Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Селим Хан-Магомедов
Архитектура советского авангарда

Книга первая
Проблемы формообразования. Мастера и течения

1. Известия АСНОВА. - С. 7. Вернуться в текст
2. Лавров В. Из последних работ Архитектурного факультет ВХУТЕИНа // Строительство Москвы. - 1928. - № 10. - С. 17. Вернуться в текст
3. Крутиков Г. Архитектурная научно-исследовательская лаборатория при архитектурном факультете Московского Высшего Худ.-Технич. Института // Строительная промышленность. - 1928. - № 5 .- С. 373. Вернуться в текст
4. Крутиков Г. Архитектурная научно-исследовательская лаборатория архитектурного факультета ВХУТЕИНа. Работа лаборатории в 1928-1929 уч. году // Архитектура и ВХУТЕИН. - М., январь 1929 г. - Вып. 1. - С. 2. Вернуться в текст
5. Там же. Вернуться в текст
6. Архитектура и ВХУТЕИН. - С. 4. Вернуться в текст
7. Ладовский Н. Планировка Автостроя и Магнитогорска в вузе // Советская архитектура. - 1931. - № 1-2. - С. 21. Вернуться в текст
8. Архитектура и ВХУТЕИН. - С. 4. Вернуться в текст


Глава 5. Рационализм (ак архитектурное течение)

14. Особенности рационального подхода к проблемам формообразования и восприятия; психотехническая лаборатория ВХУТЕИНа

Ладовский при всей логической направленности своего мышления отнюдь не сводил процесс создания художественной "формы к рациональной стороне формообразования. Обращая внимание на объективные основы психофизиологии восприятия, он говорил не о собственно художественной стороне композиции, а прежде всего об организации пространства и объема и о выявлении их формы.

Поэтому, вводя психоаналитический метод преподавания, Ладовский сразу начал с общих проблем восприятия, не анализируя и не систематизируя приемы и средства художественной выразительности.

Его ученики, преподаватели дисциплины "Пространство", в процессе разработки методики преподавания, естественно, вышли на приемы, методы и средства композиции. Если Ладовский главное видел в развитии у студента объемно-пространственного мышления, то методика дисциплины "Пространство" все больше приобретала характер обучения студентов приемам и средствам художественной композиции. Именно эту линию проводил Балихин.

Но расхождения между Ладовским и Балихиным касались не только методики преподавания. Более принципиальные расхождения выявились в подходе к рационализации художественных проблем. И тот и другой признавали необходимость распространения рационального подхода и на художественную сторону архитектуры, разным было отношение к степени этой рационализации.

По мнению Балихина. Ладовский был излишне рационалистичен в подходе к художественным проблемам. Принимая основные принципы теории Ладовского, Балихин считал необходимым дополнить их художественными приемами. Если Ладовский в процессе преподавания говорил прежде всего о восприятии пространства и формы в их объективных геометрических свойствах, то Балихин говорил о художественных качествах пространства и формы.

Ладовский, внедряя рациональное начало в творчество архитектора, говорил не о собственно художественной стороне композиции, а прежде всего об организации пространства и объема, и о выявлении их формы. Его метод преподавания был направлен на то, чтобы научить будущего архитектора доносить до зрителя то, что он (этот архитектор) хочет сказать своим произведением. Архитектор, считал Ладовский, должен уметь средствами архитектуры подчеркнуть или выявить ту или иную выбранную им форму, те или иные качества формируемого им пространства. Речь, следовательно, шла о закономерностях восприятия человеком формы и пространства, о том наборе профессиональных средств и приемов, которыми архитектор должен владеть, чтобы уметь учитывать и использовать эти субъективно-объективные закономерности восприятия.

Балихину же казалось, что в своем рациональном подходе к архитектуре Ладовский не учитывает собственно художественных -проблем. Поэтому он, уточняя методику преподавания дисциплины "Пространство" на Основном отделении ВХУТЕМАСа, стремился внести рациональное начало в сами художественные приемы композиции.

Например, при сравнении заданий на тему "конструкция" (или "равновесие") Обмаса и Основного отделения видно различие в методике Ладовского и Балихина. Если отвлеченные задания, выполненные под руководством Ладовского, при их внешней выразительности всегда отражают работу и напряжения, характерные для данной конструкции, то в заданиях Обмаса главное внимание уделено тому, чтобы придать композиции внешнюю видимость уравновешенности вне зависимости оттого, соответствует ли это действительным характеристикам выбранной конструкции.

На первый взгляд, Балихин действительно развивал и углублял теорию Ладовского, насыщая ее художественной проблематикой и сохраняя при этом рациональный характер анализа.

Однако на деле все было значительно сложнее Ладовский по складу своего ума и по подходу к проблемам формообразования в архитектуре был убежденным рационалистом. Но в отличие, например, от конструктивистов он был рационалист не в области функции и конструкции, а в области психофизиологии восприятия. Так же, как конструктивисты, Ладовский отнюдь не сводил процесс создания художественной формы к рациональной стороне формообразования. Лидеры конструктивизма говорили, что функционально-конструктивная основа здания - это лишь база для решения художественной композиции, Ладовский также видел в психофизиологических закономерностях восприятия лишь объективную основу художественной композиции.

Судя по всему, Ладовский чувствовал, что в художественном творчестве есть определенная граница, которую нельзя переходить, внедряя приемы рационализации. В своей теории "рациоархитектуры" он старался не затрагивать собственно художественных проблем.

Балихин же, как до конца последовательный рационалист, нередко переходил все "границы".

Ладовский, как показывает анализ его творчества и метода преподавания, был не просто рационален в вопросах формообразования, но и обладал тонкой художественной интуицией. Он последовательно и жестко внедрял в сознание своих учеников во ВХУТЕМАСе строго рациональные приемы формообразования, но умел всегда вовремя остановиться на той грани, за которой начинают действовать иные, не поддающиеся формализации закономерности творчества. И его ученики в личном общении с Ладовским ощущали одновременно и власть железной логики рационального подхода к проблемам формообразования, и беспредельную свободу в создании художественного образа. Умение создать у ученика такое необычное творческое состояние и было секретом педагогического метода Ладовского. Потому почти все проекты, созданные под его руководством во ВХУТЕМАСе, наряду с явно выраженной рациональной логикой отличаются удивительной свободой в создании объемно-пространственной композиции.

Балихин при уточнении методики преподавания дисциплины "Пространство" видел главную задачу: дать в руки архитектора набор средств и приемов художественной композиции, опирающихся на особенности психофизиологии восприятия. Но объективные закономерности восприятия на Основном отделении не исследовали. Балихин и его коллеги многие общие приемы и средства композиции выводили из анализа исторического опыта мировой архитектуры, из умозрительных рассуждений или из своих экспериментально-методических проектных разработок.

Углазометр - прибор для проверки глазомера на определение величины угла {сконструирован Н. Лазовским). 1927 Оглазометр - прибор для проверки глазомера на определение величины объема (сконструирован Н. Ладовским). 1927

Прострометр - прибор для испытания пространственных свойств формы (сконструирован Н. Ладовским). 1927 Плоглазометр - прибор для проверки глазомера в отношении плоскостных величин (сконструирован Н. Ладовским). 1927

Лиглазометр - прибор проверки глазомера
в отношении линейных величин (сконструирован Н. Ладовским). 1927
Г. Крутиков. Таблица, иллюстрирующая "теория архитектуры движущейся формы". 1928

Ладовский считал, что такой подход не позволяет добраться до собственно объективных психофизиологических закономерностей восприятия. А он придавал первостепенное значение научной объективизации своего психоаналитического метода. Поэтому, в отличие от Балихина, он видел главное в развитии этого метода не в анализе художественного опыта, а в лабораторных научных исследованиях.

Внедряя во ВХУТЕМАСе свой психоаналитический метод преподавания, Ладовский неоднократно ставил вопрос о необходимости создания при архитектурном факультете научно-исследовательского подразделения (например, лаборатории) для изучения формы сточки зрения ее самостоятельного бытия и восприятия.

В 1926 г. Ладовский обосновывает свое предложение об организации научно-исследовательской лаборатории в статье "Психотехническая лаборатория архитектуры (в порядке постановки вопроса)". "Архитектор, - писал он, - должен быть, хотя бы элементарно, знаком с законами восприятия и средствами воздействия, чтобы в своем мастерстве использовать все, что может дать современная наука. Среди наук, способствующих развитию архитектуры, серьезное место должна занять молодая еще наука психотехника"1.

В ноябре 1926 г. на академической конференции архитектурного факультета ВХУТЕМАСа Ладовский выступил с докладом, в котором обосновывал необходимость создания при архитектурном факультете научно-исследовательской архитектурной лаборатории и показательного кабинета при ней.

15 февраля 1927 г. была создана Архитектурная научно-исследовательская лаборатория с архитектурным кабинетом при ней.

Материалы о работе этой лаборатории в течение первых двух лет ее существования (1927 и 1928) были опубликованы в статьях учеников Н. Ладовского - Г. Крутикова и В. Лаврова. Существенно дополняет эти материалы обнаруженный в частном архиве подписанный Г. Крутиковым отчет о работе лаборатории в первый год ее существования. Кроме того, мне удалось побеседовать с бывшими студентами и аспирантами ВХУТЕИНа, которые или участвовали в работе лаборатории, или проходили проверку на ее приборах (А. Бунин, М. Барщ, Ю. Савицкий, Г. Борисовский, Г. Кочар, М. Мазманян, М. Синявский, П. Губарев, Н. Красильников, В. Калмыков и др.).

Состав лаборатории: руководитель и заведующий лабораторией и архитектурным кабинетом - Н. Ладовский; лаборант, он же секретарь лаборатории и помощник заведующего - Г. Крутиков; организационная работа по архитектурному кабинету - М. Мазманян. В работе лаборатории участвовали аспиранты и студенты.

Основные задачи лаборатории так формулируются в имеющихся материалах. В статье Лаврова: "Основная задача лаборатории заключается в подведении научного фундамента, уточнении понятий, введении новой терминологии и проработке существующей в понятия, касающиеся техническо-формальной и социально-бытовой стороны архитектуры"2. В отчете Крутикова: "Работа лаборатории есть часть общей работы всех учебно-научно-вспомогательных учреждений при Архфаке В.Х.Т.И., направленной к повышению квалификации оканчивающих факультет и выдвижение научных сотрудников". В статье Крутикова: "Основною задачею Архитектурной Лаборатории является создание для вопросов архитектуры такого научно-обоснованного и экспериментально проверенного базиса, который мог бы дополнить существующий интуитивно-индивидуальный подход"3.

Программа и работа лаборатории делилась натри группы вопросов - три сектора.

1. Сектор анализа архитектуры. Общая цель исследования - учет количественного и качественного воздействия на зрителя основных архитектурных элементов, систематизации этого воздействия, поиски измерителей этого воздействия. Исследование осуществляется по нескольким направлениям:

а) изучение непосредственного воздействия на психику элементов архитектуры (формы, цвета, объема, пространства и т.д.);

б) исследование общих и частных свойств этих элементов (факторы, определяющие архитектуру и влияющие на нее);

в) исследование взаимодействия элементов архитектуры (формы и цвета, цвета и пространства и т.д.);

г) исследование влияния цвета, света и фактуры на архитектурное сооружение;

д) всесторонняя проработка и экспериментальная проверка пространственных дисциплин Основного отделения ВХУТЕИНа;

е) углубление и расчленение понятий композиции (органическая и неорганическая, статическая и динамическая и т.д.).

2. Сектор организационно-экономический. Исследование социально-бытовых и технико-экономических проблем архитектуры: архитектурная социология, архитектурная форма и среда, архитектура и новый быт, влияние типизации и стандарта на архитектурные задачи, НОТ в творчестве архитектора и в технике архитектурного проектирования и т.д.

3. Сектор педагогический занимается проблемами определения профессиональной пригодности лиц, имеющих отношение к архитектуре, и исследует вопросы методики преподавания архитектурных дисциплин: а) психотехника архитектора; б) выработка национальных методов преподавания архитектурного проектирования в современной архитектурной школе.

Во ВХУТЕИНе было оборудовано специальное помещение для лаборатории - знаменитая "черная комната". Чтобы не отвлекать внимания исследователей и испытуемых и не создавать ненужных ориентиров (влияющих на результаты психотехнических опытов), Ладовский решил выкрасить стены, пол и потолок в черный цвет.

Исследования, которые под руководством Ладовского проводились в самой лаборатории, включали в себя не только теоретическую разработку проблемы, но и эксперименты с приборами или с моделями (образцами оборудования), тесты, анкетный опрос и т.д. Среди них: 1) работы по психотехнике архитектора (Н. Ладовский при участии Г. Крутикова); 2) экспериментальная проверка пространственных дисциплин (Н. Ладовский при участии Г. Крутикова); 3) использование кинотехники для проверки объемно-пространственного решения комплексов в проектах (Н. Ладовский и В. Калмыков); 4) исследование влияния зрительных впечатлений на трудоспособность (М. Барщ); 5) цвет в архитектуре (М. Мазманян); 6) рационализация чертежной техники и "чертежного места" (А. Грудзинский); 7) изучение потребителя архитектуры (руководитель Н. Ладовский): 8) выработка программы нового социального типа современного рабочего жилища (руководитель группы М. Барщ).

Рассмотрим некоторые из основных проблем, разрабатывавшихся лабораторией.

Лаборатория ставила перед собой задачу помочь приемной комиссии при отборе поступавших на архитектурный факультет ВХУТЕИНа, а также помочь преподавателям в процессе обучения конкретных студентов развить профессионально необходимые способности и навыки.

Разработанная лабораторией система выявления архитектурной одаренности студентов отражала концепцию Ладовского о решающей роли пространства в комплексе элементов архитектуры. Система носила "пространственный" характер. Все было направлено на выяснение степени "пространственной одаренности" испытуемого: определялись способности в области пространственной координации (вертикальной и горизонтальной), пространственной ориентировки, пространственного представления, пространственного воображения, пространственного комбинирования.

Для измерения глазомера Ладовским была сконструирована группа приборов.

Лиглазометр - прибор для проверки глазомера в отношении линейных величин. В пространстве подвешена линейка со свободно перемещающимся вдоль нее движком. Сторона линейки, обращенная к испытуемому, гладкая. обратная сторона имеет шкалу. Испытуемый должен, передвигая движок, отсечь заданную длину (в сантиметрах) или часть (например, одну треть). Лаборант, стоящий с обратной стороны линейки, определяет ошибку (в сантиметрах).

Плоглазометр - прибор, проверки глазомера в отношении плоскостных величин. Различные по конфигурации фигуры (квадрат, круг и т.д.) помещались под стекло, на котором были нанесены линии (прямая, ломаная - образующая прямой угол). Требовалось, двигая стекло, отсекать линиями определенные части плоских фигур, сравнивать их между собой и т. д. Помещенная сбоку шкала после выполнения испытуемым упражнения откидывалась и по ней проверялась степень точности решения задачи (теста).

Оглазометр - прибор для проверки глазомера на определение величины объема. В различные по форме стеклянные сосуды (шар, конус, колба простой формы, сложная по форме колба с несколькими "талиями", простой цилиндр, изогнутый цилиндр и т. п.) нужно было налить через шланги из градуированных высоких стеклянных цилиндров (на глаз, не сверяясь со шкалой) одинаковое по объему количество воды или какую-то часть объема сосуда (половину, 1/5, 3/4 и т.д.). Степень точности решения задачи определялась по шкале цилиндров.

Углазометр - проверка глазомера на определение величины угла, а также вертикальности или горизонтальности линии. На горизонтальной оси вращается круг, на котором нанесен диаметр. Горизонтальная стрелка на лицевой стороне диска, скрытая вертикальная стрелка и шкала на обратной стороне давали возможность образовывать между двумя диаметрами (линия на диске и стрелка) любой угол и проверять степень точности решения задачи.

Сконструированные Ладовским приборы преследовали цель как проверки, так и развития глазомера у студентов. Ладовский считал, что архитектор должен развивать в себе чувство соотношения величин, уметь на глаз членить в нужном соотношении линейные, плоскостные и объемные величины. Такое умение Ладовский считал очень важным показателем профессионального мастерства, так как оно позволяет свободно владеть композиционными приемами. Проверка и развитие глазомера на приборах преследовали также цель научить студентов определять на глаз линейные, плоскостные и объемные соотношения в зданиях.

Кроме приборов для проверки глазомера в лаборатории имелись еще наборы различных по конфигурации и форме плоских и объемных элементов для проверки способностей пространственного воображения, пространственного комбинирования, пространственного систематизирования. Испытуемому давался чертеж какой-либо геометрической фигуры и предлагалось сложить ее из набора простых шаблонов (треугольник, квадрат и т.д.). Такая же задача ставилась и с использованием простых объемных элементов - нужно было сложить определенную объемную фигуру.

Для разработки тестов в этой области, которые помогают, по мнению Ладовского, определить творческую фантазию испытуемого, он предложил Г. Крутикову опереться на математическую теорию соединений. Крутиков проделал серьезную исследовательскую работу, результаты которой он изложил в докладе, сделанном им в лаборатории, и опубликовал в статье "Приложение теории соединений к исследованию и измерению способностей пространственного комбинирования".

Исследование способности пространственного комбинирования Крутиков рассматривал как начало исследования чувства пространственной композиции. Причем в рамках своего исследования под понятием "пространственное комбинирование" он понимал "разнообразное возможное расположение форм (плоских, объемных) одна относительно другой в пространстве (двухмерном, трехмерном)"4.

Однако при разработке тестов на базе проведенного исследования было признано целесообразным требовать от испытуемого не выявления исчерпывающего количества комбинаций, а найти за определенное время наибольшее количество неповторяемых комбинаций, например из двух, трех или четырех различных геометрических фигур - круга, квадрата, прямоугольника, треугольника. Как правило, тесты составлялись для двух формальных пар.

Была разработана специальная "форма личной карточки", на которой проставлялись оценки по различным тестам, которые делились на категории. На основе всего комплекса тестов выводился "психологический профиль архитектурной одаренности", который мог быть использован не только при отборе поступающих на архитектурный факультет ВХУТЕИНа, но и преподавателями при работе со студентами.

"Еще не зная учащегося по его работам, - писал Г. Крутиков, - но имея перед собой его "профиль одаренности", педагог видит те недостатки, на которые нужно обратить внимание с первых же шагов.

В дальнейшем ввиду того, что уровень способностей не остается неподвижным и при положительном руководстве обычно повышается, "профиль" помогает следить за повышением этого уровня и вести вполне объективную и точную регистрацию успешности архитектурного воспитания"5.

Важной частью работы лаборатории было подведение научной основы под пространственную дисциплину Основного отделения ВХУТЕИНа. Ставилась задача выявить законы восприятия пространственных отношений. Эксперименты проводились на конструированном Ладовским специальном приборе - прострометре. Прибор состоял из двух однотипных пар пересекающихся плоскостей. Расположенные рядом продольные плоскости обеих пар могли независимо друг от друга менять угол наклона за счет раздельных приспособлений для подвески. Другие плоскости, пересекающиеся с первыми, все всемя сохраняли вертикальное положение (благодаря противовесу) и играли роль экранов, не позволяющих зрителю определить степень наклона продольных плоскостей, на которых устанавливались макеты или фигуры, Фиксированное место для зрителя (испытуемого), стоящего перед прямоугольной рамкой по оси, разделяющей две продольные плоскости, было выбрано с таким расчетом, чтобы испытуемый не мог определить степень наклона плоскостей (как относительно пола, так и относительно друг друга). Это давало возможность проводить эксперименты на восприятие пространственной глубины с целью выявить закономерности, присущие этому восприятию.

Например, на обеих продольных плоскостях ставились ряды геометрических фигурок и испытуемому предлагалось определить взаимную глубину их расположения (расстояние от зрителя), т. е. надо было определить, какая фигурка на левой плоскости находится в том же воображаемом перпендикулярном сечении (параллельном вертикальным экранам), что и конкретная фигурка на правой плоскости. Отределить это было не так легко при различном наклоне продольных плоскостей.

Были разработаны различные типы экспериментов на прострометре, каждый из которых был связан с исследованием тех или иных закономерностей пространственного восприятия. Например, для проверки предположения, что "при оценке двух равновеликих пространственных величин та из них воспринимается, как большая, при охвате которой движение глаза идет более длинным путем..., делают специальную макетную установку с передвижными элементами. Измерительные шкалы прибора определяют изменение пространственных величин"6.

Прострометр был снабжен специальным бинокулярным устройством, которое изолирует исследуемое пространство и в случае необходимости увеличивает его.

Особый раздел работы лаборатории - использование кинотехники для проверки объемно-пространственных качеств проекта.

Ладовский придавал большое значение последовательности восприятия зрителем объемно-пространственной композиции. Стремясь максимально приблизить условия пространственного восприятия проекта и реального комплекса, он и обратился к технике кино. Он писал: "При проведении в качестве руководителя во ВХУТЕИНе проекта планировки поселка Автостроя в 1929/30 гг. мною был между прочим выдвинут и проведен принцип нового, более современного метода изображения проекта, учитывающего и координату времени - кинопроекции. Этот метод особенно важен для архитектора-планировщика, который должен передать другим (а прежде проверить самого себя) организацию пространства во времени"7.

Выполнявшийся под руководством Ладовского студентом В. Калмыковым проект планировки Автостроя был выполнен в макете. Затем кинооператор В. Шибанов снял натуру (территория предполагаемого строительства) и макет. Был смонтирован короткий фильм (на пять - семь минут), который не только предоставлял возможность воспринимать комплекс в движении (динамическое восприятие), но и средствами монтажа давал представление о взаимосвязи архитектуры и природного окружения. Сохранились кадри этого фильма.

Тему исследование движущейся формы разрабатывал Г. Крутиков. Он включает в план работ лаборатории тему "На путях к подвижной архитектуре" и уже в конце 1927 г. выступает в лаборатории с докладом "О постановке опытов с движущимся элементом". Через год, определяя задачи своего исследования, Крутиков писал, "что архитектура стремится стать все более и более подвижной, что в частности современная неподвижная, мертвая и неудобная планировка городов в дальнейшем должна быть заменена подвижной планировкой, основанной на новых принципах решения пространства. Помочь рождению этой новой подвижной архитектуры - задача уже сегодняшнего дня, живое дело современного архитектора-изобретателя"8.

Крутиков так увлекся разработкой проблемы "подвижной архитектуры", что практически подчинил ей и свой дипломный проект, который превратился для него как бы лишь в иллюстрацию выводов проведенного исследования. Главное внимание он уделял разработке самой идеи подвижной архитектуры, всестороннему доказательству возможности и даже необходимости ее появления. Дипломный проект Крутикова состоял из двух частей - анализа проблемы и собственно проекта города будущего ("летающий город"). Аналитическая часть ("Предпосылки к работе") состояла из 16 таблиц с иллюстрациями и схемами и краткого текстового пояснения к ним. В трех первых таблицах Крутиков рассматривает основные проблемы "теории архитектуры движущейся формы".

Во-первых, это "зрительная деформация движущейся формы". Здесь Крутиков выделяет "два момента восприятия движущейся формы: а) когда траектория и движущаяся форма воспринимаются раздельно... б) когда траектория сливается с движущейся формой, давая новую форму и создавая как бы новое тело с другими качествами не только зрительного порядка, но и физического".

Во-вторых, это "композиция движущихся сооружений (отличие ее от композиции неподвижных сооружений)". Крутиков, анализируя здесь связь статической композиции с вертикалью (небоскреб), а динамической - с горизонталью (дирижабль, пароход), приводит примеры контрастного сочетания статики и динамики ("полотно ж.д. с воображаемым поездом на нем и семафорные знаки"), пытается выяснить принципиальное различие между композицией "неподвижного сооружения" ("Пересечение композиционных осей в точке, являющейся целью движения. Эта точка находится внутри сооружения") и композицией "подвижного сооружения" ("Единая продольная композиционная ось, направленная к цели движения, которая находится вне сооружения").

В-третьих, это "формообразование динамического элемента". Здесь Крутиков рассматривает момент инерции, формы живой природы ("Основная масса находится в голове движения", пример - рыба), движение человека ("Основная масса переносится опять-таки в голову движения. Корпус переносится все время вперед"), анализирует особенности психологии восприятия движущейся формы: "Две равновеликие формы в движении воспринимаются как имеющие различную величину в зависимости от положения на оси движения. Воспринимающий переоценивает величину формы, находящейся в голове движения".

Заканчивая рассмотрение некоторых основных тем работы научно-исследовательской лаборатории ВХУТЕИНа, можно согласиться с Г. Крутиковым, что в конце 20-х годов она была "единственным научным учреждением в СССР, задавшимся целью подвести научную базу под специальные вопросы архитектуры"2.

Научно-исследовательская архитектурная лаборатория ВХУТЕИНа, руководимая Ладовским, стала важным экспериментально-теоретическим центром разработки проблем, связанных с концепцией формообразования рационализма. На базе этой лаборатории и связанного с ней студенческого архитектурного кружка была сделана попытка наладить выпуск печатного издания. В январе 1929 г. вышел первый выпуск "Архитектура и ВХУТЕИН" тиражом 1000 экземпляров. По типу издания, формату и объему (8 страниц) первый выпуск "Архитектура и ВХУТЕИН" подобен первому выпуску "Известия АСНОВА". Больше половины объема выпуска занято материалами о работе лаборатории. В этом же выпуске опубликована и первая декларация новой творческой организации рационалистов - АРУ.

К началу страницы
Содержание    5.13. Образование двух центров рационализма...  5.15. Рационализм и архитектурный факультет ВХУТЕМАСа - ВХУТЕИНа