Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга первая
Проблемы формообразования. Мастера и течения

1. Никольский А. С. Из работ моей мастерской // Академия архитектуры. - 1934. - № 1-2. - С. 92. Вернуться в текст
2. Там же. - С. 92. Вернуться в текст
3. Щербаков В. Выставка "Современная архитектура" // Строительство Москвы. - 1927. - № 7. - С. 10. Вернуться в текст
4. Аранович Д. Выставка современной архитектуры // Строительная промышленность. - 1927. - № 6-7. - С. 451. Вернуться в текст


Глава 7. Многообразие концепций формы

9. А. Никольский - работа над формой (от кубизма к "супрематическому конструктивизму")

А. Никольский
В 1912 г. А. Никольский заканчивает ПИГИ. Он остается в институте в качестве преподавателя и получает заграничную командировку в Италию для изучения памятников византийского искусства. После года пребывания в Италии (в основном в Равенне и Венеции) он возвращается на родину и по результатам командировки выполняет научно-исследовательскую работу "Стилистическая форма и композиция равеннских мозаик", сопроводив ее своими копиями равеннских мозаик.

В 1914-1915 гг. А. Никольский работает в качестве помощника у архитекторов В. Косякова и А. Бубыря по проектированию и строительству культовых и жилых зданий в Петербурге.

В 1918-1919 гг. А. Никольский работает в проектно-строительных организациях Наркомата путей сообщения.

В 1920 г. он был приглашен в качестве архитектора в Научное бюро градостроительства при Ленинградском отделе коммунального хозяйства, а в ноябре того же года утверждается штатным преподавателем ПИГИ по архитектурной композиции и архитектурному обмеру.

В первые годы советской власти, преодолев влияние неоклассики, А. Никольский испытал влияние кубистических приемов символического романтизма. Стремясь выработать свою индивидуальную концепцию формы, он жадно впитывает формально-эстетические достижения различных течений художественного авангарда, особенно пристально наблюдая за первыми ростками архитектурного авангарда. В начале 1920 г. в Москве он познакомился с работами членов Живскульптарха. Они произвели на него такое впечатление, что он попросил материалы на одну ночь и снял с сорока двух из них кальки (кстати, некоторые не найденные до сих пор работы членов Живскульптарха известны только по калькам Никольского).

В духе кубистических приемов символического романтизма А. Никольский создает как экспериментальные формальные композиции, так и архитектурные проекты на конкретную тему (конкурсный проект волисполкома, 1921).

С появлением в Петрограде группы Малевича Никольский пристально наблюдает за архитектоническими поисками в рамках супрематизма. Особенно привлекают его формообразующие потенции архитектонов.

Именно в это время, с 1923 г., эксперименты А. Никольского в области формообразования резко меняют свою стилистику: ориентация на кубизм сменяется ориентацией на объемный супрематизм.

В отличие от Хидекеля, который, начиная с Витебска, прошел все стадии процесса выхода супрематизма в архитектуру, Никольский застал этот процесс на стадии объемных построений. Он не просто наблюдал, но и участвовал в процессе выхода объемного супрематизма в архитектуру. Причем на этом этапе работы над формой он испытал влияние как архитектонов группы Малевича, так и проектов Хидекеля.

Уже начиная с 1923 г. на его экспериментах в области формы сказывается влияние объемного супрематизма. Он делает многочисленные эскизы объемно-пространственных композиций. Среди них есть и явно навеянные архитектонами, но более продвинутые в сторону реальной архитектуры.

В 1923-1924 гг. А. Никольский устанавливает связи с АСНОВА; ему присылают устав АСНОВА. В 1924 г. он побывал во ВХУТЕМАСе, интересовался методом преподавания, привез с собой фотографии со студенческих проектов и программу преподавания, которую использовал затем в своей преподавательской работе.

В 20-е годы студенты или только что окончившие вуз молодые архитекторы работали в качестве помощников (временно или постоянно) в личных мастерских известных архитекторов. По традиции, сложившейся еще до 1917 г., работа таких помощников оставалась анонимной, им платили, но их фамилии, как правило, не фигурировали в подписях под проектом. Постепенно эта традиция преодолевалась. Помощники все чаще включались в авторскую группу. Были узаконены практикой три уровня степени участия архитектора в разработке проекта: автор, соавтор, при участии. Но такая практика окончательно сложилась лишь к концу 20-х годов, а в первой половине 20-х годов в основном действовала прежняя традиция - помощники, работавшие в личных мастерских архитекторов, оставались анонимными. Преодолению этой традиции способствовали два встречных движения - протесты молодых проектировщиков (включая студентов) и новый подход к формированию авторских групп самих архитекторов старшего поколения.

А. Никольский. И. Белдовский, В. Гальперин, А. Крестин. Зал общественных собраний на 1000 мест. Экспериментальный проект. 1927. Макет А. Никольский. И. Белдовский, В. Гальперин, А. Крестин. Зал общественных собраний на 1000 мест. Экспериментальный проект. 1927. Фасады, планы, разрез

А. Никольский. Архитектурная фантазия. 1919. Эскиз А. Никольский. Формальная композиция. 1923. Эскиз

А. Никольский. Клуб в Кандалакше. Эскиз А. Никольский. И. Белдовский. В. Гальперин. А. Крестин. Кинотеатр и столовая. Экспериментальный проект. 1927. Макет

А. Никольский. И. Белдовский. В. Гальперин. А. Крестин. Кинотеатр и столовая. Экспериментальный проект. 1927. Фасады, аксонометрии, разрезы, планы

В Ленинграде одним из инициаторов преодоления старых традиций был А. Никольский.

"В 1923 году, - писал он позднее, - я организовал архитектурную мастерскую на началах участия всех членов ее в определении заработка каждого, при отрицании анонимности работников, в противовес старой укрепившейся системе, принятой у архитекторов былого времени"1.

В этой мастерской, где под руководством Никольского работали его ученики - молодые архитекторы и студенты ЛИГИ, проектные разработки велись в двух направлениях: во-первых, это создание реальных заказных и конкурсных проектов, во-вторых, это экспериментальные разработки, целью которых была углубленная работа над формой. Эта вторая часть работы мастерской рассматривалась Никольским как научно-теоретическая и экспериментально-проектная работа, необходимая на этапе формирования новой архитектуры. Позднее он так обосновывал необходимость этого этапа работы:

"Такие составляющие архитектуру элементы, как стройматериалы, конструкции, вопросы экономичности, инженерно-технические, санитарно-гигиенические требования, функционально-бытовые установки, до известной степени изучены и, во всяком случае, разрешение их поставлено на научную почву. Архитектура же как пространственное искусство, как вопросы формы, пропорции, как искусство, синтезирующее все составляющие ее части в одно гармоничное целое,- еще не стала предметом науки...

Грамота, как первоначальное знание, обязательна для всех. Мы же, архитекторы,- не знаем ее, а только чувствуем. Грамота - это ключ к сознательному чтению архитектуры прошлого и настоящего...

Начало двадцатых годов, прошедшее под знаком серьезных сдвигов на фронте архитектуры, нашло отражение в ряде лабораторных работ, представленных мною в чертежах и макетах, экспонировавшихся на Первой выставке советской архитектуры.

Работа над объемом, пространством и плоскостью, работа архитектора над архитектурным выражением функции, начало борьбы с традициями, отживающими или уже отжившими свой век, не только архитектурными, но и бытовыми и т. п.- вот что характеризует этот период моей деятельности"2.

Наиболее интенсивный период работы над формой, связанный с освоением средств и приемов художественной выразительности супрематизма, падает на 1927-1928 гг., время наиболее тесного контакта мастерской Никольского с ОСА. Именно в эти годы была создана та группа проектов, которая может быть условно названа "супрематическим конструктивизмом".

Вступив в ОСА, члены мастерской Никольского как бы получили некоторую автономию в структуре творческой направленности Ленинграда. Продолжая разрабатывать заказные и конкурсные проекты в духе умеренного ленинградского авангарда, они, одновременно интенсивно работая над формой, создали целую серию экспериментальных проектов, ориентируясь прежде всего на критерии оценки москвичей - членов ОСА.

За короткий срок в первой половине 1927 г. (в № 4 "СА" за 1926 г. было объявление о планировавшейся Первой выставке современной архитектуры, которая открылась в июне 1927 г.) мастерская А. Никольского разработала серию экспериментальных проектов в духе "супрематического конструктивизма". Проекты целенаправленно оформлялись в выставочном варианте: черно-белые чертежи и гипсовые модели с черными элементами, обозначавшими проемы (этот прием сопоставления белого и черного был заимствован от архитектонов Малевича, но только там не было проемов, а из черного стекла делали козырьки).

Все эти проекты на Первой выставке современной архитектуры в Москве были подписаны четырьмя авторами - работниками мастерской и членами ленинградской группы ОСА: А. Никольским, И. Белдовским, В. Гальпериным и А. Крестиным.

А. Никольский. В. Гальперин. А. Крестин. Трамвайная остановка - парикмахерская - уборная. 1927. План, перспективы, фасады, разрез А. Никольский, И. Белдовский. В. Гальперин. А. Крестин. Зал общественных собраний на 500 мест. Экспериментальный проект. 1927. Макет

А. Никольский, И. Белдовский. В. Гальперин. А. Крестин. Зал общественных собраний на 500 мест. Экспериментальный проект. 1927. Фасады, планы, разрез А. Никольский. Библиотека им. В.И.Ленина в Москве. Конкурсный проект. 1928. Макет

А. Никольский, И. Белдовский, В. Гальперин, А. Крестин. Крематорий. Макет А. Никольский, И. Белдовский, В. Гальперин, А. Крестин. Крематорий. Фасад, разрез

А. Никольский, И. Белдовский, В. Гальперин, А. Крестин. Крематорий. План

Проекты мастерской Никольского выделялись на этой выставке своей стилистикой и формой подачи и произвели впечатление на московских архитекторов новизной концепции формы.

В журнале "Строительство Москвы" в статье о выставке говорилось: "Выделяется группа ленинградских архитекторов (А. С. Никольский, И. Белдовский, В. Гальперин и А. Крестин), представивших многочисленные разнообразные проекты, из коих многие заслуживают пристального и серьезного внимания"3.

Д. Аранович в статье о выставке, рассмотрев сначала проекты, характерные для ОСА, пишет: "Из числа "неправоверных" экспонатов выставки выделяются мастерская ленинградского архитектора А. С. Никольского, работы Г. Бархина, Б. Великовского, А. Иваницкого, А. Оль, С. Чернышева, А. Щусева и др. Из них работы мастерской A. С. Никольского (с участием И. Белдовского, B. Гальперина и А. Крестина) наиболее многочисленны, разнообразны по темам и способам их решений, а также наиболее активны в смысле формального архитектурных исканий"4. Практически все экспонировавшиеся проекты мастерской Никольского были опубликованы в "СА" и в других журналах, т. е. был достигнут максимальный эффект быстрого введения произведений оригинальной архитектурной школы в творческий обиход (выставка и публикация).

Экспонировались на выставке следующие проекты мастерской А. Никольского в духе "супрематического конструктивизма", которые в каталоге выставки датируются 1927 г. и названы лабораторными работами: кино и столовая (ресторан-кино) на бульваре, клуб с залом на 500 мест, зал общественных собраний на 500 мест, зал общественных собраний на 1000 мест. Кроме того, демонстрировались проекты трамвайной остановки (с парикмахерской и уборной) и крематория.

К этой группе проектов мастерской А. Никольского можно отнести и конкурсный проект Библиотеки имени В. И. Ленина в Москве (1928-1929), который как бы завершает и венчает короткий период существования творческой школы "супрематического конструктивизма".

Характерны стилистические черты проектов в духе "супрематического конструктивизма" - это сочетание крупно решенных простых геометрических объемов с сопоставлением горизонтальных и вертикальных параллелепипедов (и кубов), контрастное сочетание глухих светлых стен с четко выявленными и подчеркнутыми черными протяженными ленточными окнами и крупными квадратными проемами, использование приема консольного нависания верхнего объема над нижним, широкое использование козырьков. В отличие от архитектонов в проектах мастерской Никольского использовались и наклонные линии, придававшие остроту композициям, состоявшим в основном из прямоугольных объемов.

В условиях когда во второй половине 20-х годов наметился творческий разрыв между московскими и ленинградскими архитекторами, проявлявшийся в различии критериев оценки проектов на конкурсах, организуемых московскими и ленинградскими обществами, работа группы Никольского приобретала принципиальное значение. Она способствовала консолидации творческих усилий сторонников архитектурного авангарда. Как бы синтезировав в своих проектах художественные эксперименты трех основных центров лабораторных поисков первых лет советской власти - Москвы, Петрограда и Витебска, Никольский вместе с тем стремился преодолеть и все более определенно проявлявшиеся стилевые штампы отдельных творческих школ, активно вводя (вслед за Хидекелем) в палитру архитектурного авангарда приемы и средства супрематизма. Все это позволило Никольскому совместно с архитекторами его мастерской наряду с лабораторными разработками создать оригинальные проекты школ, бань, хлебозаводов, жилых домов и спортивных сооружений, многие из которых были осуществлены.

К началу страницы
Содержание    7.8. Супрематическая архитектура Л. Хидекеля  7.10. Символико-инженерный функционализм Г. Людвига