Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура
1. Daly Cezar. Revue generale d'architecture, 1849, p. 2. Вернуться в текст
2. Jobard. L'arhitecture de I'avenir. Revue generale d'arhitecture, 1849, p. 27. Жобар был инженером, первым директором Музея индустрии в Брюсселе и одним из ученых, наиболее интересующихся новыми материалами, применяющимися в промышленности. Жобар не ограничивался призывами к созданию новой архитектуры, архитектуры стекла и железа. Например, он предложил конструкцию в виде двойной стены со стеклянными панелями. Пространство между панелями служило для регулирования температуры помещения: зимой оно заполнялось горячим воздухом, а летом - холодным. Вернуться в текст
3. Поэт-романтик Теофиль Готье в газете "Ла Пресс". 1850. Вернуться в текст
4. Revue generale d'architecture, 1867, p. 6. Вернуться в текст
5. Октав Мирбо в газете "Figaro", 1889; см. также "Encyclopedic d'architecture", 1889/1890, p. 92. Вернуться в текст
6. Greenough Horatio. The Travels, Observations and Experiences of a Yankee. Stoneculteure. Цит. по кн.: Wynne Nancy. Beaumont Newhall, Greenough Horatio Herald of Functionalizm. - "Magazine of Art", XXXII, 1939, № 1. Вернуться в текст
7. Daly Cesar. Revue generale d'architecture, 1867, p. 6. Вернуться в текст
8. Encyclopedic d'architecture, 1878, p. 67. Вернуться в текст
9. Анатоль де Бодо. Выступление на I Международном конгрессе архитекторов в Париже в 1889 г. Вернуться в текст
10. Ван де Вельде. Роль инженера в современной архитектуре. - В кн.: Ренессанс в современном прикладном искусстве. Берлин, 1901. Вернуться в текст
11. Le Corbusier. - I'Esprit Nouveau, 1924, № 25. Вернуться в текст

 


* РАЗРЫВ МЕЖДУ АРХИТЕКТУРОЙ И ТЕХНОЛОГИЕЙ

Мы уже упоминали в общих словах о той пропасти, которая разделяла на протяжении всего XIX в. науку с ее техническими достижениями и искусство, и о непреодолимой стене между архитектурной формой и конструкцией здания. Предыдущая глава должна послужить основанием для вывода, что корни современной архитектуры следует искать в технических достижениях прошлого, которые в свое время остались почти незамеченными. В данной главе мы более детально рассматриваем проблемы периода, когда этот разрыв стал очевидным.

Возрождение Школы изящных искусств. В 1806 г. Наполеон основал Школу изящных искусств (Ecole des Beaux Arts), возродив таким образом тип учебного заведения, существовавшего до Французской революции 1789 г. Программа школы, охватывающая всю область изобразительного искусства, предусматривала сохранение единства между архитектурой и изобразительным искусством, которое в период барокко было таким полным и само собой разумеющимся. К несчастью, руководство школой было неудачным, и печальные результаты этого вскоре не замедлили сказаться. Это способствовало непрерывно возрастающей изоляции искусства от повседневной жизни. С начала века две противоположные тенденции, каждая из которых была представлена официальным учреждением, противостояли друг другу во Франции: Школа изящных искусств и Политехническая школа.

Политехническая школа [Ecole Politechnigee] была основана во время Французской революции в 1794 г. Эта школа давала учащимся универсальную научную подготовку для поступления в высшие технические учебные заведения: Училище дорожного строительства и мостостроения, Горное училище, Артиллерийское училище и т. д. Здесь преподавали известные французские математики, физики, химики; среди них были такие ученые, как Монж, Лагранж, Бертоле, Шапталь. Политехническая школа играла большую роль в синтезировании теоретических и практических знаний. Вне всякого сомнения, это оказало непосредственное влияние на развитие индустрии. В первые десятилетия XIX в. Политехническая школа стала центром притяжения для всех, кто интересовался экономической политикой и социологией, в особенности для сенсимонистов, среди которых мы находим инициаторов осуществления крупнейших проектов промышленного и железнодорожного строительства во Франции.

Обособленное существование Школы изящных искусств и Политехнической школы само по себе указывает на разрыв между архитектурной формой и конструкцией зданий и сооружений. Просматривая архитектурные журналы XIX в., можно обнаружить, что наибольшее внимание в них уделяется обсуждению двух проблем, которые возникли на базе конфликтов между этими двумя школами: в каком направлении должно развиваться обучение архитекторов и какого рода сотрудничество должно существовать между архитектором и инженером? Как распределяются между ними права? Одинаковы ли они?

Политехническая школа. Связь с наукой и жизнью

Огромное влияние, которое приобрела Политехническая школа в первые три десятилетия XIX в., может быть приписано тому, что она совершенно сознательно поставила перед собой необычайно ответственную задачу. Впервые там были предприняты попытки установить связь между наукой и практикой, найти применение в промышленности достижениям математических и физических наук. Жан-Антуан Шапталь, великий химик и инженер, поставил эту задачу перед Политехнической школой в начале XIX в. Он утверждал, что наука должна спуститься со своего пьедестала и принять участие в практической работе по созданию нового мира.

Влияние "бессознательного конструктивизма". Именно Ронделе - теоретик, который произвел расчеты прочности здания Пантеона в Париже, благодаря чему удалось предотвратить его разрушение, был первым, кто заявил, что научно-техническая сторона играет важную роль в архитектуре. Его "Предисловие к введению в курс строительных конструкций" (учебник для архитектурной школы, 1816) обосновывало положение, что методы конструирования должны оказывать гораздо более сильное влияние на характер разработки строительных проектов, чем это имело место до настоящего времени. С этого момента начинается процесс медленного, но все более глубокого проникновения инженера в область архитектуры. В течение XIX в. инженер-конструктор совершенно бессознательно играл роль "разведчика" для архитекторов. Разработанные им новые конструктивные приемы постоянно вынуждали архитектора вступать на неизведанные пути. Он ниспроверг традиционный формализм архитектора, бесцеремонно стучал в двери башни из слоновой кости, в которой укрылся архитектор. С тех пор и до наших дней одной из основных функций инженера-конструктора остается обязанность стимулирования и ускорения развития архитектуры.

Стремление к новой архитектуре

В связи с быстрым развитием индустриализации в середине XIX в. для многих архитекторов стало очевидным, что возникла угроза их привилегированному положению и что традиции их искусства устарели. Их беспокойство усиливалось по мере развития промышленности. Ознакомимся с некоторыми свидетельствами относительно надежд, возлагавшихся на новую архитектуру, возникших в связи с появлением новых потенциальных возможностей.

1849 г. "Новая архитектура спасет нас от бесплодия прошлого и рабского подражания; она является всеобщим требованием и надеждой общества" 1.

"Новая архитектура - это архитектура железа. Революция в архитектуре всегда следует за социальной революцией. В промежуточный период, независимо от того, сколько времени он длится, происходит очень мало изменений. Люди настаивают на постоянном повторении старых форм, пока решительный переворот начисто не сметет банальные архитектурные теории и идеи".

"Бывают великие по своему значению периоды в архитектуре, подобно тому, как бывают великие геологические эпохи. Новые виды растений и животных появляются лишь после исчезновения прежних видов; в архитектуре происходит то же самое: прежние авторитеты в архитектуре вытесняются подобно тому, как были вытеснены мастодонты, очищая пространство для новых разновидностей художников, которые не сохраняют традиционных предубеждений, характерных для представителей старых школ".

"Но где мы найдем достаточно опытных мастеров?

Мы бы не советовали вам искать таких людей среди старых каменщиков, чьи руки так давно заняты кирпичом и раствором, что можно быть вполне уверенным относительно их неспособности мыслить вне постоянной узкой, ограниченной сферы. Чтобы создать новое, необходима молодежь" 2. 1850 г. "Человечество создаст совершенно новую архитектуру в тот момент, когда станет применять в строительстве новые методы, разработанные в недавно возникшей промышленности. Применение чугуна сделало возможным использование многочисленных новых форм, примером чему служат железнодорожные вокзалы, висячие мосты и крыши зимних садов" 3. 1867 г. "В конце периода Второй империи Сезар Дали однажды вновь выразил сожаление по поводу продолжающегося влияния старых традиций: "Каждый ощущает эклектическую атмосферу, существующую в современном мире. Она воспринимается органами дыхания и отравляет нашу кровь, действует на сердце и мозг" 4. 1889 г. Двумя десятилетиями позже положение было не намного лучше. Каждый раз, когда вновь появившиеся оригинальные конструкции стимулировали воображение архитекторов своей дерзостью, вновь раздавались прежние жалобы и причитания. Даже писатель Октав Мирбо, вообще не склонный поддерживать прогрессивные устремления, заявил после осмотра Эйфелевой башни и Галереи машин, что "пока искусство культивирует интимность или посвящает себя старым формулам, устремляя свой взгляд в прошлое, индустрия движется вперед и открывает неведомое. Революция, которую так давно ожидают, готовится не в студиях художников, а на заводах" 5.

Взаимосвязи между архитектурой и конструкцией

После 1830 г. глазам человечества предстали железные конструкции Всемирной выставки. В них воплотились инженерные методы, впервые нашедшие использование в сфере архитектуры; с началом их применения возникла проблема взаимосвязи между инженером и архитектором, решение которой становилось все более необходимым и безотлагательным. В течение более 60 лет этот вопрос дискутировался теоретиками различных направлений.

1852 г. "Я далек от того, чтобы считать, будто стиль, утверждаемый в архитектуре инженерами-конструкторами, является, как иногда неправильно выражаются, экономичным, дешевым стилем. Нет! Это самый дорогой из всех архитектурных стилей! Его цена - человеческая мысль, много, очень много раздумий, неустанных исследований, бесконечных экспериментов. Его простота - это простота точности; я чуть было не сказал "справедливости". "... Инженеры-конструкторы в Соединенных Штатах уже превзошли художников, и, благодаря своей дерзости и непреклонной решимости, с которой они стремятся перестроить архитектуру таким образом, чтобы она отвечала требованиям современности, они избрали верный путь".

"Под словом "красота" я понимаю соответствие функции.
Под словом "действие" я понимаю выполнение функции.
Под словом "характер" я понимаю выражение функции" 6.

1867 г. "Заключается ли судьба архитектуры в том, чтобы уступить место инженерному искусству? Затмит ли инженер архитектора?" 7.

1877 г. В этом году указанная проблема стала предметом обсуждения во Французской академии, где была установлена премия за лучший ответ на вопрос на тему "Единство или разделение функций инженера и архитектора". Архитектор Давиуд, один из авторов площади Трокадеро, получил премию за следующий ответ: "Союз между архитектором и инженером должен быть неразрывным. Истинное, полное и плодотворное единство будет достигнуто лишь тогда, когда архитектор и инженер, художник и ученый сольются в одной личности. Мы долгое время находились во власти убеждения, что искусство есть род деятельности, будто бы отличный от всех других форм проявления человеческого интеллекта, и что единственным его источником и носителем является личность художника и его капризное воображение" 8.

1889 г. "Уже давно наблюдается процесс вытеснения архитектора инженером. Когда инженер будет в состоянии полностью заменить архитектора, то последний, несомненно, может исчезнуть. Основы новой архитектуры будут складываться не из случайных, произвольно выбранных форм. Если мы учтем новые условия в области проектирования и применения новых систем конструкций, то это должно привести к новым формам выражения. Они будут определяться методами инженерного конструирования, которые я считаю правильными" 9.

1899 г. Через тридцать лет после того, как Сезар Дали выразил беспокойство о будущем архитектуры, Ван де Вельде совершенно ясно увидел, что: "Существует группа людей, которые незаслуженно лишены титула "художник". Этими художниками, создателями новой архитектуры, являются инженеры" 10. Ван де Вельде уже понимал; что инженер несет с собой возрождение архитектуры, а не ее уничтожение. Высказывание Ван де Вельде, что в самых совершенных сооружениях проявились эстетические возможности инженера, которые еще далеко не исчерпаны и ждут своего выражения в архитектуре, в равной мере может быть отнесено к нашему времени. Существуют, например, фантастические покрытия, опертые на одну стойку, сооруженные во Франции для защиты грузов от атмосферных воздействий при погрузке на корабли, построены криволинейные швейцарские мосты, смонтированные из тонких железобетонных плит, и многочисленные другие оригинальные конструкции, в которых заключены еще нераскрытые возможности для архитектуры.

1924 г. "Век машин пробудил конструктора. Новые задачи и новые методы создали его. Сейчас конструктор действует повсюду" 11. Подобное мнение - его разделяло целое поколение архитекторов, к которому принадлежал Ле Корбюзье,- знаменует собой стремление ликвидировать пропасть между архитектором и инженером.

Нужно сказать, что после ста лет борьбы современным архитекторам удалось догнать инженерную технику и, пожалуй, потребовать от нее больше, чем она иногда может дать.

 

К началу страницы
Содержание
Переход к стальному каркасу  Анри Лабруст, конструктор-архитектор (1801—1875)