Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура
1. Jamot Paul. А. С. Perret et L'architecture du beton arme. Paris et Brussel, 1927. Вернуться в текст

 


* ЖЕЛЕЗОБЕТОН И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА АРХИТЕКТУРУ

Движение "новое искусство" в области архитектуры связано с развитием металлических и стальных конструкций. В начале 90-х годов когда это движение стало распространяться за пределы Брюсселя, появился новый строительный материал, влияние которого на архитектуру проявилось исключительно быстро,- железобетон. Это было в то время, когда архитекторы, освободившись от предрассудков, так долго сдерживавших развитие зодчества, перенимали новые методы, которые получили распространение в других областях. Едва развитие нового материала достигло такого уровня, что из железобетона можно было строить мельницы, башни и резервуары, как его стали применять для чисто архитектурных целей. Между 1910 и 1920 гг. он стал, можно сказать, даже символом архитектуры.

Джон Смитон, один из крупных инженеров XVIII в., достиг подлинного триумфа при строительстве Эддистонского маяка в Англии. Прежние маяки, построенные на этом месте, разрушались штормами. Смитон для конструкции каменной кладки применил такую систему, которая связала весь массив в исключительно прочное единое целое. Он использовал для фундамента и для кладки смесь из гашеной извести, глины, песка и дробленой железной окалины, т. е. бетон. Это произошло в 1774 г., за пять лет до того, как был построен первый чугунный мост через р. Северн. Насколько нам известно, это был первый случай применения бетона со времен древнего Рима. Эксперименты Смитона подробно описаны в опубликованной им книге, иллюстрированной гравюрами. Эти опыты были начаты в тот момент, когда он обратил внимание на то, что содержащая глину гашеная известь отвердевает под водой. Удача, которой добился Смитон при постройке Эддистонского маяка, привела к многочисленным экспериментам. В 1824 г. Иозев Аспдин из Лидса создал первое искусственное "гидравлическое" вяжущее вещество - портландцемент.

Пять лет спустя, в 1829 г., Фокс разработал метод изготовления бетонных перекрытий, используя бетон в качестве заполнителя между чугунными балками. В 1844 г. этот метод в усовершенствованном виде был применен манчестерским инженером Уильямом Ферберном для построенных им семи- и восьмиэтажных складов. Эта система конструкции, в которой применяются заделанные в бетон стержни, воспринимающие растягивающие усилия, очень близка к настоящей железобетонной конструкции. Однако прошло 50 лет, пока научными исследованиями не был установлен истинный характер взаимодействия, возникающий в железобетоне между обоими материалами. В течение этого промежутка времени все усилия и внимание были обращены на создание крупных железных конструкций.

Насколько удалось установить, впервые бетон был широко применен на Парижской выставке 1867 г., где его использовали для полов подвальных этажей ресторанов в главном здании.

Впервые железобетон - в точном смысле этого слова - появился в 1868 г., когда садовник Монье стал применять железную сетку в качестве каркаса для бетонных цветочных горшков. Этот процесс не был чем-то новым; Лабруст в своде библиотеки св. Женевьевы в 1843 г. применил гипсовую штукатурку по проволочной сетке.

Железобетон не находил широкого применения до 90-х годов, когда его одновременно стали использовать в Америке Эрнест Лесли Рейсом, а во Франции Франсуа Хеннебик. Хеннебик руководствовался данными, полученными рядом конструкторов, проделавших предварительную работу. Ему была известна различная конструктивная работа железа и уплотненного бетона; он уже знал, каким должны быть их количественные соотношения и как надо расположить железные арматурные стержни. Кроме того, Хеннебик был прекрасным строительным подрядчиком; он строил в самых различных странах Европы: мельницы в Нанте, зернохранилища в Генуе, силосную башню в Страсбурге, санатории в Швейцарии.

Применение железобетона в жилых зданиях. Вилла, которую Хеннебик построил для себя, послужила пропаганде применения железобетона. Для каждого посетителя виллы возможности железобетона становились очевидными. Восьмиугольная башня опирается на две консоли с выносом на 4 м. Кроме того, по высоте башни расположены другие консольно укрепленные конструкции: они ограждают винтовую лестницу, ведущую на расположенный на крыше сад. Сады на крыше террасы, свободно выступающие элементы здания - это настоящий танец на туго натянутом канате.

Выполненная полностью с помощью средств выражения, характерных для 90-х годов, вилла представляет собой фантастическую смесь элементов, несомненно способную покорить сердце любого сюрреалиста.

Применение железобетона при строительстве церкви, 1894 г. Французскую архитектуру 90-х годов нельзя сравнивать с полнокровной бельгийской архитектурой этого времени. После того как французская архитектура, создав в 1889 г. Галерею машин, достигла высшей стадии развития, она вступила в полосу упадка. Однако известны отдельные интересные сооружения, хотя и не имевшие международного значения. В 1894 г. Анатоль де Бодо начал строить первую церковь с железобетонным каркасом и тонкими ограждающими стенами, церковь Сен-Жан де Монмартр в Париже. Официально Бодо работал в области охраны памятников старины и в течение 25 лет в своих лекциях высказывался за обновление архитектуры. Когда появился новый материал - железобетон, он использовал его при строительстве церкви (несомненное отречение от традиции).

Смелость работы де Бодо была признана, все же она не оказала такого большого воздействия, как дом Орта на улице де Турин.

В первом десятилетии XX в. железобетон стали применять почти повсюду. Его использовали при строительстве санатория в Давосе (Швейцария) в 1907 г. Руководил строительством Робер Майар, архитекторами были Пфлегхар и Хэфели. Санаторий расположен на широком уступе на склоне горы. Все три крыла здания с их широкими открытыми террасами ориентированы таким образом, чтобы обеспечить максимальную естественную освещенность.

В этом же году был разработан проект склада для фирмы "Монтгомери, Ворд и К°". Строительство было закончено в 1908 г.; его строили Шмидт, Гарден и Мартин, принадлежащие ко второму поколению Чикагской школы. Протяженность здания около 250 м, широкие окна его удлинены в горизонтальном направлении (чикагского типа), образуя на всем протяжении фасада широкие непрерывные горизонтальные полосы. В журналах того времени писали о нем: "Это огромный девятиэтажный конгломерат складских помещений с повторяющимися с поистине ужасной монотонностью элементами... Он полностью построен из железобетона - фундамент, колонны, полы и стены".

Я думаю, что современники постройки склада были совершенно сбиты с толку этим зданием, одним из первых в США, в котором железобетон был использован с ясным пониманием его свойства. По словам современников, "строители не стремились сделать из этого здания памятник архитектуры... не добивались архитектурной выразительности..." "хотя он сам по себе некрасив, не элегантен, но по крайней мере логичен". Этот склад фактически является одним из немногих зданий позднего периода, в котором продолжает еще жить дух Чикагской школы.

Дальнейшее развитие строительства из железобетона и использование его художественных возможностей развертывалось во Франции.

Огюст Перре

Дом на ул. Франклина. Огюст Перре 1 (1874-1955) на протяжении всей своей деятельности оставался инженером-архитектором.

В 1903 г. Перре построил доходный дом в Париже на улице Франклина, т. е. десять лет спустя после того, как Орта возвел дом на улице де Турин. Здесь впервые был применен железобетон при строительстве жилого здания. В этом многоквартирном доме отнюдь не воплощены чистые формы административных зданий Чикагской школы, и он не может соперничать с работами Франка Ллойда Райта этого же периода. Здесь еще в значительной степени чувствуется обычная европейская неуравновешенность и напряженность. Тем не менее он представляет собой первую попытку использования железобетона как средства архитектурного выражения, и многие его качества послужили стимулом дальнейшего развития архитектуры. Железобетонный каркас обнажен, а не скрыт; он представляет собой организующий элемент здания. В бетонных зданиях, построенных раньше, например многоквартирном доме Хеннебика на улице Дантона, каркас не был использован как элемент архитектуры. В здании на улице Франклина почти полностью отсутствует фасад в прежнем значении этого слова - фасад-украшение. Ряд изящных выступов и углублений на фасаде придает ему легкость. Шесть этажей здания свободно выступают из плоскости фасада. На шестом этаже четырехугольные стойки обнажены. Нижний этаж, в котором одно время находилась мастерская Перре, выполнен почти сплошь из стекла, перекрыт тонкими бетонными плитами - несколько узких столбов выполнено из бетона. Вдоль всего этажа проходит тонкая узкая плита, которая служит навесом и опорой для балкона расположенного выше этажа. На верхних этажах железобетонные опоры полностью обнажены.

Огюст Перре. Дом 25 бис на ул. Франклина. План
Железобетонный каркас обеспечивает гибкую трактовку плана

Дом напоминает некие металлические конструкции, которые становятся все легче по направлению к основанию. Это впечатление хрупкости имело свои последствия. Банки отказывались выдавать деньги под закладную на многоквартирный дом Перре, так как эксперты предсказывали, что он быстро обвалится. На плоской крыше, как на некоторых домах спроектированного Тони Гарнье "Промышленного города", разбит маленький сад. Со световой шахтой было покончено: стены лестничной клетки выложены из стеклоблоков, благодаря чему в нее проникал дневной свет. Перре применил эти стеклянные кирпичи потому, что жильцы дома, расположенного напротив, на законном основании могли не разрешить устраивать окна с этой стороны здания. Это, разумеется, не умаляет изобретательности Пере в применении нового материала. То же можно сказать в отношении применения труб для ограды вместо обычных искусно сделанных, кованных вручную ограждений.

Огюст Перре. Дом 25 бис на ул. Франклина, Париж, 1903

Но самый важный вклад, который сделал Перре в воспитание молодого поколения французских архитекторов, заключается в гибкой трактовке плана нижнего этажа. В расположении перегородок между отдельными железобетонными стойками допущена полная свобода. Перре в этом отношении работал в том же плане, что и Орта, а позднее Ле Корбюзье. Каждый этаж спланирован как независимая часть проекта.

Гараж на улице Понтье. Вскоре после этого дома Перре построил гараж, который он сам рассматривал как "первую в мире попытку применения железобетона с эстетической целью". Железобетонный каркас полностью определяет характер фасада.

Имеются и другие работы Перре, которые мы, к сожалению, не можем рассмотреть: театр на Елисейских полях (1911-1914), послуживший поводом для острой дискуссии между ним и ван де Вельде, верфи в Касабланке (1916) с тонкими, как яичная скорлупа, сводами; церкви в Ранси (1922) и в других местах, которые оказали значительное влияние на современную церковную архитектуру; жилые дома и др.

Огюст Перре с присущим ему пониманием задач строителя дал решающий импульс Ле Корбюзье для выбора последним своего собственного пути. Следующее поколение архитекторов в целом развивало дальше то, что было достигнутом Перре. Здания Перре по своей конструкции следовали лучшей традиции французских архитекторов XIX в. Подобно прежним архитекторам-инженерам, он черпал вдохновение в самом материале. В развитии железобетонных конструкций Перре сыграл ту же роль, что Лабруст в развитии металлических конструкций. Подобно Тони Гарнье, Перре сохранил некоторые связи с классическим прошлым. Но классические каноны остались живыми для лучших французских архитекторов так же, как в культуре народа творения Расина, Мольера, Декарта. Возможно, позже мы увидим, что кое-что от классических канонов содержится в работах архитекторов, творивших после Перре, что и их работы отражают характерные для классики поиски равновесия, симметрии и покоя.

Тони Гарнье

Архитектор-конструктор Огюст Перре первый нашел новые, чисто архитектурные средства выражения, используя исследованные потенциальные возможности железобетона. Действительно, этот материал был особенно привлекательным для французских строителей. Бетон прекрасно соответствует их традиционной склонности к рискованным и в значительной степени "пустотелым" конструкциям.

Тони Гарнье. Центральный вокзал. 1901-1904. Проект.
Железнодорожные вокзалы строили традиционно в виде огромных монументальных сооружений с эклектическим декором. Гарнье сконцентрировал внимание на функциональном назначении вокзала и применил новые материалы - стекло и железобетон

Тони Гарнье (1869-1948) использовал в своем творчестве железобетон как основной материал. В его проекте "Промышленного города" (1901-1904) этот новый материал был использован для организации целого города, причем в данном случае архитектор с удивительной дальновидностью сумел предусмотреть перспективы. Этот проект мы рассмотрим довольно подробно несколько позже. Проект "Промышленного города", разработанный Гарнье, когда ему было всего 30 лет, определил в общих чертах всю его последующую деятельность. Большое строительство в его родном городе Лионе, проводившееся под руководством Эдуарда Эррио, практически выросло на почве раннего проекта Гарнье. Это строительство было чрезвычайно обширным и включало сооружение бойни (1909), городского стадиона (1925), двадцати двух корпусов больницы Гранж-Бланш, начатых строительством в 1911 г. и строившихся в течение десятилетий, а также часть жилого квартала, "квартала Соединенных Штатов", строительство которого было начато в 1920 г. К числу более поздних работ Гарнье относятся павильоны на нескольких французских выставках, его собственный дом и ряд вилл на Ривьере. Но лишь благодаря перспективному проекту "Промышленного города" Гарнье занял место в истории архитектуры.

 

К началу страницы
Содержание
90-е годы XIX в. Предшественники современной архитектуры  Развитие американской архитектуры