Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура
1. Harvard Builds a Graduate yard. - "Architectural Forum", 1950, № 12, p. 62-71. Вернуться в текст

 


* ВАЛЬТЕР ГРОПИУС В АМЕРИКЕ

Эмигранты 30-х годов из Германии - передовые ученые, художники, которые оказывали непосредственное воздействие в любой области науки и культуры - от современной эстетики до ядерной физики, оказались жизненно необходимыми для Америки.

После успехов Чикагской школы в 80-х годах, выдающихся достижений Луиса Салливена, добившегося чистоты архитектурной выразительности, и захватывающего примера Франка Ллойда Райта в период около 1900 г. американская архитектура выродилась в "торговый классицизм". В конце 30-х годов появился извне импульс к тому, чтобы американская архитектура избавилась от этого направления.

Еще в 20-х годах несколько европейских архитекторов, придерживающихся современных взглядов, поселились в США. Это было в то время, когда Нейтра начал свою тяжелую борьбу за современную архитектуру в Южной Калифорнии. Однако эти архитекторы не могли оказать влияния на подрастающее поколение в университетах и высших учебных заведениях. Лишь в конце 30-х годов некоторые дальновидные руководители ведущих учебных заведений поняли необходимость приглашения на преподавательскую работу таких лиц, как Мис ван дер Роэ, Моголи-Надь, Вальтер Гропиус, Марсель Брейер, а позже и Алвар Аалто.

В результате привлечения наиболее выдающихся европейских архитекторов американцы смогли понять и признать своих собственных пионеров в области архитектуры. Даже Американский институт архитекторов пересмотрел свое отношение к Райту и присудил ему золотую медаль в 1948 г. ко дню его восьмидесятилетия.

Еще в 1922 г. разработанный Гропиусом проект здания "Чикаго трибюн", представленный на международный конкурс, носил черты, присущие американской архитектуре той эпохи, хотя в то время зодчий не был знаком с работами Чикагской школы 90-х годов. Довольно рано в работах Гропиуса появилось определенное родство с американскими техническими приемами строительства, связанными с заводским производством сборных элементов и их последующим монтажом.

В 1909 г., когда Гропиус работал в мастерской Беренса в Германии, он предложил программу организации жилищного кооператива, строящего на основе сборных зданий, пронизанных единой архитектурной идеей. Этому принципу архитектор оставался верен всю жизнь.

После 1942 г., уже находясь в США, Конрад Ваксман вместе с Гропиусом разработали систему сборных домов на основе трансформируемых объемных блоков.

Архитектурная деятельность. Одновременно с началом педагогической деятельности в Америке Вальтер Гропиус начал строительство собственного дома в Линкольне, штат Массачусетс. Не проходило и дня, чтобы не появлялись посетители посмотреть на "современный дом" Гропиуса. На сотни километров кругом не было ничего похожего. И все же этот дом с его плоской крышей, верандой американского типа, которая выступала в пространство, оригинальной обшивкой - доски были расположены вертикально, а не, как обычно, горизонтально - и большими окнами по существу был сродни местным традициям.

Вслед за этим домом Гропиус совместно с Марселем Брейе-ром построил в окрестности ряд загородных домов. Среди них выделяется небольшой дом в Вайланде, 1940 г., который как бы сросся с окружающей его лесистой местностью. Он построил также большие, менее привлекательные дома, отвечающие коммерческим интересам их владельцев. Много возражений общественности вызвал поселок для рабочих Нью-Кенсингтон, построенный по проекту Гропиуса около г. Питтсбурга.

Эмигрировавшие в США европейские архитекторы столкнулись с тем, что важные задания поручались обычно крупным фирмам, штат которых состоял из сотен людей, а небольшие архитектурные мастерские, к которым они привыкли на родине, вели тяжелую борьбу за существование.

Другое отличие от европейских условий заключалось в том, что преподаватель архитектуры в Европе, прежде чем получить кафедру, должен был завоевать это право рядом сооружений, а в Америке профессора архитектуры до периода Гропиуса и Мис ван дер Роэ не были связаны со строительством. Преподавание рассматривалось как чужеродная специальность для архитектора-практика.

Мис ван дер Роэ и Гропиус не соглашались с таким положением, и это не в последнюю очередь было причиной значительного улучшения образования американских архитекторов.

В 1938 г. Гропиус и Брейер принимали участие в конкурсе на здание Уинстонского колледжа. Но время еще не наступило, чтобы их идеи могли быть проведены в жизнь, хотя уже наметился определенный перелом. В 1939 г. уже оказалось возможным поручить Мис ван дер Роэ составление проекта нового комплекса для Иллинойсского технологического института, где он руководил кафедрой архитектуры.

В 1947 г. Аалто удалось убедить членов правления, чтобы ему разрешили осуществить свой передовой проект общежития в Чарльз Ривер, а в 1949 г. Гропиусу был поручен проект здания Гарвардского аспирантского центра 1.

Гарвардский центр был построен в исключительно короткий срок 1949-1950 гг. Гропиусом и его молодыми коллегами, воспитанными в духе новой американской школы. Метод коллективного творчества всегда был близок Гропиусу. Фонды, за счет которых финансировалось строительство, были довольно ограниченными по сравнению с теми, что выделялись для строительства прежних студенческих общежитий и даже для построенного Аалто общежития Массачусетсского технологического института. Причиной исчезновения "роскошного типа" зданий были не только экономические трудности, но и развивающийся новый подход к жизни. У послевоенного поколения молодежи появилось стремление к большей простоте быта и к углублению духовной культуры.

Вальтер Гропиус и Марсель Брейер. Дом в Вайланде, шт. Массачусетс, 1940. Общий вид и план

Семь общежитий и входящее в комплекс клубное здание столовой, библиотеки и т. д., спроектированные архитекторами во главе с Гропиусом, явились достойным выражением нового направления. Отдельные здания соединены крытыми переходами. Большие озелененные площадки расположены на разных уровнях. Взаимосочетание простых малоэтажных объемов, размещенных среди природы, буквально совершило переворот в американской практике строительства университетских зданий.

Клубное здание. Двухэтажное здание со стальным каркасом, облицованное известняком, с большими стеклянными поверхностями образует общественный центр аспирантов Гарварда. Его тщательно продуманная организация определяет архитектурное звучание всего комплекса.

Столовые и кухня расположены на втором этаже. Помещение столовой разделено на четыре отдельные части, чтобы не создавалось неприятного впечатления от огромной массы обедающих.

Нижний этаж с его широко застекленными поверхностями служит местом общественных мероприятий.

Несмотря на довольно ограниченные средства, имевшиеся в его распоряжении, Гропиус настоял на том, чтобы в здании общественного центра было представлено современное искусство. Это была нелегкая задача не столько из финансовых, сколько из эмоциональных соображений.

В течение полутораста лет контакт между современным искусством и заказчиками в области строительства был нарушен. Это привело к тому, что художники и архитекторы перестали работать совместно, что в значительной мере имеет место и в настоящее время.

Аспирантский комплекс Гарвардского университета, 1949-1950. Генеральный план комплекса Аспирантский комплекс Гарвардского университета. Вид на здание общественного центра

Нужна была смелость, чтобы в 20-е годы пригласить в штат государственного учреждения, каким являлся Баухауз, наиболее передовых художников. Не меньшая смелость была необходима, чтобы внедрить работы современных художников в здания колледжей и университетов, т. е. в повседневную жизнь учащихся в Америке.

Гропиус как педагог

То, что Гропиус стал педагогом, предопределялось чертой его характера - он умел слушать других и воздавать им полностью должное. Он мог не обладать темпераментом или изобретательностью других ведущих архитекторов, но никто среди лидеров нового движения в архитектуре не обладал таким прозорливым философским подходом, который давал ему возможность постигать значение перспективных проблем и устанавливать соотношение между ними в широких пределах.

Успех Гропиуса как педагога и организатора обусловлен его способностью видеть стоящие перед ним проблемы всесторонне. Другое качество, которым он обладал, - это отсутствие косности. Гропиус всегда был готов советоваться и учиться у других, когда чувствовал, что ему могут сообщить что-либо ценное. Он уделял много времени своим коллегам. Его готовность понять мнение других давала возможность свободно проявляться творческим способностям его студентов и привлекала к нему людей.

Тот факт, что под его руководством Баухауз просуществовал с 1919 по 1928 г., в самые критические годы развития новой архитектуры, можно объяснить только твердой верой Гропиуса в свое дело. Часто говорят, что Баухауз рационализировал преподавание современного искусства путем педантичного распределения различных его областей по строго определенным подразделениям. Но Гропиус, создавая Баухауз в 1919 г., имел в виду совершенно другое. Руководящая идея заключалась в том, что в Баухаузе стремились координировать все творческие усилия в области искусства, объединяя их и направляя в единое русло. В 1923 г. в одной из публикаций (Das Staatliche Bauhaus in Weimar. 1919-1923) эта идея была развита дальше. "Ведущим принципом Баухауза было сотрудничество между различными видами искусства разных направлений".

Осенью 1947 г., выступая на VI конгрессе CIAM в Бриджуотере (Англия), Гропиус суммировал свой опыт в области архитектуры. Это были расширенные выводы из концепций его молодых лет. Они относились не только к подготовке архитектора, но и к реформе методов обучения в целом.

"В архитектурном образовании обучение методу важнее, нежели чисто профессиональные навыки. Объединение в единое целое знаний и опыта имеет важнейшее значение с самого начала обучения, и лишь тогда мы сможем воспитать в студентах комплексное понимание своей специальности. Такой педагогический подход вызывает в студентах творческий импульс к соединению в одной задаче архитектурного замысла проекта, конструкции и экономики с учетом предполагаемых социальных результатов".

Вальтер Гропиус, 1953-1964

Когда Вальтеру Гропиусу исполнилось 70 лет, он считал, что ему "все еще почти нечего строить". А в 80 лет он был осыпан наградами, почестями и таким количеством заказов, которое с трудом можно было бы выполнить. Такова судьба почти всех пионеров современной архитектуры.

В США, начиная с 50-х годов, совершенно неожиданно появилась сильная тенденция к реконструкции городов, хотя нельзя сказать, что были найдены новые архитектурные решения.

Отсутствовали выполненные в натуре прототипы новых объемных решений, которые могли бы служить образцами. Они существовали лишь в виде неосуществленных чертежей и моделей.

Прототипом такой реконструкции центра города мог бы служить Бэкбей-центр (Бостон, 1953), если бы проект был осуществлен. Он был разработан группой профессоров университета. Гропиус принимал участие в этой работе, и она несет на себе отпечаток его творческой личности.

Это хорошо организованный ансамбль с доминантой в виде крупного конторского здания. Здание представляет собой в плане несколько ломаную линию, наподобие проекта высотного здания Ле Корбюзье в Алжире (1934). Позже эту идею Гропиус осуществил в высотном здании "Пан-Америкен" (1958-1963) для того, чтобы смягчить объемы и массивность сооружения. Но в Нью-Йорке огромное высотное здание "Пан-Америкен" стоит изолированно, вне связи со случайно расположенными рядом сооружениями. В проекте для Бостона доминирующее здание образовывало удачный ансамбль с остальной застройкой. Широкий пешеходный мост должен был соединить центр с политическим учреждением - Залом съездов. В центре перегруженного столичного города с невероятным движением транспорта был бы создан рай для пешеходов.

Деятельность Объединения архитекторов (ТАС), в котором с 1947 г. Гропиус работал вместе со своими молодыми сотрудниками, очень расширилась. Школы, административные здания, большие поселки, необычный по своему размаху проект университета в Багдаде (1957) - объем всех этих работ был, с одной стороны, огромен, а с другой - труден для осуществления в связи с постоянно угрожающим стране изменением внутриполитического положения.

В 1962 г. Гропиус начал в Западном Берлине строительство нового городского района на 50 тыс. жителей. О заказе такого объема Гропиус никогда не мог мечтать в Берлине до 1930 г. Этот район города носит его имя.

Здание американского посольства в Афинах, 1961

Особенно ярко творческая индивидуальность Гропиуса проявилась при проектировании здания Американского посольства в Афинах. Здесь нашло отражение все то, что было достигнуто Гропиусом за 50 лет творческой работы. Прозрачность здания и стеклянная стена неразрывно связаны со всем организмом здания. Такая тенденция на блюдалась и у Ле Корбюзье, который, впрочем, никогда не придавал стеклянной стене решающего значения. Гропиус по-своему решил проблему сочетания прозрачности и защиты от солнца. По периметру здания посольства расположены ряды колонн, облицованных мрамором. Выступающий вперед, как бы парящий карниз дает тень, а расположенный позади него широкий зазор служит для вентиляции. Центральная часть главного здания посольства несколько заглублена, и стены его застеклены внутри и снаружи. Здание посольства, которое по своей специфике связано с определенной секретностью, имеет открытый, привлекательный вид. Пройдя через открытое пространство под зданием, опирающимся на колонны, посетитель попадает во внутренний двор-патио, окруженный такими же колоннами, как и по наружному периметру.

Вальтер Гропиус. Посольство США в Афинах. План

Посольство расположено несколько выше главной магистрали. Лестницы, лестничные площадки и колоннада из более низких колонн ведут непосредственно во внутренний двор и дальше до стеклянной стены здания самого посольства.

Кубической формы здание не имеет особо подчеркнутого фасада. Со всех четырех сторон фасад здания образован одинаковыми элементами: рядом колонн, выступающими карнизами с широкими вентиляционными зазорами и стеклянными стенами, смещенными в глубь объема. Оба главных подъезда архитектурно подчеркнуты: для пешеходов со стороны главной магистрали - лестницами и площадками, а официальный подъезд для машин - более высоким уровнем, на котором он расположен, и выступающим далеко вперед навесом.

Путь, по которому с 1911 г. шло развитие творчества не только Вальтера Гропиуса, но и многих других замечательных зодчих, заключается не в отрицании проблем, решить которые они когда-то пытались, а в дальнейших поисках их решения. В данном здании эта тенденция нашла свое отражение: соединение в одном объекте замкнутости и открытого пространства, дифференциация и интеграция всех частей и элементов сооружения.

Несомненно также, что в здании посольства ощущается влияние античной архитектуры Греции.

 

К началу страницы
Содержание
Вальтер Гропиус и развитие архитектуры в Германии  Ле Корбюзье и средства архитектурной выразительности