Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга первая
Проблемы формообразования. Мастера и течения

1. Мазманян М. О национальной архитектуре // На рубеже востока. -1928. - № 8. - С. 128-136. Вернуться в текст
2. Мазманян М. Апостол эклектизма // На рубеже востока. - 1929. - № 2. - С. 88-89. Вернуться в текст


Глава 8. Авангард и национальное своеобразие архитектуры

5. "Неоармянский стиль" и новаторская архитектурная школа Армении

А. Таманян
Принципиальное значение для творческих поисков советских архитекторов рассматриваемого периода имела борьба традиционалистов и новаторов, развернувшаяся в 20-е годы в Армении.

В этой республике, обладавшей богатейшим архитектурным наследием, еще до революции сложились традиции строительства новых зданий с использованием форм древнеармянской архитектуры. В первые годы Советской власти проблема возрождения национальной культуры приобрела в Армении большую остроту, что объяснялось и трагическими испытаниями, выпавшими на долю армян в годы первой мировой войны (массовое истребление армянского населения турецкими шовинистами), и тем, что республике фактически приходилось заново создавать столицу, перестраивая небольшой заштатный город Эривань, не обладавший ценными историко-архитектурными постройками.

В середине 20-х годов в Армении складывается традиционалистское течение "неоармянский стиль", наиболее значительное влияние на формирование которого оказала творческая теоретическая и научная деятельность Н. Буниатова (Буниатяна), Т. Тороманяна и А. Таманяна.

Буниатов уже в первые годы Советской власти, продолжая дореволюционные поиски "национального стиля", создает ряд произведений, в которых широко использует местные традиционные формы, однако в его работах этих лет нет еще четкой системы взаимосвязи местных форм и других элементов.

Таманян, широко использовавший в своем дореволюционном творчестве традиции русского классицизма, переехав в 1923 г. в Ереван, первое время проектирует и в "национальном стиле" (здание ЭрГЭС. 1923) и в духе классицизма. Изучение памятников древнеармянской архитектуры, в процессе которого он испытал большое влияние крупнейшего исследователя армянской архитектуры Т. Тороманяна. привело Таманяна к мысли шире использовать в современном строительстве архитектурные формы далекого прошлого. Проанализировав профессиональные приемы древнеармянских зодчих, Таманян пришел к выводу о необходимости объединить местные традиционные архитектурные формы и декор с композиционными приемами классики (прежде всего русского классицизма), чтобы придать новой армянской архитектуре более крупный масштаб, отвечающий современным требованиям. Это и стало творческой концепцией "неоармянского стиля", принципы которого сложились уже в середине 20-х годов, когда А. Таманян приступает к проектированию здания Наркомзема (выстроено в 1927-1928 гг. и позднее включено в общую композицию комплекса Дома правительства. 1934-1954) и Народного дома (первый вариант проекта относится к 1926-1927 гг., позднее проект был переработан для Театра оперы и балета и осуществлен в 1939-1954 гг.). В этих произведениях, которые были программными работами А. Таманяна в "неоармянском стиле", использованы формы древней архитектуры (капители храма Звартноц, VI в., спаренные колонки с единой капителью и подковообразная арка из храма в Текоре, V в. и др.). Древнеармянские формы были как бы пропущены А. Таманяном через классику, образовав взаимосвязанную художественно-композиционную систему, в которой в классическую композицию были включены переработанные местные традиционные формы. Выступая за "классический принцип достижения архитектурного единства" в современных сооружениях, Таманян, по его словам, проектируя Народный дом. сделал попытку объединить пространственные идеи Колизея и Звартноца.

А. Таманян. Здание Наркомзема в Ереване. 1927-1928. Фрагмент Н. Буниатов (Буниатян). Сельхозбанк в Ереване. 1927-1930. Общий вид

Молодые армянские архитекторы. Слева направо: Г. Кочар, К. Алабян, С. Сафарян М. Мазманян

М. Мазманян. Театр в Ереване. Курсовой проект во ВХУТЕМАСе (мастерская А. Веснины). 1927. Перспектива М. Мазманян. Театр в Ереване. Курсовой проект во ВХУТЕМАСе (мастерская А. Веснины). 1927. Аксонометрический разрез

Таким образом к 1927-1928 гг. была завершена разработка теоретической и творческой концепции "неоармянского стиля", были созданы и основные программные произведения А. Таманяна. В эти годы в духе "неоармянского стиля" работает и Н. Буниатов (сельхозбанк и проект театра в Ереване, 1927); одновременно он выступал в печати с обоснованием нового течения, призывая "возродить забытые традиции". В "неоармянском стиле" работают и другие архитекторы; это течение становится в 1926- 1928 гг. господствующим в армянской архитектуре.

В 1928-1929 гг. в Армении разгорелась острая дискуссия по проблемам развития архитектуры. С резкой критикой "неоармянского стиля" выступила группа молодых архитекторов, среди которых наиболее активную роль играли талантливые выпускники ВХУТЕМАСа М. Мазманян, Г. Кочар и К. Алабян. Они противопоставили традиционализму А. Таманяна и его последователей новаторские поиски с учетом местных особенностей. Еще в стенах ВХУТЕМАСа молодые архитекторы, осваивая под руководством Н. Ладовского, А. Веснина и И. Голосова творческие принципы архитектурного авангарда, пытались найти пути органического сочетания их с местными национальными особенностями своей республики (например, студенческие проекты Мазманяна - театр в Ереване, жилые дома для Армении).

К выпускникам ВХУТЕМАСа в борьбе за внедрение в архитектуру Армении принципов новаторских концепций примкнули и первые выпускники созданного в 1923 г. архитектурного отделения технического факультета Государственного университета Армении - О. Маркарян, А. Агоранян, М. Григорян, С. Сафарян и др. (первый выпуск состоялся в 1929 г.).

В ходе острой полемики со сторонниками "неоармянского стиля" (диспуты о национальной архитектуре, статьи в периодической печати, общественное обсуждение проектов и т.д.) молодые архитекторы сплотились в коллектив и создали свою творческую организацию - ОПРА Армении, которая, являясь единственной новаторской группировкой в республике, объединяла всех сторонников новой архитектуры (под декларацией ОПРА подписались А. Аванесян, А. Агаронян. А. Акопян, К. Алабян, М. Арутчян, М. Асрян. Г. Кочар, С. Лопатин, М. Мазманян, Л. Манвелян, О. Маркарян, А. Мартиросян, С. Мнацаканян, О. Мкртчян, С. Сафарян). Молодые архитекторы-новаторы в 1929 г. организуют Государственный проектировочный институт, где сосредоточиваются почти все проектные работы для республики.

К. Алабян и М. Мазманян. Клуб в Ереване. 1927. План К. Алабян и М. Мазманян. Клуб в Ереване. 1927. Макет

К. Алабян и М. Мазманян. "Шахматный" дом в Ереване. 1930. Общий вид М. Мазманян. Проект застройки поселка Кафан. 1929-1930. Макет

К. Алабян и М. Мазманян. Одноквартирный жилой дом. 1927. Макет Г. Кочар. Здание городского Совета и общественных организаций в г. Ленинакане. Проект. 1930-1931. Перспектива (здание поздт частично осуществлено с обогащением фасада деталями)

К. Алабян и М. Мазманян. Дом-коммуна. 1930. Макет

За короткий срок в Армении сформировалась новаторская национальная архитектурная школа, которая уже в 1929 г. стала определять направленность архитектуры республики. Теоретическое кредо школы было разработано М. Мазманяном и изложено им в статьях, опубликованных в 1928-1929 гг. в центральной и местной печати.

В статьях Мазманян обосновывал позиции молодых сторонников архитектурного авангарда по вопросу национального своеобразия современной архитектуры, развивая и уточняя (по отношению к местным особенностям Армении) теоретические положения, выдвинутые ранее конструктивистами. Подвергая резкой критике теорию и практику "неоармянского стиля", он пишет: "Архитектурный стиль всегда определялся двумя факторами: во-первых,- задачей (храм, дворец, завод и т.д.)... и, во-вторых, - техникой (строительный материал, инструменты, строительное искусство), которая должна была осуществлять эту задачу. Под влиянием экономическо-социальных условий изменялись задача и техника, а вместе с ними менялись архитектурные формы и стили...

Каково должно быть отношение пролетариата к национальным стилям в архитектуре? Он, конечно, не поставит креста на ней и не "выбросит ее с корабля современности".

Мазманян пишет о необходимости изучать методы работы мастеров прошлого, чтобы создавать "равные по силе воздействия на психику произведения, построенные из материала нашей эпохи и проникнутые нашей пролетарской идеологией". Он пишет, что интернациональные тенденции современной архитектуры "принимают различную окраску у различных народностей в зависимости от тех разных бытовых и климатических условий, в которых находятся они на данной стадии экономическо-культурного развития. И без приспособления к местным условиям, без тщательного учета всех и всяких особенностей каждой страны нельзя построить пролетарскую культуру и архитектуру...

Национальная архитектура, исходя из современных требований пролетариата и крестьянства, передовой техники, полностью будет гармонизировать с географическими и бытовыми особенностями каждой страны, свою окраску получит от них - пролетарская по содержанию и национальная по своему колориту...

Неисчерпаемым источником для пролетарской архитектуры явится (в противовес "национальным" историческим стилям) наша народная архитектура, крестьянские дома с их простыми, ясными, но в то же время исключительно конструктивными строениями. Масса задач, хотя и примитивно, нашла свое решение в этих работах безымянных архитекторов, - задач, которые связаны с бытом, пейзажем и особенностями климата1.

"При создании новой архитектуры, - пишет Мазманян в другой статье, - ... пролетариат должен воспользоваться также и элементами народной архитектуры", дать возможность развития имеющимся в ней "здоровым тенденциям" (конструктивный характер, простота, коллективные принципы возникновения)... Есть множество вопросов связанных с климатом, с особенностями пейзажа и т.д., которые в свое время разрешены народными мастерами"2.

К. Алабян, Г. Кочар и М. Мазманян. Клуб строителей в Ереване. 1929-1931. Интерьер зала К. Алабян, Г. Кочар и М. Мазманян. Клуб строителей в Ереване. 1929-1931. Общий вид

К. Алабян, Г. Кочар и М. Мазманян, скульптор А. Саркисян. Памятник Шаумяну в Ереване. Конкурсный проект. 1926. Макет К.Алабян и М. Мазманян. Здание геологического комитета в Ереване. 1929. Общий вид

Г. Кочар, М. Мазманян. О Mapкарян, С. Сафарян. Дворец труда в Ереване. Конкурсный лроект. 1933. Макет Г. Кочар. Клуб им. Дзержинского в Ереване. 1934-1936. Фрагмент

Г. Кочар. Клуб им. Дзержинского в Ереване. 1934-1936. Общий вид

Считая, что постройки местного народного зодчества более соответствуют требованиям современной архитектуры, чем формы культовых построек прошлого, молодые архитектуры новаторски интерпретируют их принципы в своих произведениях: своеобразное расположение характерных для местной архитектуры глубоких лоджий в городском многоквартирном "шахматном" доме в Ереване; проект дома-коммуны со сложным пространственным решением (террасные уступы, переходы на разных уровнях и т.д.), создающим отдаленные ассоциации с многоярусными горными селениями; удачное использование крутого рельефа для создания в проекте поселка Кафан оригинальных "многоэтажных" ступенчатых домов, каждая квартира которых имеет вход непосредственно с улицы и все ее помещения находятся на одном уровне, и др.

Сторонники новаторской армянской архитектурной школы в конце 20-х - начале 30-х годов создали большое количество проектов (жилые дома, клубы, больницы, промышленные предприятия, дома Советов, административные здания, дома отдыха и др.); многие из которых были осуществлены. В большинстве из них виден еще первоначальный этап освоения творческих принципов новой архитектуры. Однако в ряде произведений (прежде всего Мазманяна, Кочара и Алабяна, которые часто выступали втроем или вдвоем) уже ясно ощутимы зримые черты интенсивно формировавшейся в те годы новаторской армянской архитектурной школы. Знаменательно, что эта школа состояла из местных архитекторов, а ее лидеры освоили новую архитектуру на студенческой скамье и, хорошо зная местные особенности, с первых же шагов своей самостоятельной творческой деятельности приступили к новаторским поискам, принципиально отвергая стилизаторское использование традиционных форм.

Новаторскую архитектурную школу Армении конца 20-х - начала 30-х годов можно рассматривать как одну из первых (не только в советской, но и во всей мировой архитектуре) удачных попыток формирования современных национальных особенностей, в которых органично сочетались местные традиции и новаторское развитие средств и приемов новой архитектуры. Однако развитие школы было прервано еще на ранней стадии ее формирования и в армянской архитектуре вновь восторжествовал "неоармянский стиль" А. Таманяна, творческие принципы которого (сочетание композиционных приемов классики с национальными традиционными архитектурными формами и декором) оказали в 30-е годы большое влияние на архитектуру и других республик.

К началу страницы
Содержание    4. Украина-ЮгРОСТА и Юголеф (Одесса), "украинское необарокко" (Киев)...  6. Авангард и некоторые особенности русской культуры