Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга первая
Проблемы формообразования. Мастера и течения

 

3. В республиках Средней Азии и Казахстана

Быстрое распространение в середине 20-х годов в Средней Азии традиционалистских стилизаций было непосредственно связано с начавшимся в 1924 г. процессом национального размежевания (созданием новых республик). При этом нередко самоопределение отдельных республик вело к интенсивным попыткам не только освоить некие общие формы Востока, но и в этом освоении отмежеваться от наследия и традиций соседних народов. Если в Узбекистане, на территории которого оказались сосредоточенными широко известные монументальные памятники архитектуры, зодчие широко использовали традиционные архитектурные формы, то в Туркмении и в Киргизии, где в то время многие памятники архитектуры еще не были выявлены, в поисках "национального стиля" стремились опереться на те области культуры народа, которые в прошлом были наиболее самобытны в пределах региона. Например, в Туркмении в качестве архитектурного декора были использованы узоры знаменитых текинских ковров: постамент памятника Ленину в Ашхабаде (А. Карелин и др., 1924-1927) как бы увешан туркменскими коврами - орнаментальный майоликовый декор подражал коврам по композиции, рисунку и цвету.

А. Удаленков. Дворец труда в Ашхабаде. Конкурсный проект. 1927. Перспектива А. Удаленков. Театр в Мерве. Конкурсный проект. 1927-1928. Перспектива

Г. Вегман. Театр в Caмарканде. Аксонометрия И. Леонидов. Дом Правительства Казахстана в Алма-Ате. Конкурсный проект. 1927-1928. Аксонометрия

В Средней Азии наиболее интенсивные поиски "национального стиля" на базе монументальной архитектуры прошлого велись в Узбекистане, первой столицей которого был Самарканд - город всемирно известных архитектурных ансамблей. Здесь еще до революции работали ведущие архитекторы и инженеры Туркестанского края. Среднеазиатский традиционализм 20-х годов - это, как считает исследователь периода становления среднеазиатской советской архитектуры Ш. Аскаров, в значительной степени самаркандский традиционализм, оказавший определенное влияние на проектирование и в других республиках.

Показательны проекты А. Удаленкова. В стилизаторских конкурсных проектах Республиканской больницы в Самарканде (1926) и Дворца труда в Ашхабаде (1927) он проявил хорошее знание старой архитектуры Средней Азии. Конкурсный проект театра в Мерве (1927) решен в более свободной манере: формы хотя и идут от архитектуры прошлого, но более обобщены, здесь видны поиски нового монументального образа.

М. Гинзбург (при участии И. Милиниса). Здание управления Турксиба в Алма-Ате. 1929. Перспектива М. Гинзбург (при участии И. Милиниса). Дом Правительства Казахстана в Алма-Ате. 1927-1931. Перспектива

М. Гинзбург (при участии И. Милиниса). Дом Правительства Казахстана в Алма-Ате. 1927-1931. М. Гинзбург (слева) и И. Милинис (справа) у макета здания М. Гинзбург (при участии И. Милиниса). Дом Правительства Казахстана в Алма-Ате. 1927-1931. Аксонометрия

М. Гинзбург (при участии И. Милиниса). Дом Правительства Казахстана в Алма-Ате. 1927-1931. План М. Гинзбург (при участии И. Милиниса). Аксонометрия внутреннего дворика

М. Гинзбург (при участии И. Милиниса). Дом Правительства Казахстана в Алма-Ате. 1927-1931. Общий вид

Важную роль в распространении в республиках Средней Азии и Казахстана принципов архитектурного авангарда сыграли конкурсы на проекты крупных общественных зданий, в которых принимали активное участие московские архитекторы. Так, например, Дом правительства Казахской республики в Алма-Ате был построен по получившему первую премию на конкурсе проекту М. Гинзбурга. В планировке и облике здания использованы приемы новой архитектуры и отсутствует какая-либо нарочитая архаизация. Однако М. Гинзбург внимательно учел местные природно-климатические особенности и бытовые традиции. Корпуса Дома правительства расположены так, что в центре образуется озелененный дворик, а в вестибюле перед залом заседаний и на плоской кровле среди зелени запроектированы традиционные для Средней Азии открытые бассейны (хаузы).

В Узбекистане на рубеже 20-30-х годов в духе новой архитектуры успешно работает С. Полупанов.

Чернявский. Фабрика-кухня в Ташкенте. 1930-1933. Общий вид С. Полупанов. Дом-коммуна в Самарканде. 1929-1930. Аксонометрия

С. Полупанов. Дом-коммуна в Ташканте. 1931. Фасад С. Полупанов. Дом-коммуна в Ташканте. 1931. Аксонометрия

С. Полупанов. Дом-коммуна в Ташканте. 1931. Фрагмент С. Полупанов. Дом Правительства Узбекистане в Ташкенте. 1931. Общий вид

Получив в Харькове архитектурное образование, Полупанов во второй половине 20-х годов начинает работать в Узбекистане, сначала в Андижане, затем в Ташкенте. Он создает большое количество проектов жилых и общественных зданий, многие из которых были осуществлены. Наиболее значительные из них дома-коммуны в Самарканде (1930) и в Ташкенте (1931) и Дом правительства в Ташкенте (1931).

Полупанов стремился сочетать в общей композиции зданий принципы авангарда и приемы местной архитектуры. Национальные традиционные приемы он как бы доводил до абстрактного геометризма, сливая их с формами новой архитектуры. И все же в его проектах, в их композиционной основе просматриваются объемно-пространственные приемы, свойственные местному зодчеству. Это очень важная особенность творчества Полупанова. Он осмысленно стремился перевести традиционные национальные формы на современный язык.

В. Калмыков. Жилые блоки из стандартных жилых ячеек для пустынно-степных районов Средней Азии. 1933-1934. Макет В. Калмыков. Жилые блоки из стандартных жилых ячеек для пустынно-степных районов Средней Азии. 1933-1934. Макет

В. Калмыков. Жилые блоки из стандартных жилых ячеек для пустынно-степных районов Средней Азии. 1933-1934. Аксонометрия В. Калмыков

В. Калмыков. Многоэтажные ступенчатые дома для сейсмических районов Средней Азии. 1933- 1934. Макеты В. Калмыков. Застройка промышленного поселка различными типами жилых домов. Генплан (макет)

В. Калмыков. Террасная застройка горных районов Средней Азии. 1933-1934. Аксонометрия, план, разрез В. Калмыков. Террасная застройка горных районов Средней Азии. 1933-1934. Макет

Наиболее ярко это проявилось в Доме правительства Узбекистана. Полупанов контрастно (в том числе и цветом) выделяет две монументально решенные плоскости из общего тела протяженного, так же плоско трактованного фасада. В некоторых деталях этой композиции можно увидеть влияние Дома правительства в Алма-Ате М. Гинзбурга. Но есть и принципиальное различие. Гинзбург (и в Доме правительства в Алма-Ате, и в Доме правительства в Махачкале, Дагестан) намеренно уходит от традиции местной монументальной архитектуры и, ориентируясь на рядовую жилую застройку городов Востока, строит сложную асимметричную композицию. Полупанов же в новых формах явно продолжает традиции монументальной архитектуры Узбекистана и создает выразительную симметричную композицию, где главную композиционную роль играют два огромных портала-ризалита, идея создания которых явно навеяна пештаками мечетей, медресе и мавзолеев традиционной архитектуры. Эти ризалиты, так же, как и традиционные пештаки выступают вперед по отношению к основному массиву сооружения и превосходят по высоте тот корпус, к которому примыкают. Но острота созданной Полупановым композиции, помимо новых форм, состояла и в том, что созданный им "портал-пештак" не был центром композиции, а два мощных "портала-пештака" фланкировали слабо выявленный центр.

С. Андриевский, еще будучи студентом МВТУ, разрабатывал проект планировки и застройки первой столицы Казахстана - города Кзыл-Орда (в 1929 г. столица была перенесена в Алма-Ату). По его проектам в 1925-1926 гг. в Кзыл-Орде были построены жилые дома, клуб, поселок при больнице. Это небольшие одно-двухэтажные здания из сырцового кирпича, в облике которых Андриевский пытался претворить в жизнь свое представление о неких общих объемно-пространственных принципах застройки восточного города.

Представляет большой интерес работа для Средней Азии и Казахстана учеников Н. Ладовского (В. Лаврова, В. Попова, В. Калмыкова, А. Бунина).

В. Калмыков. Жилые комплексы из однотипных и различных типов домов для оседающих кочевников Киргизии. 1933-1934. Макет В. Калмыков. Жилые комплексы из однотипных и различных типов домов для оседающих кочевников Киргизии. 1933-1934. Макет

В. Калмыков. Сборное жилище для сезонных пастбищ в Средней Азии. 1933-1934. Макеты, фасады, планы, разрезы, детали В. Калмыков. Типы жилища для оседающих кочевников (Киргизия). 1933-1934. Планы, фасады, разрезы, макеты

В. Калмыков. Типы жилища для оседающих кочевников (Киргизия). 1933-1934. Планы, фасады, разрезы, макеты В. Лавров и В. Попов. Проекты жилища для городов Средней Азии. 1931. Типовая застройка жилого квартала (макет)

В. Лавров и В. Попов. Проекты жилища для городов Средней Азии. 1931. Типовая застройка жилого квартала (макет) Жилой дом - тип № 2 (планы первого и второго этажей, разрез жилой ячейки) В. Лавров и В. Попов. Проекты жилища для городов Средней Азии. 1931. Жилой дом - тип № 3 (аксонометрия, планы первого и второго этажей)

Раскованность молодых рационалистов в создании планировочно-пространственной и объемной композиции, которая была следствием усвоенной ими концепции формообразования рационализма, во многом помогла им, когда они, разрабатывая проекты для городов Средней Азии, соприкоснулись с иной, отличной от европейской, градостроительной системой Востока.

Специфическое отношение к пространству уличной системы города, обращенность основных фасадов во внутренние дворы, обилие глухих плоскостей наружных фасадов, плоские кровли и т. д. - все это требовало иных градостроительных приемов, во всяком случае заставляло всерьез задумываться о специфике восприятия городского пространства.

В. Лавров и В. Попов разрабатывали проекты планировки городов Ферганской долины (Андижана, Намангана). Они много внимания уделили изучению природной ситуации, традиций местного градостроительства и архитектуры. Проанализировав специфику местной жилой застройки, Лавров и Попов предложили в новых кварталах упорядоченную планировку, но с сохранением в новых типах жилья особенностей местного быта.

Еще более сложные проблемы пришлось решать В. Калмыкову в его проектах для Средней Азии. Он столкнулся с этим регионом уже в конкурсном проекте г. Чарджоу. Позднее сферой его деятельности стала разработка поселения для горных, пустынно-степных и сейсмических районов, а также для кочевого народа, переходящего к оседлой жизни. В своих проектах В. Калмыков пытается учесть разнообразие климата, рельефа, хозяйства, местных строительных материалов и быта различных районов Средней Азии.

А. Бунин и М. Круглова. Блокированные дома для безлесных районов Казахстана. Экспериментальный проект. 1929-1930. Аксонометрия А. Бунин и М. Круглова. Блокированные дома для безлесных районов Казахстана. Экспериментальный проект. 1929-1930. План, разрез, торцевой фасад

С. Андреевский. Застройка г. Кзыл-Орда (Казахстан). 1925-1926. Клуб С. Андреевский. Застройка г. Кзыл-Орда (Казахстан). 1925-1926. Жилые дома

В. Полов. Проект крытого рынка в Самарканде. Перспективы, фасады

Для равнинных, сейсмических районов с жарким и сухим климатом В. Калмыков предлагает стандартные двухэтажные жилые ячейки (верхний этаж - летнее жилье), блокируя которые, можно создавать различные по конфигурации жилые комплексы с защищенными от ветра озелененными дворами с бассейнами. В промышленном поселке такие разнообразные по планировке жилые комплексы занимают большую часть селитебной территории, причем ближе к центру поселка плотность застройки кварталов увеличивается, а центральная часть застраивается пяти-восьмиэтажными крестообразными в плане ступенчатыми жилыми домами, объемно-пространственная композиция которых продиктована антисейсмическими соображениями (ступенчатые корпуса являются своеобразными контрфорсами здания).

Для горных районов В. Калмыков предлагает террасный тип жилища нескольких вариантов - в зависимости от крутизны уклона.

Особый тип жилища был разработан В. Калмыковым для районов Средней Азии, где преобладало кочевое население (в частности, для Киргизии). Он предложил в качестве переходного типа жилища для оседающих кочевников круглые в плане жилые дома, пространственная организация интерьера которых учитывает бытовые привычки населения, сложившиеся в условиях жизни в юрте.

В 1929-1930 гг. А. Бунин и М. Круглова разрабатывают экспериментальный проект блокированных двухэтажных жилых домов с несущими стандартными перегородками (изготовляемые на заводе щиты) и кровлей из соломы или камыша. Дома предназначались как временные жилища для новостроек безлесных районов Казахстана.

К началу страницы
Содержание    8.2. Поиски "национального стиля"...  8.4. Украина-ЮгРОСТА и Юголеф (Одесса), "украинское необарокко" (Киев)...