Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура
1. Кабитт был пионером в создании больших строительных комплексов, один из тех, кто успешно выполнял работы в большом масштабе. Хотя, по существу, Кабитт проектировал улицы, парки и площади в стиле позднего барокко, он был связан с новыми тенденциями в архитектуре. Вернуться в текст

 


* САДЫ-ПЛОЩАДИ БЛУМСБЕРИ

Гармоничные связи между площадями и "кресчентами", которые так высоко подняли градостроительный уровень Лондона, были созданы между 1775 и 1850 гг. В таких местах, как Блумсбери, возникли связанные между собой площади различной формы - удлиненной, четырехугольной, круглой, эллиптической, что являлось переработкой наследия позднего барокко в полном соответствии с лондонскими условиями.

Блумсбери развивался на протяжении полутора веков. Это единственный известный пример, когда планировка части города в течение длительного времени совершенствовалась. Архитектурную композицию Блумсбери можно сравнивать с такими различными по характеру ансамблями, как монументальная площадь перед собором св. Петра и площадь Согласия. Сравнительно небольшие особняки Бедфорда и Монтегю, вокруг которых разрастался сквер, не нарушали его единства. Значение Британского музея, строительство которого было начато в начале XIX в., явилось элементом, выпадающим из общего масштаба. Огромные здания Лондонского университета и современные конторские здания разрушили красоту и единство Блумсбери. Стометровая башня, господствующая над ними, навсегда нарушила спокойный и уравновешенный архитектурный облик ансамбля. В то же время это единственная удобная точка, откуда можно рассмотреть общий вид Блумсбери и структуру его площадей. Лишь сверху можно оценить точность пропорций между зданиями и свободным пространством, дающим каждому жителю ощущение изолированности и свободы.

Границы Блумсбери. Большие магистрали, ограничивающие Блумсбери, легко отличить от расположенных поблизости улиц, если смотреть на город с высоты башни.

Блумсбери. Вид с птичьего полета на скверы Рассел, Бедфорд, Блумсбери и все прилегающие площади.
Лишь сверху можно правильно представить себе взаимные отношения, существующие между зданиями и открытым пространством, и соотношение пропорций площадей

Первоначальные границы района показаны на карте города 1795 г., когда Блумсбери состоял из имений герцога Бедфорда, включая Бедфорд-хауз и сады, которые образовали единый архитектурный организм, представляющий значительный интерес.

Блумсбери-сквер (1667). Сквер Блумсбери (первоначально Саутхемптон-сквер) был разбит в 1667 г. вдоль Блумсбери-хауза - городского дома графа Саутхемптона, расположенного в Блумсбери, который своими обширными сооружениями и садами доминировал над прилегающим районом.

Сквер Бедфорд (1775). Первый новый сквер, а именно Бедфорд-сквер, был закончен около 1775 г. Он был расположен на некотором расстоянии от садов Бедфорд-хауза, и его ось была направлена под прямым углом к Блумсбери-скверу. На плане 1795 г. он представлен изолированным, без деревьев и полностью независимым от окружающей среды. Этот сквер со своей овальной оградой - один из немногих, связанных с именем архитектора Томаса Ливертона, хотя это нельзя утверждать окончательно. Городской дом Монтегю, похожий на дом Бедфорда, тоже имел курдонер. В 1 753 г. в нем расположился Британский музей. Таким образом, к концу XVIII в. в Блумсбери были три имеющие большое значение точки: Блумсбери-сквер, Бедфорд-сквер и Британский музей с его садами.

Третья и решающая стадия развития Блумсбери приходится на первую четверть XIX в., когда в 1800 г. на месте снесенного дома Бедфорда была создана площадь Бедфорд с ее великолепно координированными домами. Все, что осталось от садов, было включено в состав жилого района. Самая большая площадь Рассел-сквер была сохранена без изменений среди окружающих ее зданий. Предприниматель и.строитель Джеймс Бартон составил план, спроектировал и осуществил создание как площади Рассел-сквер (1800-1814), так и прокладку нескольких улиц, начинающихся от нее. Бартон всегда стремился продвигаться в восточном направлении, создавая соответствующим образом расположенные большие свободные пространства. Позади домов на площади Бедфорд он посеял траву и посадил кустарники. Благодаря этому расположенные позади домов конюшни не портили вида, а открытые проходы на обоих концах рядов домов соединяли параллельные озелененные участки, так что они не образовали замкнутых кварталов.

После 1820 г. работу Бартона в этом районе продолжил Томас Кабитт (1788-1855). В 1827 г. Кабитт закончил работы по разбивке сквера Торрингтон, который до сих пор является одним из самых привлекательных в этом районе 1.

Основной элемент застройки района - дом для одной семьи. Все детали Блумсбери проникнуты архитектурной традицией XVIII в. Традиции утонченности, отличающие городскую планировку XVIII в., были продолжены и тонко соединены с традициями английской ландшафтной планировки начала XIX в. Основным элементом являлись дома для одной семьи, предназначенные для верхушки среднего класса - судей, адвокатов, писателей и представителей других процветающих интеллектуальных профессий. Как сады, так и дома были однотипными. Архитектуру этих зданий нельзя отнести к определенному стилю, я бы сказал, что она "вне времени", как крестьянские избы, но каждая деталь предельно отточена, начиная с изящных чугунных балконов и кончая красивыми поворотами внутренних лестниц.

План в отдельных домах соответствовал традиции конца XVIII в. В центре дома снизу до самого верха проходила лестница с широкими закругленными маршами. Благодаря такому расположению лестницы каждая комната освещалась естественным светом. Размеры комнат были не слишком велики и не слишком малы - они отвечали требованиям удобства жильцов. Недостатком планировки являлось размещение комнаты для прислуги в подвальном этаже, но это лучше, чем тесные мансарды, в которых обычно жила прислуга на континенте.

Кенсингтон, Лондон, 1830-1840. Вид с птичьего полета
Сравнительно скромные по своим размерам скверы Кенсингтона расположены красиво и свободно

Площади, созданные позже. В самых различных и неожиданных местах Лондона часто можно встретить скверы, созданные между 1830 и 1860 гг. Хотя некоторые из них проще по своему оформлению, чем Блумсбери, но они тоже разработаны с таким расчетом, чтобы улучшить гигиенические и комфортные условия для людей, населяющих данный район. Другие, как Кенсингтон-сквер (1840), тоже занимают сравнительно небольшую площадь, но демонстрируют привлекательную свободную планировку, приближающуюся к органическим формам. Все скверы являются продуктом такой планировки города, которая стремится к пластическому моделированию пространства. Эти скверы продолжают традицию XVII в. таких городов, как Бат и Эдинбург. Они очаровывают и успокаивают, демонстрируя жизнеспособность, которая может быть придана структуре города путем создания свободно формируемых комплексов.

Упадок архитектуры после 1860 г. После 1860 г. наступил явный упадок в архитектурной трактовке здания; прежде сдержанно оформленный фасад стал крикливым; оконные проемы перегружались деталями; здание в целом распадается на отдельные, противоречащие друг другу части. Сквер был вытеснен односемейными домами с одной общей стеной для двух домов, с миниатюрными садами. Выросли поселки, состоящие из рядов маленьких домов и образующих бесконечно длинные улицы. Они не только безрадостны, но и представляют собой крушение всех градостроительных схем.

 

К началу страницы
Содержание
Город и зеленые насаждения. Лондонские площади  Развитие жилищного строительства в больших масштабах. Риджент-парк