Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура
1. Industrial Chicago. 6 Voe Chicago, 1891-1896; Prominent Buildings Erected by the George A. Fuller Co., Chicago, 1893; | in Fireproof Building Construction: Prominent Buildings Erested by the G. A. Fuller Co., New York and Chicago, 1904; Andreas T. A. History of Chicago. Chicago, 1884. Вернуться в текст
2. Jenkins Charles B. W. Jenney and W. B. Mundie. "Architectural Reviewer", 1897, № 2. Вернуться в текст
3. "Inland Architect", Bd. XIII, 1889, № 9. Вернуться в текст
4. Monroe Harriet. John Wellborn Root. New York, 1896, p. 141-142. Вернуться в текст
5. Freitag J. К. Architectural Engineering with Special Reference to High Building Construction, 3 rd. ed. New York, 1912, p. 38. Вернуться в текст
6. Industrial Chicago, vol. 1, chap. 7. Вернуться в текст
7. Morrison Hugh. Louis Sullivan. New York, 1935. Вернуться в текст
8. Gilbert Р. T. and Bryson С. L. Chicago and its Makers. Chicago, 1929, p. 529. Вернуться в текст
9. Несколько лет назад здание было снесено. В свое время отель "Виргиния" был одним из самых красивых отелей города. Вернуться в текст

 


* ЧИКАГСКАЯ ШКОЛА

Возникновение Чикаго. На протяжении десятилетий, начиная с 1779 г., когда один негр из Сан-Доминго поставил на этом месте постовую будку, Чикаго представлял собой поселок, в котором проживало несколько семей, занимающихся меновой торговлей. В 1823 г. в городе насчитывалось приблизительно 250 жителей, а к середине века уже около 30 тыс.

В 1871 г. большая часть города сгорела. Двумя годами позже наступил один из тяжелейших мировых кризисов XIX в., который отразился на Америке (и особенно на Чикаго) гораздо сильнее, чем на Европе. В этом году 17-летний Луис Салливен впервые посетил Чикаго. Рядом с руинами, оставшимися после пожара, повсюду возникали новые здания. Впечатление от Чикаго Салливен описывает в своей автобиографии: "Все здесь поразительно, дико и чрезвычайно сурово".

Лишь около 1880 г. обширные пространства прилегающей к городу местности стали осваивать; были проложены железные дороги.

На тысячи миль к Западу, вплоть до Скалистых гор и по течению р. Миссисипи до Нового Орлеана, простирались прерии с их стадами, маисовыми плантациями и пашнями. На этих равнинах происходило изменение характера производства, которое, возможно, было более глубоким, чем промышленная революция в Англии в конце XVIII в. Это было превращение земледелия (и тесно связанного с ним скотоводства) из области применения ручного труда в промышленное производство. В первую очередь (еще в 40-х годах) были созданы сельскохозяйственные машины, которые при посеве и уборке урожая заменяли труд многих людей.

Крестьянин в Европе был не в состоянии больше конкурировать с уровнем цен на продукты, импортируемые из-за океана, и для того, чтобы он смог удержать землю, его должны были защитить и оказывать ему денежную помощь. Для Америки этот процесс не был таким серьезным, несмотря на то, что целые районы в Новой Англии были покинуты крестьянами и возделанные поля вновь покрылись лесами и лугами. Для Америки превращение земледелия из сферы приложения крестьянского труда в область промышленного производства являлось одной из фаз колоссального по своим масштабам процесса перестройки, которому подверглась каждая специализированная отрасль. Для Чикаго освоение Среднего Запада означало, что он стал самым большим в мире центром по производству зерна. Среди бесконечных полей поднялись гигантские башни зернохранилищ. Прямой водный путь - длиной свыше 1750 км - ведет через озера и реку св. Лаврентия к Атлантическому океану, куда, после того как был построен канал Эри, приводит и второй водный путь по Гудзону через Нью-Йорк.

В прериях паслись стада крупного рогатого скота, свиней, откармливали излишками зерна. Это привело к тому, что в Чикаго развились индустриальное производство мяса и консервная промышленность. Вокруг озер и к юго-западу от Чикаго расположены густые лесные массивы. Таким образом, город стал также естественным центром торговли лесом.

Рядом с бойнями выросли мыловаренные заводы, а деятельность новаторов производства и развитие земледелия привели к созданию заводов по изготовлению сельскохозяйственных орудий труда. Наряду с указанными отраслями появились большие пивоваренные заводы. Кроме того, недалеко от города находятся огромные залежи бурого угля. На севере имеются неисчерпаемые запасы медной и железной руды, открытые в 40-х годах. Разработка началась четверть века спустя.

Само собой разумеется, что с самого начала строительство Чикаго было связано с небывалой спекуляцией земельными участками. Несмотря на это, Чикаго в первую очередь является органически сложившимся производственным центром, и мощь этого города, отразившаяся в облике его зданий, стала характерной чертой Чикагской школы.

Архитектура Чикаго в 1980-е годы

В течение 80-х годов в Чикаго вдруг стали расти, как грибы, здания в 12, 14, 16 и 23 этажа, расположенные в непосредственной близости друг к другу, а не изолированно, как в других городах. Хотя каждое здание, как правило, имело свое своеобразное "лицо", общий вид застройки в целом не производил хаотичного впечатления.

Жизнь американских домов обычно скоротечная, зачастую лишь несколько десятилетий. Многие лучшие образцы этого периода уже исчезли, а еще большее число находится под угрозой сноса.

Расцвет Чикагской школы относится к 1883-1893 гг. 1. В 80-е годы Луп - деловой центр города - стал примером смелого решения связанных с ним проблем. Одновременно возникали целые улицы - процесс ранее беспрецедентный. В тот период, когда в городе воздвигались большие здания, Чикаго служил гигантской перевалочной базой продуктов производства районов Запада и Среднего Запада. Быстрое промышленное развитие этого крупного центра обусловило стремительный рост строительства.

Конторские здания - исходная точка развития Чикагской школы. Первыми появились большие здания контор деловых фирм и страховых обществ. Вскоре стали возводить огромные гостиницы для путешественников и крупные здания, где помещались одновременно контора, театр, гостиница, как, например, Аудиториум Адлера и Салливена. В это же время с большой смелостью и последовательностью делались попытки решить до сих пор неразрешенную проблему многоквартирного дома.

Создание современного конторского здания, другими словами, делового центра города, связано с Чикагской школой. Успех, который был достигнут при строительстве чикагских зданий, объясняется во многом тем, что основатель Чикагской школы Уильям ле Барон Дженни (1832-1907) 2 до того, как стать архитектором, был инженером. Будущие архитекторы Чикаго получали практическую подготовку в мастерской Дженни. Он занимал приблизительно то же место в воспитании молодого поколения чикагских архитекторов, как Петер Беренс в Германии или Огюст Перре во Франции. Дженни давал молодым архитекторам профессиональную подготовку.

Роль Уильяма ле Барона Дженни. В наше время недостаточно оценивают творческий потенциал и смелость Дженни. Даже Салливен считает его скорее знатоком архитектуры, чем архитектором. Один из сотрудников Салливена по строительству в Чикаго сказал мне, что Дженни не понимал значения детали и орнамента. Действительно, архитектурные детали и стилистические украшения играли в работах Дженни незначительную роль. Его Лейтер-билдинг (1889) - самое раннее большое здание каркасной конструкции. Его решение по своей ясности и бескомпромиссности было намного выше среднего уровня.

Дженни получил прекрасное техническое образование в Политехническом училище в Париже. В мастерской Дженни французское инженерное искусство интересно сочеталось с методами немецких специалистов по орнаменту. В 1873 г. у Дженни работал молодой начинающий архитектор Салливен. Кроме него в мастерской в разное время работали некоторые из будущих строителей Чикаго: Мартин Рош, Холаберд и даже Даниель Барнхэм (впоследствии он сотрудничал с Джоном Рутом).

Впервые талант Дженни ясно проявился при создании здания универсального магазина Лейтера (1879). Наружные стены этого здания с широкими проемами, подобно "чикагским окнам" более позднего времени, имеют кирпичные пилястры. Внутри здания установлены чугунные колонны, которые были распространены в то время.

Первый небоскреб. Первым зданием нового типа в отношении как высоты, так и конструкции был дом Страхового общества, построенный Дженни в 1884-1885 гг. В 1929 г. здание снесли. Несмотря на сложность смешанной конструкции, оно производило целостное впечатление.

В это же время Ричардсон проектировал оптовый склад и универсальный магазин Маршалла Филда. Для чикагских архитекторов этот магазин стал примером компактной планировки крупного объема. Преобладание окон подчеркнуто, как и в доме Страхового общества, построенном Дженни, но сама конструкция более консервативна. Массивные каменные стены дома, построенного Ричардсоном, относятся по своему характеру к более раннему периоду. Наружные стены Аудиториума, созданного Адлером и Салливеном, были такие же массивные, хотя внутри здания смело использованы металлические конструкции.

Архитекторы не сразу стали применять каркасную конструкцию Дженни. Однако в 1889 г., три года спустя после того, как был возведен дом Страхового общества, Холаберд и Рош построили 12-этажное здание Дакота каркасной конструкции.

В 1889 г. Дженни построил второе здание для фирмы "Лейтер". В 1891 г. закончил строительство дома в Манхеттене. В то время это было самое высокое здание чисто каркасной конструкции. Здание в 16 этажей, высотой 61 м стоит на довольно узкой улице, и для обеспечения максимальной освещенности квартир нижних этажей окна со стороны фасада имели вид своеобразных эркеров, причем их форма была тщательно дифференцирована 3.

В 1891 г. Дженни построил "Ярмарку" - один из самых больших чикагских универсальных магазинов. В этом девятиэтажном здании Дженни вернулся к своему принципу. Каркас здесь - определяющий фактор проекта. Первые два этажа сплошь застеклены. Этого требовали владельцы магазина, чтобы иметь большую площадь для экспонируемых товаров.

Дух чикагской школы, ее стремление к простейшим и естественным решениям вскоре стали преобладающими во всем районе Лупа.

В 1891 г. Барнхэм и Рут построили Монаднок-блок - последнее высокое здание со стенами в виде сплошной кирпичной кладки.

Уильям Ле Барон Дженни. Манхеттен-билдинг, Чикаго, 1891
Окна в виде эркеров способствуют максимальной освещенности квартир на этой узкой улице. На верхних этажах, куда свет проникает беспрепятственно, эркеров нет
Уильям Ле Барон Дженни. Здание универсального магазина "Ярмарка", 1891. Каркас

По мнению критика Монтгомери Шайлера, оно было "лучшим из всех высотных конторских зданий" 4, хотя это здание не совсем типично для чикагской школы. Впечатление, которое оно производит, обусловлено в большей степени архитектурной изысканностью, а не использованием новых возможностей. Кирпичные стены традиционной толщины не решали проблемы многоэтажного здания. Сравнительно небольшие размеры окон показывают, насколько массивные стены сужали возможности архитекторов.

В этом же 1891 г. Барнхэм и Рут возвели "Грейт Норзерн Отель". В 1894 г. Холаберд и Рош построили на этой же улице Маркетт-билдинг. Фасад этого здания исключительно пропорционален, он производит впечатление своей простотой и широкими "чикагскими окнами". Это типичное конторское здание, характерное для Чикаго 90-х годов. Требование заказчика, чтобы каждый дюйм внутри здания был освещен, было точно выполнено. Со стороны улицы фасад выглядит сплошным, но с тыльной стороны здание имеет выступы. В средней части здания расположен вестибюль, в котором сосредоточены все лифты. Как и в большинстве подобных сооружений, помещения на всех этажах не имеют перегородок для того, чтобы съемщик мог установить их в любое время по своему усмотрению 5.

Чикаго в начале 90-х годов. Рендольф-стрит. Многоэтажные конторские здания, построенные Барнхэмом и Рутом в 1891 г.

Многоквартирный дом 6. При проведении в Чикаго в широких масштабах жилищного строительства, строительства гостиниц и многоквартирных домов возникали те же проблемы, что и при строительстве конторских зданий, которые были решены с аналогичной решительностью. В 70-х годах, сразу после большого пожара в Чикаго, появились тенденции строить многоэтажные многоквартирные дома вместо небольших частных домов.

Организация интерьера и архитектурные детали некоторых из этих зданий были поразительно смелыми и прогрессивными.

Аудиториум, построенный Адлером и Салливеном, - один из самых ранних примеров такого решения. В этом огромном и сложном по своей структуре здании помещается кроме зрелищного предприятия (собственно "аудиториум") и помещений для контор также большая гостиница. Гостиница интересна во многих отношениях: лестница производит большое впечатление своей строгостью; длина бара подчеркнута тяжелой балкой, проложенной по потолку в свободном пролете без вертикальных опор; перекрытие расположенного на верхнем этаже зала ресторана, которым впоследствии стали пользоваться для других целей, сооружено в форме большепролетного цилиндрического свода 7.

Восьмиэтажная гостиница "Гайд-парк" была построена в 1887 - 1891 гг. Теодором Старреттом и Джорджем Фуллером. Она состояла из 300 номеров в две - пять комнат. 50 номеров были оборудованы отдельными ваннами, электрическим освещением и паровым отоплением.

В некоторых многоквартирных домах применены раздвижные перегородки таким образом, что пять комнат могли быть превращены в одну.

Так, в частности, был построен доходный дом Линдер-Мак-Кормик-блок, впоследствии отель "Виргиния" 8. Архитектором этого здания был Клинтон Дж. Уоррен, который работал в мастерских Барнхэма и Рута 9.

Жилой многоквартирный дом "Брюстер", построенный в начале 90-х годов, существует до сих пор. Его архитектор Р. Г. Тарнок раньше работал у Уильяма ле Барона Дженни. Проступи главной лестницы сделаны из толстых стеклянных плит. Таким образом дневной свет, проникающий сверху, может проходить через все восемь этажей здания. К подобному решению пришел сорока годами позже Ле Корбюзье при строительстве зданий Клярте в Женеве (1932). Чикагскую школу по разным соображениям следует считать важным этапом в развитии архитектуры. Мастера этой школы использовали новые технические возможности, чтобы придать зданиям выразительность, ставшую неотъемлемой и существенной чертой повседневной жизни крупного города. Они возводили не отдельные образцы новой архитектуры, а осуществили застройку целого делового района, что полностью изменило облик Чикаго.

 

К началу страницы
Содержание
Плоские поверхности в американской архитектуре  На пути к чистым формам