Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга первая
Проблемы формообразования. Мастера и течения

1. О партийной и советской печати. - М., 1954. - С. 431. Вернуться в текст
2. Цит. по: СамохинаТ. Н. К вопросу об изучении истории Союза архитекторов СССР // Проблемы истории советской архитектуры. - М., 1975. - С. 34. Вернуться в текст
3. Там же. - С. 36. - 175. Вернуться в текст
4. РГАЛИ, ф. 674, оп. 1, ед. хр. 7, л. 174-175. Вернуться в текст


Глава 9. От авангарда к постконструктивизму и далее

9. Организационная перестройка - создание Союза советских архитекторов

В постановлении ЦК ВКП(б) "О перестройке литературно-художественных организаций" от 23 апреля 1932 г. говорилось: "ЦК констатирует, что за последние годы на основе значительных успехов социалистического строительства достигнут большой как количественный, так и качественный рост литературы и искусства.

Несколько лет тому назад, когда в литературе налицо было еще значительное влияние чуждых элементов, особенно оживившихся в первые годы нэпа, а кадры пролетарской литературы были еще слабы, партия всемерно помогала созданию и укреплению особых пролетарских организаций в области литературы и искусства в целях укрепления позиций пролетарских писателей и работников искусства.

В настоящее время, когда успели уже вырасти кадры пролетарской литературы и искусства, выдвинулись новые писатели и художники с заводов, фабрик, колхозов, рамки существующих пролетарских литературно-художественных организаций (ВОАПП, РАПП, РАМП и др.) становятся уже узкими и тормозят серьезный размах художественного творчества. Это обстоятельство создает опасность превращения этих организаций из средства наибольшей мобилизации советских писателей и художников вокруг задач социалистического строительства в средство культивирования кружковой замкнутости, отрыва от политических задач современности и от значительных групп писателей и художников, сочувствующих социалистическому строительству.

Отсюда необходимость соответствующей перестройки литературно-художественных организаций и расширения базы их работы:

Исходя из этого, ЦК ВКП(б) постановляет:

  • 1) ликвидировать ассоциацию пролетарских писателей (ВОАПП, РАПП);
  • 2) объединить всех писателей, поддерживающих платформу Советской власти и стремящихся участвовать в социалистическом строительстве, в единый союз советских писателей с коммунистической фракцией в нем;
  • 3) провести аналогичные изменения по линии других видов искусства;
  • 4) поручить Оргбюро разработать практические меры по проведению этого решения"1.

Как видно из приведенного выше полного текста постановления, речь шла не о ликвидации творческих течений и даже не о ликвидации объединений творческих единомышленников, а о ликвидации организаций, разделявших деятелей искусства по классово-политическим признакам, что и было признано неправильным. Никем вроде бы не запрещалось объединение деятелей искусства по творческим принципам. Создание же единых творческих союзов рассматривалось как задача общественно-политической консолидации деятелей искусства, а не как средство творческой унификации. Более того, в рамках созданных единых творческих союзов в первое время такие объединения даже продолжали существовать. Но потом их деятельность стала восприниматься как незаконная, а в структуре творческих союзов стали предусматривать только функциональные подразделения, "идеологических" же секторов (как это было в МОВАНО) не было. Изменение социально-психологической обстановки в стране в условиях нарастания культа личности и давление со стороны административно-командной системы, которая стремилась включить единые творческие союзы в свою структуру, вело к нивелированию творческих течений, к насаждению единомыслия.

Все это было характерно и для сферы архитектуры, где для этапа перехода от различных группировок к единому творческому союзу были характерны свои специфические для этой области художественного творчества особенности и процессы.

Члены АСНОВА (на балконе мастерской М. Коржева). 1932. Слева направо: М. Коржев, Н. Быкова, Г. Борисовский, В. Балихин Первый номер журнала "Архитектура СССР" 1933 (обложка Л. Лисицкого)

2 июля 1932 г. состоялось заседание бюро "идеологических" секторов МОВАНО. Принимали участие лидеры и представители творческих объединений: В. Веснин (САСС), В. Балихин (АСНОВА), Н. Ладовский (АРУ), А. Щусев (МАО), К. Алабян, А. Заславский, Н. Беккер (ВОПРА). Обсуждался состав Правления Московского отделения Союза советских архитекторов. Было решено принять за основу список в количестве 15 человек: К. Алабян, О. Бабаев, В. Балихин, В. Веснин, М. Гинзбург, И. Жолтовский, А. Заславский, И. Келин, М. Крюков, Н. Ладовский, В. Марков, А. Урбан, Д. Фридман, И. Черкасский, А. Щусев.

4 июля состоялось расширенное заседание руководящих органов и актива архитектурных объединений и обществ Москвы, на повестке дня которого стояли два вопроса: 1) О реорганизации архитектурных обществ в связи с постановлением ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 г.; 2) О составе Правления.

В выступлениях участников совещания по первому вопросу поднимались различные проблемы (конкурсы, архитектурная печать. архитектурное образование, наследие и современность и др.). Особое внимание было уделено методам и формам деятельности нового единого Союза, причем многие из выступавших говорили о необходимости сохранения творческих групп в структуре Союза. Так, например, А. Мордвинов говорил: "Теперь мы объединяемся в единое общество, в единый союз..., но это не значит, что у нас не будет творческих группировок, наоборот, у нас будут иметь место целый ряд творческих группировок или групп и в этих творческих группах и будет выковываться та работа, которая нужна для социалистического строительства... Будет предоставлено этим группам широчайшее поле деятельности"2.

По первому вопросу совещание приняло решение создать единое архитектурное общество - "Союз советских архитекторов". По второму вопросу повестки дня совещание утвердило состав Правления, одобренный на заседании бюро секторов 3 июля, добавив в качестве кандидатов в члены Правления А. Веснина, И. Рыльского и И. Леонидова.

Следовательно, в этом первом Правлении Союза архитекторов СССР были представлены лидеры и активные деятели всех творческих течений Москвы, хотя по поводу персонального состава первого Правления Союза советских архитекторов следует обратить внимание на явное количественное преобладание сторонников ВОПРА. Постановлением ЦК ВКП(б) в первую очередь ликвидировались "пролетарские" группировки, которые незаконно присваивали себе руководящую роль в различных областях искусства. Но на практике получилось так, что именно сторонники "пролетарских" группировок захватили ключевые позиции во вновь созданных единых творческих союзах, их печатных органах, в различного рода государственных органах культуры. Это характерно и для архитектуры, где на руководящих постах в Союзе советских архитекторов, в профессиональной печати, в Академии архитектуры, в Комитете по делам строительства и архитектуры и др. в 30-50-е годы доминировали бывшие члены ВОПРА, в том числе такие лидеры и члены-учредители этой организации как К. Алабян, А. Мордвинов, А. Власов, М. Крюков, А. Заславский и др.

Первое заседание Правления Союза советских архитекторов состоялось 10 июля. На нем рассматривались организационные вопросы и были образованы комиссии по разработке плана деятельности Союза.

Следующее заседание Правления, где рассматривались планы работы, оказалось решающим для определения общей творческой направленности деятельности Союза советских архитекторов и судеб творческих группировок.

Казалось бы, сфера архитектуры имела отработанную в МОВАНО модель создания единой организации с сохранением автономии творческих группировок. Модель эта предусматривала включение в структуру единой организации двух типов подразделений - по функциональному признаку и по различиям творческих концепций. Вроде бы все шло к тому, что и в Союзе советских архитекторов все будет сделано так же, как в МОВАНО. Во всяком случае, в выступлениях на заседаниях 4 и 20 июля многие говорили о необходимости предоставить творческим группировкам возможность работать в составе единого творческого союза. Говорить говорили, но никто не сделал решающего шага, чтобы предложить выделить в структуре Союза особые подразделения (секторы, секции, комиссии) на базе творческих группировок (наподобие "идеологических секторов" МОВАНО). По-видимому, это считалось само собой разумеющимся и никто не придал значения тому, что и комиссии по подготовке плана деятельности Союза, созданные на первом заседании Правления 10 июля, подготовленные Д. Аркиным (кооптированным в Правление в качестве ученого секретаря), и принятые Правлением структура и планы научно-исследовательской работы Союза советских архитекторов не предусматривали никакой организационной автономии творческих группировок. Их просто не оказалось в структуре Союза, утвержденной Правлением на заседании 20 июля, на котором большинство выступавших (среди них Д. Аркин, В. Балихин, В. Веснин. А. Заславский, И. Леонидов) ратовало за сохранение творческих группировок в составе Союза. Трудно понять, почему так произошло. Едва ли могло повлиять отрицательное мнение по этому вопросу лишь одного из выступивших - И. Черкасского, который заявил, что "в этом Союзе не должно быть никаких функциональных ячеек, которые оттеняют отдельные тенденции, отдельные направления в архитектуре"4.

Наиболее аргументированно на этом заседании Правления о необходимости сохранения творческих групп говорил И. Леонидов.

"В плане научно-исследовательской работы, который здесь намечен, нет экспериментальной работы...

Мне кажется, что можно при научно-исследовательской работе и при работе над экспериментами охватить и ввести в систему те творческие группы, которые сейчас есть. Они могут называться группами, мастерскими, как угодно, но каждая такая группа имеет свой творческий метод, и каждая такая группа, помимо общей теоретической работы, которая намечена в плане, должна и по существу будет (и это нужно только приветствовать) заниматься экспериментальной работой в области архитектуры.

Эти творческие группы надо создать таким образом, чтобы они имели отдельные разделы по отдельным вопросам, например вопросам жилья, общественных зданий и т. д. Там будут работать какие-то коллективы, какие-то бригады, которые будут охватываться в целом Союзом, и мы будем иметь соревнование этих бригад...

Я считаю, что это надо как-то ввести в систему...

По-моему... должен быть создан Совет мастерских или Совет групп, который по существу руководит всей работой отдельных различных методологических и принципиальных групп"4.

Однако предложения И. Леонидова, предусматривавшие конкретные организационные формы выделения творческих группировок, хотя и были поддержаны некоторыми выступавшими (например, А. Заславским), не были закреплены в структуре Союза советских архитекторов, принятой на этом заседании Правления. Была упущена реальная возможность сохранения и развития творческого разнообразия в советской архитектуре. В результате деятельность отдельных группировок быстро оказалась свернутой.

Дольше всех упорствовали члены АСНОВА. Наиболее активные ее сторонники (В. Балихин, М. Коржев, А. Бунин, М. Круглова, Г. Борисовский, П. Будо, Н. Быкова, Т. Варенцов и др.) собирались в мастерской М. Коржева. Руководил этой группой В. Балихин. На заседаниях обсуждали проблемы архитектуры и искусства, делали отвлеченные композиции на темы, предложенные Балихиным. Такие собрания членов "подпольной АСНОВА" (как в шутку называли свою группу ее члены) продолжались немногим более года после формального роспуска творческих группировок.

Первые месяцы существования Союза советских архитекторов были посвящены подготовке к съезду, созыв которого намечался на октябрь - ноябрь 1932 г. В качестве подготовки к съезду была задумана дискуссия на тему "Основные творческие проблемы советской архитектуры", участие в которой должны были принять представители различных творческих течений: А. Веснин, Н. Ладовский, А. Щусев, М. Охитович, И. Леонидов, В. Балихин. И. Жолтовский, К. Мельников, Н. Докучаев, Р. Хигер, Д. Аркин, М. Гинзбург, А. Мордвинов, Г. Гольц и др. Затем эта творческая дискуссия была заменена творческой конференцией на более "актуальную" для того времени тему - по проблеме наследия. Первый съезд Союза советских архитекторов неоднократно откладывался и был проведен лишь в 1937 г., когда не только архитектурный авангард, но и постконструктивизм ушли в прошлое и когда можно было отчитаться перед административно-командной системой об установлении в советской архитектуре полного единомыслия на базе "сталинского ампира".

В июле 1933 г. вышел первый номер ежемесячного журнала "Архитектура СССР" - орган Союза советских архитекторов. Журнал выходил регулярно до начала Великой Отечественной войны, и все эти годы его ответственным редактором был К. Алабян, а его заместителем (с 1934 г.) Д. Аркин. Состав редколлегии никогда не публиковался в журнале. Обложку и макет первых номеров журнала делал Л. Лисицкий.

С декабря 1934 г. стала выходить "Архитектурная газета", также орган Союза советских архитекторов.

К началу страницы
Содержание    9.8. Постконструктивизм  10. Творческие дискуссии 1933-1934 гг.