Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга первая
Проблемы формообразования. Мастера и течения

1. Архитектура СССР. - 1934. - № 6. - С. 10. Вернуться в текст
2. Там же. - 1933. - № 7. - С. 8. Вернуться в текст


Глава 9. От авангарда к постконструктивизму и далее

13. Г. Гольц - лидер "квадриги Жолтовского"

Г. Гольц и И. Жолтовский (справа)
В 30-е годы Г. Гольц становится одним из наиболее последовательных и влиятельных сторонников школы И. Жолтовского. С 1934г. он преподает в Институте аспирантуры Академии архитектуры, активно содействуя приобщению к классике бывших сторонников архитектурного авангарда.

В 1913 г. Гольц поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где сначала начал учебу на живописном факультете, а затем перешел на архитектурный. В 1915 г. его призывают в армию. Он учился в авиашколах в Петрограде и Киеве, после окончания которых был военным летчиком на фронте. В 1919 г. Гольц поступил во Вторые ГСХМ на архитектурный факультет. В это время он увлекается левым искусством, создает композиции в духе кубизма и градостроительные фантазии (эскизы). В 1920 г. Г. Гольца призывают в Красную Армию, но в 1921 г. демобилизуют и командируют во ВХУТЕМАС для продолжения учебы.

Некоторое время Г. Гольц занимается в Обмасе ВХУТЕМАСа, где под руководством Ладовского разрабатывает проект входа на Никитский бульвар. Однако концепция формы Ладовского его не устраивает, сказываются симпатии к классике, которую он с увлечением осваивал еще в Училище живописи, ваяния и зодчества. Он уходит из Обмаса и в 1922 г. в числе первых четырех выпускников архитектурного факультета ВХУТЕМАСа защищает дипломный проект на тему "Город-сад в Останкино", выполненный в духе упрощенной неоклассики.

В это же время Гольц встречается с Жолтовским, беседы которого производят на него огромное впечатление. Позднее, вспоминая о начале 20-х годов, он писал: "В это время я, к сожалению, работаю с Ладовским, но (это) меня не удовлетворяет и я снова перехожу на классику. С одной стороны, чистота и ясность классики, с другой стороны, классика - искусство отжившее, она не нужна, мы люди новые. Но чистота классики по-прежнему привлекает". Сопоставляя влияние на него Ладовского и Жолтовского, Гольц писал:

"Первый отвечает вкусу и тенденциям времени, второй - раскрывает возможности, таящиеся в архитектурной мудрости прошлого. До Жолтовского я встречался с педагогами-профессорами, здесь был зодчий. Указания и мысли его об архитектуре намечают путь изучения зодчества древних и Ренессанса".

После окончания ВХУТЕМАСа Г. Гольц работает не только как архитектор (проекты ряда объектов для сельскохозяйственной выставки 1923 г. в Москве), но и как художник-полиграфист (обложки книг и журналов) и театральный декоратор.

Жолтовский уехал в Италию в 1923 г.. а Гольц побывал там в 1924-1925 гг., где в течение восьми месяцев изучал архитектуру. В Италии он с Жолтовским не встречался и. вернувшись в Москву, полный впечатлений от архитектуры Ренессанса, в первое время работает совместно с архитектором А. Швидковским в духе конструктивизма (банк в Новосибирске, 1925, бумажная фабрика в Балахне, 1926). В это время Г. Гольц сближается с Весниными, особенно с А. Весниным. Некоторое время он был даже членом ОСА.

В 1926 г. из Италии возвращается И. Жолтовский, и четверо молодых конструктивистов (Г. Гольц, С. Кожин, М. Парусников и И. Соболев - "квадрига Жолтовского") идут к нему "в учение".

Работа "квадриги Жолтовского" при проектировании промышленных объектов в духе "гармонизированного конструктивизма" на рубеже 20-30-х годов перерастает в проектирование в формах упрощенной неоклассики. В это время члены "квадриги" нередко выступали на конкурсах как бригада МАО (Гольц в 1927-1930 гг. был даже членом правления МАО).

Это была очень дружная четверка, члены которой на равных выступали в конкурсных и заказных проектах. Однако в первой половине 30-х годов роль Г. Гольца стала быстро возрастать. Дружную четверку стали называть не "квадрига Жолтовского", а "гольцы"; это обижало друзей Гольца, что привело к охлаждению их отношений. В конце 20-х - начале 30-х годов Г. Гольц окончательно переходит на позиции "неоренессансной школы" и активно участвует в дискуссии 1933-1934 гг. как убежденный сторонник неоклассики. Выступая в 1934г. на майской дискуссии, он резко критикует "левые" течения, считая, что они "враждебны красоте". Высоко оценивая дом на Моховой в конкретных условиях того переходного этапа, он, по-видимому, не считал возможным открыто провозглашать неоклассику единственно правильным направлением. Как и многие другие сторонники "неоренессансной школы" в те годы. Гольц говорил о необходимости создавать новый стиль, используя достижения всех течений, так как "...ни одно из течений, от классики до конструктивизма, не нашло еще настоящего. Настоящее вырастает из реального соревнования всех течений... Если бы в нашей архитектуре была одна классика, классика без настоящего понимания ее. это было бы неверно: именно то обстоятельство, что у нас развивается несколько течений, вернее, архитектурных приемов, должно способствовать созданию нового, настоящего стиля". И все же главную причину распространения в советской архитектуре "обнаженной геометрической формы" и появления "аскетического течения, которое пошло по ложному пути "отрицания" прошлого", Гольц видел в том, что "мы мало знали". "У нас не изучают сущности классики, ее философию, а думают, что надо комбинировать фасады из старых форм. Мы сейчас можем строить лучше, мы стали богаче, мы хотим строить хорошо и красиво, а вот как строить красиво - этому мы не учились в течение долгого времени"1.

По мнению Гольца, научиться "строить красиво" можно было, лишь освоив классическое наследие. И он много сил и энергии отдает во второй половине 30-х годов тому, чтобы в стенах Академии архитектуры привить бывшим рационалистам и конструктивистам любовь к классическим формам. Еще в 1924-1925 гг. во время пребывания в Италии Гольц тщательно изучал классическую архитектуру, зарисовывая, обмеряя и анализируя многие сооружения.

Г. Гольц. Проект Камерного театра в Москве 1933-1934. Фрагмент главного фасада Г. Гольц. Шлюз на р. Яузе в Москве. 1936-193. Фрагмент здания управления

В 30-е годы он широко использовал свои знания в теоретической, педагогической и творческой работе, став одним из идеологов и лидеров "неоренессансной школы" - правой рукой главы этого течения И. Жолтовского.

Гольца привлекают в наследии классики те этапы и приемы создания образа, где архитектор в поисках художественных средств и приемов был максимально свободен от необходимости следовать требованиям функционально-конструктивной основы зданий. "Ходкая истина, - писал он, - пропагандируемая бывшими конструктивистами о том, что архитектурный стиль обуславливается главным образом характером современных строительных материалов, неверна. Так механически архитектурный стиль никогда, ни в одну эпоху человеческой истории не создавался"2.

В полемике с таким "механическим" пониманием взаимосвязи конструкции и архитектурной формы Г. Гольц создает в 30-е годы ряд проектов, в которых подражающие помпейским росписям "классические" формы откровенно декорируют фасады современных зданий (проекты театра Мейерхольда и Камерного театра, шлюз на Яузе и др.).

К началу страницы
Содержание    9.12. Всесоюзная академия архитектуры...  9.14. А. Буров...