Главная
Новости сайта
Анатомия профессии
Основные даты
Жилые дома
Общественные здания
Градостроительство
Архитектурные конкурсы
Недостоверные объекты
Карта Киева
Архив
Библиотека об Алешине
* Публикации
* Тематические блоги
* Журналы, газеты
* Видеоматериалы
Глоссарий
Книжная полка
Ссылки
Автора!
Гостевая книга
 
Поиск







Copyright © 2000—
Вадим Алешин
Публикации
Зигфрид Гидион
Пространство, время, архитектура
1. Fairbairn William. The Application of Cast and Wrought Iron to Building Purposes. Вернуться в текст
2. Upjohn Е. М. Buffington and the Skyscraper. - "Art Bulletin", XVII, 1935, № 3, n. 48-70. Вернуться в текст
3. Конструкция этого здания интересна еще и тем, что в ней использованы не только чугунные колонны, но также несколько балок из бессемеровской стали - первый случай применения стали в строительстве. Вернуться в текст
4. Tissandier Gaston. La Tour Eiffel de 300 m. Paris, 1889, p. 68. Вернуться в текст

 


* ПЕРЕХОД К СТАЛЬНОГО КАРКАСУ

Проект лондонского моста. Необходимо упомянуть о двух примерах раннего применения чугуна в конструкции. Оба относятся к самому началу XIX в. Первый из них, проект лондонского моста, предложенный Телфордом и Дугласом в 1801 г., остался неосуществленным. Этот получивший широкую известность и весьма красивый проект предусматривает применение колоссальной чугунной конструкции моста с подъемом арки 22 м и с единственным пролетом 200 м. Даже построенный Робертом Стефенсоном спустя 50 лет "Британия бридж" имел меньший пролет. Тем не менее проект лондонского моста мог быть разработан во времена Телфорда благодаря использованию системы, предложенной Томасом Пэйном в 1783 г., согласно которой сооружение рассматривается как каменная арка, состоящая из многочисленных клиновидных элементов.

Чугунный мост через Темзу по проекту Телфорда. Акватинта

Сэлфордская фабрика. Бумагопрядильная фабрика Филиппа и Ли, построенная в Сэлфорде, графство Манчестер, в 1801 г., служит вторым примером раннего применения чугунных конструкций. От всех остальных, построенных в этот период, эта фабрика отличается дерзостью архитектурного решения. Она представляет собой первый эксперимент в области создания единого внутреннего каркаса здания, состоящего из чугунных стоек и ригелей. Строительство этого здания является событием первостепенной важности в истории создания современных конструкций.

Сочетание железных балок с железными прогонами. Оригиналы рабочих чертежей зданий этой фабрики, которые до настоящего времени ни разу не были опубликованы, содержатся в коллекции материалов, посвященных Уатту и Бултону, принадлежащей Бирмингемской библиотеке. Из плана и разреза Сэлфордской фабрики видно, что это большое здание около 42 м длиной и 14 м шириной; его семиэтажная высота была необычной для того времени. Предусмотрены два ряда железных стоек, установленных на каждом этаже. Впервые железные балки сочетаются с железными колоннами.

Эти балки - первые балки двутаврового сечения - пересекали здание в поперечном направлении от стены до стены через равные промежутки. Шотландский инженер Уильям Ферберн приводит этот первый случай применения балок двутаврового сечения в качестве примера интуитивного выбора наиболее выгодного сечения до того, как был разработан расчет, подтвердивший правильность этого решения.

На чертеже показана также конструкция перекрытий фабрики, состоящих из кирпичных сводов, на которые уложен выравнивающий слой цемента с целью обеспечения соответствия высоты поверхности перекрытия заданной отметке.

На втором чертеже показаны поперечное сечение здания по всей его ширине, отдельные фундаменты под железные колонны первого этажа и примыкание чугунных балок к колоннам первых двух этажей.

Точность при изготовлении деталей. На третьем чертеже показана конструкция чугунных стоек, наружный диаметр которых равен 23 см. В необычайно тщательной разработке деталей отразился опыт, накопленный Бултоном и Уаттом при изготовлении паровых машин. Деталь соединения стойки с прогоном, показанная в плане на правой стороне чертежа, демонстрирует степень точности, которая была характерна для машиностроения этой эпохи.

Как отметил в 1854 г. Ферберн, эксперимент в Сэлфорде "был первым шагом первооткрывателей огнестойких конструктивных систем, применение которых делает честь промышленным районам Англии. В течение четверти века эта фабрика служила образцом, по которому строились подобные здания. С 1801 по 1824 г. форма балок вообще не изменилась или изменялась незначительно". Объяснялось это тем, что тогда еще не были проведены эксперименты и расчеты, которые могли бы способствовать развитию конструкции Уатта, явившейся результатом его поразительного технического предвидения. Тип здания, воплощенный в этой построенной в 1801 г. семиэтажной фабрике с ее чугунным каркасом, окруженным кирпичными наружными стенами, остался стандартом промышленных зданий на протяжении всего века. Сэлфордский эксперимент Уатта явился первой ступенью в развитии стальной рамной конструкции каркаса, которая в окончательном виде была применена в Чикаго в 80-х годах.

Усовершенствование конструкции Уатта, произведенное Ферберном в 40-х годах. Уильям Ферберн тоже принял значительное участие в разработке основ дальнейшего развития металлической каркасной конструкции. Кораблестроитель и мостостроитель в такой же мере, как и специалист в области промышленных конструкций, Уильям Ферберн в 1847 г. в своей лаборатории в Манчестере закончил эксперимент по испытанию прочности железных труб, который сделал возможным строительство трубчатого моста "Британия", самого знаменитого моста того времени, и открыл перспективу мостостроения с еще большими пролетами. Принципиальные изменения в методах создания конструкций в области промышленного строительства, которые наблюдались в конце 40-х годов XIX столетия, были в значительной мере подготовлены экспериментами, проведенными этим талантливым инженером. До этого времени, по его словам, "мы располагали весьма скромными знаниями или не имели вообще никаких сведений относительно предельной несущей способности кованого железа в поперечном сечении балок... наши знания его свойств можно расценивать как весьма неточные" 1.

Стремясь придать своим зданиям огнестойкость, Ферберн пришел к выводу о необходимости применения весьма любопытного принципа конструирования. Восьмиэтажный сахарный завод с плоской крышей, который он построил в середине 40-х годов, содержит в своей конструкции как чугунные элементы, так и элементы из кованого железа. Двутавровые прогоны из кованого железа, соединенные между собой железными стяжками, опираются на чугунные стойки. Вместо кирпичных сводчатых перекрытий применены тонкие кованые железные плиты дугообразной формы, перекрывающие пролеты между колоннами. Уложенная поверх железных плит цементная стяжка обеспечивает соответствие отметки перекрытия заданному уровню. Качественный скачок от строительства подобных сооружений к строительству зданий из железобетона был не таким уж резким, однако время для этого еще не пришло.

Внедрение балок из стального проката. Использование железа в качестве материала для конструкций в дальнейшем возросло благодаря изобретению оборудования для производства проката и стальных брусьев. Американский строитель железных дорог Роберт Стивене приехал в Англию в 1830 г. для закупки локомотивов для своей страны. Во время своего визита он пытался изготовить методом проката железнодорожные рельсы и в конце концов, несмотря на многочисленные трудности, добился успеха в этом на предприятии по выпуску стального проката в Южном Уэльсе. Прокатные двутавровые балки, однако, еще долго не были внедрены в практику строительства. Архитектор Буало писал в 1871 г., что начало применения прокатных стальных балок во Франции было обусловлено исключительным стечением обстоятельств. Это было в Париже в 1845 г.: забастовка каменщиков, высокие цены на древесину, боязнь пожаров, стремление к созданию широких пролетов - все это послужило своего рода стимулом, чтобы владелец литейного завода, некто Воре, прокатал первые кованые балки из железных брусьев во Франции. Стальной прокат появился в Англии некоторое время спустя.

Для витрин требуются более широкие проемы в стенах. Потребность во все большей поверхности остекления послужила толчком к разработке конструкций для перекрытия достаточно широких проемов. Учебные пособия и справочники по применению стальных конструкций, изданные в период между 50-ми и 90-ми годами XIX в., содержат многочисленные инструкции относительно опирания стен верхних этажей на железные колонны. Эти колонны были единственным конструктивным элементом здания, которые можно было увидеть за широкими проемами витрин. Именно в связи с созданием этих широких витрин был приобретен опыт, необходимый для решения больших остекленных плоскостей в жилых домах.

Джеймс Богард

Чугунный каркас и архитектурные формы Возрождения (1848). Начало применению каркасных конструкций в современном значении этого слова было положено еще в 1848 г. в США, на родине небоскребов. Решающий шаг был сделан тогда, когда железные колонны заменили кирпичную кладку в качестве опор, несущих междуэтажные перекрытия. Примером одной из первых конструкций такого типа, служит пятиэтажное здание фабрики, построенное в Нью-Йорке в 1848 г. Автором проекта был изобретатель каркаса Джеймс Богард (1800-1874). Американские универмаги, склады и административные здания в период между 1850 и 1880 гг. строились по этой системе. Применяя сборные элементы, Богард возводил эти здания повсеместно в США. Согласно сведениям, опубликованным в "Нью-Йорк геральд" 14 апреля 1874 г., он даже доставил в разобранном виде огромный дом на Кубу в г. Санта-Каталина (недалеко от Гаваны). Прекрасные образцы домов такого типа существуют и по сей день во многих американских городах. Особенно интересные по архитектуре сооружения (склады и административные здания) можно обнаружить в той части г. Сент-Луиса, которая расположена на берегу р. Миссисипи. Один из них на Норт-Ферст-стрит запоминается бескомпромиссной смелостью, с которой огромная площадь остекления введена в плоскость стены фасада. Все эти здания представляют собой историческую ценность, знаменуя не только огромный шаг вперед в развитии конструкции, но и как образцы функционально обусловленного и сдержанного характера архитектуры. Этот тип зданий, несомненно, является одним из главных источников развития особого американского стиля в архитектуре. Но, несмотря на большое значение, которое приобрели в настоящее время работы Богарда, и на их несомненные высокие достоинства, они почти забыты в наши дни.

"Харпер энд Бразерс Билдинг" (1854). Самое известное из зданий Джеймса Богарда было построено в Нью-Йорке на Франклин-сквер для знаменитого издательства "Харпер и братья" в 1854 г. С первого взгляда становится ясным, каким образом Богард превращает фасадную стену в почти сплошь застекленную поверхность. Сочетание широких застекленных проемов с железными колоннами и арками в стиле венецианского Возрождения служит великолепным выражением духа той эпохи. Сам Богард дал точную формулировку содержанию понятия "духа эпохи". В буклете под названием "Здания с применением чугунного литья: их конструкция и преимущества" по книге Джеймса Богарда "Архитектор и железо" (Нью-Йорк, 1858), он в третьем лице повествует о самом себе: "Мистер Богард первым выдвинул идею соперничества с прекрасными античными произведениями архитектуры с помощью нового материала - чугуна". Это было в 1840 г.

Проекты жилых домов с применением чугунных конструкций. Как и многие его предшественники в XVIII в., Богард был уверен в том, что чугун является универсальным материалом, одновременно отвечающим инженерным и эстетическим требованиям. Он считал правильным применять свою систему как для строительства жилых домов, так и для промышленных зданий. Богард был твердо убежден в том, что исключить применяемые им методы из практики жилищного строительства уже фактически невозможно. "Мистер Богард глубоко уверен в том, что гораздо большее моральное удовлетворение ему приносит творчество в области гражданского, а не промышленного строительства. Предложенный им метод теперь получит такое же распространение в строительстве жилых зданий, как и в строительстве магазинов", - пишет он в упомянутом буклете. И он проектировал фантастические здания с таким запасом прочности, "что если бы большая часть металлических конструкций была удалена или разрушена, эти здания продолжали бы стоять непоколебимо", - читаем мы на с. 14 его книги.

Предвидение архитектурного будущего. Наиболее впечатляющей работой Джеймса Богарда является проект, который был им разработан для первой Всемирной выставки в Нью-Йорке в 1853 г. В качестве основного преимущества своего проекта он выдвинул его экономичность - общая стоимость строительства составляла 200 тыс. долларов. "Он высказал убеждение, что вся конструкция, будучи снова разобранной, будет представлять значительную ценность, потому что благодаря массовому производству ее стандартные элементы смогут быть снова использованы для других целей". Предвидя демонтаж здания в будущем, Богард предложил построить огромный круглый амфитеатр диаметром 360 м. Такое огромное кольцевое в плане здание могло быть смонтировано из прямоугольных балок, которые по закрытии выставки можно было легко демонтировать.

Проект Богарда предусматривал создание небывалого Колизея, выполненного в чугуне. Наружная стена должна была быть высотой 18 м, ряды арок и колонн обходили ее вокруг, образуя отдельные ярусы. Башня высотой 90 м возвышалась в центре кольца, образованного стенами здания, "чтобы служить двум целям, а именно: в качестве опоры кровле из листового железа, подвешенной к башне посредством стержней, концы которых образуют кривую наподобие цепи, и в качестве площадки для обозрения территории выставки". Подобные опорные стержни, концы которых образуют цепную кривую, служат стандартной конструкцией при строительстве висячих мостов. Богард предполагал установить в этой башне лифт, чтобы поднимать на верхнюю площадку желающих полюбоваться видом. Формы, характеризующие этот проект, были выдержаны в традиционном стиле, но конструкция в целом была смелым предсказанием будущих путей развития архитектуры. Это здание было бы таким же оригинальным документом 50-х годов прошлого века, каким были для своего времени павильоны французской выставки 1867 г.

Богард как изобретатель. Карьера Джеймса Богарда необычайно интересна. Он начал трудовую жизнь часовщиком и плодовитым изобретателем. В его изобретательском активе - новый тип карандаша, грифель которого всегда оставался острым; гравировальная машина, с помощью которой были изготовлены первые английские почтовые марки; приспособление для измерения глубины моря и множество других разнообразных изобретений. Фактически он воплощал в себе классический тип изобретателя, характерный для начала XIX в., когда люди в стремительном порыве пытались изобрести все, что еще не было открыто до них.

Джеймс Богард. Проект фабрики (1856). демонстрирующий высокую несущую способность чугунных конструкций Джеймс Богард. Проект здания для Нью-Йоркской Всемирной выставки, 1853
Диаметр амфитеатра 365 м. В 90-метровой башне предусматривалась установка лифта хотя здание имело круглую форму, балки предусматривались прямыми. Для того чтобы их можно было повторно использовать после демонтажа здания

Набережная в Сент-Луисе

Стандартные здания с фасадами, образованными чугунными элементами и нередко с чугунным каркасом, выросли по всей территории США в период между 1850 и 1880 гг., в так называемый век чугуна. Многочисленные прототипы таких домов можно "встретить в Англии - это частично сохранившиеся портовые сооружения в Ливерпуле. Но, в противоположность Америке, указанный подход к решению проблемы не нашел развития. Богард - наиболее известный среди многочисленных строителей подобных зданий. Был ли он действительно первым, кто ввел в практику этот тип конструкции,- на этот вопрос в настоящее время нельзя точно ответить. В связи с тем что сохранилось мало документов, невозможно произвести даже общий обзор проектов сооружений. Многие из них отличаются удивительной свежестью, простотой архитектурных решений и демонстрируют ясное понимание авторами функций этих зданий. Часто здания возводились без участия архитектора фирмами, которым принадлежали чугунолитейные заводы, изготовлявшие элементы каркаса. Собственники предприятий, разумеется, не совершили, подобно Богарду, путешествий в Италию для изучения архитектуры и не имели намерения возрождать традиции Ренессанса с помощью чугунных конструкций.

Сент-Луис в 1850-е годы. Оставшиеся неизвестными строители создали целый городской район, включавший около пятисот зданий, образующих центральную часть набережной г. Сент-Луиса. В течение более ста лет с момента своего основания в 1764 г. Сент-Луис был главным торговым центром всего американского Запада. Десятилетие наибольшего расцвета города приходится на 50-е годы. Транспортирование грузов пароходами достигло наибольшего размаха, золотая горячка в Калифорнии и Колорадо была в самом разгаре, только что были открыты новые земли в бассейне Миссисипи. К тому времени Сент-Луис стал четвертым по величине городом в Соединенных Штатах.

Сент-Луис после гражданской войны. Набережная была деловым районом города, и большинство зданий здесь построено в период его расцвета. Строительство развернулось после большого пожара 1849 г. (года золотой лихорадки в Калифорнии, когда Сент-Луис стал перевалочной базой грузовых потоков) и продолжалось до начала гражданской войны. В послевоенные годы город постепенно терял свое значение, в то время как Чикаго развивался как центр торговли на Среднем Западе и как железнодорожный узел. Когда через мост Ид в 1874 г. в Сент-Луис была проложена железная дорога, ведущая на Запад, пароходное сообщение пришло в упадок, торговый центр города переместился в другое место и покинутая старинная набережная пришла в запустение. Она осталась немым свидетелем одного из наиболее бурных периодов американской истории. Некоторые из стандартных зданий - склады мехов и фарфора, транспортные конторы, обычные торговые предприятия - служат доказательством того, насколько далеко опередила архитектура этих сооружений общепринятые образцы эпохи. При сооружении конторских зданий пользовались различными архитектурными образцами, но даже в тех случаях, когда чугунные конструкции имитировали формы каменного зодчества, эти здания не были все же лишены известного французского изящества, как, например, здание 523-529 по Норт-Ферст-стрит, построенное в 1870-1871 гг.

Сент-Луис, набережная. Чугунный фасад Гант Билдинг, 1877

Другой великолепный пример - пятиэтажное кирпичное здание склада товаров - значится под номером 7-9-11 по Норт-Ферст-стрит. Второй и третий, четвертый и пятый этажи связаны попарно в единое целое изящными тонкими колоннами. Гладкая поверхность фасадов этого здания напоминает черты упрощенного романского стиля, который позднее так ярко проявился в творчестве Генри Гобсона Ричардсона. Кроме того, столь же простые каркасные конструкции применены в здании под номером 109-111 по Норт-Ферст-стрит, которое мы впоследствии сравним с одним из первых современных жилых зданий в Европе, домом, построенным архит. Орта на Рю де Турин в 1893 г. Для этих сооружений характерно такое упрощение конструкции фасада, что чугунным колоннам и перемычкам над окнами придается значение, немногим большее, чем оконным переплетам одного единственного огромного окна, занимающего весь фасад. Примером такого решения фасада, а также превосходных пропорций может служить Гант Билдинг (1877) под номером 219-221 по Честнат-стрит, который заслуживает, чтобы его считали одним из лучших образцов архитектуры того периода. Тщетно пытался я убедить власти, что лучшие здания этого квартала представляют собой прототипы чикагских небоскребов. Но вследствие равнодушного отношения американца к действительно ценному архитектурному прошлому своей страны этот квартал был полностью разрушен. На его месте возникла огромная стоянка для грузовых автомобилей.

Первые каркасные здания

Первым каркасным зданием является фабрика шоколада, построенная в 1871-1872 гг. Жюлем Сонье в Нуазье-сюр-Марн недалеко от Парижа. Здание фабрики опирается на четыре быка, установленных поперек течения р. Марны, которая обеспечивает фабрику энергией. Собственно здание возведено на четырех железных опорах квадратного сечения. Металлическая каркасная конструкция целиком воспринимала вес здания. Этот каркас можно различить при взгляде на стены: кладка выполнена из пустотелого кирпича и служит просто заполнением. Диагональные железные связи жесткости ясно показывают, что Сонье частично был еще под влиянием традиций деревянного фахверка.

Жюль Сонье. Фабрика по производству шоколада в Нуазье-Сюр-Марн, 1871-1872
Насколько нам известно, это первое каркасное здание в современном понимании, причем кирпичное заполнение наружных стен служит только облицовкой
Жюль Сонье. Фабрика по производству шоколада

Плоскости стен и новые конструкции. В ту эпоху стены всех зданий, в которых размещались репрезентативные учреждения, были перегружены декором. Стены здания фабрики шоколада, напротив, плоские. Как поясняет сам Сонье, цель, которая достигалась применением данной конструкции, состояла в следующем: "Принятая система конструкции позволяет получить совершенно плоскую поверхность стены от самого основания и до верха здания, не имеющую ни вертикальных, ни горизонтальных выступов". Вкусы, господствовавшие в европейской архитектуре в начале 70-х годов, никогда не могли примириться с нововведениями Сонье и требовали соответственных уступок с его стороны. Хотя строгое соблюдение принципов плоской поверхности вытекало из внутренней логики его метода, кирпичная кладка украшена разноцветными керамическими плитками. На примере этого здания мы видим, каким образом плоская, лишенная декора поверхность стен, характерная для современной архитектуры, появилась одновременно с новыми конструктивными приемами. Но нельзя сказать, что простота архитектуры фабрики в Нуазье явилась следствием стремления удешевить строительство. Предложенный Сонье тип конструкции стоил дороже, чем любой другой.

Детальные проекты этой фабрики не раз публиковались. Странно, что работа Сонье, по-видимому, оставалась совершенно незамеченной в Соединенных Штатах, хотя этот первый в истории архитектуры пример каркасной конструкции сыграл значительную роль в развитии небоскребов.

Баффингтон - создатель небоскреба. Как замечает Е. М. Апджон, "по меньшей мере три города - Нью-Йорк, Чикаго и Миннеаполис - претендуют на честь быть родиной небоскреба, а несколько архитекторов претендуют на звание их первого автора" 2. Чаще других таковым считают архитектора из Миннеаполиса Лероя С. Баффингтона, который, согласно его заявлению, изобрел небоскреб в 1880 г., черпая вдохновение в "Беседах об архитектуре" Виоле ле Дюка. Виоле ле Дюк замечает, "что для архитектора-практика не было бы ничего неестественного в намерении спроектировать огромный дом, железный каркас которого был бы защищен кладкой из кирпича". Когда мысль о возможности возведения зданий с металлическим каркасом, облицованным кирпичной кладкой, возникла у Баффингтона, он, по его словам, просмотрел весь материал, какой только можно было найти в публичных библиотеках, с целью найти описание подобной конструкции, но безрезультатно. Это обстоятельство давало ему основание считать, что предложенная им каркасная конструкция вполне оригинальна.

И все же, хотя методы Сонье в какой-то мере отличаются от предложенных Баффингтоном, французский архитектор опередил американца в одном существенном отношении: он почти на десятилетие раньше осуществил полное опирание наружных стен исключительно на балки из кованого железа. Конструкция фабрики в Нуазье представляет собой, по существу, железный каркас с заполнением кирпичом.

Дом страхового общества. Уильям ле Барон Дженни. Хорошо известно, что первым небоскребом, который был построен (а не только запроектирован) в соответствии с новыми принципами конструирования, было 10-этажное здание страховой компании в Чикаго. Проектирование этого здания было поручено Уильяму ле Барону Дженни в 1883 г. Компании требовалось административное здание нового типа, которое должно быть огнестойким и обеспечивать максимальную степень освещенности для всех рабочих помещений 3.

Подводя итоги, можно сказать: немногим более восьми десятилетий прошло между возведением в 1801 г. Джеймсом Уаттом семиэтажной текстильной фабрики с применением чугунных колонн и балок и строительством первого небоскреба с металлическим каркасом. Любопытно, что такой же 80-летний промежуток между открытием нового важного принципа и его проведением в жизнь наблюдается и в других областях. Например, точно такой же отрезок времени лежит между открытием в 1800 г. Вольтом гальванического электричества и первой передачей электроэнергии на расстояние в 80-х годах прошлого века.

Уильям ле Барон Дженни. Здание страховой компании Чикаго, 1883-1885
Десятиэтажное здание из огнестойких конструкций, в каждом рабочем помещении которого обеспечен максимальный уровень естественной освещенности

Первые подъемники

Как раз в то время, когда Богард провозгласил, что созданные им здания с чугунным каркасом "могут быть возведены на большую высоту, чем здания любой другой известной системы... и что чем выше будет такое здание, тем оно будет устойчивее", в Бостоне и Нью-Йорке был изобретен первый механический подъемник. Подобно почти всем изобретениям тех лет, подъемники вначале предназначались исключительно для промышленных целей. Джеймс Богард предложил установить внутри здания "механизм для подъема посетителей на крышу здания с помощью паровой машины". Речь шла о стометровой центральной башне здания, запроектированного им для Нью-Йоркской международной выставки 1853 г. Но этот проект не был осуществлен.

Первый работающий подъемник был создан Э. Г. Отисом. Подъемник представлял собой конструктивное сочетание страхующих устройств и обычной подъемной платформы.

Первый пассажирский подъемник. Нью-Йорк (1857). Устройство, которое принято считать первым пассажирским подъемником, было установлено Отисом в универсальном магазине на углу Бродвея и Брум-стрит в Нью-Йорке в 1857 г. Второй пассажирский подъемник был установлен в старом отеле на Пятой авеню в 1859 г. Его изобретателем был Тафте из Бостона, и поэтому устройству было дано название "Вертикальная винтовая железная дорога". Современные той эпохе изображения названной "железной дороги" утрачены, и лишь сохранившиеся рисунки, относящиеся приблизительно к периоду гражданской войны в США, дают представление о принципах, положенных в основу проекта.

Первый европейский пассажирский подъемник. Первый европейский пассажирский подъемник, насколько нам известно, появился лишь в 1867 г., когда он был установлен на Всемирной выставке 1867 г. Гидравлический подъемник, неуклюжий как доисторическое чудовище, поднимал посетителей грандиозной Галереи машин на волнистую железную крышу огромного здания. С расположенной на крыше террасы посетители видели не только распростершийся под ними Париж, но и целый новый мир, созданный из стекла и металла. Система подъемника в башне Эйфеля. Приятно сознавать, что первый подъемник, чьи масштабы соответствовали высоте современных небоскребов, служил не коммерческим или узкопрактическим целям. Он обслуживал конструкцию, функция которой выходила за рамки будничных человеческих забот, а именно башню Эйфеля. Разумеется, Эйфелева башня не укладывается в понятие "здание": ее скорее можно назвать провозвестником и монументом "железного века", который наступил во второй половине XIX столетия. Необычная транспортная проблема была решена сооружением целой системы подъемников. Четыре больших двухэтажных подъемника поднимались от земли до первой площадки башни на высоту, равную высоте собора Нотр-Дам; еще два подъемника поднимали посетителей на второй ярус башни на высоту, равную высоте купола собора св. Петра; остальное расстояние до вершины башни преодолевалось в два этапа с помощью пары гидравлических подъемников, которые действовали по челночной системе. В целом подъем на высоту 300 м занимал только семь минут. Пропускная способность составляла 2350 пассажиров в час 4.

 

К началу страницы
Содержание
От чугунных колонн к стальному каркасу  Разрыв между архитектурой и технологией