Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга первая
Проблемы формообразования. Мастера и течения

1. Карпович В. Архитектурная жизнь в Ленинграде // Строительная промышленность. - 1927. - № 4. - С. 286. Вернуться в текст
2. СА. - 1927. - № 3. - С. 108. Вернуться в текст


Глава 7. Многообразие концепций формы

14. Промышленные и инженерные сооружения как полигон формообразования архитектурного авангарда

Для сторонников архитектурного авангарда промышленные и инженерное сооружения были одним из важнейших аргументов внедрения и в другие области архитектуры рациональных бездекоративных форм. Здесь функционально-конструктивная целесообразность формы могла быть продемонстрирована, что называется, в "чистом" виде.

Уже на самых ранних этапах развития авангарда архитекторы пристально вглядывались в формы промышленных и инженерных сооружений, пытаясь там обнаружить истоки нового формообразования. Не случайно в начале 20-х годов через наши архитектурные издания прошло большое количество изображений американских элеваторов, необычная и мощная форма которых завораживала сторонников архитектурного авангарда. Они и студентам ВХУТЕМАСа уже на стадии архитектурной пропедевтики, а затем и на стадии курсового проектирования давали тему - элеватор. Тема в принципе была необычной для архитектурных вузов, но именно она позволяла полностью раскрепостить объемно-пространственное и художественно-композиционное сознание студента, поставить надежную преграду влиянию классической ордерной системы и заставить студента свободно и раскованно искать новый архитектурный образ.

Резкое переключение студента на начальной стадии освоения профессии с привычных тем типа "беседка в парке" на такие объекты как элеватор, башня для выработки щелока, водонапорная башня или маяк в порту, помогало отвлечь внимание студентов от традиционных форм и ввести их в совершенно новые сферы формообразования.

И сами архитекторы с увлечением занимались проектированием промышленных и инженерных объектов, бывших ранее, как правило, в ведении инженеров. Особенно большую роль в сближении формообразующих процессов в жилищно-общественном и инженерно-промышленном строительстве сыграл тот факт, что одними из первых реально строившихся объектов в стране были электростанции с поселками по плану ГОЭЛРО. К их проектированию и строительству были привлечены архитекторы. Можно считать, что в целом эти реальные объекты способствовали освоению архитекторами формообразующих возможностей инженерно-промышленной сферы. Подавляющее большинство электростанций, возведенных по плану ГОЭЛРО, особенно тепловых, имело вполне современный облик без каких-либо стилизаций. Были и просто интересные по архитектурной композиции сооружения (например, здание Шатурской электростанции - архитекторы В. Дубовский, И. Буров и В. Бржостовский, 1925 г.).

Формообразующие возможности промышленных объектов можно наглядно проиллюстрировать на примере построенной в 1925 г. по проекту Э. Норверта котельной электропередачи МОГЭС под Москвой. Норверт с увлечением работал над проектом, сделав даже посвященную ему серию офортов. Используя контрастное сочетание сложных по форме железобетонных опор рамной конструкции и расположенных между ними "сломанных" почти на середине высоты вертикальных стеклянных экранов, он создал выразительную архитектурную композицию.

Этот композиционный прием контрастного противопоставления стеклянного экрана и активно выявленных или даже вынесенных наружу ритмически расположенных опор не раз использовался впоследствии и другими архитекторами в сходного типа объектах. Так, в проекте Н. Троцкого здания котельной электростанции в Ленинграде перед стеклянным экраном вынесены железобетонные опоры, а в проекте А. Дмитриева электростанции в Донбассе перед остекленным фасадом устроены ажурные металлические опоры для труб.

Э. Норверт. Котельная электропередачи МОГЭСа под Москвой. 1924-1925. Интерьер (офорт Э. Норверта)

Э. Норверт. Котельная электропередачи МОГЭСа под Москвой. 1924-1925. Общий вид Н. Троцкий, инж. Я. Зеликман (при участии инж. Г. Маслова). Котельная электростанции в Ленинграде. 1929. Перспектива

А. Дмитриев. Электростанция в Донбассе. 1929. Перспектива М. Синявер, Б. Помпеев и И. Голомбек. Текстильная фабрика в Кулотино. 1929. Перспектива (фрагмент)

А. Юнгер, П. Ротштейн, ииж. Ф. Тейхман. Электростанция (торфяная) на р. Назия. Конец 20-х годов. Перспектива Н. Троцкий, инженеры Я. Зеликман, Г. Маслов. Стекольный завод в поселке Белый Бычок. 1928-1929. Перспектива цеха; фрагмент главного корпуса

Н. Троцкий, инженеры Я. Зеликман, Г. Маслов. Стекольный завод в поселке Белый Бычок. 1928-1929. Перспектива цеха; фрагмент главного корпуса И. Француз. Деревянный пешеходный мост в Нижнем Новгороде на Похвалинском съезде. 1928

С интересом экспериментировали архитекторы на характерных для ряда инженерно-промышленных объектов вертикальных элементах. Среди них и традиционно включавшиеся в сферу архитектурного проектирования пожарные каланчи (сложная по пластике с трудно уловимыми чертами модерна каланча в городе Балте, архит. Н. Малиновский, 1925; лаконичные по форме типовые проекты пожарных депо для больших, средних и малых городов, архит. А. Голубев, 1930), водонапорные башни (острое по объемно-пространственной композиции решение водонапорной башни в Свердловске - в цилиндрическую форму как бы врезана прямоугольная вертикальная пластина, архит. М. Рейшер, 1931), надшахтные копры (вертикальный параллелепипед с железобетонными распорками, архит. Б. Мительман, инж. С. Прохоров и др., 1930-1931), включенные в структуру промышленных комплексов различного рода вертикальные элементы (часто пластически решенные "башни" удачно контрастировали с распластанными, обильно остекленными корпусами - стекольный завод в поселке Белый бычок, конец 20-х годов, архит. Н. Троцкий).

В сфере инженерно-промышленного строительства создавали проекты многие лидеры и видные сторонники архитектурного авангарда.

Те же архитекторы, которые, преодолевая традиционалистские навыки, переходили в 20-е годы на позиции архитектурного авангарда, соприкасаясь в личной проектной практике с промышленными и инженерными сооружениями, скорее и глубже усваивали новые принципы формообразования.

Важную роль в ускорении перехода многих из ленинградских архитекторов на позиции архитектурного авангарда сыграло участие их в фабрично-заводском строительстве. Выше уже отмечалось, что в работе двух наиболее авторитетных архитектурных обществ Ленинграда - ОАХ и ЛОА - фабрично-заводское строительство было одной из важных проблем, обсуждавшихся на заседаниях и собеседованиях. Общества проводили конкурсы на фабрично-заводские объекты, причем для успешного их проведения конкурсы объявлялись совместно ЛОА, ОАХ и Всероссийской ассоциацией инженеров.

В докладах по проблемам фабрично-заводского строительства на заседаниях в ОАХ и ЛОА и в ходе их обсуждения отмечалось: "Все заводское строительство дореволюционного времени разрешалось без всякого участия архитекторов, что не могло не повести к строительству, не отвечающему не только требованиям зодчества, но не разрешающему основных требований постройки заводов: хорошего освещения, рациональной вентиляции и плана, вытекающего из процессов работы. Все заводы строились инженерами-механиками которые заботились о самом экономном расположении машин, не придавая значения зданиям. Общества установили ту точку зрения, что всякое фабричное здание должно быть запроектировано зодчим совместно со специалистами данного производства, и это основное требование уже сказалось на тех проектах, которые были представлены на конкурсах"1.

А. Голубев. Типовой проект пожарного депо для малых городов. 1930. Фасад Н. Малиновский. Пожарная каланча в г. Балта. 1925. Общий вид

М. Рейшер. Водонапорная башня в Свердловске Инж. С. Прохоров, архит. Б. Мительман и др. Надшахтный копер. 1930-1931. Перспектива

А. Дмитриев. Котельные мастерские на Краматорском заводе. 1927. Перспектива А. Дмитриев. Котельные мастерские на Краматорском заводе. 1927. Фасады

Э. Мендельсон. Фабрика "Красное знамя" в Ленинграде. 1925-1926. Макет Э. Мендельсон. Фабрика "Красное знамя" в Ленинграде. 1925-1926. Общий вид одного из корпусов

И действительно ленинградские архитекторы принимали активное участие в конкурсах на проекты фабрично-заводских зданий, многие из которых были построены.

Во второй половине 20-х годов, когда развернулись работы по плану индустриализации страны, многие советские архитекторы уже имели профессиональный опыт проектирования фабрично-заводских зданий, тем более что появились и молодые выпускники МВТУ, специализировавшиеся на промышленной архитектуре.

В первой же половине 20-х годов советские архитекторы еще только начинали активно подключаться к проектированию промышленных сооружений. Это привело к желанию заказчика использовать опыт зарубежных архитекторов.

В 1925 г. немецкий архитектор Э. Мендельсон, известный своими промышленными постройками (например, шляпная фабрика в Люкенвальде), был приглашен Ленинградским текстильтрестом разработать проект красильно-аппретурной фабрики "Красное знамя".

Факт приглашения иностранного специалиста взволновал архитектурную общественность. В журнале "Строительная промышленность" в 1925г. были помещены ответы на запрос редакции журнала по поводу этого факта МАО, Кружка гражданских инженеров и АСНОВА. В ответах, признавая наше отставание от зарубежного уровня при строительстве промышленных сооружений и не отрицая в принципе возможности приглашения иностранных специалистов, все же предпочтение отдавалось конкурсному соревнованию советских и зарубежных архитекторов.

Мендельсон разработал высокопрофессиональный проект фабрики "Красное знамя", который и был осуществлен. Но страсти вокруг этого объекта не утихали. В газете "Экономическая жизнь" в 1927 г. появился ряд публикаций, в которых в резкой и некорректной форме критиковался как проект, так и Ленинградский текстильтрест за нерациональную трату валюты на оплату иностранного специалиста. В защиту Э. Мендельсона выступил журнал "СА", считая, что нельзя так поступать "с приглашенным человеком, пользующимся достаточной известностью и у себя на родине, и у нас, и за океаном!" - и что необходимо "публично выразить ему наше сожаление и извинение по поводу происшедшего инцидента"2.

К началу страницы
Содержание    7.13. Конкурс на проект здания турбинного зала Днепрогэса  7.15. Цвет в архитектуре советского авангарда