Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура

 


Часть VII. ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО В XIX ВЕКЕ

* НАЧАЛО XIX ВЕКА

Ведущая роль специалистов в градостроительстве XIX в. Эпохи, для которых характерна узкая специализация, не в состоянии решить широких проблем градостроительства. Несмотря на существование многочисленных учреждений и специалистов в области градостроительства и коммунального хозяйства, господствует бесперспективность в главных проблемах и неспособность устранения самых очевидных недостатков.

На протяжении столетия в строительстве городов царил хаос, что, конечно, не остается безнаказанным. Для изменения этого положения недостаточно было инструкций и параграфов, требовался новый универсальный подход к проблеме.

То, что нас интересует в этой связи, может быть сведено к трем вопросам: продолжало ли существовать в XIX в. высокоразвитое во времена позднего барокко градостроительное искусство? Каковы были новые направления в градостроительстве, пришедшие на смену барокко? Какие новые решения мог предложить XX в.?

Градостроительство во времена позднего барокко. Рассмотренные нами решения в области градостроительства XVI11 в. интересны своей дальновидностью и чувством пространства. Решения XVIII в., которые исходили из универсального подхода, сохраняли свою ценность долгое время после того, как общество, для которого они были приняты, отжило и возникли новые условия.

Для архитекторов позднего барокко характерна замечательная способность овладения внешним пространством. Они четко представляли себе различные связи, существующие между отдельными зданиями и между зданиями и природой.

Во времена барокко в силу общественных условий внимание градостроителей было сосредоточено на пространственной связи между феодальными резиденциями и пространственной трактовке площадей и ансамблей.

Градостроительство во времена позднего барокко было выражением абсолютизма: сначала абсолютизма контрреформации, а за тем абсолютизма монархии. Все здания, представляющие собой ценность, были построены для церкви или монархов или же для тех, кто поддерживал их.

К жилищному строительству интереса не было. Люди широкого кругозора, такие, как Вобан - крупный военный инженер, строитель крепостей при Людовике XIV, проницательно предупреждали об опасности такого положения для государства. В своем проекте "Projet d' une dixme royale" (1709) Вобан указывал, что "простой народ требует настоятельного внимания со стороны короля".

Господствовавшая система управления обусловила отклонение главного предложения Вобана, касающегося того, чтобы все сословия, в том числе дворянство и духовенство, а не только "простой народ" платили в виде налога десятую часть своего дохода. В результате в столице XVIII в. район, заселенный простым народом, представлял собой нагромождение домов, о которых никто не заботился. Но в XVIII в. большие города не играли той роли, как в XIX в. После переезда Людовика XIV в Версаль градостроительство было завершено и сводилось к устройству отдельных площадей и связанных с ними улиц.

На гравюре Мерсье "Горшки с цветами" из серии "Картины Парижа" 1786 г. видны характерные для того времени запущенные дома с непролазной грязью вокруг них. Но их нельзя даже сравнивать с перенаселенными трущобами, возникшими в XIX в.

Жилище привилегированных слоев в период барокко находилось в непосредственной связи с природой.

На протяжении ста лет, прошедших с момента возведения Версаля до строительства зданий "Лансдаун Кресчент" в Бате (1794), зодчие строили в окружении парковых ландшафтов, что было неосуществимо в старых, окруженных стеной городах. Сначала это была резиденция короля, затем поместья дворян и, наконец, дома богатых граждан. Частично в этой тенденции нашли отражение идеалы Руссо.

Сохранение связи архитектуры и ландшафта в известной мере культивировалось архитекторами и в XIX в. до тех пор, пока индустриализация не изменила в корне уклад жизни. С самого начала вокруг промышленных городов возникали трущобы, где не было никаких Признаков близости к природе. Попытаемся проследить, как долго в XIX в. продолжалось влияние барочного градостроительства.

Улица Риволи при Наполеоне I

Улица Риволи, все еще одна из самых красивых улиц Парижа, проложенная архитекторами Персье и Фонтеном по указанию Наполеона, не является "улицей-коридором". Дома построены только по одной стороне; их фасады выходят на сады Тюильри и на авеню, задуманную еще при Людовике XIV. Площадь Согласия в начале улицы Риволи была создана во времена Людовика XV и Людовика XVI, а мост через Сену был закончен лишь в 1790 г.

Людовик XIV разбил парк, Людовик XV создал площадь, а Наполеон I проложил улицу. Для строительной программы его времени весьма характерно, что Наполеон потребовал устройства улицы, которую намечалось заселить богатыми буржуа (это было в период его консульства в 1801 г.).

В отличие от английской, практики, где деловые улицы и жилые кварталы были строго разделены между собой, на улице Риволи совмещалось и то и другое. Непрерывные аркады защищали покупателей от солнца и непогоды и в то же время скрывали лавки, сохраняя благородный вид улицы.

Разрабатывая проект улицы Риволи, Персье и Фонтен опирались на традиции площади Вогезов (XVII в). Для решения новой задачи они использовали прием, который придал улице нейтральный и вместе с тем привлекательный вид: все ее дома рассматривались как единое целое. Арки с колоннами в нижнем этаже, балконы первого, третьего и мансардного этажей с их простыми каменными консолями и железной решеткой образовывали непрерывную строгую линию.

Улица Риволи, Париж, около 1825 г.
Первоначальная часть улицы, построенная Персье и Фонтеном при Наполеоне I ведет к площади согласия. Ряд домов, возведенных с одной стороны улицы и выходящих на расположенный напротив сад, внушили английскому регенту, впоследствии Георгу IV, идею застройки террас Риджент-парка

Улица Риволи времен Наполеона I отражает традицию позднего барокко. Перед единственным рядом домов этой улицы должен был открываться такой же широкий вид на ландшафт, какой создали братья Адам в 1768 г. для жителей Адельфи-террас, выходящей на берег Темзы. На этой стадии улица Риволи вдохновила Джона Нэша и его заказчика принца-регента на создание проекта Риджент-парка и его террас.

Персье и Фонтен. Фасад и разрез дома на улице Риволи, 1806
Этот очаровательный и цельный в художественном отношении фасад полвека спустя послужил основой для бульваров Османа. Магазины скрыты за аркадами. Улица Риволи периода Наполеона I уже содержала, по крайней мере в зародыше, сочетание жилого и торгового района, которого старательно избегали англичане

В результате осуществления ряда различных предложений, последнее из которых являлось частью проекта реконструкции Парижа, разработанного Османом, характер улицы совершенно изменился, и она превратилась в одну из "бесконечных улиц", типичных для XIX в.

 

К началу страницы
Содержание
Международные конгрессы современных архитекторов (CIAM)  Город и зеленые насаждения. Лондонские площади