Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга первая
Проблемы формообразования. Мастера и течения

1. РГАЛИ, ф.674, оп.1, ед. хр. 2, л. 1. Вернуться в текст
2. СА. - 1930. - № 3. - 2-я стр. обложки. Вернуться в текст
3. РГАЛИ, ф. 674, оп. 1, ед. хр. 1, л. 53. Вернуться в текст
4. Заславский А. За федерацию советских архитекторов // Советская архитектура. - 1931. - № 1-2. - С. 94. Вернуться в текст
5. РГАЛИ, ф. 674, оп. 1, ед. хр. 2, л. 19-20. Вернуться в текст
6. Советская архитектура. - 1931. - № 1-2. - С. 1-2. Вернуться в текст
7. РГАЛИ. ф.674. оп. 1, ед. хр. 2, л. 137. Вернуться в текст


4. MOBAHO - попытка организационной консолидации архитектурных группировок

Первый выпуск журнала "Советская архитектура" (обложка В. Степановой). 1931
Первая попытка организационной консолидации новаторских творческих группировок на базе предложения Президиума ОСА о создании Федерации революционных архитекторов (1929) не удалась. Но сама идея такого объединения все настойчивее пробивала себе дорогу.

Особенно благодатную почву эта идея нашла среди членов наиболее "старых" по времени возникновения московских организаций - АСНОВА, ОСА и МАО, лидеры и члены которых были встревожены агрессивной деятельностью сторонников самой молодой творческой организации ВОПРА, в декларации и в выступлениях лидеров которой сразу же были заявлены претензии на общее руководство советской архитектурой. Представители АСНОВА, ОСА и МАО считали, что организационное объединение всех группировок на федеративной основе при сохранении концептуальной автономии каждой группировки позволит творческим течениям на равных взаимодействовать друг с другом и нейтрализует стремление ВОПРА к лидерству.

Особую позицию занимали представители АРУ. Приветствуя в принципе создание общей организации, они стремились сохранить фактическую самостоятельность своей недавно созданной группировки, соглашаясь на частичное представительство в новой организации.

Более сложную политику по вопросу об организационном объединении всех группировок вели лидеры ВОПРА. Они соглашались на такой вариант, который дал бы их представителям фактическое руководство объединенной организацией. В противном случае предпочитали самостоятельность ВОПРА, чтобы выступать на равных уже с новой объединенной организацией, претендуя на политическое руководство ею.

Все эти разноречивые устремления отдельных творческих группировок наглядно проявились в процессе создания и кратковременного существования Московского отделения Всесоюзного архитектурного научного общества (МОВАНО, 1930-1932).

Номинально инициатива создания новой объединенной организации принадлежала профсоюзу строителей, конкретно Центральному бюро инженерно-технического совета (ЦБ ИТС). Более полугода шла подготовительная работа, и 12 апреля 1930 г. состоялось общее собрание членов-учредителей. С докладами о целях и задачах нового общества выступили К. Джус и С. Асланов. В протоколе собрания говорится, что Джус, "осветив вопрос о состоянии архитектурных течений в настоящий момент, о их группировках и установках, о разрозненности архитектурных сил, работающих без всякого руководства и направления, говорит, что назрел момент создать такое объединение, которое объединило бы все течения и дало бы им возможность более свободно проработать свои направления в секциях и группах под критикой широких масс". Асланов разъяснил, что "вопреки слухам, никаких ограничений и зажимов архитектурных группировок быть не может, так как новая архитектура может быть создана лишь при свободной критике течений"1.

В ходе обсуждения на общем собрании боролись две точки зрения: одни предлагали создать единое общество, объединяющее все течения, другие выступали за создание общества левых течений. Собрание было проинформировано, что все московские объединения дали согласие войти в новое общество: АСНОВА, МАО, ОСА. АРУ, ВОПРА, ВОГИ (Всесоюзное общество гражданских инженеров). Было избрано правление нового общества, в которое вошли представители всех объединений: А. Веснин, М. Гинзбург, К. Джус, В. Кокорин, Л. Комарова, Н. Ладовский, Г. Людвиг, В. Лебедев, В. Марков, М. Рудько, А. Рухлядев, А. Скрибко, Е. Татаринов, Д. Фридман, Б. Шапиро, А. Щусев, В. Яковенко.

На первом заседании Правления МОВАНО (17 апреля 1930 г.) был выбран президиум новой организации в составе: К. Джус, М. Гинзбург, Н. Ладовский, А.Щусев, В. Лебедев, В. Марков, А. Рухлядев, Г. Козелков, Г. Куповский, М. Рудько, Г. Людвиг. Председателем избрали К. Джуса (впоследствии посты председателя МОВАНО занимали Н. Воронков и В. Марков), а ответственным секретарем В. Лебедева. Были утверждены следующие направления работы общества: организационная, научно-техническая, методическая, производственная, политико-просветительная, издательская. Создали комиссию (К. Джус, В. Марков, В. Лебедев, Г. Козелков) для подготовки декларации и устава.

На втором заседании Правления МОВАНО (9 мая 1930 г.), на котором не присутствовали многие его члены, представлявшие ОСА, АСНОВА, АРУ и МАО (А. Веснин, М. Гинзбург, Л.Комарова, А. Рухлядев, Н. Ладовский, Д. Фридман, А. Щусев), была принята декларация, которую вскоре опубликовали в "СА". Декларация по общей тональности лозунгов, терминов и формулировок многое заимствовала из текстов ВОПРА, в содержательной же части в ней были использованы положения из программных документов АСНОВА, ОСА и АРУ. Ниже даны фрагменты декларации:

"В эпоху строящегося социализма и наиболее обостренной классовой борьбы пролетариата с остатками капиталистических элементов у нас в стране и с капитализмом во всем мире не должно быть места нейтральности, аполитичности, кастовой замкнутости, организационной раздробленности. Все силы должны быть объединены и направлены на дело окончательной победы пролетариата. Кто не с рабочим классом, тот против него. Только так может стоять вопрос перед архитекторами в период...

Для максимального использования творческих сил Советского Союза в создании методом диалектического материализма новой архитектуры эпохи диктатуры пролетариата организуется Всесоюзное архитектурно-научное общество (ВАНО) с его местными (республиканскими, областными и краевыми) отделениями...

В целях широкого охвата всех существующих архитектурных организаций в ВАНО и МОВАНО могут создаваться секции по отдельным направлениям в архитектуре, вполне автономные, строящие свою работу на основе данной декларации"2.

Структура МОВАНО строилась таким образом, что в функциональных секциях (или секторах) работали представители всех течений, а идеологические секторы объединяли творческих единомышленников, членов вошедших в МОВАНО группировок.

Хотя в октябре 1930 г. МОВАНО обратилось в административный отдел Моссовета с просьбой о регистрации общества, сообщив, что "ранее существовавшие архитектурные объединения (ВОПРА, АСНОВА, МАО, ВОГИ, АРУ и ОСА) как влившиеся в наше общество - свое самостоятельное существование прекратили"3, на деле все было не совсем так.

Полностью влились в МОВАНО и создали свои секторы уже в 1930 г. АСНОВА (в октябре сектор насчитывал 50 человек) и ОСА (93 человека), в 1931 г. преобразованное в САСС (сектор архитекторов социалистического строительства).

МАО сначала заняло выжидательную позицию, но затем вошло в МОВАНО, создав сектор советской архитектуры (СА). АРУ долго пыталась сохранить самостоятельность при взаимодействии с МОВАНО и окончательно вошла в МОВАНО лишь к началу 1932 г.

Особую политику по отношению к МОВАНО проводило руководство ВОПРА. Формально войдя в новое общество, ВОПРА продолжало активную самостоятельную деятельность как в Москве, так и создавая свои филиалы в других городах. Почувствовав, что претензии на руководящее положение в МОВАНО не удается реализовать, лидеры ВОПРА сначала потеряли интерес к этой организации, а затем стали проводить линию на ее дискредитацию. Уже в 1931 г. они объявили, что "год "работы"... "единого" архитектурного общества МОВАНО... привел к банкротству этой организации и ее руководителей", напоминали, что еще в период организации МОВАНО "доказывалась нецелесообразность создания "единого" архитектурного общества при наличии различных направленческих организаций в архитектуре", утверждали, что "создание "единого" архитектурного общества и выпуск общей беспринципной платформы является результатом политической недооценки того, что социалистическое строительство проходит в условиях ожесточенной классовой борьбы, и что эта классовая борьба имеет место в архитектуре", где "эклектизм представляет собой реакционное крыло, формалисты и конструктивисты - попутчиков пролетарской архитектуры"4.

Здесь явно проявилось стремление ВОПРА (как и других "пролетарских" организаций в сфере художественной культуры) ответить на социальный заказ быстро набиравшей тогда силу командно-административной системы, заинтересованной в установлении единомыслия в сфере культуры. Причем деятели ВОПРА были убеждены, что все другие группировки должны принять их концепцию, как "истинно пролетарскую". С этой целью ВОПРА выдвинула в 1931 г. идею создания Федерации советских архитекторов, приглашая войти в нее "попутнические" организации (АСНОВА, ОСА - САСС, АРУ), рассчитывая на то, что представители "пролетарской архитектуры" в этой Федерации должны будут идейно и творчески руководить "попутчиками".

Представителей течений архитектурного авангарда такая перспектива, разумеется, не устраивала. Они просто не видели масштабных творческих лидеров в ВОПРА, рассматривая активных деятелей этой организации как самозванных, никем не уполномоченных политических комиссаров.

В МОВАНО же при всей ограниченности этой организации творческие течения выступали на паритетных началах. Секторы работали автономно и ни один из них не претендовал на идейно-творческое руководство другими.

Даже сторонники ВОПРА в Правлении МОВАНО не одобряли попыток руководителей ВОПРА дискредитировать и разрушить это общество.

Вопрос о раскольнической деятельности членов ВОПРА не раз поднимался на заседаниях в МОВАНО. Так, на заседании Правления МОВАНО 25 октября 1930 г. отмечалось, что "ВОПРА, несмотря на свой количественный состав, оказалось самой хвостистской организацией, сознательно не желающей совместной работы", а в постановлении было записано: "Заслушав отчеты секторов б. ОСА и б. АСНОВА, Правление считает нужным отметить, что данные сектора первыми влились в состав МОВАНО, причем без всякого давления извне, а побуждаемые единственным желанием совместной работы, чем могут быть поставленными в пример ВОПРА, формально вошедшему в МОВАНО, по существу же продолжающему свою двурушническую и раскольническую политику"5.

Потерпев неудачу со своими гегемонистскими претензиями в МОВАНО, лидеры ВОПРА ликвидировали свой сектор в этом обществе, предпочитая полную свободу деятельности своей организации. Вместо сектора ВОПРА умеренные сторонники "пролетарской архитектуры" в январе 1931 г. создали в МОВАНО сектор пролетарских архитекторов, за что были отлучены от ВОПРА.

Одна из важнейших проблем, которая стояла перед МОВАНО, - это создание собственного журнала. Фактически это должен был быть первый в истории советской архитектуры внегрупповой журнал, т. е. печатный орган, не находящийся в руках одной творческой группировки. Напомню, что журнал "Архитектура" (1923) был органом МАО, а журнал "Современная архитектура" - фактически органом ОСА. Журналы же "Строительство Москвы" и "Строительная промышленность", публиковавшие материалы по архитектуре, не были профессиональными архитектурными изданиями.

Сначала МОВАНО планировало создать два журнала - для специалистов и для массового читателя. Затем было решено создать прежде всего внегрупповой архитектурный журнал на базе "СА". ОСА сознательно шло на преобразование своего печатного органа, стремясь к консолидации сил архитектурного авангарда.

В последнем номере журнала "СА" (№ 6. 1930) на четвертой странице обложки была помещена реклама нового журнала органа ВАНО "Революционная архитектура" ("РА"), в которой сообщалось, что журнал "рассчитан на архитекторов, инженеров, студентов старших курсов строительных вузов и всех лиц. достаточно подготовленных и интересующихся вопросами архитектуры", и что журнал "объединяет главнейшие архитектурные течения сектора ВОПРА, АСНОВА, АРУ и ОСА". Ответственным редактором планировался Г.Людвиг, его заместителем В. Марков. В редакционную коллегию должны были входить К. Джус, И. Келин, В. Лебедев, П. Малиновский, Г. Майер, Е. Чернов (сектор ВОПРА), М. Гинзбург (сектор ОСА), Н. Докучаев (сектор АСНОВА), Н. Ладовский (сектор АРУ); заместителями ответственных редакторов секторов были названы А. Мордвинов (ВОПРА), Р. Хигер (ОСА), В. Петров (АСНОВА), В. Калмыков (АРУ). Однако создать собственный журнал МОВАНО так и не удалось. Журнал "СА" в 1931 г. уже не выходил, но появился новый журнал (с той же периодичностью - шесть номеров в год) "Советская архитектура" - орган секции соцрасселения и жилищно-бытового строительства Института экономики Комакадемии, сектора науки Наркомпроса и ЦК Союза рабочих промышленного и жилищно-коммунального строительства. Ответственный редактор - Н. Милютин, ответственный секретарь - К. Алабян (переехавший в 1931 г. из Еревана в Москву). В первую редколлегию (впоследствии ее состав частично менялся) входили: В. Белоусов, А. Бунин, М. Гинзбург, И. Келин, В. Лавров, П. Малиновский, И. Маца, Н. Мещеряков, А. Мордвинов. Н. Скворцов (обложку и художественное оформление первого номера журнала делала В. Степанова).

В редакционной передовой статье первого номера журнала говорилось: "Журнал "Советская архитектура" впервые в СССР дает возможность всем передовым архитектурным организациям высказывать свои взгляды и подвергать обсуждению свою практику; вместе с тем журнал оставляет за собой право критики их платформ и практики с точки зрения диалектического материализма. Журнал ставит также своей задачей охватить не только оформленные архитектурные организации, но и те кадры, которые не входят в эти организации"6.

И действительно, журнал в своих первых номерах (до роспуска творческих группировок) предоставлял, пожалуй, равные возможности публикации своих деклараций, документов, статей и проектов новаторским архитектурным группировкам - АРУ, АСНОВА, ВОПРА и САСС. Журнал просуществовал немногим более трех лет (1931-1934).

Отсутствие собственного печатного органа у МОВАНО привело к усилению сепаратистских тенденций в "идеологических секторах" этой организации, которые продолжали выступать в печати и на конкурсах фактически как самостоятельные группировки. Межгрупповая творческая' жизнь в МОВАНО так и не была налажена, основная творческая деятельность велась внутри отдельных группировок (секторов). Привязывала к МОВАНО творческие группировки (даже те, которые не сразу вошли в нее организационно, как АРУ, или формально вроде бы вышли из нее, как ВОПРА) прежде всего возможность получения заказа за конкурсы, в организации которых МОВАНО как бы заменила МАО. За короткое время существования МОВАНО организовало более 20 крупных конкурсов, причем на заказных конкурсах заказы в первую очередь давались "идеологическим секторам". Это создало в начале 30-х годов благоприятные условия для открытого творческого соревнования различных архитектурных течений.

В начале 1932 г. деятельность МОВАНО оживляется. Весной начали готовить съезд МОВАНО, назначив его на август. Но после постановления ЦК ВКП (б) от 23 апреля 1932 г. "О перестройке литературно-художественных организаций" деятельность общества стала сворачиваться. 11 июля 1932 г. на заседании правления МОВАНО (присутствовали К. Алабян, В. Веснин и В. Марков) было принято решение: "Деятельность Московского отделения Всесоюзного архитектурно-научного общества "МОВАНО" прекратить путем вхождения его со всем активом и пассивом в состав вновь образованного Общества "Союз советских архитекторов" на основе Устава последнего и под его наименованием"7.

К началу страницы
Содержание    3. Кампания против "леонидовщины"  5. Изменение творческой направленности...