении к концам остров с обеих сторон мало-помалу суживается" (с. 101).

"На острове пятьдесят четыре города, все обширные и великолепные; язык, нравы, учреждения и законы у них совершенно одинаковые. Расположение их всех также одинаково; одинакова повсюду и внешность, насколько это допускает местность. Самые близкие из них отстоят друг от друга на двадцать четыре мили.

С другой стороны, ни один город не является настолько уединенным, чтобы из него нельзя было добраться до другого пешком за один день.

Из каждого города три старых и опытных гражданина ежегодно собираются в Амауроте для обсуждения общих дел острова. Город Амаурот считается первым и главенствующим, так как, находясь в центре страны, он по своему расположению удобен для представителей всех областей. Поля распределены между городами так удачно, что каждый в отдельности не имеет ни с какой стороны менее двадцати миль земли, а с другой стороны даже и значительно больше, именно с той, где города дальше всего разъединены друг с другом. Ни у одного города нет желания раздвинуть свои пределы, так как жители его считают себя скорее земледельцами, чем господами этих владений" (с. 103).

"Во избежание чрезмерного малолюдства городов или их излишнего роста принимается такая мера предосторожности: каждое семейство, число которых во всяком городе, помимо его округа, состоит из шести тысяч, не должно заключать в себе меньше десяти и более шестнадцати взрослых. Что касается детей, то число их не подвергается никакому учету. Эти размеры легко соблюдаются путем перечисления в менее людные семейства тех, кто является излишним в очень больших. Если же переполнение города вообще перейдет надлежащие пределы, то утопийцы наверстывают безлюдье других своих городов" (с.121).

"Кто узнает один город, тот узнает все: до такой степени сильно похожи все они друг на друга, поскольку этому не мешает природа местности. Поэтому я изображу один какой-либо город...

...Амаурот расположен на отлогом скате горы и по форме представляет почти квадрат...

Город опоясан высокой и широкой стеной с частыми башнями и бойницами... Расположение площадей удобно как для проезда, так и для защиты от ветров. Здания отнюдь не грязны. Длинный и непрерывный ряд их во всю улицу бросается в глаза зрителю обращенными к нему фасадами. Эти фасады разделяет улица в двадцать футов ширины. К задним частям домов на всем протяжении улицы прилегает сад, широкий и отовсюду загороженный задами улиц. Нет ни одного дома, у которого бы не было двух дверей: спереди - на улицу и сзади - в сад. Двери двустворчатые, скоро открываются при легком нажиме и затем, затворяясь сами, впускают кого угодно - до такой степени у утопийцев устранена частная собственность. Даже самые дома они каждые десять лет меняют по жребию...

Каждые тридцать семейств избирают себе ежегодно должностное лицо, именуемое на их прежнем языке сифогрантом" (с. 106-109).

"У всех мужчин и женщин есть одно общее занятие - земледелие, от которого никто не избавлен. Ему учатся все с детства, отчасти в школе путем усвоения теории, отчасти же на ближайших к городу полях, куда детей выводят как для игры, между тем как там они не только смотрят, но под предлогом физического упражнения также и работают.

Кроме земледелия (которым, как я сказал, занимаются все) каждый изучает какое-либо одно ремесло, как специальное... По большей части каждый вырастает, учась отцовскому ремеслу: к нему большинство питает склонность от природы. Но если кто имеет влечение к другому занятию, то такого человека путем усыновления переводят в какое-либо семейство, к ремеслу которого он питает любовь...

...Они делят день на двадцать четыре равных часа, причисляя сюда и ночь, и отводят для работы только шесть: три до полудня, после чего идут обедать; затем, отдохнув после обеда в течение двух послеполуденных часов, они опять продолжают работу в течение трех часов и заканчивают ее ужином. Так как они считают первый час, начиная с полудня, то около восьми идут спать; сон требует восемь часов. Все время, остающееся между часами работы, сна и принятия пищи, предоставляется личному усмотрению каждого..." (с.111-113).

В деревне на всех полях имеются удобно расположенные дома, снабженные земледельческими орудиями.

В домах этих живут граждане, переселяющиеся туда по очереди. Ни одна деревенская семья не имеет в своем составе менее сорока человек - мужчин и женщин, кроме двух приписных рабов. Во главе всех стоят отец и мать семейства, люди уважаемые и пожилые, а во главе каждых тридцати семейств - один филарх. Из каждого семейства двадцать человек ежегодно переселяются обратно в город; это те, кто пробыли в деревне два года. Их место занимают столько же новых из города, чтобы их обучали пробывшие в деревне год и потому более опытные в сельском хозяйстве; эти приезжие на следующий год должны учить других, чтобы в снабжении хлебом не произошло какой-либо заминки, если все одинаково будут новичками и несведущими в земледелии. Хотя этот способ обновления земледельцев является общепринятым, чтобы никому не приходилось против воли слишком долго подряд вести суровую жизнь, однако многие, имеющие природную склонность к деревенской жизни, выпрашивают себе большее число лет. Земледельцы обрабатывают землю, кормят скот, заготовляют дрова и отвозят их в город каким удобно путем, по суше или по морю...

...Хотя они определяют (и делают это весьма точно), сколько хлеба потребляет город и прилегающий к нему округ, однако они и посевы делают и скот выращивают в гораздо большем количестве, чем это требуется для их нужд, имея в виду поделиться остатком с соседями. Все, что им нужно и чего нет в деревне, все подобные предметы они просят у города и получают от тамошних властей очень легко, без какого-либо обмена. В город они сходятся каждый месяц на праздник. Когда настанет день уборки урожая, филархи земледельцев сообщают городским властям, какое количество граждан надо им прислать; так как эта толпа работников является вовремя к самому сроку, то они почти в один ясный день справляются со всей уборкой" (с. 104-106).

"Каждый город разделен на четыре равные части. Посредине каждой части имеется рынок со всякими предметами. Туда, в определенные дома, свозятся предметы производства каждого семейства, и отдельные виды их распределяются в розницу по складам. В них каждый отец семейства просит того, что нужно ему и его близким, без денег, совершенно без всякой уплаты, уносит все, что ни попросит...

К упомянутым мною рынкам присоединены рынки для съестных припасов, куда свозятся не только овощи, древесные плоды и хлеб, но также рыба и все съедобные части четвероногих и птиц...

...на всякой улице имеются поместительные дворцы, отстоящие друг от друга на равном расстоянии; каждый из них известен под особым именем. В них живут сифогранты. К каждому из этих дворцов приписаны тридцать семейств, именно, по пятнадцати с той и другой стороны. Тут эти семьи должны обедать. Заведующие кухней каждого дворца в определенный час собираются на рынок и получают пищу согласно указанному ими числу своих едоков.

...В эти дворцы в установленные часы для обеда и ужина собирается вся сифогрантия, созываемая звуками медной трубы. Исключение составляют только больные, лежащие в госпиталях или дома. Правда, никому не запрещается по удовлетворении дворцов просить с рынка пищу на дом. Утопийцы знают, что никто не сделает этого охотно, потому что считается непристойным и глупым тратить труд на приготовление худшей еды, когда во дворце, отстоящем так близко, готова роскошная и обильная" (с. 122-125). "После ужина они проводят один час в забавах: летом в садах, а зимой в тех общих залах, где совместно кушают. Там они или занимаются музыкой, или отдыхают за разговорами" (с. 114).

"В деревнях, где семьи удалены дальше друг от друга, каждая из них ест дома. Никто не испытывает никаких продовольственных затруднений, так как из деревни идет все то, чем питаются горожане" (с. 128).

К началу страницы
Содержание    1.2. Коллективистско-уравнительные идеи в античной Греции  1.4. "Города Солнца" Кампанеллы