Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга первая
Проблемы формообразования. Мастера и течения

 

Глава 7. Многообразие концепций формы

2. А. Щусев - от "неорусского стиля" к архитектурному авангарду

А. Щусев
В годы становления архитектурного авангарда А. Щусев возглавил МАО, сменил И.Жолтовского в роли руководителя архитектурной мастерской Моссовета, преподавал во Вторых ГСХМ и во ВХУТЕМАСе, был главным архитектором сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки 1923г., т.е. занимал многие ключевые позиции, позволявшие ему влиять на формирование творческой направленности советской архитектуры. Он не был строгим приверженцем неоклассики, его больше привлекала живописная и пластичная древнерусская архитектура. Ее формы Щусев свободно сочетал с новыми конструкциями и даже элементами модерна, к которому он не относился с такой нетерпимостью, как неоклассики.

В своих ранних работах Щусев вдохновлялся в основном образцами новгородско-псковской и крепостной архитектуры. В годы перед Октябрьской революцией он все чаще обращается к московской архитектуре конца XVIII в., для которой были характерны усложненная объемно-пространственная композиция зданий с подчеркнутым выявлением силуэта, сочетание стен из красного кирпича с декоративными белокаменными деталями. Такое новое по функциональному назначению сооружение, как Казанский вокзал, Щусев проектирует в виде некоего сказочного древнерусского города или дворца, как бы состоящего из расположенных вплотную друг к другу различных по форме "палат" и башен. В то же время для перекрытия внутренних помещений вокзала были использованы современные железобетонные конструкции.

По сравнению с ортодоксальными неоклассиками творчество А. Щусева воспринималось в первые годы советской власти почти как новаторское, что привлекало к нему ищущую новое молодежь.

Архитектор большого художественного дарования, А. Щусев был увлекающимся человеком. Если его привлекала какая-либо творческая концепция, даже существенно отличавшаяся в данный момент от его собственной, или он считал, что она более верно отражает потребности дня, он использовал ее средства и приемы в своих проектах.

Эта особенность творчества А. Щусева во многом предопределила своеобразие его творческого пути.

"Расшатанность" творческой концепции формы при высоком художественном вкусе позволяла ему с большей широтой и объективностью, чем многим другим архитекторам старшего поколения, оценивать новаторские поиски. Он мог высоко оценить и поддержать талантливое произведение молодого архитектора даже в том случае, если в нем отвергались те художественные принципы, которые в данный период были ему наиболее близки (так, например, благодаря именно его поддержке был построен павильон "Махорка" на выставке в 1923 г.; в отличие от Жолтовского он не считал чем-то стилистически неприемлемым конкурсный проект Дворца труда братьев Весниных и т.д.). Щусев не стремился создать на основе своих художественных принципов творческую школу - он предоставлял простор художественных поисков работавшим под его руководством молодым архитекторам и студентам, что наглядно видно при сравнении различных фрагментов проекта "Новая Москва" и проектов его мастерской во ВХУТЕМАСе.

Эволюция творческих позиций Щусева в 20-е годы наглядно видна на примере проектирования и строительства Мавзолея В. И. Ленина на Красной площади в Москве.

После Октябрьской революции Красная площадь стала общегосударственным форумом и революционным некрополем. Важную роль в последующем развитии ее ансамбля сыграло первомайское оформление к первому послереволюционному празднику 1 мая, выполненное по проектам А. и В. Весниных. У Сенатской башни (на том месте, где позднее был возведен мавзолей) была сооружена временная деревянная трибуна, обтянутая красной материей. Это была квадратная в плане трехступенчатая композиция, состоящая из трех различных по высоте параллелепипедов, у ее подножия - развитая по горизонтали невысокая трибуна для гостей.

После смерти В. И. Ленина (1924) было решено похоронить его на Красной площади у Сенатской башни. Создание проекта мавзолея поручили А. В. Щусеву. К проектированию первого деревянного мавзолея Щусев приступил, обогащенный опытом строительства деревянных сооружений сельскохозяйственной выставки 1923 г. с ее упрощенной неоклассической архитектурой основных павильонов и редкими новаторскими постройками.

Проект первого временного деревянного мавзолея, который не предусматривалось объединить с трибуной, по своим основным габаритам близок к веснинской трибуне. Он также делился на три основных части - массивный кубический стилобат, низкое промежуточное членение и высотное завершение. Однако кубическая форма нижнего яруса и геометрические ступени среднего в отличие от веснинской трибуны не определяли общего стилевого решения - это лишь постамент, на котором предполагалось поставить собственно монумент в виде четырех колонн, перекрытых антаблементом. Сжатые сроки строительства и конструктивные затруднения не позволили полностью осуществить проект, и первый мавзолей остался недостроенным. Фактически был сооружен лишь постамент.

В процессе проектирования второго деревянного мавзолея Щусев пытался вернуться к своей первоначальной идее - завершить ступенчатый постамент развитой колоннадой (то круглой, то прямоугольной в плане). Но лаконичные формы "недостроенного" первого мавзолея, удачно вписавшиеся в архитектурное окружение Красной площади, самим фактом своего существования уже влияли на процесс творческих поисков. Колоннада постепенно (от эскиза к эскизу) становилась все меньше и в конце концов превратилась в верхний ярус ступенчатой композиции.

В проекте первого временного деревянного мавзолея наряду с ордерным завершением был лаконично решенный, подчеркнуто геометрический по формам постамент, каркасность конструкции которого была подчеркнута диагональной обшивкой. Второй деревянный мавзолей был решен с использованием композиционных приемов и упрощенных архитектурных форм классического ордера - пилястры, колонны, кронштейн и т.д. Сам характер обшивки мавзолея как бы подчеркивает деление его объема на несущие вертикальные и опирающиеся на них горизонтальные элементы, хотя с конструктивной точки зрения это чистая декорация (за исключением колонн, поддерживающих завершающую мавзолей плиту).

А. Щусев. Проект первого деревянного мавзолея В. И. Ленина в Москве. 1924. План, разрез А. Щусев. Первый ("недостроенный") деревянный мавзолей В. И. Ленина. 1924

А. Щусев. Проект достройки первого деревянного мавзолея В. И. Ленина. 1924. Фасады, план А. Щусев. Второй деревянный мавзолей В. И. Ленина. 1924. Общий вид

А. Щусев. Каменный мавзолей В. И. Ленина. 1929-1930. Проект (перспектива) А. Щусев. Каменный мавзолей В. И. Ленина. 1929-1930. Общий вид

Между 1924 г., когда были созданы оба деревянных мавзолея, и 1929 г., когда проектировался каменный мавзолей, творческие позиции Щусева претерпели серьезные изменения. После успеха веснинского "Аркоса" Щусев меняет свои творческие симпатии и переходит на платформу новаторского направления. Определенное влияние на изменение его творческих позиций оказало общение Щусева со своими студентами во ВХУТЕМАСе, где к середине 20-х годов новая архитектура была господствующим направлением.

Первое же произведение А. Щусева в духе новой архитектуры - конкурсный проект здания Центрального телеграфа в Москве - показало, что он освоил художественные возможности нового направления. Проект Щусева был одним из лучших среди поданных на конкурс. Это был блестящий дебют опытного мастера в новом для него творческом направлении, которому он оставался верным до начала 30-х годов. Простые геометрические формы, горизонтальные полосы из стекла и бетона, полное отсутствие традиционных декоративных элементов, крупные лаконичные надписи - таков был внешний облик телеграфа. В последующих проектах второй половины 20-х годов (Госбанк в Москве, 1926, санаторий в Мацесте, 1927, Наркомат земледелия в Москве, 1928 и др.) Щусев обогащает свою палитру архитектурных форм и композиционных приемов, вводя протяженные балконы, навесы, галереи, полукруглые выступы, остекленные эркеры и т.д.

Наряду с выявлением каркасной структуры современного сооружения и применением больших остекленных поверхностей Щусев умело пользовался и такими выразительными средствами новой архитектуры, как глухие плоскости и объемы.

Не будучи сторонником ни одного из полемизировавших друг с другом новаторских творческих течений 20-х годов, Щусев использовал художественные возможности архитектурного авангарда в целом, осваивая опыт не только рационализма и конструктивизма, но и символического романтизма. Это сказалось и на процессе проектирования и строительства каменного мавзолея (1929-1930).

Перед Щусевым была поставлена задача: сохранив объемно-пространственную композицию деревянного мавзолея, облик которого стал уже привычным, перевести сооружение в камень. Создавая второй деревянный мавзолей, Щусев широко использовал композиционные приемы и формы классического ордера. Их упрощенная трактовка определилась прежде всего характером строительного материала. При переводе в камень представлялась возможность более определенно выявить архитектурные детали и ордерные элементы композиции, лишь намеченные в деревянном мавзолее. Возможно, так и поступил бы А. Щусев, если бы ему пришлось создавать в том же 1924 г. проект перевода деревянного мавзолея в каменный. Но в конце 20-х годов произошло нечто противоположное - в каменном мавзолее была принята за основу совсем иная художественная трактовка архитектурного образа, чем та, которая в зародышевой форме была заложена в деревянном мавзолее. При этом в процессе проектирования каменного мавзолея от этапа к этапу все больше выявлялась новая эстетическая концепция. Уже в первых вариантах проекта перевода деревянного мавзолея в каменный наметилась тенденция обобщения архитектурных деталей, был введен символически трактованный цвет. В дальнейшем Щусев полностью отказывался от имевшихся в деревянном мавзолее традиционных архитектурных деталей.

А. Щусев. Наркомзем в Москве. 1928. Общий вид А. Щусев. Вокзал в Киеве. Конкурсный проект. 1927. Перспектива

А. Щусев. Санаторий в Мацесте. 1927. Фрагмент ВХУТЕМАС. Мастерская А. Щусева. Курсовые проекты А. Куровского. Киногородок, 1927 (перспектива)

ВХУТЕМАС. Мастерская А. Щусева. Курсовые проекты А. Куровского. Киногородок, 1927. Автогараж. 1926 (перспектива) ВХУТЕМАС. Мастерская А. Щусева. Курсовые проекты А. Куровского. Киногородок, 1927. Автогараж. 1926 (фасады, планы, разрез)

ВХУТЕМАС. Мастерская А. Щусева. Курсовые проекты на тему "Типография газеты". 1926. Н. Уманский. Эскиз (фасады) ВХУТЕМАС. Мастерская А. Щусева. Курсовые проекты на тему "Типография газеты". 1926. А. Куровский (перспектива)

ВХУТЕМАС. Мастерская А. Щусева. Курсовые проекты на тему "Типография газеты". 1926. Б. Жолткевич (перспектива) ВХУТЕМАС. Мастерская А. Щусева. Курсовые проекты на тему "Типография газеты". 1926. Б. Жолткевич (план)

В процессе перевода деревянного мавзолея в каменный на различных стадиях разработки проекта принимали участие помощники А. Щусева И. Француз, А. Куровский, Г. Яковлев и некоторые другие.

Осуществленный каменный мавзолей - одно из наиболее совершенных в художественном отношении произведений советской архитектуры, художественный облик которого создан под несомненным влиянием эстетических концепций архитектурного авангарда. Не сам по себе материал - камень - определил художественный облик постоянного мавзолея и принципиальное отличие его трактовки от облика деревянного мавзолея, а именно новая эстетика советской архитектуры тех лет.

При проектировании постоянного мавзолея главное внимание уделялось не выявлению в его внешнем облике тектоники каменного сооружения, а поискам объемно-пространственной композиции, подчеркивающей простоту геометрических форм, пропорциям, цветовым соотношениям.

К началу страницы
Содержание    7.1. Авангард и конкурсы МАО  7.3. К. Мельников...